Те­ат­раль­ный са­мой­ор­ден На­ка­нуне все­мир­но­го Дня те­ат­ра, ко­то­рый от­ме­ча­ют 27 мар­та, съез­ди­ла в го­сти к необыч­ной труп­пе в Укра­ине

Да­рья Сло­бо­дя­ник – Ль­вов­ско­му те­ат­ру им. Ле­ся Кур­ба­са

VOGUE UA - - CULTURE -

Львов. Пол­день. За ок­ном идет снег. По­ка фо­то­граф Ва­си­ли­на Вруб­лев­ская но­сит­ся по те­ат­ру в по­ис­ках луч­ших ло­ка­ций для съ­ем­ки, по­мощ­ник ре­жис­се­ра Олесь Ко­валь устра­и­ва­ет мне экс­кур­сию. Зда­ние, в ко­то­ром с 1988 го­да жи­вет те­атр Кур­ба­са, – непро­стое, по­это­му экс­кур­сия необ­хо­ди­ма. «Те­атр на­чи­на­ет­ся с под­ва­ла», – за­го­вор­щи­че­ски со­об­ща­ет Олесь и за ру­ку тя­нет ме­ня вниз. Мы спус­ка­ем­ся по мра­мор­ной лест­ни­це и за­хо­дим в тем­ное, хо­лод­ное по­ме­ще­ние. «Здесь хра­нят­ся де­ко­ра­ции, по­это­му есть свои пра­ви­ла. На­при­мер, де­ко­ра­ции долж­ны «от­дох­нуть»: тре­во­жить их в пе­ре­ры­вах меж­ду спек­так­ля­ми – пло­хая при­ме­та». Из ува­же­ния к те­ат­раль­ным ат­ри­бу­там Олесь го­во­рит ше­по­том и на вся­кий слу­чай по­гла­жи­ва­ет му­мию За­ра­ту­ст­ры из спек­так­ля «Так го­во­рил За­ра­ту­ст­ра», ко­то­рая «от­ды­ха­ет» у стен­ки.

Ря­дом с му­ми­ей – нечто, на­по­ми­на­ю­щее би­льярд­ный стол. «Па­ру лет на­зад в под­ва­ле был бар «Смач­на пліт­ка», пря­мо под сце­ной. Куль­то­вое ме­сто». Бар за­кры­ли, по­ме­ще­ние от­да­ли те­ат­ру, но ат­мо­сфе­ра оста­лась: на стене, на­при­мер, кем-то вы­ве­де­на фра­за Ива­на Фран­ко «Те­атр – пліт­ка, пе­ре­тво­ре­на на ри­ту­ал».

В те­ат­ре во­об­ще мно­го ра­ри­те­тов. Зда­ние стро­и­лось в на­ча­ле XX ве­ка как ва­рье­те и ка­зи­но: то тут, то там ан­ти­квар­ная ме­бель – тум­бы вре­мен Ав­стрий­ской им­пе­рии, ори­ги­наль­ное по­се­реб­рен­ное зер­ка­ло в тя­же­лой ра­ме. У вхо­да на ули­це до сих пор есть остат­ки мез­у­зы – свит­ка с фраг­мен­та­ми То­ры, к ко­то­рой при­сло­ня­лись хо­зя­е­ва ва­рье­те, евреи.

«А на­вер­ху зна­е­те что бы­ло? – щу­рит­ся Олесь. – Бор­дель. Ка­кое же ка­зи­но без бор­де­ля?» Эк­зи­стен­ци­аль­ное и те­лес­ное плот­но сме­ша­лось в ис­то­рии это­го зда­ния – по­это­му, на­при­мер, ак­те­ры уве­ре­ны, что в те­ат­ре есть при­ви­де­ния. Мол, слиш­ком мно­го стра­стей ви­де­ли эти сте­ны. «Сек­ре­тарь недав­но ви­де­ла при­ви­де­ние на лест­ни­це – жен­щи­ну в длин­ном бе­лом пла­тье», – го­во­рит Олесь.

Призра­ки труп­пу не сму­ща­ют: ак­те­ры на­зы­ва­ют те­атр до­мом, а его худру­ка и ос­но­ва­те­ля Вла­ди­ми­ра Ку­чин­ско­го – гу­ру. В их лек­си­коне мож­но услы­шать сло­ва «энер­гия», «вер­ти­каль», «прак­ти­ка». Худрук объ­яс­ня­ет это тем, что в те­ат­ре все­гда ин­те­ре­со­ва­лись куль­ту­рой Во­сто­ка, чи­та­ли буд­дист­ские прит­чи, за­ни­ма­лись ме­ди­та­ци­ей и йо­гой. «Те­атр Кур­ба­са ро­дил­ся в пост­мо­дер­нист­ские 80-е, – рас­ска­зы­ва­ет Ку­чин­ский. – На­ши спек­так­ли бы­ли по­стро­е­ны на им­про­ви­за­ции и драй­ве. Мы бы­ли мо­ло­ды­ми мак­си­ма­ли­ста­ми».

Один из пер­вых спек­так­лей те­ат­ра – «Сад нета­ю­щих скульп­тур» по мо­ти­вам по­э­зии Ли­ны Ко­стен­ко. В кон­це 80-х его иг­ра­ли в До­ми­ни­кан­ском со­бо­ре – се­год­ня та­кой жанр на­зы­ва­ет­ся site-specific theater и это один из са­мых ак­ту­аль­ных те­ат­раль­ных трен­дов. Та­ким об­ра­зом «кур­ба­сов­цы» про­воз­гла­си­ли ма­ни­фест – «Те­атр как ла­бо­ра­то­рия». Вла­ди­мир Ку­чин­ский – уче­ник Ана­то­лия Ва­си­лье­ва, куль­то­во­го рос­сий­ско­го ре­жис­се­ра-экс­пе­ри­мен­та­то­ра. «По­на­ча­лу те­атр был по­хож на тай­ный ор­ден, – вспо­ми­на­ет те­ат­ро­вед Майя Гар­бу­зюк, друг и ис­сле­до­ва­тель те­ат­ра со дня его ос­но­ва­ния. – Пер­вое вре­мя ак­те­ры бы­ли за­кры­ты от внеш­не­го ми­ра – для мак­си­маль­ной кон­цен­тра­ции. Ни­кто не знал, как про­хо­дят их зна­ме­ни­тые тре­нин­ги и на чем «сто­ит» те­атр Ку­чин­ско­го».

Осо­бой тех­ни­ке ра­бо­ты с те­лом и го­ло­сом стар­шее по­ко­ле­ние «кур­ба­сов­цев» на­учи­лось в Цен­тре те­ат­раль­но­го экс­пе­ри­мен­та Ежи Гро­тов­ско­го в Ита­лии. В на­ча­ле 90-х несколь­ко ак­те­ров те­ат­ра по­еха­ли в Пон­те­де­ру: в неболь­шом тос­кан­ском го­род­ке ле­ген­да ми­ро­во­го те­ат­ра со­здал центр, в ко­то­рый съез­жал­ся те­ат­раль­ный авангард со все­го ми­ра. Участ­ни­ки тре­нин­гов сто­я­ли на го­ло­ве, пла­ка­ли, пе­ли, кри­ча­ли и ра­бо­та­ли с ри­ту­аль­ны­ми пес­ня­ми аф­ри­кан­ских пле­мен.

Пост­мо­дер­нист­ские 80-е и «за­кры­тые» 90-е про­шли. В 2017-м у те­ат­ра ак­тив­ная об­ще­ствен­ная жизнь. На­при­мер, есть стра­нич­ка в «Ин­с­та­гра­ме» (@les_kurbas_theatre), где пуб­ли­ку­ют­ся фо­то­гра­фии из жиз­ни те­ат­ра: как мон­ти­ров­щи­ки ста­вят де­ко­ра­ции, а сим­па­тич­ные пар­ни-ак­те­ры, раз­де­тые по по­яс, рас­пе­ва­ют­ся. Но кое-что оста­лось как рань­ше – на­при­мер, те са­мые ак­тер­ские тре­нин­ги. Это один из ки­тов, на ко­то­ром дер­жит­ся труп­па.

Ль­во­вяне те­ат­ром Кур­ба­са гор­дят­ся. Они уве­ре­ны, что «кур­ба­сов­цы» – бренд го­ро­да, на­ря­ду с ар­хи­тек­ту­рой и ре­сто­ра­на­ми. Об этих ак­те­рах дей­стви­тель­но мож­но на­пи­сать от­дель­ную кни­гу: у каж­до­го соч­ная жиз­нен­ная ис­то­рия.

Боль­шегла­зая хруп­кая Та­ма­ра Гор­ги­ше­ли несколь­ко лет иг­ра­ла в соб­ствен­ной рок-груп­пе и сов­ме­ща­ла спек­так­ли с га­стро­ля­ми, но Ку­чин­ский рев­но­вал, и в ка­кой-то мо­мент при­шлось вы­би­рать. Та­ма­ра вы­бра­ла те­атр. Ак­тер, а по сов­ме­сти­тель­ству ди­рек­тор те­ат­ра Ни­ко­лай Бе­ре­за до те­ат­ра Кур­ба­са успел «по­ра­бо­тать» свя­щен­ни­ком, а поз­же – ди­дже­ем в куль­то­вом львов­ском клу­бе «Пи­кассо». А 32-лет­ний Яро­слав Фе­дор­чук по­лу­чил два тех­ни­че­ских об­ра­зо­ва­ния и ка­кое-то вре­мя ра­бо­тал на ке­ра­ми­че­ском за­во­де.

«Слу­чай­ные лю­ди в наш те­атр не по­па­да­ют. Эта тер­ри­то­рия при­ни­ма­ет толь­ко тех, кто смо­жет здесь при­жить­ся», – го­во­рит под ко­нец на­шей съ­ем­ки Та­ма­ра Гор­ги­ше­ли. На ча­сах по­чти 18, ве­чер­не­го спек­так­ля се­год­ня нет, и те­атр пу­сте­ет. Прав­да, на ночь здесь все­гда кто-то оста­ет­ся – на­при­мер, по­мощ­ник ре­жис­се­ра, увлек­ший­ся ра­бо­той, или устав­ший ар­тист. Ак­тер Олег Сте­фан и во­все бук­валь­но жил здесь 12 лет. Те­атр не от­пус­ка­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.