Лат­вия

ДЛЯ ОД­НИХ ЭТО ПРО­СТО ОКАМЕНЕВШАЯ СМОЛА, ДЛЯ ДРУГИХ — ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПОДЕЛОЧНЫЙ КАМЕНЬ. ДЛЯ ЛАТЫШЕЙ ЯНТАРЬ ЗНА­ЧИТ НА­МНО­ГО БОЛЬ­ШЕ. ОН — ХРАНИТЕЛЬ ЗДО­РО­ВЬЯ НА­ЦИИ И ЛЕКАРСТВО В ПРЯ­МОМ СМЫС­ЛЕ СЛО­ВА

Vokrug Sveta - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст НА­ТА­ЛЬЯ МАЙБОРОДА

Ули­цы Ста­ро­го го­ро­да Ри­ги «усы­па­ны» ян­та­рем. Зо­ло­ти­сто-жел­тые ка­муш­ки по­блес­ки­ва­ют в вит­ри­нах и на ры­ноч­ных раз­ва­лах. Здесь мож­но ку­пить не толь­ко ян­тар­ные укра­ше­ния, мунд­шту­ки и кар­ти­ны, но и ян­тар­ную кос­ме­ти­ку, чай и да­же вод­ку с ян­та­рем.

— У нас в жи­лах вме­сто кро­ви те­чет янтарь, — улы­ба­ет­ся про­дав­щи­ца с ог­нен­но-ры­жи­ми во­ло­са­ми и та­ко­го же цве­та мас­сив­ны­ми серь­га­ми. Она по­прав­ля­ет бу­сы на вит­рине. — Прав­да, кра­си­во? Как буд­то это ку­со­чек солн­ца, ко­то­ро­го нам здесь так не хва­та­ет. Мы его так и на­зы­ва­ем — сол­неч­ный камень.

КАМЕНЬ С ХАРАКТЕРОМ

Пе­с­ча­ный пляж Юр­ма­лы тя­нет­ся на мно­го ки­ло­мет­ров вдаль. По бе­ре­гу нето­роп­ли­во бро­дят лю­ди, то и де­ло на­кло­ня­ясь и вы­смат­ри­вая что­то в пес­ке.

— Янтарь ищут. На­вер­ное, нет та­ко­го ла­ты­ша, ко­то­рый бы ни­ко­гда не со­би­рал янтарь, — го­во­рит ди­е­то­лог Дз­ин­тра Дел­пе­ре. — Но здесь, в Риж­ском за­ли­ве, най­ти ку­соч­ки ока­ме­нев­шей смо­лы — ред­кая уда­ча. Нуж­но ехать на за­пад­ное по­бе­ре­жье, где от­кры­тое мо­ре. Там вол­ны вы­бра­сы­ва­ют на бе­рег мно­го ка­муш­ков. Dzintara j ra, Ян­тар­ное мо­ре — так мы, ла­ты­ши, ино­гда на­зы­ва­ем Бал­тий­ское.

Дз­ин­тра хра­нит до­ма ку­соч­ки ян­та­ря, ко­то­рые ко­гда-то на­шла на по­бе­ре­жье. И вся­кий раз, ко­гда нуж­но по­ду­мать о чем-то важ­ном, вы­сы­па­ет на ла­донь горсть ка­муш­ков и пе­ре­би­ра­ет их. Го­во­рит, это успо­ка­и­ва­ет и при­во­дит мыс­ли в по­ря­док.

— От ян­та­ря ста­но­вит­ся теп­ло на ду­ше. И лю­ди, ко­то­рых на­зва­ли в честь ян­та­ря (по­ла­тыш­ски — dzintars), несут в се­бе свет и теп­ло, — уве­ре­на Дз­ин­тра, жен­щи­на с ян­тар­ным име­нем. — У нас мно­гих жен­щин зо­вут Дз­ин­тра, а муж­чин — Дз­ин­тарс. Лю­ди ча­сто на­зы­ва­ют ме­ня сол­ныш­ком. Го­во­рят, что я за­ря­жаю их по­ло­жи­тель­ной энер­ги­ей. Ви­ди­мо, это вли­я­ние име­ни. Я люб­лю за­бо­тить­ся о других. Ес­ли ви­жу, что ко­го-то оби­жа­ют, тут же всту­па­юсь, за­щи­щаю. Та­кой вот «ян­тар­ный» ха­рак­тер.

ЛЕКАРСТВО ОТ ВСЕХ БЕД

Ла­ты­ши с древ­них вре­мен ис­поль­зо­ва­ли янтарь в ка­че­стве обе­ре­га. Его кла­ли под по­ду-

Во вре­мя вспы­шек чу­мы в мас­ку с длин­ным но­сом на­сы­па­ли ян­тар­ный по­ро­шок — ве­ри­ли, что он за­щи­тит от бо­лез­ни

шку и под­ве­ши­ва­ли над ко­лы­бе­лью, что­бы от­пу­ги­вать злых ду­хов. Вши­ва­ли в одеж­ду для за­щи­ты от сгла­за. Ян­тар­ный по­ро­шок бро­са­ли в огонь, по­сле че­го ды­мом оку­ри­ва­ли мо­ло­до­же­нов и но­во­рож­ден­ных — на сча­стье. Ку­соч­ка­ми ян­та­ря на­кры­ва­ли гла­за умер­ше­го, что­бы за­щи­тить его ду­шу в за­гроб­ном ми­ре.

— Лю­бой ла­тыш вос­при­ни­ма­ет ян­тар­ное укра­ше­ние как обе­рег. Это у нас на ге­не­ти­че­ском уровне, — го­во­рит док­тор ме­ди­ци­ны Юрис Са­лакс, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по на­уч­ной ра­бо­те Му­зея истории ме­ди­ци­ны име­ни Страды­ня. Сре­ди экс­по­на­тов это­го му­зея — фар­ма­ко­пеи с древни­ми ре­цеп­та­ми. Ча­сто сре­ди ин­гре­ди­ен­тов встре­ча­ет­ся янтарь.

— Ко­гда у де­тей про­ре­зы­ва­лись зу­бы, им да­ва­ли «по­же­вать» ян­тар­ные бу­сы. Я да­же ви­дел сос­ки из ян­та­ря, ко­то­рые пе­ре­да­ва­ли из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. Ян­тар­ный по­ро­шок до­бав­ля­ли в таб­лет­ки от бес­пло­дия, сме­ши­ва­ли с вод­кой и при­ни­ма­ли для по­вы­ше­ния по­тен­ции. На­стро­е­ние от это­го точ­но по­вы­ша­лось.

В XIII ве­ке Тев­тон­ский ор­ден за­во­е­вал Во­сточ­ную При­бал­ти­ку и уста­но­вил мо­но­по- лию на до­бы­чу ян­та­ря и тор­гов­лю им. Все по­сле­ду­ю­щие пра­ви­те­ли за­пре­ща­ли мест­ным жи­те­лям со­би­рать или об­ра­ба­ты­вать янтарь вплоть до XIX ве­ка. Но ла­ты­ши не пе­ре­ста­ли ис­поль­зо­вать его в ме­ди­цине.

— Осо­бен­но ак­тив­но ян­та­рем ле­чи­ли в XVI–XVIII ве­ках. От про­сту­ды, ча­хот­ки, пси­хи­че­ских рас­стройств. Во вре­мя вспы­шек чу­мы в мас­ку с длин­ным но­сом на­сы­па­ли ян­тар­ный по­ро­шок — ве­ри­ли, что он за­щи­тит от бо­лез­ни, так как об­ла­да­ет бак­те­ри­цид­ны­ми свой­ства­ми. По­это­му, кста­ти, по­ро­шок ис­поль­зо­ва­ли в церк­вях вме­сто ла­да­на: при сго­ра­нии янтарь вы­де­ля­ет аро­мат­ные па­ры, ко­то­рые, как счи­та­лось, очи­ща­ют воз­дух. А мо­щи свя­тых по­ме­ща­ли в ян­тар­ные ра­ки, — про­дол­жа­ет Юрис Са­лакс. — В за­ви­си­мо­сти от цве­та ян­та­рю при­пи­сы­ва­ли раз­ные свой­ства. Так, камень зе­ле­но­ва­то­го от­тен­ка счи­тал­ся по­лез­ным при за­бо­ле­ва­ни­ях лег­ких, крас­но-ко­рич­не­вый — при про­бле­мах сер­деч­но-со­су­ди­стой си­сте­мы, си­ний — при сбо­ях в ра­бо­те нерв­ной си­сте­мы, а кам­ни жел­тых от­тен­ков — при бо­лез­нях же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та.

СИ­ЛА ТРЕНИЯ

Ха­рис Якоб­сон, потом­ствен­ный ма­стер по об­ра­бот­ке ян­та­ря и ав­тор кни­ги «Янтарь: насто­я­щий или под­дель­ный?», рас­ска­зы­ва­ет:

— На­ши пред­ки ис­поль­зо­ва­ли янтарь еще в 4-м ты­ся­че­ле­тии до на­шей эры. Шли­фо­вать его то­гда не уме­ли, про­сто про­ка­лы­ва­ли дыр­ку в ка­муш­ке и ве­ша­ли его на нить. Но уже то­гда за­ме­ти­ли, что, ко­гда но­сишь янтарь, лег­че справ­ля­ешь­ся с бо­лез­ня­ми. Все де­ло в тре­нии. Ко­гда янтарь со­при­ка­са­ет­ся с ко­жей или одеж­дой, он элек­три­зу­ет­ся. Из-за этой осо­бен­но­сти древ­ние гре­ки на­зы­ва­ли его элек­тро­ном. За счет трения улуч­ша­ет­ся кро­во­об­ра­ще­ние — при­мер­но та­кой же эф­фект воз­ни­ка­ет во вре­мя фи­зио­те­ра­пии. Ес­ли по­сто­ян­но но­сить ян­тар­ные бу­сы, это сти­му­ли­ру­ет ра­бо­ту щи­то­вид­ной же­ле­зы. Неко­то­рые мои по­ку­па­те­ли, ко­то­рым эн­до­кри­но­ло­ги на­зна­чи­ли опе­ра­цию, но­си­ли ян­тар­ные бу­сы в те­че­ние по­лу­то­ра-двух ме­ся­цев, и в опе­ра­ции боль­ше не нуж­да­лись. Я обыч­но со­ве­тую сни­мать бу­сы раз в неде­лю и про­мы­вать их в во­де или по­дер­жать пол­ча­са на грун­те для за­зем­ле­ния.

По­хо­жий сти­му­ли­ру­ю­щий эф­фект у ян­тар­но­го по­рош­ка, уве­рен Ха­рис. Ес­ли его вти­рать в ко­жу, он вы­ра­ба­ты­ва­ет ста­ти­че­ский за­ряд, ко­то­рый воз­дей­ству­ет на верх­ний слой эпи­дер­ми­са. По­это­му мно­гие кос­ме­ти­че­ские фир­мы до­бав­ля­ют ян­тар­ную крош­ку в скра­бы.

— Ян­та­рю еще в древ­но­сти при­пи­сы­ва­ли омо­ла­жи­ва­ю­щие свой­ства, — про­дол­жа­ет Якоб­сон. — При ар­хео­ло­ги­че­ских рас­коп­ках на тер­ри­то­рии Лат­вии на­шли ян­тар­ные дис­ки для лица. Ими мас­си­ро­ва­ли ко­жу, за счет че­го улуч­ша­лось ка­пил­ляр­ное кро­во­об­ра­ще­ние. В смо­ле со­дер­жит­ся мощ­ный ан­ти­ок­си­дант — ян­тар­ная кис­ло­та. Она есть в ма­лых до­зах в по­ми­до­рах, ви­но­гра­де, об­ле­пи­хе, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся так­же в че­ло­ве­че­ском ор­га­низ­ме, од­на­ко с воз­рас­том ее ко­ли­че­ство умень­ша­ет­ся. В ян­та­ре этой кис­ло­ты до 8 %, что до­воль­но мно­го. Но ее до­ста­точ­но слож­но вы­де­лить из ян­та­ря, по­это­му ча­ще ее син­те­зи­ру­ют.

СМОЛЯНАЯ ЖИ­ЛА

Се­год­ня ла­ты­ши де­ла­ют из ян­та­ря не толь­ко кос­ме­ти­ку, но и одеж­ду. Ее из­го­тав­ли­ва­ют из спе­ци­аль­ных ком­по­зит­ных ни­тей с ян­тар­ным на­пы­ле­ни­ем. Ав­тор этой идеи — Ин­га Ля­шен­ко, док­тор ин­же­нер­ных на­ук и ру­ко­во­ди­тель ла­бо­ра­то­рии био­тек­стиль­ных ма­те­ри­а­лов Риж­ско­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та.

— Во вре­мя кли­ни­че­ских ис­пы­та­ний мы вы­яс­ни­ли, что янтарь аб­сор­би­ру­ет уль­тра­фи­о­ле­то­вое из­лу­че­ние, — го­во­рит она. — Он так­же воз­дей­ству­ет на увя­да­ю­щие во­лок­на эла­сти­на и кол­ла­ге­на за счет сти­му­ля­ции кро­во­об­ра­ще­ния. Тем са­мым он улуч­ша­ет ме­та­бо­лизм в клет­ках, про­дле­вая их жиз­нен­ный цикл.

Из ян­тар­ных ни­тей се­год­ня «шьют» ком­прес­си­он­ное бе­лье для про­фи­лак­ти­ки и ле­че­ния ва­ри­ко­за. Та­кие чул­ки и голь­фы улуч­ша­ют мик­ро­со­су­ди­стое кро­во­об­ра­ще­ние и со­хра­ня­ют теп­ло. А еще из ни­тей ткут ша­ли, ко­то­рые пре­зи­дент Лат­вии офи­ци­аль­но вру­ча­ет в ка- че­стве го­су­дар­ствен­но­го по­дар­ка пра­ви­те­лям других стран. Пер­вой та­кой пре­зент по­лу­чи­ла швед­ская королева Силь­вия. В бу­ду­щем из ни­тей пла­ни­ру­ют со­зда­вать им­план­та­ты.

— Янтарь не поз­во­ля­ет кро­ви свер­ты­вать­ся, — объ­яс­ня­ет Ин­га Ля­шен­ко. — Еще в Древ­нем Егип­те кровь дер­жа­ли в ян­тар­ных ем­ко­стях, и она дол­го не сво­ра­чи­ва­лась. А во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ис­поль­зо­ва­ли спе­ци­аль­ный ап­па­рат для пе­ре­ли­ва­ния кро­ви. Его ци­линдр был сде­лан из прес­со­ван­но­го ян­та­ря, что пре­пят­ство­ва­ло об­ра­зо­ва­нию тром­бов. Так я за­го­ре­лась иде­ей из­го­то­вить из ян­тар­ных ни­тей кро­ве­нос­ные со­су­ды, ко­то­рые мож­но бу­дет им­план­ти­ро­вать в ор­га­низм че­ло­ве­ка. Пред­ставь­те толь­ко — боль­ше ни­ка­ких тром­бо­зов! Од­на­ко не все так про­сто. Янтарь не об­ла­да­ет по­сто­ян­ным хи­ми­че­ским со­ста­вом, по­это­му ни­кто в ми­ре его не смог син­те­зи­ро­вать. Мы ра­бо­та­ем над ре­ше­ни­ем этой про­бле­мы.

Ес­ли эта идея ока­жет­ся жиз­не­спо­соб­ной, то шут­ка о том, что в ве­нах латышей те­чет янтарь, пе­ре­ста­нет быть про­сто фи­гу­рой ре­чи. ≠

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.