Лич­ное ТЕЛО

Укра­ин­ская мо­дель Алекс Кир­то­ка ста­ла глав­ным от­кры­ти­ем Па­риж­ской неде­ли моды Haute Couture вес­на-2013. Ей про­чи­ли оглу­ши­тель­ную ка­рье­ру и мил­ли­он­ные кон­трак­ты. Но вне­зап­но она со­шла с ди­стан­ции: на­бра­ла вес

VOGUE UA - - BEAUTY - Фо­то: CATE UNDERWOOD. Стиль: VENYA BRYKALIN Текст: АЛЕКС КИР­ТО­КА

Яот­кры­ва­ла ве­сен­ний по­каз Dior Couture 2013. Ма­ки­яж — ин­кру­сти­ро­ван­ные кри­стал­ла­ми гу­бы — при­ду­мы­ва­ла Пэт Мак­грат, пла­тье — чер­но-бе­лое, при­та­лен­ное, с от­кры­ты­ми пле­ча­ми, — тон­кая ра­бо­та, пер­вая кутюр­ная кол­лек­ция Ра­фа Си­мон­са для Dior. Пе­ре­до мной от­кры­ва­лись гран­ди­оз­ные пер­спек­ти­вы, ка­рье­ра мо­де­ли скла­ды­ва­лась как нель­зя бо­лее удач­но. Прав­да за­клю­ча­лась в том, что при всех этих ис­ход­ных я не чув­ство­ва­ла се­бя хоть сколь­ко-ни­будь счаст­ли­вой.

Ра­бо­тать я на­ча­ла в 13. По­ка мои сверст­ни­ки об­суж­да­ли, как бы по­ку­рить за шко­лой, я ре­ша­ла про­бле­мы дру­го­го по­ряд­ка: как со­брать­ся в Нью-йорк, офор­мить ви­зу, вы­стро­ить гра­фик, спла­ни­ро­вать все от а до я и быть на вы­со­те. На­до бы­ло справ­лять­ся с разо­ча­ро­ва­ни­я­ми, по­лу­чая от­ка­зы (я пе­ре­чи­та­ла ку­чу ин­тер­вью — все мо­де­ли при­зна­ют­ся, что это са­мое слож­ное в про­фес­сии). Па­рал­лель­но — го­то­вить­ся к сда­чам пред­ме­тов, по­то­му что шко­лу ни­кто не от­ме­нял, а я «шла на ме­даль» (ко­то­рую в ито­ге и по­лу­чи­ла). Ну и, ко­неч­но, очень важ­но бы­ло оста­вать­ся в фор­ме.

На том па­мят­ном по­ка­зе в Па­ри­же я ве­си­ла 52 кг — при ро­сте 187 см. Этот вес не дал­ся мне лег­ко и не был по­дар­ком при­ро­ды. Что­бы ве­сить столь­ко, я пять раз в неде­лю за­ни­ма­лась спор­том, а из еды поз­во­ля­ла се­бе по­ло­вин­ку яб­ло­ка в день. В мо­дель­ном биз­не­се ни­кто не по­ощ­ря­ет борь­бу с ве­сом, но и не учит пра­ви­лам пи­ще­во­го по­ве­де­ния. Агент­ство не за­став­ля­ло ме­ня го­ло­дать, но я-то по­ни­ма­ла, что об­ла­дать иде­аль­ны­ми па­ра­мет­ра­ми мож­но толь­ко це­ной нема­лых уси­лий.

И да­же ко­гда я бы­ла очень ху­дой, мне ка­за­лось, что еще есть к че­му стре­мить­ся. Я не за­ду­мы­ва­лась, как имен­но вы­гля­жу и как ме­ня ви­дят дру­гие. У ме­ня не бы­ло ни сча­стья, ни же­ла­ний, ни меч­ты, к ко­то­рой мож­но бы­ло бы стре­мить­ся. Весь мир вра­щал­ся ис­клю­чи­тель­но во­круг па­ра­мет­ров. Нуж­но бы­ло быть иде­аль­ной. И с 13 до 18 лет, ра­бо­тая мо­де­лью, я не пе­ре­ста­ва­ла срав­ни­вать се­бя с кем-то — в fashion-ин­ду­стрии это обыч­ное де­ло. Опас­ное да­же для взрос­лых лю­дей, не го­во­ря уже о юных де­вуш­ках.

По­сле «кутю­ра» в Па­ри­же я сде­ла­ла еще несколь­ко съе­мок, а вер­нув­шись в Ки­ев, стре­ми­тель­но на­бра­ла вес: по­до­рван­ный го­ло­да­ни­ем и стрес­са­ми ор­га­низм и так не справ­лял­ся, а сто­и­ло мне на­чать есть, он тут же при­нял­ся ли­хо­ра­доч­но де­лать за­па­сы на бу­ду­щее. Но, ес­ли чест­но, не пом­ню, что­бы я по это­му по­во­ду пе­ре­жи­ва­ла. Про­сто ре­ши­ла: хва­тит с ме­ня мо­де­лин­га. Это по­том я по­ня­ла, что ре­ше­ние зре­ло го­да­ми, по­ка я жи­ла, за­го­няя се­бя в при­ду­ман­ные рам­ки. А то­гда мне не про­сто хо­те­лось за­кон­чить ка­рье­ру — я да­же ду­мать о ней не мог­ла. Так что я не по­яви­лась в агент­стве, обо­рва­ла со все­ми связь — и по­сту­пи­ла в уни­вер­си­тет Шев­чен­ко на япон­скую фи­ло­ло­гию.

По­ка я ра­бо­та­ла мо­де­лью, у ме­ня не бы­ло от­но­ше­ний. Соб­ствен­но, и ли­би­до-то ни­ка­ко­го не бы­ло: гор­мо­наль­ный фон был как у де­ся­ти­лет­не­го ре­бен­ка, пе­ри­о­ди­че­ски слу­ча­лись об­мо­ро­ки, сил хва­та­ло толь­ко на то, что­бы до­е­хать до спорт­клу­ба и об­рат­но. Я не об­ща­лась, не за­во­ди­ла дру­зей — про­сто тя­же­ло и мно­го ра­бо­та­ла. В уни­вер­си­те­те при­шлось за­но­во учить­ся стро­ить от­но­ше­ния с людь­ми мо­е­го воз­рас­та. У ме­ня по­яви­лись дру­зья, близ­кие лю­ди, ко­то­рые да­ва­ли мне столь­ко люб­ви, что я не зна­ла по­рой, как с этим спра­вить­ся. И на­до же, эта жизнь от­кры­лась мне толь­ко по­сле то­го, как я на­бра­ла вес. Ро­ди­те­ли же пе­ре­жи­ва­ли так силь­но, что на их под­держ­ку рас­счи­ты­вать не при­хо­ди­лось. Они не ду­ма­ли, счаст­ли­ва ли я и ка­кой це­ной мне да­ва­лись успе­хи. Бы­ли уве­ре­ны, что мо­де­линг — мой един­ствен­ный шанс на луч­шую жизнь. То, что я знаю пять язы­ков, ра­бо­таю со вто­ро­го кур­са, пу­те­ше­ствую по все­му ми­ру и воз­глав­ляю де­пар­та­мент в It-ком­па­нии, в рас­чет не при­ни­ма­лось. А мне так хо­чет­ся, что­бы они по­ня­ли: де­ти долж­ны быть счаст­ли­вы­ми. Это их жизнь и их тело.

Окон­чив уни­вер­си­тет, я на­ко­нец осво­бо­ди­ла вре­мя (и со­зна­ние) для се­бя. По­шла на ТRХ, на­ча­ла пра­виль­но и раз­но­об­раз­но пи­тать­ся — и до­воль­но быст­ро по­ху­де­ла. Это сра­зу за­ме­ти­ли. Агент­ство пред­ло­жи­ло мне вер­нуть­ся, как толь­ко я окон­ча­тель­но при­ду в фор­му. По­на­ча­лу я со­гла­си­лась, но ско­ро по­ня­ла, что сно­ва те­ряю ба­ланс и рав­но­ве­сие. И ре­ши­ла, что боль­ше так не хо­чу. Пе­ре­ста­ла за­ни­мать­ся спор­том шесть раз в неде­лю, немно­го по­пра­ви­лась. И зна­е­те, мне так про­ще: я по­ни­маю, над чем на­до ра­бо­тать. Сей­час я, как и На­та­лья Го­ций, не сле­жу за ве­сом — по­ня­тия не имею, что там по­ка­зы­ва­ют ве­сы. Про­сто не хо­чу ви­деть циф­ры: они ме­ня рас­стра­и­ва­ют. Мне до­ста­точ­но быть в хо­ро­шей фи­зи­че­ской фор­ме.

В де­вя­том клас­се я хо­те­ла быть вра­чом и си­де­ла на по­ка­зах UFW, ли­стая «Био­ло­гию», что­бы вы­учить стро­е­ние гла­за. Я непло­хо пи­шу. По­друж­ка зо­вет на кур­сы ак­тер­ско­го ма­стер­ства — на­до пой­ти и по­смот­реть, что из это­го вый­дет. Да и, в кон­це кон­цов, я все­гда смо­гу вер­нуть­ся в fashion: есть мно­го слу­ча­ев, ко­гда мо­де­ли воз­вра­ща­лись в про­фес­сию по­сле пе­ре­ры­ва — та же Са­ша Лусс, ко­то­рая на­бра­ла вес, а за­тем три­ум­фаль­но вер­ну­лась по­ху­дев­шей — и во­шла в пул топ-мо­де­лей. Все ва­ри­ан­ты воз­мож­ны, я еще не так ста­ра, что­бы спи­сы­вать ка­кие-то воз­мож­но­сти или за­ре­кать­ся от даль­ней­шей ка­рье­ры. Глав­ное — под­дер­жи­вать здо­ро­вье, ду­шев­ное спо­кой­ствие и ба­ланс в жиз­ни.

Пла­тье из по­ли­эс­те­ра, Prada; пер­чат­ки из по­ли­ами­да, Tender & Dangerous При­че­ски: Pavel Lotnik Ма­ки­яж: Vitalia Ас­си­стент сти­ли­ста: Nastya Prudnikova Про­дю­сер: Marina Sandugey-shyshkina

1–2. Алекс Кир­то­ка на по­ка­зе Dior Couture вес­на-2013

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.