Чув­ство ЦВЕ­ТА

Кар­ти­ны, став­шие эс­ки­за­ми ков­ров, обои, на­по­ми­на­ю­щие ка­мен­ную плит­ку, — аван­гард­ный дом в За­пад­ном Гол­ли­ву­де, пол­ный цве­та и фак­тур

VOGUE UA - - LIVING - Фото: STEPHAN JULLIARD. Текст: ИАН ФИЛЛИПС

Ду­бо­вый стол в чер­но-бе­лую по­лос­ку вы­пол­нен по эс­ки­зам Кел­ли Уир­с­тлер. Вин­таж­ный стул во гла­ве сто­ла пред­по­ло­жи­тель­но Augusto Bozzi для Saporiti. Сту­лья с чер­ной ко­жа­ной обив­кой — вин­таж­ные мо­де­ли Saporiti

Этот дом в Лос-ан­дже­ле­се вна­ча­ле не про­из­вел на ди­зай­не­ра Кел­ли Уир­с­тлер ни­ка­ко­го впе­чат­ле­ния. «Гла­зу не за что бы­ло за­це­пить­ся, — вспо­ми­на­ет она. — Я с по­ро­га по­ня­ла, что мне при­дет­ся по­тру­дить­ся». Глав­ной осо­бен­но­стью дома, по­стро­ен­но­го в ис­пан­ской ар­хи­тек­тур­ной тра­ди­ции, бы­ли ко­рич­не­вые по­то­лоч­ные бал­ки и бе­лые сте­ны. Кел­ли ре­ши­ла при­дать это­му про­стран­ству ха­рак­тер, и глав­ным ин­стру­мен­том стал ее фир­мен­ный стиль, ко­то­рый са­ма она опи­сы­ва­ет с тру­дом. «Мне не нра­вят­ся эпи­те­ты «за­бав­ный» и «лег­кий», — го­во­рит она. — Ско­рее я бы оха­рак­те­ри­зо­ва­ла его как “аван­гард с лег­ким на­ле­том пан­ка”».

Для Ла­ны Го­мес и Се­бастья­на Ма­нис­каль­ко, вла­дель­цев дома и кли­ен­тов Кел­ли, тер­ми­но­ло­гия не име­ла ни­ка­ко­го зна­че­ния — они влю­би­лись в непо­вто­ри­мую эс­те­ти­ку Уир­с­тлер. Вме­сте с про­ек­том рос­ла и их се­мья: про­шлой вес­ной у Ла­ны ро­ди­лась дочь Се­ра­фи­на, их с Се­бастья­ном пер­ве­нец. Се­бастьян — стен­дап-ко­мик, не раз вы­сту­пав­ший на The Late Show и The Tonight Show, — не имел ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния о ди­зайне ин­те­рье­ров. «Из нас дво­их ху­до­же­ствен­ным вку­сом об­ла­да­ет же­на, — уве­ря­ет он. — В мо­ей се­мье бы­ло при­ня­то вы­би­рать ме­бель так, что­бы все со­че­та­лось. Ав­то­ры про­ек­та в первую оче­редь — Кел­ли и моя же­на, а я толь­ко успе­вал ин­те­ре­со­вать­ся, что сколь­ко сто­ит». Ла­на — ху­дож­ни­ца ро­дом из Мем­фи­са. Они с Кел­ли позна­ко­ми­лись в 2008 го­ду, ко­гда Ла­на про­хо­ди­ла у нее в офи­се прак­ти­ку, ра­бо­тая в ос­нов­ном над пат­тер­на­ми для обо­ев и по­су­ды и со­зда­вая на за­каз кар­ти­ны. «У Ла­ны необыч­ное чув­ство цве­та», — вос­хи­ща­ет­ся Кел­ли. Они дру­жат с тех са­мых пор и ча­стень­ко со­вер­ша­ют вы­лаз­ки за вин­таж­ны­ми ве­ща­ми. «Ра­бо­тать с ней — удо­воль­ствие, — го­во­рит Кел­ли. — С са­мо­го пер­во­го дня я точ­но зна­ла, че­го ей хо­чет­ся».

Зда­ние 2008 го­да по­строй­ки, несмот­ря на всю свою без­ли­кость, об­ла­да­ло ря­дом пре­иму­ществ. Во-пер­вых, га­раж, ко­то­рый уда­лось пе­ре­обо­ру­до­вать в ма­стер­скую для Ла­ны, боль­шой по­клон­ни­цы та­лан­та Элен Фран­кен­та­лер и Ро­бер­та Ра­у­шен­бер­га, а та­к­же мод­но­го лей­б­ла Libertine. «Люб­лю эту мар­ку за неуем­ную фан­та­зию и щед­рое ис­поль­зо­ва­ние цве­та и тек­стур, — го­во­рит она. — Это мой стиль в жи­во­пи­си». Во-вто­рых, зад­ний двор и про­стор­ная кух­ня, по­ко­рив­шая Се­бастья­на, боль­шо­го лю­би­те­ля ку­ли­на­рии. «Мет­раж не ва­жен — весь дом дол­жен быть од­ной боль­шой кух­ней, — шу­тит он. — Все рав­но осталь­ные ком­на­ты пу­сту­ют. В лю­бом до­ме го­сти все­гда тор­чат на кухне». Из­ме­не­ния в ар­хи­тек­ту­ре све­лись к ми­ни­му­му: ар­ка вме­сто вход­ной две­ри, но­вые пе­ри­ла и круг­лое ок­но у лест­ни­цы, ши­ро­кие про­емы в сто­ло­вой и кухне, от­де­лан­ные мра­мо­ром.

И по­то­лок хо­зяй­ской спаль­ни, уве­ли­чив­ший­ся на 75 см.

Тех­ни­че­ское за­да­ние, со­став­лен­ное хо­зя­е­ва­ми, под­чи­ня­лось пра­ви­лу трех «к». Но­вый ин­те­рьер дол­жен был быть кре­а­тив­ным (то есть крайне со­вре­мен­ным), ко­ло­рит­ным и ком­форт­ным. «Мы ста­ли эта­ки­ми «ди­ван­ны­ми» ин­спек­то­ра­ми, — сме­ет­ся Ла­на. — Мы те­сти­ро­ва­ли аб­со­лют­но все, преж­де чем ку­пить». Да­же стул для зад­не­го дво­ра они сна­ча­ла за­ка­за­ли в од­ном эк­зем­пля­ре — и лишь по­том при­об­ре­ли весь гар­ни­тур. А Кел­ли меж­ду тем ре­ши­ла оформить все ком­на­ты обо­я­ми руч­ной ра­бо­ты Cannon/bullock. «Весь дом со­сто­ит из из­ло­ман­ных, непро­пор­ци­о­наль­ных по­ме­ще­ний, — объ­яс­ня­ет она идею, — по­это­му мне хо­те­лось со­здать непре­рыв­но те­ку­щий ди­а­лог меж­ду ком­на­та­ми».

Обои пред­став­ля­ют со­бой окра­шен­ные вруч­ную ли­сты квад­рат­ной фор­мы, слег­ка раз­ли­ча­ю­щи­е­ся по то­ну. В каж­дой ком­на­те из них был со­бран уни­каль­ный узор. По­жа­луй, са­мый эф­фект­ный — диа­го­наль­ный пат­терн в сто­ло­вой. «Не пе­ре­стаю вос­хи­щать­ся этим узо­ром, — го­во­рит Се­бастьян. — Это ил­лю­зия, буд­то со­здан­ная из кам­ня».

Кел­ли очень хо­те­лось ис­поль­зо­вать ра­бо­ты Ла­ны в ин­те­рье­ре, од­на­ко она ре­ши­ла не ид­ти по оче­вид­но­му пу­ти и от­ка­за­лась от кар­тин, что­бы не пре­вра­щать дом в по­до­бие га­ле­реи. Вме­сто это­го по­лот­на Ла­ны она ис­поль­зо­ва­ла в ка­че­стве эс­ки­зов для ков­ров, ко­то­рые те­перь укра­ша­ют го­сти­ную и хо­зяй­скую спаль­ню. Ме­бель, вос­хи­ти­тель­ная в сво­ей при­чуд­ли­во­сти, тща­тель­но под­би­ра­лась в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни. «Кел­ли не из тех, кто го­тов со­стря­пать ин­те­рьер за неде­лю, — уве­ря­ет Ла­на. — Она не жа­ле­ет вре­ме­ни на по­ис­ки оче­ред­но­го «со­кро­ви­ща» и дей­стви­тель­но вкла­ды­ва­ет ду­шу в свои про­ек­ты». Кон­соль Эт­то­ре Сотт­сас­са по­яви­лась в при­хо­жей бла­го­да­ря люб­ви Ла­ны к про­из­ве­де­ни­ям по­кой­но­го ита­льян­ско­го ма­эст­ро. Сре­ди про­чих куль­то­вых ве­щей — обе­ден­ный стол в чер­но-бе­лую по­лос­ку, люст­ра Ми­ши Ка­на в хо­зяй­ской спальне и тор­шер Ан­то­на Аль­ва­ре­са в го­сти­ной. Кел­ли та­к­же за­ру­чи­лась под­держ­кой Пи­те­ра Ши­ра и Кэти Ста­ут, ко­то­рые соз­да­ли це­лый ряд уни­каль­ных пред­ме­тов ин­те­рье­ра для дома.

По­лу­чив­ший­ся ан­самбль по­ра­жа­ет во­об­ра­же­ние и вос­хи­ща­ет. Со­здать его — на­сто­я­щее искус­ство. Кел­ли при­зна­ет­ся, что дей­ство­ва­ла по на­и­тию. «Сек­рет в том, что­бы со­брать вме­сте диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные ве­щи. Из это­го и рож­да­ет­ся эф­фект­ный ин­те­рьер».

«Весь дом со­сто­ит из из­ло­ман­ных, непро­пор­ци­о­наль­ных по­ме­ще­ний»

Стол Bavaresk со­здал Кри­стоф де ла Фон­тен для DANTE — Goods And Bads. Скульп­ту­ра на сто­ле — ав­тор­ства Гер­ма­на Воль­ца

Тум­ба с чер­ной сто­леш­ни­цей из ан­голь­ско­го гра­ни­та вы­пол­не­на на за­каз. Ста­ту­эт­ки на сто­ле ди­зай­на Кел­ли Уир­с­тлер. Люст­ра Stilnovo, 1950-е. Стел­лаж для обу­ви и шкаф вы­пол­не­ны из вос­ста­нов­лен­но­го шпо­на Look’likes

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.