Ста­рая кар­ти­на в но­во­год­нем ин­те­рье­ре

О пер­спек­ти­вах укра­ин­ских бан­ков в 2017 го­ду. И не толь­ко…

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей КОРАБЛИН,

д.э.н. (Ин­сти­тут эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны)

Ухо­дя­щий год вряд ли мож­но на­звать ску­пым на со­бы­тия, а боль­шин­ство из них — дол­го­ждан­ны­ми. Они ока­за­лись про­сто за­ко­но­мер­ны­ми. И ра­до­вать­ся им смог­ли лишь еди­ни­цы.

По­след­ний то­му при­мер — на­ци­о­на­ли­за­ция При­ватбан­ка. В ис­то­рии его непла­те­же­спо­соб­но­сти, как и де­сят­ка дру­гих оте­че­ствен­ных бан­ков, по­ка боль­ше вер­сий, чем яс­но­сти. Как в ча­сти об­сто­я­тельств, так и бу­ду­щих след­ствий.

Вер­сия офи­ци­аль­ная: спа­се­ние оте­че­ства

Со­глас­но го­су­дар­ству, оно ста­ло соб­ствен­ни­ком «При­ва­та», вы­би­рая не меж­ду «пло­хим и хо­ро­шим», а «наи­худ­шим и ужас­ным». На это ука­зы­ва­ет впе­чат­ля­ю­щая ста­ти­сти­ка, ко­то­рая те­перь, ви­ди­мо, из­вест­на лю­бо­му на­блю­да­те­лю, — в ба­лан­се бан­ка зи­я­ла ды­ра в 148 млрд грн, в ко­то­рую мог­ли про­лезть по­чти 3/4 всех вы­дан­ных им кре­ди­тов. При этом от бан­ка за­ви­сит бла­го­по­лу­чие не ме­нее 20 млн на­ших со­граж­дан, вклю­чая 3,2 млн пен­си­о­не­ров, до по­лу­мил­ли­о­на сту­ден­тов, физ­лиц-пред­при­ни­ма­те­лей и столь­ко же — пол­но­цен­ных пред­при­я­тий. При­ватбанк ока­зал­ся их круп­ней­шим кре­ди­то­ром. Не го­во­ря уже о кар­точ­ных пла­те­жах и рас­че­тах в мас­шта­бе всей Укра­и­ны.

Го­су­дар­ство не мог­ло поз­во­лить кру­ше­ния «При­ва­та» еще и по­то­му, что на него при­хо­дит­ся по­ряд­ка 36% всех бан­ков­ских вкла­дов на­се­ле­ния. При та­ких рас­кла­дах его крах мог на­крыть об­лом­ка­ми не толь­ко кли­ен­тов, но и зна­чи­тель­ную часть на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки. При­ни­мая во вни­ма­ние, что эти риски пря­мо ка­са­лись по­чти каж­до­го вто­ро­го украинца, от­ма­хи­вать­ся от них бы­ло невоз­мож­но. Тем бо­лее, ес­ли учесть неза­вид­ную си­ту­а­цию, в ко­то­рой пре­бы­ва­ет на­ша эко­но­ми­ка, пы­ла­ю­щий Дон­басс и умень­ше­ние чис­ла внеш­них сим­па­ти­ков.

Вер­сия скеп­ти­ков: на­ци­о­на­ли­за­ция част­но­го дол­га

Для скеп­ти­ков ука­зан­ный на­бор ар­гу­мен­тов не сни­ма­ет од­но­го про­сто­го во­про­са: по­че­му по дол­гам мил­ли­ар­де­ров, проживающих то ли в Лон­доне, то ли в Же­не­ве, долж­ны бу­дут пла­тить се­го­дняш­ние пер­во­класс­ни­ки? Ес­ли они, ко­неч­но, не эми­гри­ру­ют, по­взрос­лев, из сво­ей род­ной стра­ны. По­че­му, про­воз­гла­сив ли­бе­раль­ные прин­ци­пы и обанк­ро­тив со­глас­но им по­чти 90 част­ных бан­ков, го­су­дар­ство на тре­тьем го­ду ре­форм по­сту­пи­лось сво­и­ми убеж­де­ни­я­ми? По­че­му все дру­гие бан­ков­ские по­те­ри, яв­но пре­вы­ша­ю­щие «при­ва­тов­ские», бы­ли до­пу­сти­мы, а в де­ле круп­ней­ше­го (част­но­го) бан­ка го­су­дар­ство пошло на по­пят­ную?

Эти во­про­сы тем ост­рее, что за всей опе­ра­ци­ей сто­ит МВФ — меж­ду­на­род­ный ар­битр чест­ной кон­ку­рен­ции, про­зрач­но­го рын­ка, по­бор­ник ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, из­вест­ный де­ре­гу­ля­тор, про­тив­ник мо­но­по­лий и гос­соб­ствен­но­сти. Меж­ду тем он обе­ща­ет Укра­ине оче­ред­ной (чет­вер­тый) транш по про­грам­ме EFF толь­ко по­сле то­го, как го­су­дар­ство возь­мет на се­бя, а за­тем пе­ре­ло­жит на нас бре­мя дол­гов двух мил­ли­ар­де­ров. По­ка речь идет о 117 млрд грн (в эк­ви­ва­лен­те 4,5 млрд долл.).

Ес­ли бы это­го не слу­чи­лось, и го­су­дар­ство учло до­хо­ды сво­их по­лу­ни­щих граж­дан (сред­не­ме­сяч­ная зар­пла­та — 194 долл.), усло­вия про­грам­мы бы­ли бы на­ру­ше­ны, и рас­счи­ты­вать на его по­мощь Укра­и­на не мог­ла.

При ана­ли­зе аль­тер­на­тив вы­яс­ни­лось, что 1,3 млрд долл. воз­мож­но­го тран­ша ве­сят боль­ше, чем 4,5 млрд на­ше­го но­во­го дол­га. При­том что из него мы не ви­де­ли и не уви­дим ни цен­та. Кста­ти, транш так­же при­дет­ся воз­вра­щать. Ведь ес­ли его по­лу­чим, он то­же ста­нет госдол­гом. Так что в слу­чае «успе­ха» на круг вый­дет 5,8 млрд долл. Плюс про­цен­ты. Но их так­же со вре­ме­нем при­дет­ся пла­тить не аб­стракт­но­му го­су­дар­ству, а всем нам. И хо­тя в их рас­че­те се­го­дня нет смыс­ла, за 15 лет при став­ке 10,5% несколь­ко де­сят­ков мил­ли­ар­дов гри­вен точ­но на­ка­па­ет.

На­сколь­ко та­кой па­сьянс отве­ча­ет на­ци­о­наль­ным и меж­ду­на­род­ным уси­ли­ям по борь­бе с бед­но­стью и кор­руп­ци­ей — каж­дый мо­жет ре­шать са­мо­сто­я­тель­но.

Вер­сия быв­ше­го прав­ле­ния: пред­взя­тость и ма­ни­пу­ля­ции

Точ­ка зре­ния быв­ше­го прав­ле­ния При­ватбан­ка пре­дель­но про­ста: 148 млрд грн — не долг бан­ка и не спря­тан­ные им в оф­шо­рах сред­ства, а ре­зуль­тат нор­ма­тив­ных ма­ни­пу­ля­ций, про­из­ве­ден­ных Нац­бан­ком. Все­му ви­ной его но­вые под­хо­ды к оцен­ке за­ло­гов под вы­дан­ные кре­ди­ты и пред­взя­тое от­но­ше­ние. Без них бы банк про­дол­жал нор­маль­но ра­бо­тать в преж­нем ре­жи­ме. Ка­са­тель­но же мил­ли­ард­ных про­сро­чек по воз­вра­ту ре­фи­нан­са НБУ, то это не укло­не­ния, а след­ствие об­ще­на­ци­о­наль­но­го кри­зи­са, ко­то­рый сто­и­ло про­сто пе­ре­жить.

На­до при­знать, что ес­ли бы Нац­банк по­дроб­но объ­яс­нял при­чи­ны кру­ше­ния каж­до­го про­го­рев­ше­го за по­след­ние 2,5 го­да бан­ка, на эти за­ме­ча­ния, воз­мож­но, не сто­и­ло об­ра­щать вни­ма­ния. По­сколь­ку в уже из­вест­ном на­бо­ре ти­пич­ных банк­ротств мож­но бы­ло бы про­сто ука­зать слу­чай «При­ва­та». Од­на­ко из-за от­сут­ствия у ре­гу­ля­то­ра та­ко­го ана­ли­за (?!) до­во­ды быв­ше­го прав­ле­ния не зву­чат бес­смыс­лен­но.

И это лишь уси­ли­ва­ет во­прос о над­зор­ных функ­ци­ях На­ци­о­наль­но­го бан­ка. Как, впро­чем, и Ан­ти­мо­но­поль­но­го ко­ми­те­та, си­ло­вых ве­домств, а так­же Со­ве­та по без­опас­но­сти и обо­роне. Тем бо­лее что имен­но СНБО освя­тил на­ци­о­на­ли­за­цию При­ватбан­ка.

Кэп­тив­ные бан­ки

Меж­ду тем его пре­це­дент — не толь­ко па­сы­нок без­дей­ству­ю­щих ре­гу­ля­то­ров. Это еще и ро­до­вой де­фект на­ше­го ка­пи­та­ла, для ко­то­ро­го «за­брать» и «за­ра­бо­тать» ча­сто еще оста­ют­ся си­но­ни­ма­ми. От­сю­да — рей­дер­ство, шан­таж, ис­чез­но­ве­ние кон­ку­рен­тов и несго­вор­чи­вых сви­де­те­лей.

В та­ких усло­ви­ях лю­бой ма­ло-маль­ски се­рьез­ный бизнес пы­та­ет­ся об­за­ве­стись мак­си­маль­ным на­бо­ром средств без­опас­но­сти. От на­деж­ных юри­стов и бух­гал­те­ров до лич­ных ми­ни-ар­мий. В фи­нан­со­вых во­про­сах этим це­лям слу­жат соб­ствен­ные бан­ки. Тем бо­лее что при пра­виль­ном на­бо­ре ли­цен­зий это не толь­ко ин­стру­мент со­хран­но­сти фи­нан­со­вых ре­сур­сов, но и удоб­ный ка­нал их ле­галь­но­го вы­во­да в оф­шо­ры, по­сле­ду­ю­ще­го воз­вра­та в ви­де ино­стран­ных ин­ве­сти­ций, ти­хих по­ку­пок за­ру­беж­ной недви­жи­мо­сти, пе­ре­брос­ки средств меж­ду ком­па­ни­я­ми с од­ним об­щим ад­ре­сом, умыш­лен­ной кон­цен­тра­ции дол­гов в фир­мах-банк­ро­тах и лич­ных сбе­ре­же­ний — в ком­форт­ных ев­ро­пей­ских стра­нах.

Ве­сен­ний скан­дал с оф­шо­ра­ми, а за­тем — осен­ний — с ре­зуль­та­та­ми е-де­кла­ри­ро­ва­ния на­гляд­но по­ка­за­ли мас­шта­бы та­кой прак­ти­ки. Как вы­яс­ни­лось, Па­на­ма, Кай­ма­ны и Вир­гин­ские Ост­ро­ва — неиз­мен­ный ат­ри­бут по­чти всех оте­че­ствен­ных по­ли­ти­ков от биз­не­са. На­чи­ная от пер­вых лиц стра­ны и за­кан­чи­вая ли­де­ра­ми рай­он­но­го мас­шта­ба.

Не уди­ви­тель­но, что имен­но бан­ки вы­сту­па­ют глав­ны­ми ра­де­те­ля­ми ва­лют­ных сво­бод, сня­тия за­пре­тов на вы­вод оте­че­ствен­но­го ка­пи­та­ла и его ин­ве­сти­ро­ва­ния за ру­бе­жом. При­чем на эти взгля­ды не вли­я­ет ни вой­на, ни бед­ствия стра­ны, ни по­те­ря ее тер­ри­то­рий. Ско­рее, да­же на­обо­рот.

При этом кар­ман­ные (кэп­тив­ные) бан­ки не толь­ко за­щи­ща­ют, пря­чут и ле­га­ли­зу­ют. Они еще и пи­та­ют за счет кли­ен­тов бизнес сво­их учре­ди­те­лей. В прин­ци­пе в этой функ­ции нет ни­че­го предо­су­ди­тель­но­го. Кро­ме од­но­го — все риски вклад­чи­ков ока­зы­ва­ют­ся свя­за­ны с кре­ди­та­ми, вы­дан­ны­ми од­ной бизнес-груп­пе: ес­ли она са­дит­ся на мель, ее кэп­тив­ный банк мо­жет об­ну­лить свои сто­рон­ние обя­за­тель­ства. Как в ча­сти про­цент­ных пла­те­жей, так и воз­вра­та вкла­дов. По­сколь­ку в час «Ч» при­хо­дит­ся ду­мать не о кли­ен­тах, а о ма­те­рин­ской ком­па­нии. Учи­ты­вая же Itвоз­мож­но­сти и раз­ви­тую сеть под­став­ных фирм, по­за­бо­тить­ся о ней в кри­ти­че­скую ми­ну­ту не слож­нее, чем щелк­нуть по кла­ви­ше ком­пью­те­ра. То, что это не миф, се­го­дня зна­ют де­сят­ки ты­сяч укра­ин­ских вклад­чи­ков.

Се­крет По­ли­ши­не­ля со­сто­ял в том, что бо­лее 90% кор­по­ра­тив­ных кре­ди­тов При­ватбан­ка шли на под­держ­ку бизнес-ин­те­ре­сов его соб­ствен­ни­ков. При­чем в него вхо­дил и кипр­ский фи­ли­ал. По­это­му про­сле­дить извне обо­рот средств в пре­де­лах всей груп­пы «При­ват» бы­ло пре­дель­но слож­но. По край­ней ме­ре, так счи­та­ют в Ген­про­ку­ра­ту­ре, где ле­жат де­сят­ки то­мов де­ла по невоз­вра­ту При­ватбан­ком кре­ди­тов ре­фи­нан­си­ро­ва­ния. Счи­тать его в та­ких усло­ви­ях без­обид­ной жерт­вой — оче­вид­ное пре­уве­ли­че­ние. Но кто этой жерт­вой вос­поль­зу­ет­ся и за чей счет, то­же во­прос.

Без­услов­но, не все оте­че­ствен­ные бан­ки мож­но от­не­сти к кэп­тив­ным. Но то, что та­кая мо­дель весь­ма ти­пич­на для бан­ков с укра­ин­ски­ми кор­ня­ми, то­же факт. Это лег­ко по­нять, узнав лишь, кто их соб­ствен­ник, чем он еще вла­де­ет и в ка­ких юрис­дик­ци­ях. Что вы­де­ля­ло из этой сре­ды При­ватбанк, так это его пре­дель­ная агрес­сив­ность, кре­а­тив­ность и вы­со­кие It­тех­но­ло­гии. Не­да­ром их ли­дер­ство при­зна­ют не толь­ко оте­че­ствен­ные кон­ку­рен­ты, но и ев­ро­пей­ские. А один из пер­вых во­про­сов в свя­зи с на­ци­о­на­ли­за­ци­ей бан­ка ка­сал­ся судь­бы его пла­теж­ной си­сте­мы «При­ват24».

Во­прос о том, как од­на из укра­ин­ских бизнес-им­пе­рий су­ме­ла ли­шить­ся сво­е­го фи­нан­со­во­го цен­тра, и что с ней те­перь бу­дет, оста­ет­ся от­кры­тым. Но не ме­нее ин­те­ре­сен во­прос об об­щих при­чи­нах мас­со­во­го банк­рот­ства оте­че­ствен­ных бан­ков. Тем бо­лее что от­но­си­тель­но недав­но судь­ба мно­гих из них не вну­ша­ла ни ма­лей­ших опа­се­ний. Что, соб­ствен­но, ка­са­лось и При­ватбан­ка.

Жерт­вы конъ­юнк­ту­ры и… соб­ствен­ной по­ли­ти­ки

О сы­рье­вой конъ­юнк­ту­ре в по­след­нее вре­мя пи­са­ли нема­ло. Вы­яс­ни­лось, что к ее ко­ле­ба­ни­ям при­вя­зан прак­ти­че­ски весь укра­ин­ский бизнес-цикл. При­чи­на — спе­ци­а­ли­за­ция на вы­пус­ке низ­ко­тех­но­ло­гич­ной про­дук­ции, ко­стяк ко­то­рой пред­став­лен экс­порт­ны­ми то­ва­ра­ми аг­рар­но­го сек­то­ра, чер­ной ме­тал­лур­гии и про­стей­шей хи­мии. Ко­гда це­ны на них па­да­ют, стра­на по­гру­жа­ет­ся в эко­но­ми­че­ский, бан­ков­ский и ва­лют­но-фи­нан­со­вый кри­зи­сы: так бы­ло в 1998–1999, 2008–2009 и 2014–2016 гг.

При этом чем ни­же сы­рье­вая конъ­юнк­ту­ра, тем мень­ше ва­лю­ты при­те­ка­ет на наш ры­нок и слож­нее ее ку­пить. Бан­ки из-за это­го на­чи­на­ет ли­хо­ра­дить — не все за­ем­щи­ки мо­гут в срок рас­пла­тить­ся по кре­ди­там, взя­тым в ва­лю­те, то­гда как ее на­чи­на­ют тре­бо­вать вла­дель­цы ва­лют­ных де­по­зи­тов. Их объ­е­мы в та­кие мо­мен­ты рез­ко со­кра­ща­ют­ся.

Си­ту­а­ция до­сти­га­ет пре­де­ла, ко­гда не вы­дер­жи­ва­ет курс грив­ни — его падение де­ла­ет непла­те­же­спо­соб­ной зна­чи­тель­ную часть ва­лют­ных за­ем­щи­ков. Бан­ки, в ко­то­рых их до­ста­точ­но мно­го, ло­па­ют­ся. Учи­ты­вая уро­вень дол­ла­ри­за­ции кре­ди­тов и де­по­зи­тов (30–50% в за­ви­си­мо­сти от со­сто­я­ния рын­ка), этот риск яв­ля­ет­ся си­стем­ным. Вклад­чи­ки это ин­ту­и­тив­но по­ни­ма­ют и пы­та­ют­ся ско­рее об­ну­лить свои де­по­зи­ты. Как ва­лют­ные, так и грив­не­вые. Это раз­го­ня­ет спрос на ва­лю­ту, что лишь уси­ли­ва­ет на­рас­та­ю­щий ха­ос.

По­след­ний до­сти­га­ет апо­гея, ко­гда на­чи­на­ет­ся бес­по­ря­доч­ное падение ва­лют­но­го кур­са, увле­ка­ю­щее за со­бой все боль­шее чис­ло еще недав­но бла­го­по­луч­ных бан­ков. В 2008–2009 гг. эту фа­зу уда­лось смяг­чить бла­го­да­ря до­ста­точ­но­му объ­е­му меж­ду­на­род­ных ре­зер­вов (38 млрд долл.), ва­лют­ным ин­тер­вен­ци­ям, то­таль­ным огра­ни­че­ни­ям на рын­ке (ок­тябрь 2008-го) и быст­ро­му вос­ста­нов­ле­нию внеш­них сы­рье­вых рын­ков (2010 г., по­сле на­ча­ла ан­ти­кри­зис­ных про­грамм «ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния» в США и дру­гих ин­ду­стри­аль­ных стра­нах).

В 2014–2016 гг. си­ту­а­ция ока­за­лась пря­мо про­ти­во­по­лож­ной: меж­ду­на­род­ные ре­зер­вы по­чти ис­сяк­ли (сни­жа­лись до 5,6 млрд долл.), це­ны на сы­рье про­дол­жа­ли па­дать, Фе­де­раль­ная ре­зерв­ная си­сте­ма пе­ре­ста­ла на­ка­чи­вать дол­ла­ром аме­ри­кан­скую (и меж­ду­на­род­ную) эко­но­ми­ку. Плюс утра­та Кры­ма и вой­на на Дон­бас­се, вклю­чая свя­зан­ные с этим из­держ­ки и по­те­ри. Ре­зуль­тат — трех­крат­ная де­валь­ва­ция грив­ни и око­ло 90 бан­ков-банк­ро­тов, вклю­чая те­перь уже и «При­ват».

Рис. 1-3 ил­лю­стри­ру­ют неко­то­рые из опи­сан­ных эпи­зо­дов в те­че­ние по­след­них 14 лет (2003–2016 гг.). Речь, в част­но­сти, идет о го­до­вом при­ро­сте внеш­них цен на на­ше экс­порт­ное сы­рье и ва­лют­ных де­по­зи­тов (в по­квар­таль­ной раз­бив­ке, рис. 1). Пер­вые пред­став­ле­ны взве­шен­ным ин­дек­сом цен на пше­ни­цу, сталь, под­сол­неч­ное мас­ло и азот­ные удоб­ре­ния. Вто­рые — сред­ства­ми до вос­тре­бо­ва­ния: в спо­кой­ное вре­мя их до­ля в струк­ту­ре ва­лют­ных де­по­зи­тов сни­жа­ет­ся до 20%, но в кри­ти­че­ские мо­мен­ты рез­ко уве­ли­чи­ва­ет­ся. Се­го­дня она до­сти­га­ет по­чти 40% — ска­зы­ва­ет­ся об­щая нер­воз­ность и страх дер­жать день­ги на сроч­ных вкла­дах.

При­ме­ча­тель­но, что все эпи­зо­ды аб­со­лют­но­го со­кра­ще­ния ва­лют­ных де­по­зи­тов (2009-й и 2012–2016 гг.) при­шлись на пе­ри­о­ды па­де­ния экс­порт­ных цен на укра­ин­ское сы­рье. Не ме­нее уди­ви­тель­но, что та­кая же за­ви­си­мость про­сле­жи­ва­ет­ся и в ди­на­ми­ке грив­не­вых де­по­зи­тов — мо­мен­ты их па­де­ния на­блю­да­лись в 2009-м и 2014–2015 гг. (рис. 2).

На­ко­нец, рис. 3 от­ра­жа­ет прак­ти­че­ски учеб­ную за­ви­си­мость меж­ду ди­на­ми­кой грив­не­вых де­по­зи­тов и кре­ди­тов. В част­но­сти, она де­мон­стри­ру­ет слож­ность кре­ди­то­ва­ния биз­не­са при па­де­нии кур­са грив­ни и ре­сурс­ной ба­зы бан­ков. Так, ес­ли в 2008–2009 гг. уда­лось из­бе­жать сжа­тия их кре­дит­но­го порт­фе­ля (в гривне), то в 2014–2016 гг. — нет. По­ми­мо вой­ны, та­кая раз­ни­ца, ви­ди­мо, объ­яс­ня­лась раз­ной по­ли­ти­кой ре­фи­нан­си­ро­ва­ния бан­ков: ес­ли в пер­вом слу­чае у них со­хра­нял­ся до­ступ к ре­сур­сам НБУ, то во вто­ром они его фак­ти­че­ски ли­ши­лись по­сле скач­ка кур­са и ин­фля­ции (2015 г.).

Зна­чит ли, что оте­че­ствен­ные бан­ки яв­ля­ют­ся невин­ны­ми жерт­ва­ми тех­но­ло­ги­че­ской от­ста­ло­сти Укра­и­ны и небла­го­при­ят­ной ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ры? Увы, нет. Ведь они — сни­мок на­ше­го ме­ста в гло­баль­ном раз­де­ле­нии тру­да. И в этом ка­че­стве са­ми участ­ву­ют в ре­гу­ляр­ном вос­про­из­вод­стве всех ука­зан­ных за­ви­си­мо­стей и свя­зан­ных с ни­ми по­след­ствий. Об этом го­во­рит струк­ту­ра их кре­дит­но­го порт­фе­ля, в ко­то­ром треть всех средств, вы­дан­ных нефи­нан­со­вым кор­по­ра­ци­ям, при­хо­дит­ся на опто­вую и роз­нич­ную тор­гов­лю. С уче­том же опе­ра­ций с недви­жи­мо­стью, сель­ско­го хо­зяй­ства, ме­тал­лур­гии и про­стей­шей хи­мии речь идет о ед­ва ли не 2/3 всех кор­по­ра­тив­ных кре­ди­тов. То­гда как про­из­вод­ству ма­шин, обо­ру­до­ва­ния и транс­пор­та (ко­то­рое, соб­ствен­но, и мог­ло бы про­ти­во­сто­ять тех­но­ло­ги­че­ской де­гра­да­ции) кре­ди­тов до­ста­ет­ся в 10–11 раз мень­ше.

Ес­ли к это­му еще до­ба­вить сред­ства, ко­то­рые вы­во­дят­ся че­рез бан­ков­ские ка­на­лы в оф­шо­ры и ни­ко­гда в Укра­и­ну боль­ше не воз­вра­ща­ют­ся, роль бан­ков в их соб­ствен­ной судь­бе пред­ста­ет уже в несколь­ко ином све­те.

Сы­рье­вые пер­спек­ти­вы

Учи­ты­вая, на­сколь­ко важ­на роль сы­рье­вой конъ­юнк­ту­ры для на­ших бан­ков и всей эко­но­ми­ки, воз­ни­ка­ет ре­зон­ный во­прос: как она мо­жет из­ме­нить­ся в бли­жай­шее вре­мя? Со­хра­нят­ся ли тен­ден­ции по ее ста­би­лиза­ции и да­же неко­то­ро­му ро­сту, ко­то­рые ста­ли про­смат­ри­вать­ся в 2016-м?

Точ­но от­ве­тить на этот во­прос, без­услов­но, слож­но. Ес­ли во­об­ще воз­мож­но. Тем не ме­нее для этих це­лей мож­но ис­поль­зо­вать неко­то­рые «опе­ре­жа­ю­щие ин­ди­ка­то­ры». Од­ним из них яв­ля­ет­ся курс дол­ла­ра США на меж­ду­на­род­ных рын­ках. Де­ло в том, что ко­гда он рас­тет, до­ро­жа­ют все дол­ла­ро­вые ак­ти­вы. Это при­тя­ги­ва­ет к ним но­вые ин­ве­сти­ции. Аль­тер­на­тив­ные же вло­же­ния, на­при­мер, в то­вар­ные фью­черсы, ока­зы­ва­ют­ся ме­нее ин­те­рес­ны­ми. И це­ны на них сни­жа­ют­ся. Вслед за фью­черс­ны­ми сле­ду­ют и це­ны спо­то­вых рын­ков. Так фор­ми­ру­ет­ся опре­де­лен­ная за­ви­си­мость — чем вы­ше курс дол­ла­ра на меж­ду­на­род­ных рын­ках, тем ни­же це­ны на сы­рье. И на­обо­рот.

Ука­зан­ную вза­и­мо­связь мож­но про­сле­дить на рис. 4. На нем пред­став­ле­ны го­до­вые при­ро­сты кур­са дол­ла­ра к ва­лю­там стран — парт­не­ров США и экс­порт­ных цен на­ше­го сы­рье­во­го экс­пор­та. Дан­ные при­ве­де­ны в по­квар­таль­ном раз­ре­зе с по­лу­го­дич­ным ла­гом за пе­ри­од 2004–2016 гг.

Как это ни стран­но, но меж­ду­на­род­ные ко­ти­ров­ки дол­ла­ра и це­ны на оте­че­ствен­ное сы­рье дей­стви­тель­но дви­жут­ся в раз­ных на­прав­ле­ни­ях. Так, на­ше­му кри­зи­су в 2008–2009 гг., ко­то­рый со­про­вож­дал­ся по­чти 40-про­цент­ным па­де­ни­ем экс­порт­ных цен, пред­ше­ство­вал ска­чок дол­ла­ра на внеш­них рын­ках (20%). Ана­ло­гич­ная история по­вто­ри­лась в 2012– 2016 гг. — прак­ти­че­ски та­кое же зер­каль­ное от­ра­же­ние гло­баль­но­го спро­са на дол­лар (+17%) и па­да­ю­щих цен на укра­ин­ское сы­рье (-17%).

Хо­ро­шая но­вость за­клю­ча­ет­ся в том, что в 2016-м уси­ле­ние дол­ла­ра ста­ло схо­дить на нет. Это спо­соб­ство­ва­ло ро­сту цен на неко­то­рые ви­ды укра­ин­ско­го сы­рья, что не за­мед­ли­ло ска­зать­ся на при­то­ке ва­лю­ты, бла­го­да­ря че­му Нац­банк смог вы­ку­пить в ре­зер­вы по­ряд­ка 1,7 млрд долл.

Пло­хая но­вость со­сто­ит в том, что в де­каб­ре курс дол­ла­ра рез­ко вы­рос. Его ко­ти­ров­ки к ев­ро до­хо­ди­ли ед­ва ли не до 1,03 долл./ев­ро. Ос­нов­ные при­чи­ны — при­бли­же­ние Brexit, уже­сто­че­ние мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки в США и по­вы­ше­ние про­цент­ной став­ки ФРС (до 0,75%), про­дол­же­ние «ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния» в стра­нах зо­ны ев­ро. К это­му так­же мож­но до­ба­вить япон­скую аб­эно­ми­ку и го­тов­ность Ки­тая про­дол­жать мяг­кую де­валь­ва­цию юа­ня к аме­ри­кан­ско­му дол­ла­ру.

Для Укра­и­ны та­кие симп­то­мы не су­лят ни­че­го хо­ро­ше­го. Тем бо­лее что по­вы­ше­ние став­ки ФРС и ожи­да­ние ее даль­ней­ше­го ро­ста бу­дут спо­соб­ство­вать пе­ре­ори­ен­та­ции гло­баль­ных по­то­ков ка­пи­та­ла на США. Для сы­рье­вых эко­но­мик со спе­ку­ля­тив­ны­ми рей­тин­га­ми, к чис­лу ко­то­рых от­но­сит­ся и на­ша, это озна­ча­ет лишь од­но — еще мень­ше ино­стран­ных ин­ве­сти­ций и кре­ди­тов. При­том что до­ступ к ним для на­ше­го биз­не­са и бан­ков итак уже све­ден к ми­ни­му­му, а де­фи­цит те­ку­ще­го сче­та, по про­гно­зам НБУ, вы­рас­тет с 0,2 млрд долл. в 2015 г. до 2,9 млрд. — в 2017-м.

Де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка

Меж­ду­на­род­ное уси­ле­ние дол­ла­ра мо­жет све­сти на нет все на­деж­ды, ко­то­рые по­ро­дил в ухо­дя­щем го­ду роб­кий рост цен на сы­рье. Для укра­ин­ской эко­но­ми­ки и ее бан­ков­ской си­сте­мы это бу­дет озна­чать но­вый этап «хож­де­ний по му­кам».

Оте­че­ствен­ные бан­ки при этом не смо­гут осо­бо рас­счи­ты­вать ни на внеш­ние кре­ди­ты, ни на ре­фи­нан­си­ро­ва­ние Нац­бан­ка, так как при­ня­тые на днях Ос­нов­ные на­прав­ле­ния де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки на 2017–2020 гг. на­де­ли­ли его ман­да­том «ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния». В си­лу это­го он от­ныне при­крыт от лю­бой кри­ти­ки в ча­сти па­да­ю­щих бан­ков и вя­ло­го кре­ди­то­ва­ния. Бо­лее то­го, по­ка ин­фля­ция не сни­же­на до 5%, он во­об­ще не дол­жен про­яв­лять к ним ка­ко­го-ли­бо ин­те­ре­са.

При по­яв­ле­нии же «ин­фля­ци­он­ных воз­мож­но­стей» вни­ма­ние НБУ, оче­вид­но, бу­дет при­ко­ва­но к При­ват­бан­ку — его но­вый ка­пи­тал в ви­де ОВГЗ (117 млрд грн) по­тре­бу­ет хоть «ка­кой-то» мо­не­ти­за­ции. Эта под­держ­ка до­ро­го обой­дет­ся не толь­ко на­ло­го­пла­тель­щи­кам, но и ря­до­вым укра­ин­ским бан­кам, ко­то­рые не смо­гут рас­счи­ты­вать ни на спа­се­ние го­су­дар­ством, ни на сво­бод­ный до­ступ к ре­фи­нан­си­ро­ва­нию Нац­бан­ка.

Вы­иг­ра­ют остав­ши­е­ся бан­ки с ино­стран­ным ка­пи­та­лом — бла­го­да­ря де­валь­ва­ции грив­ни и внеш­не­му (ва­лют­но­му) фон­ди­ро­ва­нию, им лег­че бу­дет вы­пол­нять тре­бо­ва­ния по сво­ей ре­ка­пи­та­ли­за­ции.

Сре­ди биз­не­са с укра­ин­ски­ми кор­ня­ми усто­ят струк­ту­ры, са­мо­сто­я­тель­но по­кры­ва­ю­щие свои ва­лют­ные обя­за­тель­ства. До­ступ к ней се­го­дня име­ют в ос­нов­ном пред­ста­ви­те­ли аг­рар­но­го и ме­тал­лур­ги­че­ско­го биз­не­са. Они­то в бли­жай­шее вре­мя, ви­ди­мо, и бу­дут це­мен­ти­ро­вать ба­зис на­шей эко­но­ми­ки, опре­де­ляя даль­ней­шую судь­бу сы­рье­вой Укра­и­ны.

P.S. Со­глас­но ин­ду­стри­аль­ной стра­те­гии ЕС (2012 г.), ос­но­ву «здо­ро­вой и эко­но­ми­че­ски успеш­ной Ев­ро­пы» долж­на со­став­лять про­мыш­лен­ность. В свя­зи с этим пла­ни­ру­ет­ся, что к 2020 г. ее до­ля в ВВП ев­ро­зо­ны вы­рас­тет с 16 до 20%. Этой це­ли под­чи­не­на ев­ро­пей­ская «ди­п­ло­ма­тия сы­рых ма­те­ри­а­лов», пред­по­ла­га­ю­щая уси­ле­ние со­труд­ни­че­ства со стра­на­ми — экс­пор­те­ра­ми сы­рья. В этом све­те при­ме­ча­тель­ны на­стой­чи­вые об­ра­ще­ния ЕС к Укра­ине взять кре­дит в 600 млн ев­ро вза­мен на сня­тие за­пре­та на вы­воз ле­са-круг­ля­ка. Не про­ти­во­ре­чит это­му пред­ло­же­нию и мне­ние посла ФРГ в Укра­ине о том, что но­вый «план Мар­шал­ла» ей не ну­жен. Хо­тя, как из­вест­но, имен­но эта про­мыш­лен­ная док­три­на лег­ла в ос­но­ву по­сле­во­ен­но­го воз­рож­де­ния Ев­ро­пы и немец­ко­го эко­но­ми­че­ско­го чу­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.