Нам бы ночь про­сто­ять

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр ЩЕРБА

В 2016 го­ду мир про­дол­жил мед­лен­но, но уве­рен­но ва­лить­ся с ног на го­ло­ву. Ли­бо (ес­ли вы но­сталь­ги­ру­е­те по 80-м) — то, на­обо­рот, с го­ло­вы на но­ги.

Мы при­бли­зи­лись к чер­те, по­сле ко­то­рой то, что бы­ло непре­лож­но и важ­но, мо­жет стать смеш­ным и на­ив­ным. На­при­мер, меч­та о Еди­ной Ев­ро­пе. Или по­ни­ма­ние, что де­мо­кра­тии долж­ны дер­жать­ся вме­сте пе­ред ли­цом дик­та­тур. Или что XXI век бу­дет прин­ци­пи­аль­но от­ли­чать­ся от XX. Ока­за­лось, что не факт. Пункт первый че­ло­ве­че­ско­го по­зна­ния ми­ра не из­ме­нил­ся со вре­мен Со­кра­та: я знаю, что ни­че­го не знаю. И каж­дый раз, ко­гда окру­жа­ю­щая ре­аль­ность при­во­дит нас в вос­торг или ужас, — смот­ри пункт первый.

Спе­ци­фи­ка мо­мен­та

Так же, как ни­кто не пред­ска­зал 1989 год, — ни­кто не пред­ска­зал и 2016-й. Кро­ме тех, кто меч­тал, что­бы сво­бо­да ушла, а прав­да не пу­та­лась боль­ше под но­га­ми. Ну что ж, по­ка их мечты сбы­ва­ют­ся. Не то что­бы «Пу­тин раз­ва­лил За­пад». Про­сто так сов­па­ло. Дав­но под­ме­че­но: история по­хо­жа на зеб­ру. Увы, в си­лу ана­то­ми­че­ских осо­бен­но­стей зеб­ры сие об­сто­я­тель­ство лишь до опре­де­лен­но­го мо­мен­та да­ет по­вод для оп­ти­миз­ма. Сей­час вот на­ста­ла чер­ная по­ло­са. Ли­бе­раль­ную гло­ба­ли­за­цию объ­яви­ли по­чив­шей в бо­зе и от­пра­ви­ли в утиль (по­спе­ши­ли или нет — по­ка­жет вре­мя). Ли­бе­раль­ный ми­ро­по­ря­док, ос­но­ван­ный на по­ни­ма­нии, что сво­бо­да — это хо­ро­шо, а несво­бо­да — пло­хо, — за­ша­тал­ся. Ми­ро­вой де­мо­кра­ти­че­ский про­ект за­крыл­ся то ли на ре­монт, то ли на пе­ре­учет. Ско­рее, на пе­ре­учет, ибо стук цифр стал для за­пад­ных де­мо­кра­тий при­вле­ка­тель­ней, чем ме­ло­дия идей.

Идеи, быв­шие драй­вом по­след­них де­ся­ти­ле­тий, вдруг утра­ти­ли свою при­зыв­ность. Не то что­бы За­пад их от­бро­сил, нет. Про­сто де­мо­кра­тия и сво­бо­да пе­ре­ста­ли быть зна­ме­нем. Они ста­ли ат­ри­бу­том «ис­теб­лиш­мен­та», в то вре­мя как в за­пад­ном из­би­ра­те­ле просну­лись пер­во­быт­ная стад­ность и по­чти фрей­дист­ское стрем­ле­ние к ре­ше­ни­ям, при­спо­соб­лен­ным к твит­тер­фор­ма­ту. И да­ле­ко не факт, что это ско­ро прой­дет.

Роль лич­но­сти в штат­ском

Ока­за­лось, что не толь­ко за­пад­ная де­мо­кра­тия и ры­ноч­ная эко­но­ми­ка мо­гут от­крыть путь к ро­сту бла­го­со­сто­я­ния, но и но­вые фор­мы во­сточ­но­го ав­то­ри­та­риз­ма. На­при­мер, неогра­ни­чен­ная во вре­ме­ни и пол­но­мо­чи­ях власть при­ят­но­го во всех от­но­ше­ни­ях че­ло­ве­ка в штат­ском. А по­сколь­ку этот че­ло­век при­я­тен во всех от­но­ше­ни­ях, то мож­но да­же и по­тер­петь, ко­гда бла­го­со­сто­я­ние не рас­тет. Де­мо­кра­тия — это хло­пот­но, тя­же­ло, гряз­но и от­нюдь не все­гда эф­фек­тив­но. А че­ло­век в штат­ском — все­гда опря­тен, ре­ши­те­лен, свое­вре­ме­нен и ли­це­при­я­тен. При­чем не толь­ко со­оте­че­ствен­ни­кам, но и ле­ва­кам, на­ци­о­на­ли­стам, нео­фа­ши­стам и про­сто «бор­цам с им­пе­ри­а­лиз­мом» по все­му ми­ру.

Се­го­дня уже мож­но ска­зать: Рос­сия по­за­им­ство­ва­ла рож­ден­ную на За­па­де идео­ло­гию ан­ти­г­ло­ба­лиз­ма, на­ка­ча­ла ее фи­нан­са­ми, при­че­са­ла, на­пуд­ри­ла, при­ве­ла в каж­дый за­пад­ный дом и вы­ве­ла в то­пы ми­ро­вой по­ли­ти­ки. Ко­неч­но, ан­ти­г­ло­ба­лизм — это не марк­сизм. Он пуст, как ба­ра­бан. Это идео­ло­гия от­ри­ца­ния су­ще­ству­ю­щей идео­ло­гии. Это план, до­стой­ный Кли­ма Чу­гун­ки­на: взять и от­кру­тить ми­ро­вые ча­сы на 30 лет на­зад. Од­на­ко на­до при­знать: не о том ли меч­та­ла пер­со­на в штат­ском, ко­гда ути­ной по­ход­кой вхо­ди­ла в Крем­лев­ский дво­рец 16 лет на­зад?

Гео­по­ли­ти­ка хоз­рас­че­та

У За­па­да проблемы, боль­шин­ство ко­то­рых — до­мо­ро­щен­но­го свой­ства. От­то­го несколь­ко за­бав­но смот­реть, как при­чи­та­ет по по­во­ду при­хо­да к вла­сти Трам­па тот же Май­кл Мур — аме­ри­кан­ский ре­жис­сер, ко­то­рый сам же и убе­дил мир, что это Аме­ри­ка раз­ру­ши­ла свои баш­ни-близ­не­цы. И по-на­сто­я­ще­му страш­но смот­реть, как пу­тин­ская за­по­ведь «мо­чить в сор­ти­ре» по­бед­но ша­га­ет по ми­ру — на тех же Фи­лип­пи­нах. Ру­ка че­шет­ся пе­ре­пи­сать «Ко­нец ис­то­рии» — ав­то­ри­та­ризм на мар­ше, де­мо­кра­тия от­сту­па­ет. И при­хо­дит­ся на­по­ми­нать се­бе: история не кон­ча­ет­ся ни­ко­гда. Как и доб­ро. Как и зло. Как и де­мо­кра­тия. Как и дес­по­тия. В пол­ночь на ча­сах обя­за­тель­но по­явят­ся ну­ли — но по­том вре­мя обя­за­тель­но пой­дет даль­ше. Нам бы ночь про­сто­ять.

Пом­ни­те, как ев­ро­пей­ский про­ект ка­зал­ся нам пу­тев­кой в счаст­ли­вый быт? Ну что ж, кое у ко­го эта меч­та сбы­лась: в Ев­ро­пе и Аме­ри­ке под­рос­ло по­ко­ле­ние, ко­то­ро­му в ма­те­ри­аль­ном плане бы­ло да­но боль­ше, чем ка­ко­му-ли­бо дру­го­му в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства. Увы, имен­но это по­ко­ле­ние се­го­дня близ­ко к то­му, что­бы стать по­те­рян­ным. Бир­жи тру­да пе­ре­пол­не­ны молодыми, а по­ло­ви­на трид­ца­ти­лет­них жи­вет вме­сте с ро­ди­те­ля­ми. В той же Ита­лии бо­лее 60% мо­ло­дых на во­прос «го­то­вы ли вы в слу­чае че­го во­е­вать за свою стра­ну?» от­ве­ти­ли ре­ши­тель­ным «нет!» Вот та­кая вот она — но­вая ев­ро­пей­ская ре­аль­ность. Иной раз ка­жет­ся, что Ев­ро­па и Аме­ри­ка по­стро­и­ли свой ком­му­низм — и он им при­шел­ся не по вку­су.

Ди­п­ло­ма­тия Пон­тия Пи­ла­та

Ев­ро­пей­ский Со­юз не зна­ет, что бу­дет зав­тра. Транс­ат­лан­ти­че­ское парт­нер­ство функ­ци­о­ни­ру­ет в но­вых, мяг­ко го­во­ря, раз­мы­тых рам­ках. НАТО — это ведь, в первую оче­редь, уве­рен­ность Ев­ро­пы и Аме­ри­ки друг в дру­ге, го­тов­ность, ес­ли на­до, «вме­сте в раз­вед­ку пой­ти». Сто­ит ли го­во­рить, что на се­го­дня ни та­кой уве­рен­но­сти, ни, тем бо­лее, го­тов­но­сти нет. Не­мец­кий «Шпи­гель» пи­шет о за­ку­лис­ных де­ба­тах в Ев­ро­пе от­но­си­тель­но то­го, кто и что мо­жет за­ме­нить аме­ри­кан­ский ядер­ный зон­тик. В это же вре­мя Аме­ри­ка, по­хо­же, все­рьез рас­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность пе­ре­хо­да ми­ро­вой гео­по­ли­ти­ки на некий хоз­рас­чет. Гео­по­ли­ти­ка хоз­рас­че­та — по­про­буй­те это сло­во­со­че­та­ние на вкус, по­ста­рай­тесь к нему при­вык­нуть!

Кста­ти, не на­до ва­лить все на но­во­из­бран­но­го пре­зи­ден­та. С фут­боль­но­го по­ля ми­ро­вой по­ли­ти­ки свою ко­ман­ду увел не он, а его пред­ше­ствен­ник. И ка­кая раз­ни­ца, по ка­ким мо­ти­вам (ком­мер­че­ским или ду­хов­ным) Аме­ри­ка поз­во­ли­ла Аса­ду убить сот­ни ты­сяч, а Пу­ти­ну вплот­ную при­бли­зить­ся к то­му, что­бы стать хо­зя­и­ном по­ло­же­ния на Ближ­нем Во­сто­ке. «Пре­зи­дент ми­ра и ста­биль­но­сти» стал пре­зи­ден­том са­мо­устра­не­ния и са­мо­об­ма­на. Он да­же не по­нял, что ты­ся­чи по­гиб­ших укра­ин­цев и сот­ни ты­сяч по­гиб­ших си­рий­цев — на со­ве­сти тех, кто по­со­ве­то­вал ему «ис­кать ди­пло­ма­ти­че­ские пу­ти уре­гу­ли­ро­ва­ния». Ес­ли то, что про­изо­шло за по­след­ние па­ру лет во­круг Си­рии, — ди­п­ло­ма­тия, то ос­но­ва­те­лем этой ди­пло­ма­ти­че­ской шко­лы мож­но сме­ло счи­тать Пон­тия Пи­ла­та.

Очень важ­но, что­бы мы по­ня­ли и осо­зна­ли это об­сто­я­тель­ство: две меж­ду­на­род­ные струк­ту­ры, с ко­то­ры­ми мы свя­зы­ва­ем свое бу­ду­щее, — са­ми не уве­ре­ны в сво­ем бу­ду­щем. Наш за­оке­ан­ский парт­нер рас­ко­лот — и рас­кол этот не на день и не на два. По­ка он за­кон­чит­ся — нема­ло ра­зум­ных со­об­ра­же­ний бу­дут от­бро­ше­ны, по­сколь­ку ис­хо­дят от «ис­теб­лиш­мен­та», и нема­ло глу­по­стей най­дут мил­ли­о­ны слу­ша­те­лей, по­сколь­ку они до­ста­точ­но про­сты. Еще раз по­вто­рю: на ча­сах — ну­ли.

ЕС бу­ду­ще­го: го­род на хол­ме или ев­ро­пей­ский жэк?

С дру­гой сто­ро­ны, без­услов­но, прав муд­рый ста­рец Вольф­ганг Шой­б­ле: про­ект ев­ро­пей­ско­го един­ства на­столь­ко про­ник в кровь ев­ро­пей­цев, что да­же ес­ли слу­чит­ся худ­шее и ЕС рас­па­дет­ся, — ев­ро­пей­цы тут же нач­нут со­зда­вать но­вый ев­ро­пей­ский про­ект. Про­сто то, что на­чи­на­лось как ев­ро­пей­ский «го­род на вы­со­ком хол­ме» так или ина­че по­сте­пен­но транс­фор­ми­ру­ет­ся в ев­ро­пей­ский ЖЭК, за­ня­тый устрой­ством бы­та, а не стро­и­тель­ством бу­ду­ще­го. Ну что ж, это не со­всем то, о чем меч­та­лось 25 лет на­зад, но по-че­ло­ве­че­ски все по­нят­но. Не все мечты сбы­ва­ют­ся.

И, кста­ти, сколь­ко бы мы ни зли­лись на ны­неш­них вла­стей пре­дер­жа­щих в Ев­ро­пе, — мы еще бу­дем по ним ску­чать. Ибо гря­ду­щее им на сме­ну по­ко­ле­ние — еще «праг­ма­тич­нее». Они смот­рят на мир как на бизнес-сре­ду, а на от­дель­ные стра­ны — как на биз­не­спро­ек­ты. Вот этот про­ект ра­бо­та­ет, а вот этот — не очень; вот здесь мож­но за­ра­ба­ты­вать день­ги, а вот здесь что-то мел­ким шриф­том, нераз­бор­чи­во о сво­бо­де и де­мо­кра­тии, и за­ли­то кро­вью — так что тут по­ка день­ги не за­ра­бо­та­ешь.

Ев­ро­па и Аме­ри­ка охла­ди­лись. Рос­сия и Азия на­гре­лись. Из кур­са фи­зи­ки за вось­мой класс мы хо­ро­шо пом­ним, чем это гро­зит: мир мо­жет вновь трес­нуть. Не ис­клю­чал бы, что но­вые ли­нии раз­де­ла уже мыс­лен­но про­чер­че­ны. Оста­лось лишь с од­ним во­про­сом опре­де­лить­ся — с Укра­и­ной.

Ко­гда мир бу­дет трес­кать­ся, си­ла бу­дет не с те­ми, кто хо­ло­ден, а с те­ми, кто го­ряч, у ко­го есть хоть ка­кая-то, пусть про­стень­кая, но все же идея. Вот рос­сий­ская, на­при­мер, — про­ще не бы­ва­ет: «Мы луч­ше всех — и мы вам всем по­ка­жем!» Или ис­ла­мист­ская: «Ал­лах ве­лик — и мы вам всем по­ка­жем!» Я знаю, ка­кая идея бы­ла и все еще есть се­го­дня у Ев­ро­пы, Аме­ри­ки. Но ка­кая бу­дет зав­тра — не знаю. Осо­бен­но ес­ли Укра­и­на и Си­рия пре­вра­тят­ся в пре­це­дент. По­ка что яс­но од­но: ни ЕС, ни Аме­ри­ка ни­че­го ни­ко­му «по­ка­зы­вать» не хо­тят.

Свя­щен­ный Гра­аль. По­чти но­вый

Укра­и­на со сво­им тра­ди­ци­он­но сквер­ным ис­то­ри­че­ским тай­мин­гом все-та­ки за­стря­ла меж­ду эти­ми дву­мя ми­ра­ми (За­па­дом и Во­сто­ком) — и не име­ет иных оп­ций, кро­ме как сто­ять на сво­ем. Ибо ес­ли той же Ев­ро­пе пред­ла­га­ет­ся сдать в арен­ду ду­шу в об­мен на обе­щан­ное бла­го­по­лу­чие те­ла (боль­ше Пу­ти­ну по­ка не нуж­но), то от Укра­и­ны Пу­ти­ну нуж­ны и ду­ша, и те­ло. Как че­ло­век вполне ис­кренне ве­ря­щий, что «мы один на­род», он ре­зон­но до­га­ды­ва­ет­ся, что укра­ин­ская ре­во­лю­ция — это от­ча­сти и ре­во­лю­ция рос­сий­ская. И не за­да­вив ее, он не бу­дет чув­ство­вать, что «всем по­ка­зал». Де­ло его жиз­ни бу­дет неза­вер­шен­ным.

Так что Укра­ине нуж­но быть го­то­вой к оди­но­ко­му су­ще­ство­ва­нию под мощ­ным прес­сом. Бо­рясь за свою сво­бо­ду, мы ока­зы­ва­ем­ся в ро­ли хра­ни­те­лей неожи­дан­но ни­ко­му не ин­те­рес­но­го (но все рав­но свя­щен­но­го) Гра­а­ля. И наш един­ствен­ный шанс — не про­да­вая ду­шу, вой­ти в этот но­вый ци­нич­ный мир. Не вы­пус­кая Гра­аль из рук, пре­вра­тить­ся в функ­ци­о­ни­ру­ю­щий бизнес-про­ект. Сде­лать так, что­бы гейт­сы и тил­лер­со­ны ми­ра се­го по­чув­ство­ва­ли у нас за­пах де­нег.

На­ве­сти в стране (про­сти­те за ба­наль­ность!) по­ря­док. Дать по ру­кам бю­ро­кра­там. Обуз­дать кор­руп­цию. Ну, ес­ли уж не обуз­дать, то хо­тя бы сде­лать ее ста­биль­ной (в ми­ре есть пре­це­ден­ты, ко­гда кор­рум­пи­ро­ван­ные стра­ны на ка­кое-то вре­мя ста­но­ви­лись успеш­ны­ми, по­сле че­го, прав­да, им все рав­но при­хо­ди­лось вы­би­рать: кор­руп­ция или успех). И на­пом­нить на­шим хра­ни­те­лям за­ко­на, что са­мый пат­ри­о­тич­ный за­кон — это свя­тая непри­кос­но­вен­ность каж­до­го вло­жен­но­го в Укра­и­ну дол­ла­ра или ев­ро.

Скорб­ное бес­чув­ствие

Ве­се­лые вре­ме­на на­ста­ли: путь к серд­цу идет че­рез ко­ше­лек. И по­ка Пу­тин фи­зи­че­ски не ата­ко­вал ко­го-ни­будь на За­па­де — иные ар­гу­мен­ты вос­при­ни­мать­ся не бу­дут. Впро­чем, да­же ес­ли ата­ку­ет — отрезв­ле­ние За­па­да под боль­шим во­про­сом. Его на­строй на­по­ми­на­ет на­зва­ние ста­ро­го со­ку­ров­ско­го филь­ма — «Скорб­ное бес­чув­ствие». «Да, в Ев­ро­пе пе­ре­кра­и­ва­ют гра­ни­цы... Да, укра­ин­цы рас­пла­чи­ва­ют­ся за то, что по­ве­ри­ли Ев­ро­пе... Да, сот­ни ты­сяч невин­ных граж­дан­ских при­но­сят­ся в жерт­ву Аса­ду — а что де­лать, не во­е­вать же?... Санк­ции — путь в ни­ку­да… Нуж­но дать шанс ди­пло­ма­тии… Нуж­но дать воз­мож­ность Пу­ти­ну спа­сти ли­цо…»

Недав­ние ав­стрий­ские вы­бо­ры да­ли хоть ма­лень­кую, но на­деж­ду, что Ев­ро­па не раз­ме­ня­ет свою ду­шу на неф­тя­ные дол­ла­ры. Но Ав­стрия — неболь­шая стра­на. Судь­ба Ев­ро­пы ре­ша­ет­ся не здесь. Судь­ба Ев­ро­пы — по край­ней ме­ре от­ча­сти — ре­ша­ет­ся в Укра­ине. Ибо в Укра­ине да­ет­ся от­вет, име­ет ли со­вре­мен­ный че­ло­век пра­во на сво­бо­ду. Первый от­вет мы уже услы­ша­ли в Си­рии. В Укра­ине бу­дет вто­рой и окон­ча­тель­ный. На­де­юсь, иной.

Сов­па­де­ния — та­кая же часть на­шей ре­аль­но­сти, как и ло­ги­ка ис­то­рии. Но то об­сто­я­тель­ство, что ис­то­ри­ки ве­дут от­счет со­вре­мен­но­го кри­зи­са де­мо­кра­тии с 2006 го­да, то есть с то­го са­мо­го мо­мен­та, ко­гда окон­ча­тель­но вы­дох­ся па­фос Оран­же­вой ре­во­лю­ции, — не сов­па­де­ние. На ка­кую-то не ту ба­боч­ку на­сту­пи­ли мы то­гда. Что-то важ­ное раз­ла­ди­лось в ми­ро­вом ба­лан­се добра и зла, сво­бо­ды и несво­бо­ды, ко­гда че­ло­ве­че­ское стрем­ле­ние к вы­со­ко­му бы­ло раз­ме­ня­но на низ­кие по­ли­ти­че­ские дряз­ги. Сей­час укра­ин­ский на­род взял у ис­то­рии вто­рой шанс. Он бо­лее труд­ный и кро­ва­вый. На­ша сво­бо­да не нуж­на ни За­па­ду, ко­то­рый очень же­лал бы за­нять­ся со­бой, ни Рос­сии, ко­то­рая очень же­ла­ла бы нас по­гло­тить.

Нуж­но по­ни­мать од­ну вещь. По­ка не гря­ну­ла Ре­во­лю­ция до­сто­ин­ства, курс ис­то­рии был до­ста­точ­но оче­ви­ден. С од­ной сто­ро­ны кра­си­во округ­лял­ся Ев­ро­пей­ский Со­юз, с дру­гой округ­ля­лась услов­ная зо­на вли­я­ния Моск­вы. Сле­ду­ю­щим эта­пом бы­ло бы вы­стра­и­ва­ние гар­мо­нич­но­го со­труд­ни­че­ства меж­ду эти­ми дву­мя кру­га­ми. Но слу­чи­лось то, что слу­чи­лось. Им­пер­ская неспо­соб­ность Рос­сии ува­жать Укра­и­ну, ев­ро­пей­ские ил­лю­зии от­но­си­тель­но Рос­сии и (са­мый глав­ный фак­тор!) неже­ла­ние мо­ло­дых укра­ин­цев под­дать­ся на пу­тин­ские по­су­лы сме­ша­ли все кар­ты. Мы не по­па­ли в один круг, от­ка­за­лись по­пасть во вто­рой — и по­ме­ша­ли их гря­ду­щей гар­мо­нии. От­сю­да зло­ба Моск­вы и на­ро­чи­тое «недо­по­ни­ма­ние» За­па­да.

Кон­ту­ры бу­ду­ще­го

Важ­на сво­бо­да или не важ­на? Есть прав­да или ее нет? Чем бы­ли по­след­ние 25 лет — ми­ра­жом или мо­мен­том ис­ти­ны? Гля­дя на За­пад и на Рос­сию, да­ешь один от­вет. Гля­дя на Укра­и­ну — дру­гой. Один на­род сто­ит до кон­ца на по­след­ней гра­ни му­ки, в то вре­мя как дру­гие от­ре­ка­ют­ся, не дой­дя и до пер­вой. Ве­ро­ят­но, что-то та­кое осо­бен­ное есть в этом на­ро­де.

Ко­неч­но, учи­ты­вая, что да­же сей­час, спу­стя по­чти три го­да по­сле ок­ку­па­ции Кры­ма и на­ча­ла под­лей­шей рос­сий­ской ги­брид­ной вой­ны в Дон­бас­се, бо­лее по­ло­ви­ны на­ше­го на­се­ле­ния ви­дят Рос­сию как брат­скую стра­ну, ло­гич­но на­чи­нать ис­кать кон­ту­ры гря­ду­ще­го ком­про­мис­са, ко­то­рый поз­во­лил бы пре­кра­тить кро­во­про­ли­тие. Од­на­ко лич­но я не ви­жу ни­ка­ких дру­гих кон­ту­ров, кро­ме тех, что на­по­ми­на­ют ка­пи­ту­ля­цию. Кто-то, спе­ци­аль­но обу­чен­ный и мо­ти­ви­ро­ван­ный (не из на­ше­го рай­о­на), на­вер­ня­ка уже за­ни­ма­ет­ся их по­ис­ком. Как го­во­рит­ся, Бог в по­мощь. Во­прос лишь в том, осо­зна­ла ли Москва всю без­дну сво­е­го непо­ни­ма­ния Укра­и­ны — или все еще ду­ма­ет, что мы та­кие же, как они, толь­ко глу­пее.

Как по мне, по­ка что та­ко­го осо­зна­ния нет. А по­се­му Укра­ине нуж­но дей­ство­вать так, как дей­ство­вал бы го­род пе­ред оса­дой. Со­брать­ся вме­сте и чест­но ска­зать са­мим се­бе: у нас мно­го дру­зей, но нет ни­ко­го, кто встал бы меж­ду на­ми и вра­гом. Под­мо­ги не бу­дет. И ес­ли враг ре­шит па­че ча­я­ния пре­вра­тить Ки­ев в Алеп­по, то ни­кто и ни­что его не оста­но­вит. И ес­ли мы ре­ши­ли все же сто­ять до кон­ца, то долж­ны так­же ре­шить и дру­гое: что в оса­жден­ном го­ро­де не мо­жет быть ме­ста для раз­до­ров и во­ров­ства, ме­ж­эт­ни­че­ской воз­ни, на­ци­о­на­ли­сти­че­ской зло­бы, эго­из­ма, ны­тья и зло­рад­ства.

Кста­ти, на­счет ны­тья. Укра­и­на ведь все-та­ки ме­ня­ет­ся. Ми­стер Хайд по­ти­хонь­ку пре­вра­ща­ет­ся в док­то­ра Дже­кил­ла. И хо­тя нам по пра­ву ка­жет­ся, что слиш­ком уж «по­ти­хонь­ку», да­вай­те бу­дем спра­вед­ли­вы­ми: при­зна­ки пе­ре­мен на­ли­цо. Дру­гие пра­ви­те­ли, дру­гие по­слы, дру­гие идеи, дру­гие пра­ви­ла по­ли­ти­че­ской жиз­ни. Где-то мень­ше, где-то боль­ше, но это яв­но не 2006 год, ко­гда ве­ли­кая ре­во­лю­ция ушла в вы­хлоп­ную тру­бу.

Ко­лос­саль­ным же­ла­ни­ем масс и ко­лос­саль­ны­ми жерт­ва­ми еди­ниц Укра­и­на про­дви­ну­лась впе­ред. Она в ша­ге от то­го, что­бы стать про­стран­ством ро­ста для ев­ро­пей­ской эко­но­ми­ки. Она в ша­ге от на­сто­я­ще­го подъ­ема. Нуж­но — все­го-то на­все­го — немно­го боль­ше все­го хо­ро­ше­го и немно­го мень­ше все­го пло­хо­го. Немно­го боль­ше ми­ра, немно­го боль­ше спра­вед­ли­во­сти, немно­го боль­ше ком­пе­тент­но­сти, немно­го боль­ше оп­ти­миз­ма. Немно­го боль­ше уве­рен­но­сти в се­бе. Немно­го мень­ше во­ров­ства. Немно­го мень­ше ци­низ­ма. Немно­го мень­ше этой на­шей ис­кон­но укра­ин­ской тра­ди­ции по ма­лей­ше­му по­во­ду вцеп­лять­ся друг дру­гу в гор­ло.

Это все за­ви­сит от нас. Это все нам по си­лам. Да, мир сна­ру­жи воз­вра­ща­ет­ся в ма­разм бреж­нев­ских вре­мен. Да, Рос­сия по-преж­не­му одер­жи­ма сво­им ве­ли­чи­ем и го­то­ва при­но­сить ему все но­вые жерт­вы. Да, на­ши сол­да­ты пла­тят за это страш­ную це­ну. Но что это озна­ча­ет для нас — всех осталь­ных? А то, что сол­да­ты пла­тят це­ну за на­ши гре­хи и на­шу сла­бость. И что нуж­но на­во­дить по­ря­док в сво­ем до­ме, ду­ше, ра­бо­те, сло­вах и мыс­лях. И ес­ли мы все сде­ла­ем над со­бой это уси­лие, ес­ли наш дом ста­нет чи­ще, спра­вед­ли­вее, луч­ше — то мы вско­ре за­ме­тим, как на­шей си­лы при­ба­вит­ся. А ес­ли на­шей си­лы при­ба­вит­ся, то мы вы­сто­им, что бы ни про­ис­хо­ди­ло сна­ру­жи.

Ста­тья яв­ля­ет­ся из­ло­же­ни­ем лич­ных взгля­дов ав­то­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.