Идео­ло­ги « баск­с­ко­сти » счи­та­ют, что у чи­сто­кров­но­го пред­ста­ви­те­ля на­ции долж­но быть как ми­ни­мум че­ты­ре баск­ских фа­ми­лии

Vokrug Sveta - - МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ -

смог­ла удер­жать­ся и немед­лен­но вы­да­ла кра­си­вый ме­ло­ди­че­ский от­ры­вок, за­ста­вив окру­жа­ю­щих по­ка­тить­ся со сме­ху. «В пе­ре­во­де не су­мею риф­му со­хра­нить», — из­ви­ни­лась Лей­ре и де­шиф­ро­ва­ла со­дер­жа­ние им­про­ви­за­ции: «Это про ны­неш­не­го тре­не­ра «Ат­ле­тик Биль­бао», Эр­не­сто Вальвер­де. Он ро­дил­ся за пре­де­ла­ми Стра­ны Басков, и его ме­сто рож­де­ния на­роч­но не ука­зы­ва­ют в про­грамм­ках к мат­чам, что­бы не ском­про­ме­ти­ро­вать прин­ци­пы клу­ба».

ОСО­БОЕ ПО­ЛО­ЖЕ­НИЕ

Се­ве­ро-во­сточ­ная гра­ни­ца про­вин­ции Наварра сов­па­да­ет с го­су­дар­ствен­ной. По ту сто­ро­ну мощ­ной гор­ной це­пи, во фран­цуз­ском де­пар­та­мен­те Ат­лан­ти­че­ские Пи­ре­неи, то­же жи­вут бра­тья-бас­ки. Они, бы­ва­ет, за­ез­жа­ют гуль­нуть по-свой­ски, утра­и­вая на­се­ле­ние Иган­ци в дни мест­ных празд­ни­ков. В осталь­ное вре­мя сю­да, в да­ле­кие от ту­ри­сти­че­ских марш­ру­тов се­ла, ма­ло кто до­би­ра­ет­ся, по­это­му нуж­ды в го­сти­ни­цах у иган­чан нет. До со­сед­ней де­рев­ни Аран­ца, где, по уве­ре­ни­ям мест­ных, можно бы­ло най­ти ноч­лег, ме­ня под­бро­сил все тот же Йон. За­кон­спи­ри­ро­ван­ный так­сист Па­чи вновь со­слал­ся на край­нюю за­ня­тость.

На краю Аран­цы под ас­ке­тич­ной вы­вес­кой Aterpe («го­сти­ни­ца» по-баск­ски) шел ку­теж, по­вод для ко­то­ро­го остал­ся нерас­кры­тым. Несколь­ко де­сят­ков че­ло­век буй­но пля­са­ли под ак­ком­па­не­мент пя­ти trikitixa, на­род­ных баск­ских ак­кор­део­нов. Му­зы­кан­ты в ча­пе­лах за­ни­ма­ли длин­ную ска­мью у сте­ны, под­жав для со­хран­но­сти но­ги. На во­прос, дей­стви­тель­но ли это го­сти­ни­ца, че­ло­век за бар­ной стой­кой от­ве­тил утвер­ди­тель­но. «Но мест нет», — рав­но­душ­но до­ба­вил он. Ви­ди­мо, от­ча­я­ние, от­ра­зив­ше­е­ся на мо­ем ли­це, тро­ну­ло его. Ме­ня пу­сти­ли пе­ре­но­че­вать в под­соб­ку. Ку­тив­шие — как вы­яс­ни­лось, фран­цуз­ская род­ня хо­зя­и­на — за­ня­ли все осталь­ные но­ме­ра только к вось­ми утра, ко­гда я вы­хо­ди­ла, что­бы по­спеть к утрен­не­му ав­то­бу­су в Пам­пло­ну, до оста­нов­ки ко­то­ро­го от­сю­да бы­ло уже 17 ки­ло­мет­ров.

По­сколь­ку так­сист Па­чи ска­зал­ся за­ня­тым на сут­ки впе­ред, накануне при­шлось зво­нить в так­си по ту сто­ро­ну пе­ре­ва­ла, в Эча­лар. Свя­зи с Эча­ла­ром не бы­ло, кое-как сго­во­ри- лись по СМС. Но на вы­ез­де из Аран­цы за ру­лем ма­ши­ны с ша­шеч­ка­ми пунк­ту­аль­но ожи­да­ла жен­щи­на. На кар­точ­ке ли­цен­зии уда­лось про­чи­тать имя и две ис­клю­чи­тель­но баск­ские фа­ми­лии: Энеа Эн­бей­та Аму­ча­сте­ги. Она со­об­щи­ла, что не спа­ла эту ночь, по­то­му что раз­во­зи­ла за­гу­ляв­ших на празд­ни­ке в Иган­ци по окрест­ным се­лам. Вы­ве­дан­ная у нее ин­фор­ма­ция сви­де­тель­ство­ва­ла, что мне чу­дом уда­лось из­бе­жать про­ва­ла. По сло­вам Энеи, по­сле со­стя­за­ний ай­ско­ла­ри на фрон­тоне про­шла эс­та­фе­та с ис­поль­зо­ва­ни­ем бен­зо­пил и уча­сти­ем жи­вых овец, и ко­ман­ды, несо­глас­ные с ре­ше­ни­ем су­дей, во­шли в незна­чи­тель­ное, но бо­естолк­но­ве­ние. «Только не по­ду­май, что мы все та­кие дикие, не вы­пус­ка­ем из рук то­по­ров и го­ня­ем­ся за ов­ца­ми, — слов­но про­чи­тав мои мыс­ли, по­спе­ши­ла до­ба­вить она. — Тут пас­ту­хов с дро­во­се­ка­ми не так про­сто сыс­кать. Боль­шин­ство мест­ных ез­дят на ра­бо­ту в го­род, это я так устро­и­лась, что ра­бо­таю ря­дом с до­мом».

Семь лет на­зад Энеа с му­жем пе­ре­еха­ли сю­да из Ги­пускоа и от­кры­ли так­со­мо­тор­ный

парк из двух ма­шин. За воз­мож­ность жить в бу­ко­ли­че­ском пей­за­же, ды­шать гор­ным воз­ду­хом и раз­го­ва­ри­вать на род­ном язы­ке можно по­тер­петь неко­то­рые неудоб­ства: де­тей при­хо­дит­ся во­зить в шко­лу за 20 ки­ло­мет­ров, а лю­бая фор­маль­ность тре­бу­ет ви­зи­та в об­ласт­ной центр. «Мы от­но­сим­ся к Пам­плоне, сто­ли­це На­вар­ры, но все пред­по­чи­та­ют ез­дить в Ги­пускоа, в Стра­ну Басков — и бли­же, и по­нят­нее».

Ад­ми­ни­стра­тив­ное де­ле­ние Ис­па­нии не сов­па­да­ет с зо­ной рас­се­ле­ния басков. В Се­вер­ной На­вар­ре баск­ский ком­по­нент го­раз­до силь­нее, чем к югу от Пам­пло­ны, здесь боль­ше бас­ко­языч­ных школ и креп­че на­ци­о­наль­ное са­мо­со­зна­ние. По­это­му не­уди­ви­тель­но, что мно­гие бас­ки из Эус­ка­ди по­сту­па­ют так, как Энеа: «Мне тут спо­кой­нее. Го­во­рят, что мы за­кры­ва­ем­ся от всех, а мы про­сто опа­са­ем­ся от­кры­вать­ся. Дол­гие го­ды быть бас­ком бы­ло не очень ком­форт­но. Сна­ча­ла из-за ре­жи­ма Фран­ко, ко­то­рый за­пре­тил наш язык, по­том из-за это­го про­кля­то­го тер­ро­риз­ма. Ме­ня од­на­жды ка­ки­е­то мо­лод­чи­ки чуть не по­би­ли в Ма­д­ри­де за то, что я из Ги­пускоа». С тех пор как в 2011 го­ду тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция баск­ских на­ци­о­на­ли­стов ЭТА объ­яви­ла о пре­кра­ще­нии во­ору­жен­ной борь­бы, мно­гое из­ме­ни­лось в ис­пан­ском об­ще­стве, но бас­ки осто­рож­ни­ча­ют.

«Посмот­ри­те на кар­ту: мы вро­де как при­гра­нич­ная про­вин­ция, но по­лу­ча­ет­ся, что на­хо­дим­ся в са­мом цен­тре ис­то­ри­че­ских баск­ских зе­мель. Гра­ни­ца с Фран­ци­ей не раз­де­ля­ет, а, на­обо­рот, объ­еди­ня­ет басков по­лу­ост­ро­ва и кон­ти­нен­та», — ска­за­ла Энеа, вы­са­жи­вая ме­ня на шос­се пря­мо под ука­за­те­лем Frantzia 24 km.

МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

На ав­то­бус­ной оста­нов­ке не бы­ло ни ду­ши. Ли­сток рас­пи­са­ния под­твер­дил, что раз­вед­дан­ные опять под­ка­ча­ли. В вос­кре­се­нье утрен­не­го ав­то-

бу­са не преду­смат­ри­ва­лось. Сле­ду­ю­щий — че­рез че­ты­ре ча­са. Ре­ко­гнос­ци­ров­ка мест­но­сти вы­яви­ла из объ­ек­тов ин­фра­струк­ту­ры только ука­за­тель и от­дель­но сто­я­щий доб­рот­ный дом с хо­зяй­ством. Несмот­ря на вы­ход­ной, там гре­ме­ли вед­ра­ми и сту­ча­ли — уже по де­лу — то­по­ра­ми. Стай­ка де­тей с кры­ши са­рая раз­гля­ды­ва­ла ме­ня в би­нокль. Вско­ре вкус­но за­пах­ло едой, ко­то­рой так сла­вят­ся бас­ки в Ис­па­нии и за ее пре­де­ла­ми. На из­ле­те тре­тье­го ча­са к оста­нов­ке яви­лась дет­ская де­ле­га­ция, упол­но­мо­чен­ная при­гла­сить ме­ня на та­ло с чи­стор­рой — ле­пеш­ки из ку­ку­руз­ной му­ки с жа­ре­ны­ми кол­бас­ка­ми. Не до­ве­ряя это­му ра­ду­шию и рас­пи­са­нию, я от­ка­за­лась, и де­ти са­ми при­нес­ли мне ка­па­ю­щий го­ря­чим мас­лом ру­ле­тик, только что с ог­ня. Де­ти со­об­щи­ли, что зав­тра с этой оста­нов­ки школь­ный ав­то­бус за­бе­рет дво­их млад­ших в шко­лу-ше­сти­лет­ку в Эча­лар, а дво­их стар­ше­класс­ни­ков — по­даль­ше, в Бе­ру, где есть де­ся­ти­лет­ка. Что на физ­куль­ту­ре они иг­ра­ют в пе­ло­ту, еще у них есть пред­мет «ис­пан­ский язык», а осталь­ное на баск­ском. Это так на­зы­ва­е­мая мо­дель D, при­ня­тая в шко­лах в бас­ко­языч­ных зо­нах Ис­па­нии.

Вви­ду дол­го­го от­сут­ствия от­прыс­ков, из до­ма вы­шел гла­ва се­мьи в ча­пе­ле и с дву­мя ста­ка­на­ми сид­ра в ру­ках. Один из них про­тя­нул мне: «Мы обе­да­ем. Ты — нет. Не­хо­ро­шо». Во­ди­тель подъ­е­хав­ше­го-та­ки ав­то­бу­са по-при­я­тель­ски по­при­вет­ство­вал гла­ву се­мьи: «Здрав­ствуй, Па­чи…» И тут ме­ня осе­ни­ла до­гад­ка. Но я не успе­ла про­ве­рить свою вер­сию. Не­уло­ви­мый так­сист то­же до­га­дал­ся, кто тре­зво­нил ему накануне. Ви­но­ва­то улы­ба­ясь, он по­яс­нил: «Бра­тья при­е­ха­ли, вся се­мья в сбо­ре, ку­да же я?» И обе­щал, что в сле­ду­ю­щий раз по­да­рит мне по­езд­ку.

Под­го­ня­е­мый пас­са­жи­ра­ми, во­ди­тель с ви­ди­мым удо­воль­стви­ем при­нял от Па­чи го­ря­чий та­ло и всю дорогу до Пам­пло­ны мур­лы­кал под нос пес­ни. «Мы, бас­ки, — при­знал­ся он, неожи­дан­но до­вер­чи­во обер­нув­шись ко мне, — очень му­зы­каль­ный на­род».

Ви­ди­мо, за­лог успе­ха в де­ле про­ник­но­ве­ния в за­га­доч­ную баск­скую ду­шу — не за­да­вать лишних во­про­сов. Смот­реть, слу­шать и ждать, ко­гда она са­ма при­от­кро­ет­ся. И то­гда можно ис­пы­тать то «глу­бо­кое чув­ство жиз­ни», ко­то­рое ис­пан­ско­баск­ский фи­ло­соф Ми­гель де Уна­му­но называл «ре­ли­ги­ей басков». ≠

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.