Кавалер РОЗ

Амаль Клу­ни в на­ря­де Richard Quinn на Met Gala, Ели­за­ве­та II в пер­вом ря­ду на по­ка­зе ди­зай­не­ра — в по­след­нее вре­мя у мо­ло­до­го бри­тан­ца Ри­чар­да Ку­ин­на по­во­дов для гор­до­сти це­лая кол­лек­ция

VOGUE UA - - IN VOGUE - Фото: DAISY WALKER. Стиль: ROSA-SAFIAH CONNELL Текст: HELENA FLETCHER

Яи не ду­мал, что ви­зит ко­ро­ле­вы на­де­ла­ет столь­ко шу­му, — рас­ска­зы­ва­ет Ри­чард Ку­инн. — Эта но­вость взо­рва­ла мой «Ин­ста­грам»!» В мар­те Ели­за­ве­та II по­се­ти­ла лон­дон­ский по­каз ди­зай­не­ра, что­бы вру­чить ему спе­ци­аль­ную пре­мию от Бри­тан­ско­го мод­но­го со­ве­та — пря­мо на по­ди­у­ме. Эта встре­ча за­ста­ла Ку­ин­на врас­плох. На­гра­ду из рук ко­ро­ле­вы он при­ни­мал, оде­тый так же, как и во вре­мя на­шей встре­чи, — в мя­тую клет­ча­тую ру­баш­ку, обыч­ные джин­сы и бейс­бол­ку: «Это был мой пер­вый боль­шой по­каз — ду­мать о внеш­нем ви­де не бы­ло ни сил, ни же­ла­ния».

По­каз осенне-зим­ней кол­лек­ции Richard Quinn стал од­ним из са­мых за­по­ми­на­ю­щих­ся на Неде­ле мо­ды в Лон­доне. Ди­зай­нер пред­ста­вил кол­лек­цию мно­го­слой­ных пла­тьев-транс­фор­ме­ров из тка­ней в цвет­ной принт — та­кой до сих пор мож­но най­ти на вин­таж­ных обо­ях и на­ив­ном «ба­буш­ки­ном» тек­сти­ле. Бри­тан­ские топ-мо­де­ли Адвоа Абоа и Джин Кэм­п­белл по­яви­лись на по­ди­у­ме в ве­щах ар­хи­тек­тур­ных си­лу­этов, на­ве­ян­ных мо­дой 1940-х и дио­ров­ским New Look, — толь­ко у Ку­ин­на эти ве­щи бы­ли на­де­ты по­верх об­тя­ги­ва­ю­щих три­ко. Ри­чард счи­та­ет, что ему по­вез­ло: «Я со­здаю кол­лек­ции как раз для та­ких де­ву­шек, как Адвоа, — ум­ных и сме­лых. Для ме­ня она — иде­аль­ное во­пло­ще­ние идеи брен­да». Чис­ло по­клон­ниц ди­зай­не­ра рас­тет — в про­шлом го­ду Ле­ди Га­га вы­сту­па­ла в на­ря­дах Richard Quinn в рам­ках кон­церт­но­го ту­ра Joanne. В мае это­го го­да Амаль Клу­ни от­кры­ва­ла вечер Met Gala в ньюй­орк­ском Мет­ро­по­ли­тен-му­зее в ко­стю­ме со­вре­мен­ной Зо­луш­ки ав­тор­ства Ри­чар­да Ку­ин­на — в ту­гом кор­се­те с пыш­ным по­до­лом, на­де­том по­верх уз­ких брюк-си­га­рет. За­ка­зать этот на­ряд у мо­ло­до­го ди­зай­не­ра ей по­со­ве­то­ва­ла Ан­на Вин­тур.

Ку­инн стал ге­ро­ем за­го­лов­ков бри­тан­ских га­зет при­мер­но че­рез год по­сле то­го, как вы­иг­рал кон­курс H&M. Глав­ный приз в раз­ме­ре 50 000 ев­ро по­мог ди­зай­не­ру от­крыть в 2017 го­ду соб­ствен­ную сту­дию по пе­ча­ти на тка­ни. Она за­ни­ма­ет по­ме­ще­ния под же­лез­но­до­рож­ным мо­стом в мод­ном арт-рай­оне Пек­хэм на юго-во­сто­ке Лон­до­на. Не­по­да­ле­ку рас­по­ло­же­ны сто­ляр­ные ма­стер­ские­от­ца­ри­чар­да,а в 40ми­ну­та­хез­ды —окрест­но­сти Эл­те­ма, рай­о­на, где ди­зай­нер вы­рос.

Мы бе­се­ду­ем за боль­шим сто­лом на вто­ром уровне сту­дии — тут рас­по­ла­га­ет­ся офис Ри­чар­да. Его мо­но­хром­ная одеж­да — пол­ная про­ти­во­по­лож­ность ве­щам с кри­ча­щи­ми прин­та­ми, ко­то­ры­ми за­пол­нен весь пер­вый этаж. «В на­ча­ле ка­рье­ры слож­но бы­ло пред­ста­вить, ка­кое до­ро­гое удо­воль­ствие — про­из­во­дить соб­ствен­ные тка­ни. То­гда я по­нял: де­лать кол­лек­ции с боль­шим ко­ли­че­ством прин­тов мож­но, толь­ко ес­ли вы­пус­ка­ешь их сво­и­ми си­ла­ми, — рас­ска­зы­ва­ет Ри­чард под зву­ки про­но­ся­ще­го­ся над го­ло­вой по­ез­да. — По­сле по­бе­ды в кон­кур­се H&M я сра­зу за­пу­стил про­из­вод­ство. Один из пер­вых за­ка­зов — тка­ни для кол­лек­ции Чарль­за Джеф­ф­ри — мы пе­ча­та­ли бук­валь­но на по­лу­разо­бран­ном сто­ле». Кро­ме ху­ли­га­на Джеф­ф­ри из бон­ви­ван­ско­го про­ек­та Loverboy, к Ри­чар­ду Ку­ин­ну ста­ли обра­щать­ся дру­гие мо­ло­дые ди­зай­не­ры — Сте­фан Кук, Ди­ла­ра Фин­ди­ко­глу и Грейс Уэльс Бон­нер, а вслед за ни­ми — ком­па­нии J.W. Anderson и Burberry. «Мы да­же успе­ли вы­пол­нить за­каз для орг­ко­ми­те­та Уим­бл­дон­ско­го тур­ни­ра», — с нескры­ва­е­мым вос­тор­гом до­бав­ля­ет Ку­инн.

Свой путь в мод­ную ин­ду­стрию Ри­чард на­чи­нал с ис­кус­ства: в шко­ле он увле­кал­ся ге­ро­я­ми поп-ар­та. В про­из­ве­де­ни­ях Эн­ди Уор­хо­ла и Роя Лих­тен­штей­на ди­зай­не­ра при­вле­ка­ла ха­рак­тер­ная ра­бо­та с ли­ни­я­ми и цве­том — сле­ды их вли­я­ния мож­но най­ти в си­лу­этах и па­лит­ре его кол­лек­ций. По­на­ча­лу мно­гие ду­ма­ли, что на слож­ные кон­струк­ции из тек­сти­ля с утри­ро­ван­ны­ми цве­точ­ны­ми мо­ти­ва­ми Ри­чар­да Ку­ин­на вдох­нов­ля­ли обра­зы пер­фор­ман­си­ста Ли Боуэ­ри. Ди­зай­нер при­зна­ет­ся в люб­ви к Боуэ­ри, но го­во­рит, что боль­шее вли­я­ние на него ока­за­ли ра­бо­ты ма­ло­из­вест­но­го аме­ри­кан­ско­го ху­дож­ни­ка По­ла Хар­риcа. Еще у Ку­ин­на есть идея фикс, ко­то­рая ча­стич­но объ­яс­ня­ет одер­жи­мость прин­та­ми: ди­зай­нер го­во­рит, что в экс­пе­ри­мен­тах с цве­том ищет спо­соб пре­вра­тить жен­щи­ну в ткань. Один из его сту­ден­че­ских про­ек­тов — раз­ра­бот­ка оби­воч­но­го ма­те­ри­а­ла из че­ло­ве­че­ских во­лос. Ри­чард се­ту­ет на нехват­ку вре­ме­ни — ам­би­ци­оз­ный про­ект так и не со­сто­ял­ся.

В 28 лет у Ри­чар­да Ку­ин­на со­лид­ный спи­сок до­сти­же­ний, но что даль­ше? «Хо­чу, что­бы у нас в ком­па­нии бы­ло боль­ше ме­ста и сво­бод­ных рук, — де­лит­ся Ку­инн. — А ес­ли се­рьез­но, то боль­ше все­го ме­ня сей­час ин­три­гу­ет чер­ный цвет. В сле­ду­ю­щей кол­лек­ции я со­би­ра­юсь про­ве­сти цве­то­вую «чист­ку» — от ме­ня ждут яр­ких прин­тов, цве­точ­ных мо­ти­вов и сек­су­аль­ных три­ко. Са­мое вре­мя всех уди­вить».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.