Га­лен Клав­дий

Zdorovye - - CONTENTS -

Galen Claudius

Ве­ли­кий врач и не ме­нее ве­ли­кий пи­са­тель Древ­не­го Ри­ма Клав­дий Га­лен (Galenus — спо­кой­ный) ро­дил­ся в Пер­га­ме1 , го­су­дар­стве, рас­по­ло­жен­ном в се­ве­ро-за­пад­ной ча­сти Ма­лой Азии, в прав­ле­ние им­пе­ра­то­ра Ад­ри­а­на. Име­ни Клав­дий, по всей ве­ро­ят­но­сти, он не но­сил. Оно по­яви­лось в ре­зуль­та­те непра­виль­но рас­шиф­ро­ван­но­го ти­ту­ла «свет­лей­ший», «слав­ней­ший» (Clarissimus, со­кра­щен­но — Cl.), ко­то­рое пе­ча­та­лось на его тру­дах, на­чи­ная с эпо­хи Сред­не­ве­ко­вья.

Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние Га­лен по­лу­чил у сво­е­го от­ца Ни­ко­на, по­лу­чив­ше­го из­вест­ность как фи­ло­соф, ма­те­ма­тик и зод­чий. Га­лен изу­чал фи­ло­со­фию с 15 лет, при­чем из древ­них мыс­ли­те­лей наи­боль­шее вли­я­ние на него ока­зал Ари­сто­тель. Отец Га­ле­на хо­тел сде­лать сы­на фи­ло­со­фом, но по­се­тив­шее од­на­жды от­ца сно­ви­де­ние, а им рим­ляне при­да­ва­ли огром­ное зна­че­ние, за­ста­ви­ло Га­ле­на за­нять­ся ме­ди­ци­ной. Из­брав спе­ци­аль­ность вра­ча, он об­сто­я­тель­но изу­чал ме­ди­ци­ну под ру­ко­вод­ством пер­гам­ских уче­ных: ана­то­ма Са­ти­ри­ка, па­то­ло­га Стро­то­ни­ка, Эс­хри­о­на, Эм­пи­ри­ка, Фи­ци­а­на и дру­гих вид­ных уче­ных вра­чей Пер­га­ма. По­сле смер­ти от­ца Га­лен пред­при­нял пу­те­ше­ствие, во вре­мя ко­то­ро­го изу­чал ана­то­мию в Смирне. Его учи­те­лем был зна­ме­ни­тый ана­том Пе­лопс (Pelops ous Smyrna, 100 г. н.э.), пред­ло­жив­ший тер­мин «аура» — гре­че­ское сло­во, обо­зна­ча­ю­щее лег­кий ве­те­рок или ды­ха­ние. Он счи­тал, что этот ве­те­рок про­хо­дит по со­су­дам. Там же под ру­ко­вод­ством Аль­би­на Га­лен изу­чал фи­ло­со­фию. Поз­же от­пра­вил­ся в Ко­ринф, где за­ни­мал­ся у уче­ни­ков из­вест­но­го Квин­ту­са, изу­чая есте­ство­зна­ние и ле­кар­ство­ве­де­ние. За­тем объ­е­хал Ма­лую Азию. На­ко­нец, он по­пал в про­слав­лен­ную Алек­сан­дрию, где усерд­но за­ни­мал­ся ана­то­ми­ей у Ге­рак­ли­о­на. Здесь он по­зна­ко­мил­ся с неко­гда зна­ме­ни­той вра­чеб­ной шко­лой и ра­бо­та­ми ее яр­ких пред-

ста­ви­те­лей — Ге­ро­фи­ла и Эра­зи­стра­та. Ко вре­ме­ни по­се­ще­ния Га­ле­ном Алек­сан­дрии здесь бы­ло за­пре­ще­но ана­то­ми­ро­ва­ние че­ло­ве­че­ских тел. Стро­е­ние и функ­ции ор­га­нов изу­ча­лись на обе­зья­нах и дру­гих мле­ко­пи­та­ю­щих. Разо­ча­ро­ван­ный Га­лен по­сле ше­сти лет пу­те­ше­ствий воз­вра­тил­ся в Пер­гам.

В род­ном Пер­га­ме 29лет­ний Га­лен в про­дол­же­ние 4 лет был вра­чом-хи­рур­гом при шко­ле гла­ди­а­то­ров и про­сла­вил­ся сво­им ис­кус­ством ле­че­ния ра­не­ний, вы­ви­хов и пе­ре­ло­мов. Ко­гда в 164 го­ду в го­ро­де вспых­ну­ло вос­ста­ние, 33лет­ний Га­лен от­пра­вил­ся в Рим, где вско­ре стал по­пу­ля­рен как об­ра­зо­ван­ный лек­тор и опыт­ный врач. Он стал из­ве­стен им­пе­ра­то­ру Мар­ку Авре­лию, сбли­зил­ся с фи­ло­со­фом-пе­ри­па­те­ти­ком Ев­де­мом, из­вест­ным в Ри­ме, и тот про­сла­вил Га­ле­на, из­ле­чив­ше­го его, как ис­кус­но­го вра­ча. Рим­ский пат­ри­ций Бэций вме­сте с дру­зья­ми Га­ле­на на­сто­ял на от­кры­тии кур­са лек­ций по ана­то­мии, и Га­лен чи­тал их в Хра­ме Ми­ра при об­шир­ной ауди­то­рии вра­чей и ин­те­ре­су­ю­щих­ся на­у­кой граж­дан. Сре­ди слу­ша­те­лей бы­ли дя­дя им­пе­ра­то­ра Бар­бар, кон­сул Лю­ций Се­вер, став­ший по­том им­пе­ра­то­ром, пре­то­ры, уче­ные, фи­ло­со­фы Эв­дем и Алек­сандр из Да­мас­ка. На­до за­ме­тить, что Га­лен все­гда и вез­де ис­кал слу­чай об­ра­тить на се­бя вни­ма­ние, вслед­ствие че­го он на­жи­вал се­бе вра­гов, сжи­га­е­мых стра­стью из­ба­вить­ся от опас­но­го со­пер­ни­ка. Ис­пу­гав­шись ме­сти

за­вист­ни­ков, Га­лен уехал из Ри­ма и пред­при­нял пу­те­ше­ствие по Ита­лии. За­тем он по­се­тил Пер­гам и по­бы­вал в Смирне у сво­е­го на­став­ни­ка Пе­лоп­са. При­чи­ну же сво­е­го отъ­ез­да он объ­яс­нял то шум­ной жиз­нью в Ри­ме, то враж­деб­ным от­но­ше­ни­ем неко­то­рых вра­чей, но глав­ным об­ра­зом — стра­хом пе­ред рим­ской чу­мой.

По при­гла­ше­нию им­пе­ра­то­ра Лу­ция Ве­ра и Мар­ка Авре­лия Га­лен че­рез два го­да сно­ва вер­нул­ся в Рим че­рез Ма­ке­до­нию. Им­пе­ра­тор Марк Авре­лий вы­звал Га­ле­на в свой во­ен­ный ла­герь в го­ро­де Ак­ви­лее на бе­ре­гу Ад­ри­а­ти­че­ско­го мо­ря. Вме­сте с рим­ски­ми вой­ска­ми Га­лен вер­нул­ся в Рим. Га­лен от­ка­зал­ся со­про­вож­дать им­пе­ра­то­ра в гер­ман­ский по­ход. Он жил в по­сто­ян­ной тре­во­ге, од­но за дру­гим ме­няя ме­сто жи­тель­ства, спа­са­ясь по боль­шей ча­сти от при­зрач­ных вра­гов, чьи на­ме­ре­ния он яв­но пре­уве­ли­чи­вал. Кон­чи­лось тем, что он по­се­лил­ся во двор­це Мар­ка Авре­лия и стал его до­маш­ним вра­чом. Од­на­жды но­чью он был сроч­но вы­зван к им­пе­ра­то­ру, ко­то­рый жа­ло­вал­ся на недо­мо­га­ние. Вра­чи не мог­ли дать им­пе­ра­то­ру необ­хо­ди­мо­го со­ве­та и толь­ко пу­га­ли его сво­и­ми ди­а­гно­за­ми. Га­лен успо­ко­ил боль­но­го, по­со­ве­то­вав вы­пить са­бин­ско­го ви­на, на­сто­ян­но­го с пер­цем. На сле­ду­ю­щий день Га­лен услы­шал от Фи­ло­лая, что ав­тор «Раз­мыш­ле­ний» счи­та­ет его от­ныне не толь­ко «пер­вым сре­ди вра­чей, но един­ствен­ным вра­чом-фи­ло­со­фом».

По про­тек­ции Мар­ка Авре­лия Га­лен был на­зна­чен вра­чом его сы­на, бу­ду­ще­го рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ком­мо­да (161—192), участ­во­вав­ше­го в бо­ях гла­ди­а­то­ров и уби­то­го за­го­вор­щи­ка­ми из чис­ла при­двор­ных. Га­лен вы­ле­чил сы­на Фа­у­сти­ны. На сло­ва ее при­зна­тель­но­сти он от­ве­тил: «Неволь­но, бла­го­да­ря это­му, еще бо­лее уси­лит­ся враж­да, ко­то­рую ва­ши вра­чи пи­та­ют про­тив ме­ня». Со­зна­ние сво­е­го до­сто­ин­ства во вра­чеб­ном ис­кус­стве ни­ко­гда не по­ки­да­ло гор­до­го Га­ле­на. Га­лен счи­тал сво­им до­стой­ным про­тив­ни­ком, по­жа­луй, един­ствен­но­го вра­ча Аскле­пи­а­да Ви­фин­ско­го (128—56 до н.э.), ко­то­рый учил­ся в Алек­сан­дрии у Клео­фан­та и прак­ти­ко­вал за­тем на ост­ро­ве Па­ро­се, на бе­ре­гах Гел­лес­пон­та, в Афи­нах, пре­жде чем по­се­лить­ся в Ри­ме. Аскле­пи­ад вос­стал про­тив ста­рин­но­го обы­чая рим­лян: пе­ри­о­ди­че­ских очи­ще­ний сла­би- тель­ны­ми и рвот­ны­ми сред­ства­ми.

В Ри­ме Га­лен на­пи­сал несколь­ко трак­та­тов, по­свя­щен­ных ме­ди­цине; сре­ди них «О на­зна­че­нии ча­стей те­ла че­ло­ве­ка», а так­же «Ана­то­мия». К со­жа­ле­нию, боль­шин­ство его ру­ко­пи­сей по­гиб­ло во вре­мя по­жа­ра Хра­ма Ми­ра, ко­гда сго­ре­ла вся Па­ла­тин­ская би­б­лио­те­ка. Храм Ми­ра был чем-то вро­де со­кро­вищ­ни­цы, где во­е­на­чаль­ни­ки хра­ни­ли тро­феи, бо­га­чи — дра­го­цен­но­сти, а Га­лен — ру­ко­пи­си.

К ста­ро­сти Га­лен вер­нул­ся в Пер­гам, что­бы в ти­шине и спо­кой­ствии про­дол­жать ра­бо­ту над трак­та­та­ми по ме­ди­цине. Га­лен до­жил до пре­клон­но­го воз­рас­та и умер в цар­ство­ва­ние Сеп­ти­мия Се­ве­ра. Та­ко­ва вкрат­це лич­ность и жиз­не­опи­са­ние ве­ли­ко­го Га­ле­на.

Те­перь же рас­смот­рим его вклад в ме­ди­ци­ну. Га­ле­на с пол­ным на то ос­но­ва­ни­ем мож­но на­звать со­зда­те­лем этио­ло­гии как на­у­ки, по­сколь­ку он си­сте­ма­ти­зи­ро­вал уче­ние о при­чи­нах бо­лез­ней сво­е­го вре­ме­ни. Он раз­де­лял бо­лез­не­твор­ные фак­то­ры на ingesta (на­нос­ные), circumfusa (твер­дые, ме­ха­ни­че­ские), excreta (жид­кие, об­ли­ва­ю­щие), вы­зы­ва­ю­щие рост и др. Он впер­вые ука­зал, что бо­лезнь раз­ви­ва­ет­ся от воз­дей­ствия при­чин­ных фак­то­ров на со­от­вет­ству­ю­щее пред­рас­по­ла­га­ю­щее со­сто­я­ние ор­га­низ­ма боль­но­го. Внут­рен­ние бо­лез­не­твор­ные фак­то­ры Га­лен на­зы­вал «при­го­тов­ля­ю­щи­ми» ор­га­низм для раз­ви­тия бо­лез­ни. Га­лен раз­де­лял бо­лез­ни на внеш­ние и внут­рен­ние, их при­чи­ны — на при­чи­ны непо­сред­ствен­но­го и от­да­лен­но­го дей­ствия. Он по­ка­зал, что ана­то­мия и фи­зио­ло­гия — ос­но­ва на­уч­ной ди­а­гно­сти­ки, ле­че­ния и про­фи­лак­ти­ки.

Впер­вые в ис­то­рии ме­ди­ци­ны Га­лен ввел в прак­ти­ку экс­пе­ри­мент, и по­это­му его мож­но счи­тать од­ним из пред­ше­ствен­ни­ков экс­пе­ри­мен­таль­ной фи­зио­ло­гии. Изу­чая в экс­пе­ри­мен­те функ­цию лег­ких и ме­ха­низм ды­ха­ния, он уста­но­вил, что диа­фраг­ма и груд­ные мыш­цы рас­ши­ря­ют груд­ную клет­ку, втя­ги­вая воз­дух в лег­кие. Га­лен мно­го пи­сал о функ­ци­ях от­дель­ных ор­га­нов. Неко­то­рые его взгля­ды, на­при­мер, на кро­во­об­ра­ще­ние, пи­ще­ва­ри­тель­ную и ды­ха­тель­ную си­сте­му бы­ли оши­боч­ны. Он опи­сал мно­гие по­дроб­но­сти стро­е­ния че­ло­ве­че­ско­го те­ла, дал на­зва­ния неко­то­рым

ко­стям, су­ста­вам и му­ску­лам, со­хра­нив­ши­е­ся в ме­ди­цине до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни.

Га­лен ввёл в ме­ди­ци­ну ви­ви­сек­цию, экс­пе­ри­мен­ты на жи­вот­ных, впер­вые раз­ра­бо­тал ме­то­ди­ку вскры­тия моз­га. Опы­ты про­из­во­ди­лись на сви­ньях, ко­ро­вах и др. Осо­бо на­до под­черк­нуть, что Га­лен ни­ко­гда не де­лал вскры­тий че­ло­ве­че­ско­го тру­па, все его ана­то­ми­че­ские пред­став­ле­ния бы­ли вы­стро­е­ны по ана­ло­гии со стро­е­ни­ем те­ла жи­вот­ных. Он ис­хо­дил из слов сво­е­го ку­ми­ра Ари­сто­те­ля: «Мно­гое неиз­вест­но или вы­зы­ва­ет со­мне­ние в стро­е­нии внут­рен­них ор­га­нов че­ло­ве­ка, по­это­му необ­хо­ди­мо их изу­чать у дру­гих жи­вот­ных, ор­га­ны ко­то­рых сход­ны с че­ло­ве­че­ски­ми». За­ни­ма­ясь ле­че­ни­ем гла­ди­а­то­ров, Га­лен смог су­ще­ствен­но рас­ши­рить свои ана­то­ми­че­ские по­зна­ния, ко­то­рые в це­лом гре­ши­ли мно­же­ством оши­бок.

Га­лен од­ним из пер­вых экс­пе­ри­мен­таль­но уста­но­вил от­сут­ствие бо­ли при рас­се­че­нии моз­го­во­го ве­ще­ства. Он изу­чал ве­ны го­лов­но­го моз­га и по­дроб­но опи­сал но­ся­щую его имя ниж­нюю по­лую ве­ну, ко­то­рая со­би­ра­ет кровь от ниж­них ко­неч­но­стей, сте­нок и ор­га­нов та­за, от сте­нок брюш­ной по­ло­сти, от диа­фраг­мы, неко­то­рых ор­га­нов брюш­ной по­ло­сти (пе­че­ни, по­чек, над­по­чеч­ни­ков), от по­ло­вых же­лез, спин­но­го моз­га и его обо­ло­чек (ча­стич­но).

Га­лен внес вклад в опи­са­ние нервной си­сте­мы че­ло­ве­ка, ука­зав, что она пред­став­ля­ет со­бой вет­ви­стый ствол, каж­дая из вет­вей ко­то­ро­го жи­вет са­мо­сто­я­тель­ной жиз­нью. Нер­вы по­стро­е­ны из то­го же ве­ще­ства, что и мозг. Они слу­жат ощу­ще­нию и дви­же­нию. Га­ле­ном раз­ли­ча­лись чув­стви­тель­ные, «мяг­кие» нер­вы, иду­щие к ор­га­нам, и свя­зан­ные с мыш­ца­ми «твер­дые» нер­вы, по­сред­ством ко­то­рых вы­пол­ня­ют­ся про­из­воль­ные дви­же­ния. Он ука­зал на зри­тель­ный нерв и уста­но­вил, что нерв этот пе­ре­хо­дит в сет­чат­ку гла­за. Ор­га­на­ми ду­ши Га­лен счи­тал мозг, серд­це и пе­чень. Каж­до­му из них при­пи­сы­ва­лась од­на из пси­хи­че­ских функ­ций со­от­вет­ствен­но раз­де­ле­нию ча­стей ду­ши, пред­ло­жен­но­му Пла­то­ном: пе­чень — но­си­тель во­жде­ле­ний, серд­це — гне­ва и му­же­ства, мозг — ра­зу­ма. В моз­ге глав­ная роль от­во­ди­лась же­лу­доч­кам, в осо­бен­но­сти зад­не­му, где, по Га­ле­ну, про­из­во­дит­ся выс­ший вид пнев­мы, со­от­вет­ству­ю­щий ра­зу­му, ко­то­рый яв­ля­ет­ся су­ще­ствен­ным при­зна­ком че­ло­ве­ка, по­доб­но то­му как ло­ко­мо­ция (име­ю­щая свою «ду­шу», или пнев­му) ти­пич­на для жи­вот­ных, а рост (опять-та­ки пред­по­ла­га­ю­щий осо­бую пнев­му) — для рас­те­ний. Га­лен мно­го вни­ма­ния по­свя­тил ги­по­те­ти­че­ской «пне­вме», ко­то­рая буд­то бы про­ни­ка­ет в ма­те­рию и ожив­ля­ет ор­га­низм че­ло­ве­ка. Даль­ней­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ло у Га­ле­на уче­ние о тем­пе­ра­мен­тах. Оно, так же как и у Гип­по­кра­та, ба­зи­ро­ва­лось на гу­мо­раль­ной кон­цеп­ции.

От­во­дит Га­лен ме­сто и прак­ти­че­ской ме­ди­цине. В его тру­дах на­шли ме­сто бо­лез­ни боль­шо­го чис­ла ор­га­нов че­ло­ве­че­ско­го те­ла; по­дроб­но опи­са­ны глаз­ные бо­лез­ни; да­ны ряд прак­ти­че­ских со­ве­тов по ле­чеб­ной гим­на­сти­ке и ре­ко­мен­да­ции, как на­до при­кла­ды­вать ком­прес­сы, ста­вить пи­яв­ки, опе­ри­ро­вать ра­ны. Он ле­чил лю­дей элек­три­че­ством, поль­зу­ясь жи­вы­ми элек­тро­стан­ци­я­ми оби­та­те­лей мор­ских глу­бин — рыб. Ле­че­ние миг­ре­ни, по Га­ле­ну, за­клю­ча­лось в за­ка­пы­ва­нии в нос со­ка ды­мян­ки с мас­лом и ук­су­сом.

При­во­дит Га­лен и це­лый ряд ре­цеп­тов на по­рош­ки, ма­зи, на­стой­ки, вы­тяж­ки и пи­люли. Его ре­цеп­ты, в несколь­ко из­ме­нен­ном ви­де, при­ме­ня­ют­ся до сих пор и но­сят на­зва­ние «га­ле­но­вых пре­па­ра­тов» — ле­кар­ствен­ные сред­ства, из­го­тов­ля­е­мые пу­тем об­ра­бот­ки рас­ти­тель­но­го или жи­вот­но­го сы­рья и из­вле­че­ния из него дей­ству­ю­щих на­чал. К га­ле­но­вым пре­па­ра­там от­но­сят на­стой­ки, экс­трак­ты, ли­ни­мен­ты, си­ро­пы, во­ды, мас­ла, спир­ты, мы­ла, пла­сты­ри, гор­чич­ни­ки. Га­лен раз­ра­бо­тал ре­цеп­ту­ру упо­треб­ля­е­мо­го до сих пор кос­ме­ти­че­ско­го сред­ства «кольд­кре­ма», ко­то­рый со­сто­ит из эфир­но­го мас­ла, вос­ка и ро­зо­вой во­ды.

Гро­мад­ная по раз­ма­ху и вли­я­нию пре­по­да­ва­тель­ская и ли­те­ра­тур­ная де­я­тель­ность Га­ле­на, во мно­гом опре­де­лив­ше­го пу­ти раз­ви­тия ев­ро­пей­ской ме­ди­ци­ны вплоть до эпо­хи Воз­рож­де­ния, про­ник­ну­та ве­ду­щей мыс­лью о тож­де­стве ме­ди­ци­ны и фи­ло­со­фии (ср. про­грамм­ное со­чи­не­ние Га­ле­на «О том, что луч­ший врач в то же вре­мя — фи­ло­соф»). Фи­ло­соф­ство­ва­ние в те вре­ме­на озна­ча­ло

об­ще­ние с людь­ми, по­свя­ща­е­мы­ми в тай­ны ми­ро­зда­ния и при­ро­ды че­ло­ве­ка, — об­ще­ние, со­еди­ня­е­мое с обу­че­ни­ем. В эл­ли­ни­сти­че­скую эпо­ху глав­ной те­мой обу­че­ния ста­ло ис­кус­ство жить. За­ча­стую оно при­об­ре­та­ло пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский ха­рак­тер: фи­ло­соф ста­но­вил­ся ду­хов­ни­ком — вра­че­ва­те­лем ду­ши. По­треб­ность в та­ких вра­че­ва­те­лях бы­ла огром­на, тре­бо­ва­лось дать воз­мож­ность спра­вить­ся че­ло­ве­ку с тре­во­га­ми, от­ри­ца­тель­ны­ми эмо­ци­я­ми, стра­хом и раз­лич­ны­ми, как бы мы сей­час ска­за­ли, «стрес­со­вы­ми со­сто­я­ни­я­ми». Фи­ло­соф за­ни­мал по­зи­цию, сход­ную во мно­гих от­но­ше­ни­ях с ро­лью со­вре­мен­но­го свя­щен­ни­ка. Его при­гла­ша­ли, что­бы по­со­ве­то­вать­ся при об­суж­де­нии труд­ных мо­раль­ных про­блем. Свы­ше 400 трак­та­тов на­пи­сал Га­лен, в том чис­ле 200 — по ме­ди­цине, из ко­то­рых со­хра­ни­лось око­ло 100 трак­та­тов, осталь­ные сго­ре­ли во вре­мя по­жа­ра в Ри­ме. Га­лен со­ста­вил сло­варь и ком­мен­та­рии к со­чи­не­ни­ям Гип­по­кра­та. Он ввел нема­ло но­вых гре­че­ских на­име­но­ва­ний, уточ­нил зна­че­ния ста­рых, воз­ро­дил неко­то­рые по­чти за­бы­тые или ма­ло­по­нят­ные для его со­вре­мен­ни­ков гип­по­кра­тов­ские обо­зна­че­ния. Га­лен свел при­ме­не­ние сло­ва diaphragma до един­ствен­но­го зна­че­ния «гру­до­брюш­ная пре­гра­да», за­кре­пил за сло­вом ganglion, обо­зна­чав­шим опу­хо­ле­вид­ное об­ра­зо­ва­ние, так­же и ана­то­ми­че­ское зна­че­ние — «нерв­ный узел». Га­ле­ну уда­лось сде­лать од­но­знач­ным на­име­но­ва­ние sternon — гру­ди­на. Он уточ­нил фор­маль­ную и со­дер­жа­тель­ную сто­ро­ны тер­ми­на anastomоsis. Ему при­над­ле­жит ав­тор­ство на­име­но­ва­ний thalamus — лат. thalamus (зри­тель­ный бу­гор моз­га), phleps azygos — лат. vena azygos (непар­ная ве­на), cremaster (мыш­ца, под­ни­ма­ю­щая яич­ко), peristaltikе kinеsis — пе­ри­сталь­ти­ка и др.

Иде­а­ли­сти­че­ская на­прав­лен­ность со­чи­не­ний Га­ле­на спо­соб­ство­ва­ла транс­фор­ма­ции его уче­ния в так на­зы­ва­е­мый га­ле­низм, ка­но­ни­зи­ро­ван­ный цер­ко­вью и гос­под­ство­вав­ший в ме­ди­цине в те­че­ние мно­гих ве­ков. Га­лен за­ни­ма­ет в ис­то­рии ме­ди­ци­ны со­вер­шен­но ис­клю­чи­тель­ное ме­сто. На про­тя­же­нии ве­ков чи­та­ли толь­ко твор­ца гу­мо­раль­ной тео­рии и так на­зы­ва­е­мой ра­ци­о­наль­ной ме­ди­ци­ны Га­ле­на, при­слу­ши­ва­лись лишь к его ав­то­ри­тет­но­му мне­нию. Его уче­ние гос­под­ство­ва­ло без­раз­дель­но в те­че­ние 14 ве­ков, вплоть до эпо­хи Воз­рож­де­ния.

И вот на­шел­ся храб­рец, осме­лив­ший­ся опро­ки­нуть это­го идо­ла. Им был Па­ра­цельс. Он при­дер­жи­вал­ся мне­ния, что со вре­мен Гип­по­кра­та ме­ди­ци­на не сде­ла­ла ни од­но­го ша­га впе­ред, а так­же дерз­нул утвер­ждать, что Га­лен свел ее с нор­маль­но­го пу­ти раз­ви­тия и, бо­лее то­го, толк­нул на­зад, за­тем­нив трез­вые идеи Гип­по­кра­та ту­ман­ны­ми иде­я­ми Пла­то­на. Ав­то­ри­тет Га­ле­на был по­ко­леб­лен, а за­тем низ­верг­нут, глав­ным об­ра­зом по­сле по­яв­ле­ния трак­та­та «О стро­е­нии че­ло­ве­че­ско­го те­ла» Ве­за­лия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.