Алек­сандра Лис­няк:

«Ес­ли груст­но, пой груст­ные пес­ни!»

Wellness - - СОДЕРЖАНИЕ -

«Ес­ли груст­но, пой груст­ные пес­ни!»

Как стать звез­дой? Мно­гие, за­да­ва­ясь этим во­про­сом, сле­ду­ют го­то­вым ре­цеп­там, сту­чат­ся во все две­ри… и всё рав­но оста­ют­ся там, где бы­ли. На­ша мо­ло­дая звез­да Алек­сандра Лис­няк – в первую оче­редь боль­шая тру­же­ни­ца. Она спе­шит мед­лен­но, поз­во­ляя себе на­сла­дить­ся лю­би­мым де­лом, по­сто­ян­но со­вер­шен­ству­ет свое ма­стер­ство, за­ни­ма­ясь в шко­ле во­ка­ла «Гар­мо­ния» , и вме­сте с вер­ны­ми дру­зья­ми по­ти­хонь­ку про­би­ва­ет сте­ну шоу-биз­не­са.

Алек­сандра, как вы на­ча­ли петь и за­ни­мать­ся во­ка­лом?

Я не пом­ню кон­крет­но­го мо­мен­та, ко­гда на­ча­ла петь. Ко­гда я ле­жа­ла в кро­ват­ке и еще не уме­ла го­во­рить, а толь­ко пус­ка­ла пу­зы­ри, ма­ма каж­дый день вклю­ча­ла мне му­зы­ку. В мла­ден­че­ском воз­расте я уже слу­ша­ла Уит­ни Хью­стон, в том чис­ле The Greatest Love of All – пес­ню, ко­то­рую че­рез 23 го­да ис­пол­ни­ла на сва­дьбе дру­зей. Род­ные го­во­рят, что в пя­ти­лет­нем воз­расте я во­ору­жа­лась ла­ком для во­лос в ка­че­стве мик­ро­фо­на и пе­ла пес­ню «Бух­гал­тер» груп­пы «Ком­би­на­ция». А вот во­ка­лом за­ни­мать­ся на­ча­ла во взрос­лом воз­расте: за­хо­те­ла со­вер­шен­ство­вать­ся и по­ня­ла, что нуж­но учить­ся петь пра­виль­но.

Как вы счи­та­е­те, обя­за­тель­но ли по­лу­чать об­ра­зо­ва­ние в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном учеб­ном за­ве­де­нии (му­зу­чи­ли­ще или кон­сер­ва­то­рии) или до­ста­точ­но по­се­щать уро­ки в во­каль­ной шко­ле?

Ду­маю, каж­дый ре­ша­ет для себя сам. Я про­ду­мы­ва­ла раз­ные ва­ри­ан­ты. Бы­ли мыс­ли по­лу­чить ди­п­лом во­ка­лист­ки, но в ито­ге ре­ши­ла, что бу­ду раз­ви­вать свой та­лант в рам­ках уро­ков в шко­ле во­ка­ла. Хо­тя ино­гда жа­лею, что не мо­гу ак­ком­па­ни­ро­вать себе на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах. Воз­мож­но, и это­му я ко­гда-ни­будь на­учусь…

До то­го как вы ста­ли брать уро­ки в шко­ле «Гар­мо­ния», был ли у вас опыт ра­бо­ты с пе­да­го­га­ми по во­ка­лу? Рас­ска­жи­те, как про­хо­дит про­цесс обу­че­ния и как вы за­ни­ма­е­тесь до­ма.

Это слож­но на­звать опы­том. Ско­рее нет, чем да… Еще в де­вя­том клас­се я по­се­ти­ла па­ру уро­ков в дру­гой во­каль­ной сту­дии, но они да­же не сто­ят то­го, что­бы о них рас­ска­зы­вать. В шко­ле «Гар­мо­ния» учеб­ный про­цесс со­сто­ит

«Не ставь­те себе за­пре­ты, а про­сто ра­бо­тай­те над го­ло­сом, пе­ре­ба­ры­вая лень и нере­ши­тель­ность. Ду­май­те, для че­го вы по­е­те, что вам это да­ет. Ме­ня пе­ние

все­гда спа­са­ло»

из двух ча­стей. Пер­вая, до­воль­но дол­гая по вре­ме­ни,– рас­пев­ка, разо­гре­ва­ние свя­зок (че­го че­ло­век, не уме­ю­щий ак­ком­па­ни­ро­вать себе на кла­виш­ных, не мо­жет в пол­ной ме­ре де­лать до­ма). Ис­хо­дя из уров­ня под­го­тов­ки и спо­соб­но­стей уче­ни­ка, пе­да­гог под­би­ра­ет под­хо­дя­щий ком­плекс упраж­не­ний, ко­то­рые вре­мя от вре­ме­ни ме­ня­ют­ся. Вто­рая часть уро­ка – непо­сред­ствен­но пе­ние под ми­ну­сов­ки, ко­то­рые мы при­но­сим с со­бой, ли­бо ака­пель­но. До­ма я, ра­зу­ме­ет­ся, ре­пе­ти­рую свои пес­ни, ра­бо­таю над ошиб­ка­ми, учи­ты­вая ре­ко­мен­да­ции пе­да­го­га.

Мож­но ли ска­зать, что вы на­шли себя, свой стиль? Дол­гие бы­ли по­ис­ки?

Да, на­шла. Я все­гда пе­ла толь­ко то, что нра­ви­лось, но сей­час об­ре­ла уве­рен­ность в сво­их си­лах. Те­перь я мо­гу «за­мах­нуть­ся» на до­воль­но силь­ные «го­ло­со­вые» ком­по­зи­ции, ко­то­рые рань­ше счи­та­ла для себя недо­ступ­ны­ми. На­при­мер, Бонни Тай­лер – Total Eclipse of the Heart.

Успех ар­ти­ста – это не толь­ко про­фес­си­о­на­лизм, но и мас­са дру­гих со­став­ля­ю­щих, пре­жде все­го ко­ман­да и день­ги. Как с ни­ми у вас?

Я толь­ко в на­ча­ле пу­ти к успе­ху. Ес­ли рань­ше всё огра­ни­чи­ва­лось ин­сти­тут­ски­ми кон­цер­та­ми (из ко­то­рых я за го­ды уче­бы про­пу­сти­ла толь­ко один, вы­сту­па­ла да­же с тем­пе­ра­ту­рой 38) и твор­че­ски­ми ве­че­ра­ми на­шей во­каль­ной шко­лы, то сей­час я от­кры­ла но­вую гла­ву – вы­пу­сти­ла первую пес­ню, на­пи­сан­ную спе­ци­аль­но для ме­ня. Так как я толь­ко на­чи­наю са­мо­сто­я­тель­ный твор­че­ский путь, по­ка моя ко­ман­да со­сто­ит в ос­нов­ном из близ­ких и дру­зей, ко­то­рые по­мо­га­ют мне, со­ве­ту­ют, под­дер­жи­ва­ют. Мож­но ска­зать, мы ра­бо­та­ем на од­ном эн­ту­зи­аз­ме. Ни­кто ме­ня не «про­дви­га­ет». Ко­неч­но, с труд­но­стя­ми при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся. Воз­ни­ка­ет мно­го со­пут­ству­ю­щих во­про­сов, ко­то­рые не при­хо­дит­ся ре­шать тем, чья за­да­ча – толь­ко петь, а всё осталь­ное им обес­пе­чи­ва­ет та са­мая пол­но­цен­ная ко­ман­да. Но мне в жиз­ни ни­че­го не до­ста­ва­лось про­сто так, лег­ко, с пер­во­го ра­за.

И всё же я ве­рю в сказ­ку, в хеп­пи-энд и в то, что чу­де­са про­ис­хо­дят с те­ми, кто это­го за­слу­жи­ва­ет. А зна­чит, и мои уси­лия при­не­сут пло­ды, моя звез­да ука­жет пра­виль­ный путь.

Всё в этой жиз­ни не про­сто так. Мне по­счаст­ли­ви­лось ро­дить­ся в се­мье, где все об­ла­да­ют му­зы­каль­ным слу­хом или хо­тя бы про­сто лю­бят му­зы­ку. Мой дво­ю­род­ный брат участ­во­вал в пер­вом се­зоне «Го­лос. Де­ти»: он был в ко­ман­де Ти­ны Ка­роль. Мой лю­би­мый дя­дя – про­сто фа­нат му­зы­ки, и я бла­го­дар­на ему за под­держ­ку и то, с ка­ким эн­ту­зи­аз­мом он от­но­сит­ся к то­му, что­бы я до­стиг­ла успе­хов на во­каль­ном по­при­ще.

Ка­ки­ми сво­и­ми до­сти­же­ни­я­ми вы гор­ди­тесь?

Это до­сти­же­ния и в уче­бе, и в си­ту­а­ци­ях на ра­бо­те, ко­гда про­яв­ля­ла на­стой­чи­вость, за­во­е­вы­ва­ла сим­па­тию и ува­же­ние лю­дей се­рьез­ным под­хо­дом к де­лу и от­вет­ствен­но­стью, из­ме­нив пред­взя­тое к себе от­но­ше­ние. Я поз­во­ли­ла му­зы­ке за­нять бо­лее важ­ное ме­сто в мо­ей жиз­ни – и гор­жусь этим. Неко­то­рые из до­сти­же­ний очень лич­ные, и мне не хо­те­лось бы де­лать на них ак­цент. Не раз я не по­на­слыш­ке стал­ки­ва­лась с из­ре­че­ни­ем per aspera ad astra – «че­рез тернии к звез­дам». Бы­ло всё: и неспра­вед­ли­вость, и борь­ба за жизнь в пря­мом смыс­ле сло­ва, и тя­же­лое рас­ста­ва­ние с лю­би­мым. Но я счи­таю, что

«Мою но­вую пес­ню удар­ник груп­пы Smokie про­ком­мен­ти­ро­вал так: «Я бы ни­ко­гда не до­га­дал­ся, что она из Укра­и­ны, ес­ли бы не знал Алек­сан­дру. Ре­шил бы, что она ан­гли­чан­ка»

мо­гу на­звать себя силь­ным че­ло­ве­ком – в мо­мен­ты, ко­гда ка­за­лось, что жить даль­ше нет смыс­ла, я бра­ла себя в ру­ки и шла впе­ред.

По­жа­луй, за­ве­сти хо­ро­ших дру­зей и со­хра­нять друж­бу на про­тя­же­нии дол­гих лет – это то­же до­сти­же­ние. Ес­ли пре­крас­ные, про­ве­рен­ные в го­ре и ра­до­сти лю­ди хо­тят быть ча­стью мо­ей жиз­ни, это до­ро­го­го сто­ит. Мно­го дру­зей не бы­ва­ет? Неправ­да, у ме­ня их мас­са – мы опро­верг­ли это утвер­жде­ние!

Ре­пер­ту­ар – это еще од­но боль­ное ме­сто мно­гих ар­ти­стов. Что вы по­е­те? Ра­бо­та­е­те ли над ав­тор­ской про­грам­мой?

Со­глас­на, что очень ча­сто при­стра­стия че­ло­ве­ка рас­хо­дят­ся с его во­каль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми ли­бо музыкальной мо­дой. Бла­го­да­ря за­ня­ти­ям во­ка­лом я рас­ши­ри­ла свой диа­па­зон, мо­гу поз­во­лить себе го­раз­до бо­лее ши­ро­кий вы­бор пе­сен. У ме­ня эстрад­ная по­ста­нов­ка го­ло­са. Я ис­пол­няю в ос­нов­ном пес­ни в сти­ле, ко­то­рый са­ма обо­зна­чи­ла бы как romantic collection. А кро­ме то­го, пою по­прок, дис­ко, кан­три-рок, лег­кий джаз и еще од­но ин­те­рес­ное на­прав­ле­ние – medieval фолк-рок, жанр, со­че­та­ю­щий эле­мен­ты сред­не­ве­ко­вой му­зы­ки и ро­ка. В нем ра­бо­та­ет

моя лю­би­мая груп­па Blackmore’s Night, ос­но­ван­ная ле­ген­дар­ным Ри­чи Бл­эк­мо­ром.

Моя но­вая песня – Between the Roof and Sky на ан­глий­ском язы­ке, ко­то­рую я не­дав­но за­пи­са­ла,– от­но­сит­ся к поп-ро­ку. Я влю­би­лась в нее, как толь­ко услы­ша­ла пер­вые ак­кор­ды и про­чув­ство­ва­ла лег­кие, по­зи­тив­ные, полные ра­дост­но­го пред­вку­ше­ния сло­ва.

Об­ра­ща­лись ли вы к рас­кру­чен­ным звез­дам, ком­по­зи­то­рам, по­этам за со­ве­том, пес­ней? Ка­ко­вы ва­ши впе­чат­ле­ния от укра­ин­ско­го шоу-биз­не­са?

Мне очень по­вез­ло лич­но по­зна­ко­мить­ся с Ро­ном Кел­ли – удар­ни­ком куль­то­вой бри­тан­ской груп­пы Smokie (всем из­вест­ны их хи­ты What Can I Do? и Living Next Door to Alice). Мы до­воль­но дол­го об­ща­лись в хол­ле оте­ля, и я по­лу­чи­ла очень цен­ные со­ве­ты от­но­си­тель­но во­каль­ной де­я­тель­но­сти. К сча­стью, мы с Ро­ном не по­те­ря­ли связь: друг на­шей се­мьи под­дер­жи­ва­ет с ним пе­ре­пис­ку и пе­ре­сы­ла­ет ему мои ауди­о­за­пи­си. Нет ни­че­го при­ят­нее, чем по­лу­чать оцен­ку жи­вой ле­ген­ды! Вот и мою но­вую пес­ню Рон по­слу­шал. И ре­зю­ми­ро­вал: «Я бы ни­ко­гда не до­га­дал­ся, что она из Укра­и­ны, ес­ли бы не знал Алек­сан­дру. Ре­шил бы, что она ан­гли­чан­ка». По­сле та­ких слов по­яв­ля­ет­ся сти­мул про­дол­жать петь!

Что ка­са­ет­ся укра­ин­ско­го шоу-биз­не­са, то я бы вы­де­ли­ла На­та­лью Мо­ги­лев­скую как очень силь­но­го про­дю­се­ра с пре­крас­ным чув­ством сти­ля. Real O, на мой взгляд, до­воль­но удач­ный ее про­ект.

В це­лом я не слиш­ком ори­ен­ти­ро­ва­на на укра­ин­скую эст­ра­ду. Пес­ни в мо­ем ар­се­на­ле пре­об­ла­да­ют ан­гло­языч­ные. Но есть че­ло­век, та­лант ко­то­ро­го я оце­ни­ваю вы­ше вся­ких похвал, – Кон­стан­тин Меладзе. Как ком­по­зи­тор и про­дю­сер он при­знан во всем ми­ре. Его пес­ни все­гда идут в но­гу со вре­ме­нем, они стиль­ные, в ме­ру про­во­ка­ци­он­ные. И са­мое ин­те­рес­ное, что несмот­ря на опре­де­лен­ный эро­тизм его про­ек­тов, это не вы­гля­дит пошло, а на­обо­рот, рас­счи­та­но на ин­тел­ли­гент­но­го зри­те­ля.

Ка­кие со­ве­ты вы бы да­ли на­чи­на­ю­щим во­ка­ли­стам?

Во-пер­вых, каж­дый спо­со­бен рас­ши­рить свой диа­па­зон. Ес­ли есть слух, то го­лос мож­но раз­ви­вать. Не ставь­те себе за­пре­ты, а про­сто ра­бо­тай­те над го­ло­сом, пе­ре­ба­ры­вая лень и нере­ши­тель­ность. Ду­май­те, для че­го вы по­е­те, что вам это да­ет. Ме­ня пе­ние все­гда спа­са­ло.

И еще од­но ин­те­рес­ное на­блю­де­ние. Ко­гда мне бы­ло очень пло­хо на ду­ше – так пло­хо, как еще ни­ко­гда не бы­ло, и ка­за­лось, вся жизнь ка­тит­ся под от­кос,– я за­пре­ти­ла себе петь груст­ные пес­ни. Ка­за­лось, та­ким об­ра­зом я при­знаю, что несчаст­на, и толь­ко так ме­ня и бу­дут вос­при­ни­мать. Но жиз­не­ра­дост­ные пес­ни зву­ча­ли в мо­ем ис­пол­не­нии неесте­ствен­но, а ведь зри­те­ля не об­ма­нешь. И то­гда один муд­рый че­ло­век (спа­си­бо вам, Кри­сти­на!) по­со­ве­то­вал мне не про­ти­вить­ся и петь пес­ни, ко­то­рые отоб­ра­жа­ют мое внут­рен­нее со­сто­я­ние. Ес­ли чув­ству­ешь себя «как бе­лые туфли по­сле до­ждя» – пой груст­ные пес­ни! Ты сей­час так ощу­ща­ешь жизнь и име­ешь на это пра­во. Пес­ни зву­чат ка­че­ствен­нее, ты про­пус­ка­ешь их че­рез себя, по­ни­ма­ешь смысл каж­до­го сло­ва. А еще так мож­но осво­бо­дить­ся от гру­за, вы­плес­нуть эмо­ции на­ру­жу. И те­бе ста­но­вит­ся лег­че!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.