Еги­пет

Vokrug Sveta - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст ДМИТ­РИЙ СКИРЮК, ис­то­рик-иг­ро­вед

ГЕ­РОИ СА­МОЙ КРА­СИ­ВОЙ ИГ­РЫ ЕГИП­ТА — ПРИВРАТНИКИ В ЦАРСТВЕ МЕРТВЫХ, ЧТО СО­ВЕР­ШЕН­НО НЕ МЕ­ША­ЕТ «СО­БА­КАМ И ШАКАЛАМ» БЫТЬ ВЕ­СЕ­ЛЫМ И ЛЕГКОМЫСЛЕННЫМ РАЗВЛЕЧЕНИЕМ

Ан­глий­ский ар­хео­лог Го­вард Кар­тер из­ве­стен не толь­ко спе­ци­а­ли­стам. Уче­ный по­пу­ля­рен сре­ди по­клон­ни­ков филь­мов об Ин­ди­ане Джон­се, он упо­ми­на­ет­ся в ко­мик­сах се­рии «При­клю­че­ния Тин­ти­на» и в ря­де при­клю­чен­че­ских но­велл. Весь мир по­чи­та­ет Кар­те­ра как че­ло­ве­ка, на­шед­ше­го гроб­ни­цу Ту­тан­ха­мо­на. А лю­би­те­ли игр зна­ют его как ав­то­ра на­зва­ния «Со­ба­ки и ша­ка­лы».

У древ­не­еги­пет­ской за­ба­вы есть и дру­гое имя: «58 ды­ро­чек». Пра­ви­ла ее до­под­лин­но неиз­вест­ны, за­то сю­жет лег­ко узна­ва­ем. Изящ­ные длин­ные па­лоч­ки символизируют Ану­би­са — бо­га, по­кро­ви­тель­ству­ю­ще­го умер­шим. Егип­тяне изоб­ра­жа­ли его с го­ло­вой ша­ка­ла и те­лом че­ло­ве­ка. Те па­лоч­ки, что по­ко­ро­че, смот­рят­ся ря­дом с длин­ны­ми, как жен­щи­на ря­дом с муж­чи­ной. У них со­ба­чьи го­ло­вы, как у бо­ги­ни Ин­пут, по­чи­тав­шей­ся же­ной Ану­би­са. Их дочь Кеб­хут то­же бо­ги­ня, по­да­тель­ни­ца чи­стой про­хлад­ной во­ды. Ее изоб­ра­жа­ли в ви­де зо­ло­той змей­ки или жен­щи­ны с го­ло­вой змеи. Змее­вид­ные ли­нии на иг­ро­вой дос­ке со­кра­ща­ют путь для фи­шек Ану­би­са и Ин­пут.

Пу­ти со­бак и ша­ка­лов не пе­ре­се­ка­ют­ся, у каж­до­го своя до­ро­га из 29 ды­ро­чек. По­ход на­чи­на­ет­ся под кро­ной паль­мы и заканчивается на по­ле с сим­во­лом «шен», озна­ча­ю­щим за­мкну­тый круг, веч­ность. Здесь пу­ти Ин­пут и Ану­би­са схо­дят­ся. Согласно трак­та­ту, на­пи­сан­но­му еги­пет­ским жре­цом Го­ра­пол­ло­ном в IV ве­ке, егип­тяне ри­со­ва­ли паль­му, что­бы пе­ре­дать по­ня­тие «год», ибо «де­ре­во это един­ствен­ное из всех, ко­то­рое рож­да­ет од­ну вет­ку с вос­хо­дом лу­ны, так что в 12 паль­мо­вых вет­вях укла­ды­ва­ет­ся год». Ве­ро­ят­но, имен­но столько дли­лось путешествие су­пру­гов, тем бо­лее что год — еще од­но зна­че­ние зна­ка «шен». По иной вер­сии, паль­ма сим­во­ли­зи­ру­ет оа­зис в пу­стыне, а со­ба­ки и ша­ка­лы стре­мят­ся за­вла­деть ис­точ­ни­ком рань­ше кон­ку­рен­тов.

Иг­ра по­яви­лась во вре­ме­на IX ди­на­стии фа­ра­о­нов (XXII в. до н. э.) и к XII ди­на­стии при­об­ре­ла та­кую по­пу­ляр­ность, что со­сто­я­тель­ные егип­тяне ста­ли брать ее с со­бой в за­гроб­ную жизнь. Мно­же­ство фи­шек и фраг­мен­тов до­сок бы­ли най­де­ны при рас­коп­ках гроб­ниц в Егип­те и Меж­ду­ре­чье, в ру­и­нах древ­них го­ро­дов в Иране, Си­рии, Ира­ке, Па­ле­стине и Из­ра­и­ле. По­жа­луй, ни од­ну иг­ру егип­тяне не укра­ша­ли с та­кой лю­бо­вью. На­бор из гроб­ни­цы фа­ра­о­на Ре­ни­се­не­ба в Фи­вах по­до­бен му­зы­каль­но­му ин­стру­мен­ту: ма­стер ак­ку­рат­но ре­зал и гнул де­ре­во и кость, до­би­ва­ясь изящ­ных форм. Ха­рак­тер­ные го­ло­вы вис­ло­ухих гон­чих и ост­рые мор­ды ша­ка­лов с уша­ми торч­ком вдох­нов­ля­ют ху­дож­ни­ков и ди­зай­не­ров по сей день. Фи­ван­ский ком­плект по­слу­жил мо­де­лью для рек­ви­зи­та ос­ка­ро­нос­но­го филь­ма «10 за­по­ве­дей» 1956 го­да, где фа­ра­он Се­ти и бу­ду­щая ца­ри­ца Не­фер­та­ри иг­ра­ют в «Со­бак и ша­ка­лов».

Со­ба­ка — друг че­ло­ве­ка, ша­кал — лов­кач и во­рю­га. И хо­тя Ин­пут с Ану­би­сом про­во­дят умер­ших в за­гроб­ный мир, их иг­ра вряд ли мог­ла быть груст­ной или се­рьез­ной. Ско­рее все­го, иг­ро­ки ду­ра­чи­лись, от­пус­ка­ли шу­точ­ки, об­зы­ва­ли друг дру­га «ле­ни­вы­ми со­ба­ка­ми» и «хит­ры­ми ша­ка­ла­ми». Ведь это все­го лишь Ин­пут и Ану­бис раз­вле­ка­ют­ся, а они нераз­луч­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.