ЗЕр 8 МИ­ФОВ О ЛЬ­ВЕ ТОЛ­СТОМ кал­калО РУС­СКОЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ

ЕРЕТИК, ВЕГЕТАРИАНЕЦ, ИГ­РОК… ЗА ДОЛ­ГУЮ ЖИЗНЬ ПИ­СА­ТЕЛЬ НЕ РАЗ УДИВЛЯЛ СОВРЕМЕННИКОВ. «ВО­КРУГ СВЕ­ТА» РАЗО­БРАЛ­СЯ, ПРАВ­ДА ЛИ, ЧТО…

Vokrug Sveta - - ЧИСТАЯ ПРАВДА - Текст ЕВ­ГЕ­НИЯ АН­ДРЕ­ЕВА

1ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕР­КОВЬ ПРЕДАЛА ЛЬ­ВА ТОЛ­СТО­ГО АНА­ФЕ­МЕ

НЕ СО­ВСЕМ Он мно­го пи­сал о сво­их рас­хож­де­ни­ях с пра­во­слав­ной цер­ко­вью. В 1901 го­ду Си­нод опуб­ли­ко­вал опре­де­ле­ние, за­яв­ляя, что «граф Тол­стой… на­ме­рен­но от­торг себя сам от вся­ко­го общения с Цер­ко­вию Пра­во­слав­ною… По­че­му Цер­ковь не счи­та­ет его своим чле­ном и не мо­жет счи­тать, до­ко­ле он не рас­ка­ет­ся и не вос­ста­но­вит сво­е­го общения с нею». Фор­маль­но это бы­ла лишь кон­ста­та­ция от­па­де­ния пи­са­те­ля от пра­во­сла­вия. Сам он про­ком­мен­ти­ро­вал опре­де­ле­ние так: «Ес­ли оно хо­чет быть от­лу­че­ни­ем от церкви, то оно не удо­вле­тво­ря­ет тем цер­ков­ным пра­ви­лам, по ко­то­рым мо­жет про­из­но­сить­ся та­кое от­лу­че­ние; ес­ли же это есть за­яв­ле­ние о том, что тот, кто не ве­рит в цер­ковь и ее дог­ма­ты, не при­над­ле­жит к ней, то это са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся». Посколь­ку власти опа­са­лись де­лать из Тол­сто­го го­ни­мо­го му­че­ни­ка за идею, ана­фе­ма — цер­ков­ная «выс­шая ме­ра», пол­ное от­лу­че­ние от цер­ков­но­го общения и осуж­де­ние ду­ши на веч­ную гибель — официально не про­воз­гла­ша­лась.

ПИ­СА­ТЕЛЬ БЫЛ УБЕЖДЕННЫМ ВЕГЕТАРИАНЦЕМ

По край­ней ме­ре, в по­жи­лом воз­расте. Тол­стой счи­тал воз­дер­жа­ние на­чаль­ной сту­пе­нью к доб­ро­де­тель­ной жизни. И пер­вое, че­му, по мне­нию пи­са­те­ля, дол­жен научиться че­ло­век, — это уме­рен­ность в еде, в том чис­ле от­каз от мя­са. Счи­та­ет­ся, что на взгля­ды Тол­сто­го по­вли­я­ли зна­ком­ство с ин­дий­ской фи­ло­со­фи­ей и встреча с пи­са­те­лем-вегетарианцем Вла­ди­ми­ром Гейн­сом (из­да­вав­шим­ся под псев­до­ни­мом Ви­льям Фрей), который рас­ска­зал Ль­ву Николаевичу о тео­рии и прак­ти­ке ве­ге­та­ри­ан­ства.

ТОЛ­СТОЙ ИЗМЕНЯЛ СУПРУГЕ И ИМЕЛ МНО­ГО ВНЕБРАЧНЫХ ДЕ­ТЕЙ

До же­нить­бы на Со­фье Ан­дре­евне Берс Тол­стой вел до­воль­но сво­бод­ный об­раз жизни, од­на­ко по­сле сва­дьбы граф хра­нил верность супруге (по край­ней ме­ре, так он пи­сал в днев­ни­ке, не пред­на­зна­чен­ном для чу­жих глаз, за два го­да до смер­ти). Един­ствен­ный вне­брач­ный ре­бе­нок Тол­сто­го, о ко­то­ром до­сто­вер­но из­вест­но, от яс­но­по­лян­ской кре­стьян­ки Ак­си­ньи, ро­дил­ся за два го­да до по­молв­ки и же­нить­бы гра­фа.

Из школьных со­чи­не­ний (по ма­те­ри­а­лам из раз­ных ис­точ­ни­ков в се­ти Ин­тер­нет): «Пьер Бе­з­ухов но­сил пан­та­ло­ны с вы­со­ким жа­бо»

ПИ­СА­ТЕЛЬ ОТ­КА­ЗАЛ­СЯ ОТ АВ­ТОР­СКИХ ПРАВ НА ВСЕ СВОИ ПРО­ИЗ­ВЕ­ДЕ­НИЯ

Тол­стой счи­тал соб­ствен­ность злом и по­сле­до­ва­тель­но от нее из­бав­лял­ся. Так, в 1883 го­ду он пе­ре­дал пра­ва на все свои про­из­ве­де­ния супруге. В 1891-м Лев Ни­ко­ла­е­вич пуб­лич­но от­ка­зал­ся от ав­тор­ских прав на со­чи­не­ния, на­пи­сан­ные и из­дан­ные с 1881 го­да. А в по­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к по­след­не­му за­ве­ща­нию, со­став­лен­но­му за несколь­ко ме­ся­цев до смер­ти в 1910-м, Тол­стой по­же­лал, что­бы все тру­ды, уже на­пе­ча­тан­ные и еще не из­дан­ные, не бы­ли по­сле его кон­чи­ны чьей­ли­бо частной соб­ствен­но­стью.

ТОЛ­СТОЙ ХО­ДИЛ БО­СИ­КОМ И НО­СИЛ КРЕСТЬЯНСКУЮ ОДЕЖ­ДУ

НЕ СО­ВСЕМ Пи­са­тель вел, как бы сей­час ска­за­ли, ми­ни­ма­лист­ский об­раз жизни, ува­жал непри­хот­ли­вый кре­стьян­ский быт. При этом его одеж­да бы­ла про­стой, но не му­жиц­кой: ру­ба­хи, впо­след­ствии про­зван­ные тол­стов­ка­ми, от­ли­ча­лись от кре­стьян­ских ко­со­во­ро­ток. Как пи­сал шу­рин гра­фа, Сте­пан Берс: «Ко­стюм его — се­рая фла­не­ле­вая, а ле­том па­ру­син­ная блу­за свое­об­раз­но­го фа­со­на, ко­то­рую уме­ла сшить толь­ко од­на ста­ру­ха Вар­ва­ра из яс­но­по­лян­ской деревни». Миф о при­выч­ке об­хо­дить­ся без обу­ви по­явил­ся по­сле то­го, как Илья Ре­пин на­пи­сал Тол­сто­го бо­сым. Лев Ни­ко­ла­е­вич был недо­во­лен, что чи­та­те­ли ста­ли пред­став­лять его та­ким, посколь­ку на са­мом де­ле ред­ко хо­дил бо­си­ком.

ПИ­СА­ТЕЛЬ НЕ БЫЛ ПОГРЕБЕН НА КЛАД­БИ­ЩЕ

Та­ко­ва бы­ла его во­ля. «Во всем ми­ре нет бо­лее по­э­тич­ной, бо­лее впе­чат­ля­ю­щей и по­ко­ря­ю­щей сво­ей скром­но­стью мо­ги­лы, чем эта. Ма­лень­кий зе­ле­ный хол­мик сре­ди ле­са… ни кре­ста, ни над­гроб­но­го кам­ня с над­пи­сью, ни хо­тя бы име­ни Тол­сто­го», — от­ме­тил в 1928 го­ду ав­стрий­ский про­за­ик Сте­фан Цвейг. Тол­стой по­же­лал, что­бы его по­хо­ро­ни­ли в ле­су Ста­рый За­каз, вблизи овра­га. Там он в дет­стве ис­кал «зе­ле­ную па­лоч­ку», спря­тан­ную стар­шим бра­том Ни­ко­ла­ем, который утвер­ждал, что за­пи­сал на ней ре­цепт все­об­ще­го сча­стья. Кро­ме то­го, Тол­стой про­сил, что­бы все бы­ло об­став­ле­но как мож­но про­ще: без вен­ков, цве­тов, ре­чей, некро­ло­гов и даже от­пе­ва­ния.

ЛЕВ ТОЛ­СТОЙ БЫЛ РЕВОЛЮЦИОНЕРОМ

НЕТ На­звав пи­са­те­ля «зер­ка­лом рус­ской ре­во­лю­ции», Ле­нин во­все не утвер­ждал, что Тол­стой был идео­ло­гом дви­же­ния 1905–1907 го­дов. На­обо­рот, по мне­нию Вла­ди­ми­ра Ильи­ча, «про­ти­во­ре­чия во взгля­дах» Ль­ва Ни­ко­ла­е­ви­ча со­звуч­ны на­стро­е­ни­ям кре­стьян­ства, ко­то­рое ока­за­лось недо­ста­точ­но го­то­вым к борь­бе. Ре­во­лю­цию живой клас­сик «яв­но не по­нял», «яв­но от­стра­нил­ся» от нее, за­яв­лял Ле­нин. Сам Тол­стой в те го­ды был убеж­ден, что необ­хо­ди­мость ра­ди­каль­ных перемен в Рос­сий­ской им­пе­рии на­зре­ла, но пра­виль­ны­ми счи­тал нена­силь­ствен­ные ме­то­ды. «Про­ти­во­ре­чие в том, как и все­гда, что лю­ди на­си­ли­ем хо­тят пре­кра­тить, обуз­дать на­си­лие», — за­пи­сал он в днев­ни­ке за 1905–1906 го­ды.

ЛЕВ НИ­КО­ЛА­Е­ВИЧ ПРО­ИГ­РАЛ УСА­ДЕБ­НЫЙ ДОМ В КАР­ТЫ

Тол­стой дей­стви­тель­но в мо­ло­до­сти был азарт­ным иг­ро­ком, од­на­ко зда­ния из ро­до­во­го по­ме­стья пи­са­тель ли­шил­ся не по­то­му, что ис­поль­зо­вал его в ка­че­стве став­ки. Дом в Яс­ной По­ляне и несколь­ко небольших име­ний гра­фу при­шлось про­дать, посколь­ку нужны бы­ли день­ги на из­да­ние жур­на­ла для солдат, а когда на этот про­ект не да­ли раз­ре­ше­ние власти, Тол­стой по­тра­тил сред­ства на упла­ту кар­точ­ных дол­гов. По­ку­па­тель, по­ме­щик Па­вел Го­ро­хов, вы­вез зда­ние из по­ме­стья. Впо­след­ствии Тол­стой со­жа­лел, что при­шлось про­дать дом, где про­шло его дет­ство, но так и не вы­ку­пил его на­зад.

Из школьных со­чи­не­ний (по ма­те­ри­а­лам из раз­ных ис­точ­ни­ков в се­ти Ин­тер­нет): «Когда бом­бы ста­ли раз­ры­вать­ся в гу­ще солдат, Пье­ру неожи­дан­но открылся внут­рен­ний мир про­стых рус­ских лю­дей»

Из школьных со­чи­не­ний (по ма­те­ри­а­лам из раз­ных ис­точ­ни­ков в се­ти Ин­тер­нет): «Hа­та­ша Ро­сто­ва хо­те­ла что-то ска­зать, но от­кpыв­ша­я­ся двеpь за­кpы­ла ей pот»Лев Тол­стой. Фо­то 1898 го­да

Ру­ко­пись по­ве­сти Тол­сто­го «Ха­джиМу­рат»

Илья Ре­пин. Эскиз к кар­тине «Лев Ни­ко­ла­е­вич Тол­стой бо­сой». 1891 год. Фраг­мент Объ­яв­ле­ние о смер­ти Ль­ва Тол­сто­го в га­зе­те. 1910 год

Па­мят­ный ка­мень в Яс­ной По­ляне

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.