СВОЯ ИГ­РА

Vokrug Sveta - - КУЛЬТУРНЫЙ КОД - Текст СЕР­ГЕЙ АПРЕСОВ

ПО ЗРЕЛИЩНОСТИ «ТУР ДЕ ФРАНС» ДА­ЛЕ­КО НЕ ФУТ­БОЛ И ДА­ЖЕ НЕ КЁРЛИНГ. И ВСЕ ЖЕ ГЛАВ­НУЮ ВЕЛОГОНКУ МИ­РА ЕЖЕ­ГОД­НО СМОТ­РЯТ БО­ЛЕЕ 3,5 МИЛ­ЛИ­АР­ДА ТЕ­ЛЕ­ЗРИ­ТЕ­ЛЕЙ. ЕЩЕ ДО 12 МИЛ­ЛИ­О­НОВ ЧЕ­ЛО­ВЕК ПРИ­ЕЗ­ЖА­ЮТ УВИ­ДЕТЬ ЗАЕЗДЫ ВЖИВУЮ. ЧТО­БЫ ПО­НЯТЬ, ЧЕМ БЕС­КО­НЕЧ­НО ДЛИН­НЫЙ ВЕЛОТУР ПОДКУПАЕТ БО­ЛЕЛЬ­ЩИ­КОВ, «ВО­КРУГ СВЕ­ТА» ВЫЕХАЛ НА ТРАССУ

Фран­цуз­ские Аль­пы, 17-й этап мно­год­нев­ки «Тур де Франс». Я штур­мую подъ­ем к пе­ре­ва­лу Га­ли­бье, бук­валь­но в двух мет­рах пе­ре­до мной кру­тит пе­да­ли Аль­бер­то Кон­та­дор. Нуж­но под­на­жать, лишь немно­го уско­рить­ся — и дву­крат­ный по­бе­ди­тель пре­стиж­ней­шей ве­ло­гон­ки ми­ра оста­нет­ся по­за­ди.

Нет, это не сон и не ком­пью­тер­ный си­му­ля­тор. Я на са­мом де­ле еду по трас­се «Тур де Франс», стре­мясь к сво­ей пер­вой по­бе­де.

ЗДО­РО­ВЬЕ, И НИ­ЧЕ­ГО БО­ЛЕЕ

5 ча­сов до стар­та. В го­род­ке Ла-Мюр рас­став­ля­ют три­бу­ны, мон­ти­ру­ют сце­ну. Под­тя­ги­ва­ют­ся пер­вые зри­те­ли. Гон­щи­ки еще спят, вос­ста­нав­ли­вая си­лы по­сле преды­ду­ще­го эта­па.

До недав­не­го вре­ме­ни все, что я знал о ве­ло­гон­ках, — это ис­то­рия Лэн­са Арм­строн­га. Аме­ри­кан­ский спортс­мен по­бо­рол рак на позд­ней ста­дии, вы­иг­рал «Тур де Франс» семь раз под­ряд, меж­ду де­лом по­бе­дил в двух тя­же­лей­ших три­ат­ло­нах Ironman, а за­тем был ли­шен всех ти­ту­лов и ме­да­лей за при­ме­не­ние до­пин­га. Стре­ми­тель­ное па­де­ние ге­роя при­влек­ло вни­ма­ние прес­сы, по­это­му о скан­да­ле слы­ша­ли да­же да­ле­кие от спор­та лю­ди. Неко­то­рые кол­ле­ги-жур­на­ли­сты не зна­ли и это­го. За пять ча­сов до гон­ки по­свя­щать нас в ис­то­рию ве­ло­спор­та бы­ло уже позд­но, по­это­му нам про­сто да­ли ве­ло­си­пе­ды, что­бы про­чув­ство­ва­ли все на соб­ствен­ной… шку­ре.

Пер­вое ис­пы­та­ние на­чи­на­ю­ще­го гон­щи­ка — на­тя­нуть ве­ло­тру­сы и по­ка­зать­ся в них на лю­ди. Ко­рот­кое об­тя­ги­ва­ю­щее три­ко на­зы­ва­ет­ся тру­са­ми, по­то­му что на­де­ва­ет­ся без ниж­не­го бе­лья. В них есть пам­перс — к сча­стью, он на­зы­ва­ет­ся так все­го лишь за внеш­нее сход­ство с под­гуз­ни­ком. Это по­душ­ка, ко­то­рая смяг­ча­ет уда­ры об очень жест­кое и уз­кое го­ноч­ное сед­ло. На­брав­шись сме­ло­сти, про­хо­жу че­рез лоб­би оте­ля, ста­ра­ясь не встре­чать­ся взгля­дом с пор­тье. Се­до­вла­сый джентль­мен с та­ким же, как у ме­ня, пам­пер­сом, тор­ча­щим из-под уют­но­го воз­раст­но­го жи­во­та, пред­ла­га­ет от­ре­гу­ли­ро­вать мне сед­ло. — Вы все­гда так ра­но вста­е­те? — Для про­фес­си­о­наль­но­го ве­ло­гон­щи­ка это во­все не ра­но, — улы­ба­ет­ся Сти­вен Ро­уч. В 1987 го­ду Сти­вен взял «Трой­ную ко­ро­ну» — та­ким ти­ту­лом на­граж­да­ют гон­щи­ка, ко­то­рый в те­че­ние од­но­го се­зо­на вы­иг­рал «Тур де Франс», «Джи­ро д'Ита­лия» (вто­рая пре­стиж­ней­шая мно­год­нев­ка пла­не­ты) и чем­пи­о­нат ми­ра по шос­сей­ным ве­ло­гон­кам. Ро­уч стал вто­рым че­ло­ве­ком в ис­то­рии, ко­то­ро­му это уда­лось (пер­вым был Эд­ди Меркс в 1974-м), и на дан­ный мо­мент по­след­ним. Сам спортс­мен скром­но от­зы­ва­ет­ся о сво­ем успе­хе. Го­во­рит, ему по­мог­ло удач­ное сте­че­ние мно­го­чис­лен­ных об­сто­я­тельств: по­го­да, со­сто­я­ние трас­сы, пик фи­зи­че­ской фор­мы и, что нема­ло­важ­но, «под­хо­дя­щее» са­мо­чув­ствие со­пер­ни­ков.

Ве­зе­ние ве­зе­ни­ем, но на утрен­нюю про­гул­ку нас ве­дет один из двух ве­ли­чай­ших гон­щи­ков в ис­то­рии. Спор­тив­ный ве­лик неправ­до­по­доб­но лег­кий, оча­ро­ва­тель­но быст­рый и очень неустой­чи­вый. Но в ко­неч­ном сче­те это про­сто ве­ло­си­пед: сед­ло, руль и пе­да­ли, и не он вы­иг­ры­ва­ет заезды. В ве­ло­гон­ках по­бе­да ку­ет­ся за дол­гие ме­ся­цы до на­ча­ла со­стя­за­ний, ко­гда усерд­ны­ми тре­ни­ров­ка­ми спортс­мен пре­вра­ща­ет свое те­ло в мощ­ный мо­тор.

— За про­шед­шие 30 лет гон­ки силь­но из­ме­ни­лись, и де­ло во­все не в кон­струк­ции ве­ло­си­пе­дов, — го­во­рит ми­стер Ро­уч, — се­го­дня тре­ни­ро­воч­ный про­цесс боль­ше на­по­ми­на­ет на­у­ку, чем спорт. Рань­ше мы сло­ва­ми пы­та­лись опи­сать тре­не­ру, что про­ис­хо­дит у нас в ор­га­низ­ме. Те­перь спортс­ме­на под­клю­ча­ют к ап­па­ра­ту­ре, из­ме­ря­ют пульс, ана­ли­зи­ру­ют со­став кро­ви. Каж­дая се­кун­да тре­ни­ров­ки за­пи­сы­ва­ет­ся. Сей­час да­же на про­беж­ку ни­кто не вый­дет без фит­нес-брас­ле­та.

Мы ва­льяж­но ка­тим по про­сы­па­ю­щим­ся го­род­ским ули­цам. За­ме­чаю, что Ро­уч по­сто­ян­но кру-

тит пе­да­ли с од­ной и той же ско­ро­стью, да­же ко­гда ве­ло­си­пед едет под гор­ку и пе­да­ли­ро­вать необя­за­тель­но. Про­бую де­лать так же — не по­лу­ча­ет­ся. На пе­ре­крест­ке подъ­ез­жаю к Сти­ве­ну, что­бы за­дать глав­ный во­прос:

— Что нуж­но, что­бы по­бе­дить в «Тур де Франс»?

— Здо­ро­вье, — не за­ду­мы­ва­ясь, от­ве­ча­ет гон­щик и до­бав­ля­ет: — Здо­ро­вье, и ни­че­го бо­лее.

Что-то под­ска­зы­ва­ет мне, что ми­стер Ро­уч лу­ка­вит.

БОЛЬ­ШОЙ ЦИРК

2 ча­са до на­ча­ла гон­ки. Все спортс­ме­ны со­бра­лись в стар­то­вом го­род­ке. Зри­те­ли за­ня­ли свои ме­ста вдоль трас­сы, жур­на­ли­сты го­то­вы к транс­ля­ции.

Ме­стеч­ко Ла-Мюр из­вест­но ту­ри­стам как часть До­ро­ги На­по­лео­на. Здесь Бо­на­парт, сбе­жав­ший из ссыл­ки на Эль­бе, устра­и­вал при­вал на пу­ти из Кан­на в Гре­нобль. В 15 км от­сю­да он про­из­нес зна­ме­ни­тую речь: «Сол­да­ты 5-го пол­ка! Признай­те сво­е­го им­пе­ра­то­ра! Ес­ли кто-то хо­чет ме­ня убить, то вот я…»

Се­го­дняш­ний Ла-Мюр — ма­лень­кий ку­рорт­ный го­род, ко­то­рый в день гон­ки пре­вра­ща­ет­ся в боль­шой цирк. За несколь­ко ча­сов до стар­та ули­цы вдоль трас­сы за­пол­ня­ет тол­па. Зе­вак раз­вле­ка­ет па­рад спон­со­ров: по марш­ру­ту про­пол­за­ет фур­гон, пе­ре­де­лан­ный в ста­кан­чик мо­ро­же­но­го, за ним, гро­мы­хая ко­лон­ка­ми, пле­тет­ся ги­гант­ская шля­па, сле­дом трак­тор с тан­цов­щи­ца­ми, са­мо­ход­ные оч­ки. Ве­ре­ни­ца по­теш­но­го транс­пор­та рас­тя­ги­ва­ет­ся на 25 ки­ло­мет­ров.

Здесь у каж­до­го свой спорт. Мне нуж­но успеть к три­бу­нам на дру­гой ко­нец го­ро­да, и я несусь сквозь тол­пу, ста­ра­ясь не за­блу­дить­ся. «Pardon!» — мне под но­ги пры­га­ет лы­се­ю­щий муж­чи­на при гал­сту­ке, пы­та­ясь пой­мать бро­шен­ный с са­мо­дви­жу­щей­ся печ­ки пи­ро­жок. С тру­дом удер­жав рав­но­ве­сие, под­ни­маю гла­за и лов­лю хит­рый взгляд мо­гу­чей де­ви­цы с той же печ­ки: уве­рен­ным брос­ком рег­бист­ки ама­зон­ка за­пус­ка­ет пи­рож­ком мне в глаз. Боль­но! Вкус­но.

До­бе­гаю до три­бун — на стар­те уже пред­став­ля­ют участ­ни­ков. Гон­щи­ки по оче­ре­ди за­ез­жа­ют на сце­ну, пе­ре­ки­ды­ва­ют­ся па­рой фраз с ве­ду­щим и по­лу­ча­ют ле­ни­во-учти­вые ап­ло­дис­мен­ты зри­те­лей. Все­го в мно­год­нев­ке участ­ву­ет 219 че­ло­век — ес­ли каж­до­му хло­пать, ла­до­ни ото­бьешь.

Тол­па взры­ва­ет­ся, ко­гда на сцене по­яв­ля­ет­ся Май­кл Мэттьюс. Ав­стра­лий­ский ве­ло­гон­щик вы­иг­рал преды­ду­щий этап и за­слу­жил лю­бовь бо­лель­щи­ков агрес­сив­ным по­ве­де­ни­ем на трас­се: он уско­рял­ся, об­го­нял, с бо­ем от­во­е­вы­вал по­зи­ции при каж­дом удоб­ном слу­чае. Май­к­лу про­чат зе­ле­ную

На бо­лель­щи­ках май­ки « гор­ных ко­ро­лей » . Они сто­ят у края об­ры­ва, по­вер­нув­шись спи­ной к про­па­сти

май­ку — за­бав­ный тро­фей. Ее об­ла­да­те­ля обо­жа­ют зри­те­ли, но он не впра­ве ска­зать, что вы­иг­рал «Тур де Франс». В мно­год­нев­ке по­беж­да­ет гон­щик, за­тра­тив­ший ми­ни­мум вре­ме­ни на про­хож­де­ние сум­мар­но всех эта­пов и со­хра­нив­ший жел­тую май­ку ли­де­ра.

Од­на­ко Кри­са Фру­ма, об­ла­да­те­ля жел­той май­ки, бо­лель­щи­ки встре­ча­ют су­хо. А ведь он и до это­го три­жды по­беж­дал в «Тур де Франс». Фрум не вы­иг­рал ни од­но­го эта­па те­ку­щей мно­год­нев­ки. Его ко­зы­ри — ста­биль­ность и ко­манд­ная так­ти­ка. Груп­па под­держ­ки не зря сто­ит го­рой за ли­де­ра: по­бе­ди­тель ма­ра­фо­на по­лу­ча­ет приз в раз­ме­ре по­лу­мил­ли­о­на ев­ро, и по тра­ди­ции эти день­ги де­лят­ся по­ров­ну меж­ду все­ми спортс­ме­на­ми ко­ман­ды. Имен­но по­это­му, ко­гда днем рань­ше Фрум про­ко­лол ши­ну, на­пар­ник тут же оста­но­вил­ся и от­дал ему свое ко­ле­со.

Это пер­вое, о чем умол­чал Сти­вен Ро­уч: для по­бе­ды в «Тур де Франс» нуж­но креп­кое пле­чо то­ва­ри­ща. Или же­лез­ные нер­вы, что­бы пой­ти про­тив всех, — в том са­мом 1987-м Сти­вен не был ли­де­ром груп­пы. По­няв, что фа­во­рит не тя­нет, Ро­уч по­шел про­тив него, про­тив ко­ман­ды, про­тив неглас­ных пра­вил «Тур де Франс». Его воз­не­на­ви­де­ли не толь­ко на­пар­ни­ки, но да­же зри­те­ли и жур­на­ли­сты, прав­да, нена­дол­го: по­бе­ди­те­лей не су­дят.

РЕКЛАМНАЯ АК­ЦИЯ

Старт дан. Пе­ло­тон плав­но уско­ря­ет­ся, на­прав­ля­ясь к вы­ез­ду из го­ро­да. Гон­щи­ки при­дер­жи­ва­ют­ся стар­то­вых по­зи­ций, не стре­мясь обо­гнать друг дру­га.

А мы на­прав­ля­ем­ся к на­сто­я­ще­му ме­сту стар­та. От­мет­ка «ну­ле­во­го ки­ло­мет­ра» рас­по­ла­га­ет­ся за пре­де­ла­ми Ла-Мю­ра. Здесь гон­щи­ки на­чи­на­ют бо­роть­ся за по­зи­ции, то­гда как до это­го спо­кой­но про­ез­жа­ют по го­ро­ду, как на па­ра­де.

— Се­го­дня вы су­пер­звез­ды. Улы­бай­тесь, ма­ши­те ру­кой. По­лу­чай­те удо­воль­ствие, — го­во­рит Мо­рис, во­ди­тель на­шей Skoda Superb. Чеш­ский ав­то­про­из­во­ди­тель — ге­не­раль­ный спон­сор «Тур де Франс». По­это­му на трассу поз­во­ле­но вы­ез­жать толь­ко ма-

ши­нам этой мар­ки, будь ты член ко­ман­ды со­про­вож­де­ния, врач, су­дья, да хоть пре­зи­дент Фран­ции.

Дей­стви­тель­но, зри­те­ли вдоль трас­сы, за­ви­дев наш ав­то­мо­биль, улы­ба­ют­ся, раз­ма­хи­ва­ют ру­ка­ми и ис­кренне ра­ду­ют­ся, ес­ли мы ма­шем в от­вет. Так недол­го и возо­мнить о се­бе лиш­не­го. «Шко­да!!!» — за­дор­но кри­чит ма­лень­кая де­воч­ка, слов­но про­буя на вкус за­бав­ное сло­во с непри­выч­но щел­ка­ю­щим «шк». Неуже­ли фран­цу­зы так лю­бят спон­со­ров? У нас ре­кла­му ско­рее нена­ви­дят.

У зри­те­лей есть по­вод быть до­воль­ны­ми — на «Тур де Франс» им доз­во­ле­но прак­ти­че­ски все. Да, про­хо­дя­щую по за­го­род­ным шос­се трассу пе­ре­кры­ва­ют за несколь­ко ча­сов до гон­ки, но до это­го вдоль до­ро­ги мож­но рас­по­ло­жить­ся как ду­ше угод­но: хоть с па­лат­кой, хоть в до­ме на ко­ле­сах, хоть в ба­буш­ки­ном крес­ле-ка­чал­ке. Ни­ка­ких за­бо­ров или за­пре­тов.

Оста­нав­ли­ва­ем­ся, что­бы сфо­то­гра­фи­ро­вать пе­ло­тон. Впе­ре­ди бель­ги­ец де Гендт и Май­кл Мэттьюс — улыб­чи­вый ав­стра­ли­ец, на­сто­я­щий ар­тист, не мог под­ве­сти по­клон­ни­ков и не воз­гла­вить гон­ку. За ни­ми сонм те­ле­ви­зи­он­щи­ков на мо­то­цик­лах, и лишь в несколь­ких ми­ну­тах ос­нов­ная груп­па спортс­ме­нов. В глу­бине пе­ло­то­на за спи­на­ми вы­стро­ив­ших­ся «сви­ньей» на­пар­ни­ков со­сре­до­то­чен­но кру­тит пе­да­ли Фрум.

Затво­ры от­щел­ка­ли, и нас при­гла­ша­ют по­смот­реть гон­ку с воз­ду­ха. «С вер­то­ле­та мы уви­дим, как да­ле­ко ли­де­ры уеха­ли от Фру­ма», — я ко­зыр­нул сво­ей осве­дом­лен­но­стью. Как бы не так! Мы на­би­ра­ем вы­со­ту, и ве­ло­си­пе­ди­сты пре­вра­ща­ют­ся в ед­ва раз­ли­чи­мые точ­ки, окон­ча­тель­но сли­ва­ясь с мо­то­цик­ла­ми су­дей и опе­ра­то­ров. Зато во всей кра­се пред­ста­ет би­рю­зо­вое зер­ка­ло озе­ра Гран-Ме­зон, от­ра­жа­ю­щее мох­на­тые зеленые го­ры при­чуд­ли­вых форм.

Так вот за­чем мы здесь! Пей­заж­ные кадры, сня­тые с со­сед­не­го вер­то­ле­та, об­ле­те­ли весь мир. Их уви­де­ли зри­те­ли каж­дой те­ле­транс­ля­ции, ро­ли­ка на YouTube, но­вост­но­го сю­же­та. Ес­ли пер­вая «Тур де Франс», ор­га­ни­зо­ван­ная га­зе­той L'Auto в 1903 го­ду, ре­кла­ми­ро­ва­ла из­да­ние, то се­го­дняш­няя гон­ка — круп­но­мас­штаб­ная ре­кла­ма Фран­цуз­ских Альп. Фран­ция — чем­пи­он!

Спу­стив­шись с небес на зем­лю пря­мо по­сре­ди зри­тель­ско­го леж­би­ща, мы рас­слаб­лен­но пе­ре­ва­ри­ва­ем впе­чат­ле­ния на зад­нем си­де­нье «Су­пер­ба». Мо­рис вновь ве­зет нас по трас­се, слег­ка опе­ре­жая ли­де­ров гон­ки. Со­тря­сая воз­дух, нас об­го­ня­ет крас­ная ма­ши­на глав­но­го судьи.

— В этой ма­шине едет Эм­ма­ню­эль Ма­крон, нас пре­ду­пре­жда­ли на бри­фин­ге, — от­ме­тил Мо­рис.

Пре­зи­дент Фран­ции ехал на «Шко­де» без со­про­вож­де­ния. Вско­ре мы уви­де­ли его на обо­чине, вы­сту­па­ю­ще­го пе­ред те­ле­ка­ме­ра­ми, и оста­но­ви­лись,

что­бы по­бли­же взгля­нуть на пер­вое ли­цо. Во­оду­шев­лен­ные де­мо­кра­тич­ной об­ста­нов­кой и опья­нен­ные соб­ствен­ной все­доз­во­лен­но­стью, мы ри­ну­лись пря­мо к Ма­кро­ну. И по­лу­чи­ли на­го­няй от по­ли­цей­ских. Они ма­ха­ли ру­ка­ми, за­став­ляя нас от­хо­дить все даль­ше и даль­ше, за 10 мет­ров, за 20, за 50…

И тут Мо­рис разо­злил­ся.

ВСЕ МО­ГУТ КОРОЛИ

100 км гон­ки. По­сле мас­со­во­го па­де­ния все по­зи­ции пе­ре­ме­ша­лись. Те­ку­щий об­ла­да­тель зе­ле­ной май­ки Мар­сель Кит­тель по­ки­да­ет «Тур де Франс» из-за трав­мы. Мэттьюс за­би­ра­ет зе­ле­ную май­ку, но окон­ча­тель­но те­ря­ет ли­дер­ство в за­ез­де.

Поблес­ки­вая азарт­ной ис­кор­кой в гла­зах, Мо­рис по­са­дил нас в машину и выехал на трассу пря­мо по­сре­ди груп­пы ве­ло­си­пе­ди­стов. Мы в гон­ке! Спортс­ме­нам пред­сто­ит пре­одо­леть подъ­ем к са­мой вы­со­кой точ­ке всей «Тур де Франс». Пе­ре­пад вы­сот меж­ду ком­му­ной Сен-Жан-де-Мо­рьен и пе­ре­ва­лом Га­ли­бье — боль­ше двух ки­ло­мет­ров. Гон­щи­ки всту­па­ют в так­ти­че­скую борь­бу с соб­ствен­ным те­лом: они долж­ны от­дать свои си­лы рас­чет­ли­во, пор­ци­он­но, но все без остат­ка — за хреб­том их ждет за­тяж­ной спуск и фи­ниш.

А мы пря­мо на хо­ду пред­ла­га­ем спортс­ме­нам ко­лу для вос­ста­нов­ле­ния сил — это раз­ре­ше­но пра­ви­ла­ми. Нам не очень-то ве­зет, гон­щи­ки не хо­тят кор­мить­ся с рук. «Нет». «Нет»… «Нет, спа­си­бо!» Неожи­дан­ная учти­вость спортс­ме­на в столь слож­ной для него си­ту­а­ции вы­зы­ва­ет улыб­ку. Из ма­ши­ны со­про­вож­де­ния, иду­щей пе­ред на­ми, то­же вы­со­вы­ва­ет­ся ру­ка с ко­лой. Один из ве­ло­си­пе­ди­стов бе­рет­ся за бан­ку и… дер­жит­ся за нее се­кунд де­сять. А вот это уже за­пре­ще­но пра­ви­ла­ми и на­зы­ва­ет­ся про­воз! Ес­ли судьи та­кое за­ме­тят, спортс­ме­ну гро­зит штраф. На­ко­нец нехо­ро­шая ру­ка от­пус­ка­ет бан­ку, и спортс­мен пьет.

— Это же ди­е­ти­че­ская ко­ла! Она ему да­ром не нуж­на, — рас­стра­и­ва­ет­ся Мо­рис.

Чем вы­ше мы под­ни­ма­ем­ся в го­ры, тем боль­ше зри­те­лей тол­пит­ся вдоль трас­сы. На вы­со­те 2000 мет­ров на­ша ма­ши­на с тру­дом про­тис­ки­ва­ет­ся меж­ду людь­ми. На мно­гих бо­лель­щи­ках «го­ро­хо­вые» май­ки «гор­ных ко­ро­лей», и они но­сят их по пра­ву: пре­зи­рая чув­ство са­мо­со­хра­не­ния, они сто­ят у края об­ры­ва, по­вер­нув­шись спи­ной к про­па­сти. Неко­то­рые за­ра­нее за­та­щи­ли на вы­со­ту ав­то­мо­би­ли и да­же кем­пе­ры и при­пар­ко­ва­ли «у края про­ез­жей ча­сти» — так, что по­ло­ви­на ко­ле­са све­си­лась над без­дной и по­скри­пы­ва­ет осы­па­ю­щи­ми­ся ка­муш­ка­ми. Вы­гля­ды­вая из ок­на лег­ко­вуш­ки, на­блю­да­ем на уровне глаз зна­ко­мые тор­ча­щие пам­пер­сы: бо­лель­щи­ки за­еха­ли сю­да, на пе­ре­вал Га­ли­бье, на ве­ло­си­пе­дах! Они устро­и­ли се­бе свой «Тур де Франс» и то­же по­бе­ди­ли.

Здесь, на вы­со­те, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся куль­ми­на­ция го­ноч­ной дра­мы. Спортс­ме­ны, до­брав­ши­е­ся сю­да пер­вы­ми, иде­аль­но сыг­ра­ли свою пар­тию: рас­счи­та­ли си­лы, не да­ли сла­би­ну, от­би­ли ата­ки про­тив­ни­ков. Впе­ре­ди у них лишь ко­рот­кая — и ре­ша­ю­щая — им­про­ви­за­ция.

При­няв аэро­ди­на­мич­ную по­зу, спортс­мен раз­го­ня­ет­ся до 100 км/ ч. В этот мо­мент он едет прак­ти­че­ски на од­ном пе­ред­нем ко­ле­се

За оче­ред­ным по­во­ро­том до­ро­га рез­ко ухо­дит вниз. Я ед­ва успе­ваю вце­пить­ся в двер­ную руч­ку, а по са­ло­ну на­чи­на­ют ле­тать ве­щи, буд­то мы на ор­би­таль­ной стан­ции. Мо­рис устрем­ля­ет­ся в по­го­ню за ве­ло­си­пе­ди­стом. Спортс­мен ло­жит­ся жи­во­том на руль, при­ни­мая аэро­ди­на­мич­ную по­зу. На го­ноч­ном ве­ло­си­пе­де, с ко­то­ро­го я ед­ва не па­дал утром, он едет прак­ти­че­ски на од­ном пе­ред­нем ко­ле­се! Ско­рость при­бли­жа­ет­ся к 100 км/ч, Мо­рис ре­ши­тель­но ата­ку­ет из­ги­бы сер­пан­ти­на, в на­ших гла­зах пре­вра­ща­ясь в Джейм­са Бон­да, не мень­ше.

Со сто­ро­ны (по те­ле­ви­зо­ру) спус­ко­вые участ­ки «Тур де Франс» вы­гля­дят как мо­то­гон­ки: спортс­ме­ны на­кло­ня­ют­ся по­чти до зем­ли, вы­став­ляя ко­ле­но в по­во­ро­тах, ата­ку­ют друг дру­га и за­кры­ва­ют тра­ек­то­рии, со­вер­ша­ют опас­ные, по­рой безум­ные ма­нев­ры. Их ве­ло­си­пе­ды здесь на­мно­го быст­рее ав­то­мо­би­лей и мо­то­цик­лов. А вме­сто мо­то­ра — сме­лость.

Ли­де­ры гон­ки опре­де­ля­ют­ся на подъ­емах, но по­бе­ди­тель — на спус­ке. И об этом то­же мне за­был рас­ска­зать Сти­вен Ро­уч. Что­бы вы­иг­рать «Тур де Франс», нуж­но быть го­то­вым по­ста­вить на кар­ту свою жизнь.

ЕС­ЛИ ЕХАТЬ, ТО ЗА ПО­БЕ­ДОЙ

Фи­ниш. Ли­нию в гор­дом оди­но­че­стве пе­ре­се­ка­ет сло­ве­нец При­мож Ро­глич. Фрум со­хра­ня­ет жел­тую май­ку, но его от­рыв от бли­жай­ше­го пре­сле­до­ва­те­ля — все­го 27 се­кунд.

Ни­че­го это­го мы уже не ви­де­ли — ли­де­ры гон­ки при­е­ха­ли к фи­ни­шу рань­ше нас. Зато в сто раз чет­че, чем по те­ле­ви­зо­ру, мы рас­смот­ре­ли гри­ма­сы гон­щи­ков, сра­жа­ю­щих­ся с го­рой. Ис­пы­та­ли на­сто­я­щие пе­ре­груз­ки на за­клю­чи­тель­ном спус­ке. Под­гля­ды­ва­ли за на­ру­ше­ни­я­ми пра­вил. И ви­де­ли, как по­сле за­ез­да устав­шие спортс­ме­ны пря­мо на ве­ло­си­пе­дах ка­ти­лись в отель.

Мо­рис ска­зал, что толь­ко два жур­на­лист­ских эки­па­жа (счи­тая наш) от­ва­жи­лись ри­нуть­ся вглубь гон­ки, вме­сто то­го что­бы за­ра­нее до­е­хать до фи­ниш­ных три­бун. По­это­му мы чув­ство­ва­ли се­бя по­бе­ди­те­ля­ми (а Мо­ри­са и во­все за­пи­са­ли в су­пер­ге­рои).

На «Тур де Франс» хо­чет­ся вер­нуть­ся. С ве­ло­си­пе­дом, кем­пе­ром, па­лат­кой, лод­кой, как угод­но. Пря­мо ска­жем, борь­ба ве­ло­си­пе­ди­стов на трас­се — зре­ли­ще, ко­то­рое тро­нет да­ле­ко не каж­до­го. Сю­да едут не за этим. Здесь у каж­до­го своя гон­ка, и каж­дый вы­иг­ры­ва­ет. ≠

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.