Приятно слышать

Укра­ин­ка Ок­са­на Лы­нив ста­ла глав­ным ди­ри­же­ром опе­ры ав­стрий­ско­го Гра­ца и рас­ска­за­ла Да­рье Сло­бо­дя­ник, кто рас­про­стра­ня­ет миф о том, что ди­ри­жер­ство – нежен­ское де­ло

VOGUE UA - - CULTURE - Фо­то: ANTON KOVALENKO Стиль: VENYA BRYKALIN

Оок­са­нар­кестр – это вул­ка­ни­че­ская энер­гия. Нет ни­че­го сек­су­аль­нее, чем ру­ко­во­дить сот­ней лю­дей, ко­то­рые со­зда­ют му­зы­ку», – быст­ро го­во­рит 38-лет­няя льво­вян­ка

Лы­нив, креп­ко по­жи­мая мне ру­ку. Хруп­кая, строй­ная, с иде­аль­ной та­ли­ей и гол­ли­вуд­ской улыб­кой. И толь­ко стро­гий чер­ный фрак – до­ка­за­тель­ство ее нежен­ской, на пер­вый взгляд, про­фес­сии. По­след­ние че­ты­ре го­да Ок­са­на жи­вет в Мюн­хене, где ра­бо­та­ет в од­ном из глав­ных те­ат­ров ми­ра – Ба­вар­ской опе­ре, но мы встре­ча­ем­ся в Ки­е­ве. Ди­ри­жер при­ле­те­ла в Укра­и­ну на па­ру дней – для то­го, что­бы вы­сту­пить с ор­кест­ром «Ки­ев­ские со­ли­сты».

«Быст­ро, быст­ро! На­чи­на­ем с Двор­жа­ка»; «Кон­тра­ба­сы, ускорь­те серд­це­би­е­ние!»; «Пер­вая скрип­ка, вы спе­ши­те!» Хлест­кие, ко­рот­кие фра­зы Ок­са­ны эхом раз­но­сят­ся по за­лу фи­лар­мо­нии. Она стро­га, но ед­ва ат­мо­сфе­ра на­ка­ля­ет­ся, – улы­ба­ет­ся и шу­тит, мгно­вен­но раз­ря­жая об­ста­нов­ку. Жен­ские улов­ки? «Я очень ред­ко ис­поль­зую ти­пич­но жен­ские «штуч­ки» в ра­бо­те. Раз­ве толь­ко ко­гда нуж­но най­ти под­ход к слож­но­му му­зы­кан­ту. В ос­нов­ном же мне по­мо­га­ет ин­ту­и­ция».

В про­шлом го­ду Ок­са­на во­шла в трой­ку луч­ших жен­щин-ди­ри­же­ров ми­ра и по­лу­чи­ла при­гла­ше­ние воз­гла­вить ор­кест­ры сра­зу от де­ся­ти немец­ких те­ат­ров. Ее гра­фик рас­пи­сан до 2019 го­да: по­сле Ки­е­ва Ок­са­на ле­тит в Мюн­хен, где про­дол­жит ра­бо­ту штат­но­го ди­ри­же­ра в Ба­вар­ской опе­ре, в ап­ре­ле бу­дет ста­вить «Ле­ту­че­го гол­ланд­ца» Ва­г­не­ра в Бар­се­лоне, а в ав­гу­сте пе­ре­едет в ав­стрий­ский Грац, где ста­нет пер­вой жен­щи­ной – ру­ко­во­ди­те­лем опе­ры в ис­то­рии это­го го­ро­да. Жить в та­ком жест­ком ре­жи­ме Ок­сане ком­форт­но. «По­то­му что не нуж­но бо­роть­ся за каж­дую воз­мож­ность вы­сту­пать, а мож­но го­то­вить­ся к то­му, что уже за­пла­ни­ро­ва­но».

Жен­щин-ди­ри­же­ров в Укра­ине фак­ти­че­ски нет, и в 2003 го­ду, по­сле окон­ча­ния Ль­вов­ской му­зы­каль­ной ака­де­мии, Лы­нив бы­ла уве­ре­на, что не ско­ро вста­нет за ди­ри­жер­ский пульт. Но в уни­вер­си­те­те уви­де­ла ли­стов­ки о Меж­ду­на­род­ном кон­кур­се Густа­ва Ма­ле­ра в Гер­ма­нии, по­да­ла за­яв­ку – и ста­ла фи­на­ли­стом сре­ди 400 участ­ни­ков. Кон­курс дал старт ее меж­ду­на­род­ной ка­рье­ре – Ок­са­на успе­ла по­ра­бо­тать ас­си­стен­том в Бам­берг­ской фи­лар­мо­нии, окон­чи­ла ма­ги­стра­ту­ру в Дрез­ден­ской фи­лар­мо­нии, по­лу­чи­ла несколь­ко сти­пен­дий от Ге­те-ин­сти­ту­та и, на­ко­нец, по­ко­ри­ла Ба­вар­скую опе­ру, ку­да стре­мит­ся по­пасть лю­бой му­зы­кант: те­атр сла­вит­ся тем, что здесь ра­бо­та­ют самые ра­ди­каль­ные ре­жис­се­ры ми­ра. «Я де­бю­ти­ро­ва­ла в Мюн­хене в 2014 го­ду. До это­го пять лет ра­бо­та­ла в Одес­ской опе­ре. На сле­ду­ю­щий день по­сле кон­цер­та вы­шли ре­цен­зии: мол, об­ра­ти­те вни­ма­ние на мо­ло­до­го ди­ри­же­ра из Укра­и­ны – прес­са в Гер­ма­нии сле­дит за каж­дым де­бю­тан­том. В 2015 го­ду я ста­ви­ла весь со­вре­мен­ный ре­пер­ту­ар и по­лу­чи­ла приз Мюн­хен­ско­го опер­но­го фе­сти­ва­ля. На За­па­де моя ка­рье­ра раз­ви­ва­ет­ся так ди­на­мич­но, что ино­гда я не ве­рю в про­ис­хо­дя­щее».

Как толь­ко в гра­фи­ке Лы­нив по­яв­ля­ет­ся ок­но, она ле­тит в Укра­и­ну. Не толь­ко для то­го, что­бы от­дох­нуть под яб­ло­ней в са­ду ее от­ца в неболь­шом го­род­ке Бро­ды, ко­то­рый рас­по­ло­жен в ста ки­ло­мет­рах от Ль­во­ва, где Ок­са­на на­чи­на­ла ка­рье­ру со­лист­кой на­род­ной ка­пел­лы. «Все мои по­езд­ки в Укра­и­ну – это про­дол­же­ние твор­че­ских про­ек­тов. Это про­ек­ты со­вер­шен­но не при­быль­ные: ор­кест­ры, ко­то­рые ме­ня при­гла­ша­ют, не мо­гут ни вы­пла­тить мне го­но­рар, ни да­же би­ле­ты на са­мо­лет за­ка­зать, но мне очень важ­но под­дер­жи­вать тес­ную связь с укра­ин­ски­ми му­зы­кан­та­ми, быть в кур­се твор­че­ской жиз­ни». Ок­са­на при­зна­ет­ся, что на днях отыс­ка­ла в гра­фи­ке сво­бод­ную неде­лю – и уже за­пла­ни­ро­ва­ла по­втор­ное вы­ступ­ле­ние с «Ки­ев­ски­ми со­ли­ста­ми». Прав­да, че­рез пол­то­ра го­да…

Что это – но­сталь­гия? Ам­би­ции? Ок­са­на пе­ре­би­ва­ет: «Нет, мень­ше все­го здесь ам­би­ций. Я не­на­ви­жу сло­во «эми­грант» – я не эми­грант. Мне важ­но де­лать ми­ро­вую ка­рье­ру, но при этом при­сут­ство­вать и в Укра­ине». Для это­го Ок­са­на со свой­ствен­ной ей энер­ги­ей лег­ко на­шла ме­це­на­тов –и в ав­гу­сте за­пус­ка­ет в род­ном Ль­во­ве Lvivmozart, меж­ду­на­род­ный фе­сти­валь клас­си­че­ской му­зы­ки. Сре­ди его парт­не­ров – глав­ные фе­сти­ва­ли ми­ра: Бет­хо­вен­ский в Бонне и Зальц­бург­ский.

«Не­на­ви­жу сло­во «эми­грант» – я не эми­грант. Мне важ­но де­лать ми­ро­вую ка­рье­ру, но при этом при­сут­ство­вать в Укра­ине» «Нет ни­че­го сек­су­аль­нее, чем ру­ко­во­дить сот­ней лю­дей, ко­то­рые со­зда­ют му­зы­ку»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.