«Вот дом, ко­то­рый стро­ит Трамп…»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­мир ГОРБУЛИН,

ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний

Мир про­дол­жа­ет ме­нять­ся. Ме­нять­ся все бы­ст­рее и все ре­ши­тель­нее.

Пер­вая ак­тив­ная фа­за этих из­ме­не­ний, на­чав­ша­я­ся в 2013— 2014 го­дах, с из­бра­ни­ем но­во­го пре­зи­ден­та США вы­хо­дит на вто­рую фа­зу — фа­зу осмыс­ле­ния и пе­ре­оцен­ки. Фа­зу по­ис­ка но­вых мо­даль­но­стей дей­ствий на внешне- и внут­ри­по­ли­ти­че­ских аре­нах. Этот год, год вы­бо­ров в клю­че­вых ев­ро­пей­ских стра­нах, на­чи­на­ет­ся офи­ци­аль­ным при­хо­дом к вла­сти но­во­го пре­зи­ден­та США, победа ко­то­ро­го до сих пор ока­зы­ва­ет стрес­со­вый эф­фект на по­ли­ти­че­скую си­сте­му Аме­ри­ки. И по­хо­же, что это пре­зи­дент­ство не бу­дет про­стым — аме­ри­кан­ский истеб­лиш­мент ока­зал­ся мо­раль­но не го­тов не толь­ко к по­бе­де «непро­ход­но­го» кан­ди­да­та, но и к то­му, что про­тив са­мо­го ис­теб­лиш­мен­та бы­ла при­ме­не­на на­прав­лен­ная ак­ция со сто­ро­ны Рос­сии. От­сут­ствие внут­рен­не­го един­ства и про­дол­же­ние ло­ги­ки из­би­ра­тель­ной борь­бы в по­стиз­би­ра­тель­ный пе­ри­од мо­жет со­слу­жить США плохую служ­бу. Сле­ду­ет при­знать, что и сам но­вый пре­зи­дент не об­лег­ча­ет за­да­чу по­ис­ка кон­сен­су­са.

Од­на­ко, кро­ме внут­рен­ней по­ли­ти­ки США, есть еще и внеш­няя, на гло­баль­ном уровне вли­я­ю­щая на по­зи­ции всех участ­ни­ков меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний — в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни. И не по­хо­же, что у Трампа есть то, что по­ли­то­ло­ги на­зы­ва­ют «гранд-стра­те­ги­ей» — неко­е­го об­ще­го по­ни­ма­ния то­го, что, как и по­че­му нуж­но сде­лать для до­сти­же­ния опре­де­лен­ных стра­те­ги­че­ских це­лей. Бо­лее то­го, аме­ри­кан­ские экс­пер­ты все­рьез со­мне­ва­ют­ся, что но­вая ад­ми­ни­стра­ция во­об­ще име­ет чет­кое по­ни­ма­ние об этих са­мых це­лях, ко­то­рые нуж­но до­стичь. Все ча­ще речь идет о том, что Трамп рас­смат­ри­ва­ет мир не как це­лост­ность, а как мно­же­ство дву­сто­рон­них от­но­ше­ний. И имен­но этот под­ход бу­дет дик­то­вать но­вый им­про­ви­за­ци­он­ный стиль внеш­ней по­ли­ти­ки США, его вы­со­кий ди­на­мизм, хо­тя стра­те­ги­че­ски это пред­став­ля­ет­ся нера­зум­ным. Впро­чем, утра­та пред­ска­зу­е­мо­сти — это во­об­ще при­ме­та те­ку­ще­го мо­мен­та. Од­на­ко ка­ко­вы ре­аль­ные пер­спек­ти­вы и есть ли по­вод для опа­се­ний, вы­ска­зы­ва­е­мых мно­го­чис­лен­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми о но­вой по­ли­ти­че­ской ли­нии при пре­зи­ден­те Трам­пе?

Но­вая ад­ми­ни­стра­ция США: всем по­ра уже, на­ко­нец, вы­дох­нуть

По­ло­ви­на след­ствий хо­ро­ших на­ме­ре­ний ока­зы­ва­ет­ся злом. По­ло­ви­на след­ствий дур­ных на­ме­ре­ний ока­зы­ва­ет­ся доб­ром. За про­шед­шие с мо­мен­та по­бе­ды Трампа ме­ся­цы раз­но­об­раз­ные экс­пер­ты и по­ли­ти­ки успе­ли об­ри­со­вать нам це­лый ряд со­вер­шен­но апо­ка­лип­ти­че­ских сце­на­ри­ев бу­ду­ще­го. Од­на­ко сле­ду­ет учесть, что эти сце­на­рии, с од­ной сто­ро­ны, яв­ля­ют­ся по­рож­де­ни­ем до­ста­точ­но силь­но­го разо­ча­ро­ва­ния са­мим фак­том по­бе­ды Трампа (ко­то­рый, несмот­ря на спе­ци­фи­че­ский имидж са­му из­би­ра­тель­ную ком­па­нию про­вел очень тех­но­ло­гич­но и ра­ци­о­наль­но), а с дру­гой — непо­ни­ма­ни­ем то­го, ка­ко­вы бу­дут ре­аль­ные при­о­ри­те­ты но­вой ад­ми­ни­стра­ции. Для Укра­и­ны это еще усу­губ­ля­ет­ся ча­сто неоправ­дан­ным укра­и­но­цен­триз­мом ря­да экс­пер­тов. Меж­ду тем Укра­и­на, как во­прос меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ки, име­ет се­год­ня до­ста­точ­но спе­ци­фи­че­ский фо­кус — преж­де все­го как фак­тор де­ста­би­ли­за­ции от­но­ше­ний меж­ду гео­по­ли­ти­че­ски­ми субъ­ек­та­ми.

И хо­тя на дан­ном эта­пе но­вая ад­ми­ни­стра­ция 45-го пре­зи­ден­та США по-преж­не­му оста­ет­ся «тем­ной ло­шад­кой», но опре­де­лен­ная кан­ва озву­чен­ных пред­ло­же­ний об­ре­та­ет свою ло­ги­ку. На­при­мер — в ча­сти объ­яв­лен­ных на­зна­че­ний: по­хо­же, что Трамп, кон­стру­и­руя но­вую мо­дель вла­сти в США, со­би­ра­ет­ся вы­пол­нять в ней функ­цию ми­ро­твор­ца, сдер­жи­ва­ю­ще­го «яст­ре­бов». По край­ней ме­ре, три клю­че­вых ли­ца в но­вой ад­ми­ни­стра­ции (бу­ду­щий ми­нистр обо­ро­ны, ру­ко­во­ди­тель Цен­траль­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния США и ви­це-пре­зи­дент США) весь­ма скеп­ти­че­ски на­стро­е­ны по от­но­ше­нию к Рос­сии. По­зи­ция но­во­го гла­вы Го­сде­пар­та­мен­та дво­я­ка и бу­дет за­ви­сеть пол­но­стью от то­го, ка­кие при­о­ри­те­ты обо­зна­чит ему сам Д.трамп. Фак­ти­че­ски речь идет о вы­стра­и­ва­нии си­сте­мы сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, ко­гда яв­ные по­ля­ри­зо­ван­ные по­зи­ции от­дель­ных чле­нов ка­би­не­та бу­дут услож­нять им по­иск сов­мест­ных ре­ше­ний, что бу­дет тре­бо­вать по­сред­ни­че­ской ро­ли пре­зи­ден­та.

Я лишь от­ча­сти раз­де­ляю те чрез­мер­ные тре­во­ги, ко­то­рые есть се­год­ня у ча­сти экс­пер­тов нас­чет но­во­го со­ста­ва ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та США. С этим со­ста­вом мы вполне мо­жем (и долж­ны) ра­бо­тать. Дру­гое де­ло — по­ни­ма­ем ли мы са­ми, че­го хо­тим от этой ад­ми­ни­стра­ции? А этот во­прос от­нюдь не празд­ный. Ка­ко­вы на­ши прин­ци­пи­аль­ные по­зи­ции, ко­то­рых мы хо­тим до­стичь при под­держ­ке США? Тем бо­лее, что сколь бы ни вы­гля­дел эпа­таж­ным но­вый пре­зи­дент, все рав­но есть об­сто­я­тель­ства, ко­то­рые он вряд ли смо­жет из­ме­нить и «дать зад­ний ход», в том чис­ле — по ста­ту­су Кры­ма.

Се­год­ня на­ши тре­во­ги от­но­си­тель­но по­ли­ти­ки но­вой ад­ми­ни­стра­ции по боль­шей ча­сти со­сре­до­то­че­ны во­круг ве­щей, ко­то­рые ли­бо а) не име­ют для нас на­сто­я­ще­го эк­зи­стен­ци­аль­но­го зна­че­ния, ли­бо б) на­хо­дят­ся вне до­ся­га­е­мо­сти на­ших воз­мож­но­стей для изменения.

К пер­вой ка­те­го­рии мож­но от­не­сти, на­при­мер, во­про­сы о про­дол­же­нии по­мо­щи со сто­ро­ны США Укра­ине. Ес­ли мы го­во­рим о ле­таль­ных во­ору­же­ни­ях, то США нам не по­став­ля­ли их до это­го мо­мен­та, и мы тут рас­счи­ты­ва­ли на свои си­лы. Бу­дет ли для нас прин­ци­пи­аль­но, ес­ли но­вое ру­ко­вод­ство США ска­жет, что они про­дол­жат по­ли­ти­ку Б.обамы в этом во­про­се? Это бу­дет не­при­ят­но, но кар­ди­наль­но не из­ме­нит для нас ба­лан­са си­ту­а­ции (хо­тя сле­ду­ет на­пом­нить, что имен­но се­на­то­ры­рес­пуб­ли­кан­цы лоб­би­ро­ва­ли льви­ную часть ан­ти­рос­сий­ских за­ко­нов в т.ч. — о предо­став­ле­нии Укра­ине ле­таль­ных во­ору­же­ний). Од­на­ко мож­но вы­ска­зать сдер­жан­ную уве­рен­ность, что уже ока­зы­ва­е­мая по­мощь не бу­дет су­ще­ствен­но умень­ше­на, хо­тя ее при­о­ри­те­ты и мо­гут из­ме­нить­ся. Вто­рой во­прос в этой же ка­те­го­рии — эко­но­ми­че­ская по­мощь. Кри­ти­че­ски важ­но для нас, но опять же: мы и рань­ше не столь­ко рас­счи­ты­ва­ли на пря­мую по­мощь США (хо­тя за уже ока­зан­ную мы, ко­неч­но, бла­го­дар­ны преды­ду­щей ад­ми­ни­стра­ции), сколь­ко на си­стем­ную ра­бо­ту с МВФ. А зна­чит для нас ос­нов­ной во­прос: из­ме­нит­ся ли по­зи­ция США к ра­бо­те имен­но этой ор­га­ни­за­ции? Воз­мож­но — да. Воз­мож­но, от нас по­тре­бу­ют бо­лее чет­ких кри­те­ри­ев вы­пол­не­ния. С дру­гой сто­ро­ны, это ли не по­вод бо­лее ра­ци­о­наль­но по­дой­ти к на­ше­му со­труд­ни­че­ству с МВФ в це­лом? Да и эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы все рав­но ни­кто не от­ме­нял — они нуж­ны, ибо без них го­су­дар­ство про­сто не вы­жи­вет.

Вто­рая ка­те­го­рия — это бо­лез­нен­ный во­прос санк­ций. По­вли­ять на это пря­мо мы вряд ли мо­жем. Это не озна­ча­ет, что на­ше внеш­не­по­ли­ти­че­ское ве­дом­ство не долж­но ни­че­го де­лать для их под­дер­жа­ния, но сле­ду­ет по­ни­мать: со­хра­не­ние санк­ций воз­мож­но при на­ли­чии чет­кой по­ли­ти­че­ской воли к это­му ре­ше­нию. До­нальд Трамп же неод­но­крат­но за­яв­лял, что счи­та­ет их ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми. С дру­гой сто­ро­ны: про­сто от­ме­нить санк­ции без чет­ких и ви­ди­мых усту­пок со сто­ро­ны Рос­сии он то­же не смо­жет, ибо по­ка­зать­ся «сла­бым» пре­зи­ден­том ему хо­чет­ся еще мень­ше (осо­бен­но в усло­ви­ях, ко­гда де­мо­кра­ты сле­дят за каж­дым его ша­гом). От­сю­да и эта рас­плыв­ча­тая фор­му­ли­ров­ка, что в бли­жай­шее вре­мя санк­ции сня­ты не бу­дут, а там — «вид­но бу­дет».

Еще один важ­ный мо­мент: мно­гие по­че­му-то иг­но­ри­ру­ют лич­ность са­мо­го Трампа. То, что он эпа­та­жен, несдер­жан и не со­от­вет­ству­ет нашим пред­став­ле­ни­ям (впро­чем, как и пред­став­ле­ни­ям зна­чи­тель­но­го чис­ла аме­ри­кан­цев) о том, как дол­жен вы­гля­деть аме­ри­кан­ский пре­зи­дент, не озна­ча­ет, что он глуп или го­тов быть об­ма­ну­тым. Бо­лее то­го: по­след­нее он вряд ли про­стит. Да­же та­ко­му «хо­ро­ше­му пар­ню», как Вла­ди­мир Пу­тин. А Пу­тин ина­че про­сто не уме­ет — ло­ги­ка раз­во­ра­чи­ва­ния рос­сий­ской ги­брид­ной агрес­сии — это и ло­ги­ка по­сто­ян­но­го пре­да­тель­ства тех, кто ему до­ве­рил­ся.

Для аме­ри­ка­но-рос­сий­ских от­но­ше­ний си­ту­а­ция мо­жет ока­зать­ся да­же слож­нее: удач­ные рос­сий­ские ки­бе­р­ата­ки (ко­то­рые с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния не бы­ли чем-то экс­тра­ор­ди­нар­ным и при­ве­ли к се­рьез­ным по­ли­ти­че­ским по­след­стви­ям со­вер­шен­но по дру­гой при­чине) и от­сут­ствие на них жест­кой ре­ак­ции со сто­ро­ны США по­чти га­ран­ти­ро­ван­но спро­во­ци­ру­ет Рос­сию на но­вые опе­ра­ции по по­ли­ти­че­ской де­ста­би­ли­за­ции США. Ибо, как учит нас уже укра­ин­ский опыт, Пу­тин оста­нав­ли­ва­ет­ся лишь там, где по­лу­ча­ет рез­кий и жест­кий от­пор.

И это как раз то, что мо­жет со­рвать лю­бое сбли­же­ние меж­ду Трам­пом и Пу­ти­ным. И Кис­син­джер с его «чел­ноч­ной ди­пло­ма­ти­ей» здесь ма­ло чем по­мо­жет. Хо­те­лось бы на­пом­нить, что Дж.буш-мл. то­же был на­стро­ен к В.путину крайне кон­струк­тив­но и доб­ро­же­ла­тель­но. За­кон­чи­лось же это тем, что Х.клин­тон, как но­во­му гла­ве Го­сде­пар­та­мен­та США при пре­зи­ден­те Б.оба­ме, при­шлось на­жи­мать сим­во­ли­че­скую кноп­ку «пе­ре­за­груз­ка» что­бы вер­нуть эти от­но­ше­ния на уро­вень ми­ни­маль­но­го адек­ват­но­го (по тем мер­кам и в том меж­ду­на­род­но­му кон­тек­сте) со­труд­ни­че­ства…

Кро­ме то­го, ве­ро­ят­ной оста­ет­ся и дру­гая ло­ги­ка раз­ви­тия этих от­но­ше­ний: не смяг­че­ние по­зи­ции США от­но­си­тель­но Рос­сии, но ра­ди­ка­ли­за­ция че­рез пред­ло­же­ние «от­кры­той кон­ку­рен­ции». К это­му рас­по­ла­га­ет не толь­ко «на­пуск­ной ма­чизм» ли­де­ров Рос­сии и США, но и про­стая ариф­ме­ти­ка: эко­но­ми­че­ские по­тен­ци­а­лы США и Рос­сии несо­из­ме­ри­мы, а на­хо­дя­ща­я­ся под санк­ци­я­ми Рос­сия до­пол­ни­тель­но несет стра­те­ги­че­ские по­те­ри. Мож­но пред­ста­вить ва­ри­ант, о ко­то­ром го­во­рят не­ко­то­рые экс­пер­ты, ска­жем в сфе­ре ядер­но­го во­ору­же­ния: по­сле 2021 го­да, ко­гда ис­те­чет срок дей­ствия до­го­во­ра СНВ-3 Д.трамп и его ад­ми­ни­стра­ция вос­поль­зу­ют­ся этим для глу­бин­ной мо­дер­ни­за­ции ядер­ных во­ору­же­ний и на­ра­щи­ва­ния си­сте­мы ПРО по все­му ми­ру. Рос­сии же бу­дет пред­ло­же­но сде­лать то же для обес­пе­че­ния сво­ей без­опас­но­сти. Од­на­ко для из­ряд­но обес­кров­лен­ной рос­сий­ской эко­но­ми­ки та­кая но­вая гон­ка во­ору­же­ний мо­жет за­кон­чить­ся дра­ма­ти­че­ским об­ра­зом. Ин­те­рес­но, что та­кой под­ход мо­жет ак­тив­ней­шим об­ра­зом (хо­тя и не фор­маль­но) под­дер­жать ЕС, ко­то­рый в ре­зуль­та­те мо­жет рас­счи­ты­вать на уси­ле­ние во­ен­но­го при­сут­ствия США в ре­ги­оне, а зна­чит — умень­шить тре­во­ги за соб­ствен­ную без­опас­ность. Оба­ма бы ни­ко­гда не по­шел на та­кую рис­ко­ван­ную иг­ру, а вот Трамп — вполне мо­жет. «Уми­ро­тво­ря­ю­щий» Кис­син­джер в ко­ман­де Трампа — это, ко­неч­но, хо­ро­шо для Рос­сии, но «не Кис­син­дже­ром еди­ным», как го­во­рит­ся — в ко­ман­де Трампа до­ста­точ­но и от­кро­вен­ных «яст­ре­бов».

Нам всем по­ра хо­ро­шень­ко вы­дох­нуть, ду­мая о но­вой ад­ми­ни­стра­ции, и боль­ше со­сре­до­то­чить­ся на укра­ин­ских во­про­сах. Это не озна­ча­ет, что мы долж­ны пол­но­стью иг­но­ри­ро­вать воз­мож­ный но­вый внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс Трампа, но от­но­сить­ся к нему сто­ит ра­ци­о­наль­нее и кон­струк­тив­нее, ак­цен­ти­ру­ясь лишь на том, что для нас дей­стви­тель­но важ­но. США оста­ет­ся круп­ней­шим меж­ду­на­род­ным субъ­ек­том, и от их ре­ше­ний за­ви­сит очень мно­го. Мно­го, но да­ле­ко не все. Воз­мож­но, это опре­де­лен­ный «мо­мент ис­ти­ны». Не столь­ко для нас, сколь­ко для на­ших ев­ро­пей­ских кол­лег. Что по­ра боль­ше рас­счи­ты­вать на се­бя.

Впро­чем, для нас во­прос но­вой по­ли­ти­ки США тес­но свя­зан с дру­гой бо­лез­нен­ной те­мой — воз­мож­ной но­вой «Большой сдел­ки».

Большой шум по «Большой сдел­ке»

— Он де­ло­вой че­ло­век, — неж­но и мяг­ко про­из­нес дон Кор­леоне. — Я пред­ло­жу ему сдел­ку, от ко­то­рой он от­ка­зать­ся не смо­жет. Как пра­виль­но от­ме­тил недав­но А.суш­ко: «Мы­с­ле­ви­рус «большой иг­ры» за­хва­тил экс­пер­тов, жур­на­ли­стов и об­ще­ствен­ных де­я­те­лей». Дей­стви­тель­но, за по­след­ние 2—3 ме­ся­ца бы­ло нема­ло ска­за­но и на­пи­са­но о воз­мож­ной пер­спек­ти­ве «Большой сдел­ки» (Big Deal). Все ак­тив­но вклю­чи­лись в обсуждение ее воз­мож­ных кон­фи­гу­ра­ций, кто, что и ко­му «от­даст» в ее рам­ках.

Меж­ду тем эти раз­го­во­ры иг­но­ри­ру­ют оче­вид­ный факт: роль аме­ри­ка­но-рос­сий­ских от­но­ше­ний хоть и вы­шла на ве­ду­щий план, од­на­ко не яв­ля­ет­ся де-фа­кто си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щей в гео­по­ли­ти­че­ском смыс­ле. Бо­лее то­го, обостре­ние этих от­но­ше­ний (в смыс­ле их зна­чи­мо­сти) до­ста­точ­но ис­кус­но кон­стру­и­ру­ет­ся, преж­де все­го, са­мой Рос­си­ей для под­дер­жа­ния ил­лю­зии сво­е­го «гео­по­ли­ти­че­ско­го статуса». Стра­на, на­хо­дя­ща­я­ся под санк­ци­я­ми, ак­тив­но про­еда­ю­щая свои ва­лют­ные за­па­сы, счи­та­ет, что «по со­сто­я­нию на на­ча­ло 2017 го­да Рос­сий­ская Фе­де­ра­ция — дер­жа­ва гло­баль­но­го уров­ня, ко­то­рая са­мо­сто­я­тель­но обес­пе­чи­ва­ет свой су­ве­ре­ни­тет и на­ци­о­наль­ную без­опас­ность. Она не ас­со­ци­и­ру­ет се­бя с ка­кой-ли­бо ча­стью ми­ро­во­го со­об­ще­ства — будь то Ев­ро-ат­лан­ти­ка или стра­ны быв­ше­го СССР — и ин­те­гри­ру­ет­ся непо­сред­ствен­но в гло­баль­ный мир». Лю­бо­пыт­но, что эти «воз­душ­ные зам­ки» ре­транс­ли­ро­ва­ны не рос­сий­ским МИДОМ или од­ним из рос­сий­ских фе­де­раль­ных ка­на­лов, а Д.тре­ни­ным — ди­рек­то­ром Мос­ков­ско­го Цен­тра Кар­не­ги. Цен­тра, ко­то­рый, несмот­ря на свой ста­тус «за­пад­но­го», с 2014 го­да ак­тив­но дрей­фу­ет в об­щем рус­ле рос­сий­ской внеш­не­по­ли­ти­че­ской ли­нии. Да­же не столь­ко «дрей­фу­ет», сколь­ко ак­тив­но плы­вет. При­чем на­столь­ко, что за этот пе­ри­од из­ба­вил­ся сра­зу от трех круп­ных ана­ли­ти­ков (кри­ти­че­ски на­стро­ен­ных к рос­сий­ско­му ру­ко­вод­ству) по во­про­сам внут­рен­ней и внеш­ней рос­сий­ской по­ли­ти­ки (сре­ди этих ана­ли­ти­ков и Ли­лия Шев­цо­ва).

По­ка­за­тель­но, что боль­ше все­го о воз­рос­шей ро­ли Рос­сии го­во­рят ли­бо са­ми рос­си­яне, ли­бо за­ру­беж­ные по­ли­ти­ки/экс­пер­ты, с ни­ми свя­зан­ные. По­сто­ян­ные рас­суж­де­ния Г.кис­син­дже­ра о необ­хо­ди­мо­сти «ува­жать рос­сий­ские ин­те­ре­сы» и «по­нять дух рус­ских» обу­слов­ли­ва­ет­ся во­все не неким да­ле­ко иду­щим пред­ви­де­ни­ем, а, ско­рее, его лич­ным же­ла­ни­ем при­нять уча­стие в уже при­выч­ной для се­бя ро­ли по­сред­ни­ка меж­ду США и Рос­си­ей, как пра­во­при­ем­ни­цей СССР. Од­на­ко мир, в ко­то­ром это бы­ло ак­ту­аль­но, раз­ва­лил­ся еще 25 лет на­зад, и от­ча­ян­ные по­ту­ги крем­лев­ско­го ру­ко­вод­ства вер­нуть­ся к этой мо­де­ли че­рез раз­ру­ше­ние меж­ду­на­род­но­го пра­ва хоть и яв­ля­ют­ся ча­стич­но успеш­ны­ми, од­на­ко все же боль­ше по­хо­жи на «пе­ну», чем на неумо­ли­мое дви­же­ние айс­бер­га.

Един­ствен­ным же ре­аль­ным со­пер­ни­ком США на меж­ду­на­род­ной арене оста­ет­ся Ки­тай. И, по боль­шо­му сче­ту, ко­гда речь идет о некой «Большой сдел­ке», ее цель сле­ду­ет опи­сы­вать во­все не как пе­ре­дел «сфер вли­я­ния» меж­ду США и Рос­си­ей, а как фор­ми­ро­ва­ние неко­го но­во­го ста­тускво в от­но­ше­ни­ях меж­ду США и Ки­та­ем, а так­же Рос­си­ей и Ки­та­ем. Все так увлек­лись «за­хва­ты­ва­ю­щи­ми» рас­суж­де­ни­я­ми на те­му «А вот Трамп за­хо­чет Иран и Си­рию…» или «Путину при­дет­ся от­дать…», что со­вер­шен­но за­бы­ли по­ин­те­ре­со­вать­ся у осталь­ных меж­ду­на­род­ных субъ­ек­тов (преж­де все­го Ки­тая) — что они ду­ма­ют по это­му по­во­ду? Все ли их устра­и­ва­ет и как, с их точ­ки зре­ния, вы­гля­дит «но­вый див­ный мир»? И ес­ли та­кая сдел­ка бу­дет за­клю­че­на, то со­гла­сят­ся ли они с ее ре­зуль­та­та­ми?

Кро­ме то­го, раз­го­во­ры о том, что мы на по­ро­ге Ял­ты-2 или Хель­син­ки-2, име­ют весь­ма кос­вен­ную связь с ре­аль­но­стью. При­мер Ял­ты во­об­ще некор­рек­тен, по­сколь­ку то со­гла­ше­ние под­пи­сы­ва­лось од­но­знач­ны­ми по­бе­ди­те­ля­ми, ко­то­рые раз­гро­ми­ли сво­их про­тив­ни­ков пол­но­стью и чья субъ­ект­ность (и во­ен­ная сила, что нема­ло­важ­но) не вы­зы­ва­ла со­мне­ний ни у ко­го — все осталь­ные по­тен­ци­аль­ные субъ­ек­ты бы­ли слиш­ком ослаб­ле­ны. Кто сей­час эти «по­бе­ди­те­ли»? Не мо­гу­щие най­ти но­вый по­ли­ти­че­ский ба­ланс по­сле вы­бо­ров США? Или Рос­сия, ко­то­рая с тру­дом при­ве­ла (с мно­го­чис­лен­ны­ми вы­хо­да­ми из строя) свой един­ствен­ный авиа­но­сец в Си­рию и бес­слав­но воз­вра­ща­ет его на­зад?

Ес­ли го­во­рить о дей­стви­тель­но стра­те­ги­че­ских во­про­сах, то что нас долж­но бес­по­ко­ить боль­ше: пер­спек­ти­ва (весь­ма ту­ман­ная) до­го­во­рен­но­сти двух ли­де­ров (с непо­нят­ным ме­ха­низ­мом ре­а­ли­за­ции) — или, к при­ме­ру, стре­ми­тель­ное ста­нов­ле­ние Чет­вер­той тех­но­ло­ги­че­ской ре­во­лю­ции? По­след­няя об­ре­та­ет вполне кон­крет­ные чер­ты и уже вли­я­ет на эко­но­ми­че­ские (а зна­чит — и по­ли­ти­че­ские) пер­спек­ти­вы го­су­дарств. Яр­кий при­мер: стре­ми­тель­ное уде­шев­ле­ние сто­и­мо­сти сол­неч­ной энер­гии. Уже в 2015 го­ду та же КНР вы­шла на пер­вое ме­сто по ко­ли­че­ству вве­ден­ной в строй мощ­но­сти сол­неч­ных ба­та­рей сум­мар­ной мощ­но­стью 43,5 ги­га­ват­та, а в 2016 го­ду долж­ны бы­ли до­ба­вить­ся но­вые мощ­но­сти. Для срав­не­ния: мощ­но­сти Укра­и­ны по про­из­вод­ству элек­тро­энер­гии со­став­ля­ет 27 ги­га­ватт, из ко­то­рых по­ло­ви­ну вы­ра­ба­ты­ва­ют АЭС, а осталь­ные — ТЭС и ТЭЦ (за­ви­ся­щие от уг­ля). В усло­ви­ях по­сто­ян­ных дис­кус­сий об уг­ле из во­сточ­ных об­ла­стей, о шах­те­рах и т.д. — что кон­крет­но для Укра­и­ны важ­нее? От­вет, ду­маю, оче­ви­ден.

Кро­ме то­го, идея «Большой сдел­ки» яв­ным об­ра­зом от­ри­ца­ет вся­кую субъ­ект­ность осталь­ных меж­ду­на­род­ных иг­ро­ков (о чем уже бы­ло ска­за­но вы­ше). Озна­ча­ет ли это, что да­же ес­ли пред­по­ло­жить, что меж­ду США и Рос­си­ей дей­стви­тель­но бу­дет за­клю­чен ка­кой-ли­бо до­го­вор (что пред­став­ля­ет­ся ма­ло ре­аль­ным), то бу­дет ли это ав­то­ма­ти­че­ски озна­чать, что все бу­дут го­то­вы его при­дер­жи­вать­ся?

Сле­ду­ет по­ни­мать, что для за­клю­че­ния по­доб­ных «Боль­ших сде­лок» все­гда тре­бу­ет­ся очень спе­ци­фи­че­ский меж­ду­на­род­ный кон­текст — ли­бо мо­но­поль­ное по­ло­же­ние под­пи­сан­тов на меж­ду­на­род­ной арене, ли­бо то­таль­ное со­гла­сие по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства меж­ду­на­род­ных субъ­ек­тов на пред­ло­жен­ное ре­ше­ние. И да­же тут есть нема­ло­важ­ный фак­тор — со­гла­сие стра­ны, в от­но­ше­нии ко­то­рой та­кое ре­ше­ние мо­жет быть при­ня­то. Мож­но с опре­де­лен­ны­ми ого­вор­ка­ми по­ве­рить в ве­ро­ят­ность сдел­ки по Си­рии (Ба­ша­ру Аса­ду де­вать­ся осо­бо неку­да, и без непо­сред­ствен­ной под­держ­ки Рос­сии его пер­спек­ти­вы весь­ма при­зрач­ны, в т.ч. — его фи­зи­че­ская без­опас­ность). Мож­но по­ве­рить в ве­ро­ят­ность сдел­ки по дру­гим во­про­сам. Но ес­ли мы го­во­рим о сдел­ке по Укра­ине, то здесь воз­ни­ка­ют со­мне­ния в том, что она мо­жет быть ре­а­ли­зо­ва­на без же­ла­ния са­мой Укра­и­ны. Хо­тя Рос­сия и под­дер­жи­ва­е­мые ею бо­е­ви­ки, по­хо­же, считают, что у нас тут все зи­ждет­ся на «аме­ри­кан­ских ЧВК» и неко­ей при­зрач­ной «по­мо­щи аме­ри­кан­ской во­ен­щи­ны», од­на­ко, как мы по­ни­ма­ем, ре­аль­ность со­вер­шен­но иная.

О чем мы дей­стви­тель­но долж­ны пом­нить, так это о том, что Кис­син­джер, ко­то­рый се­год­ня так бес­по­ко­ит­ся о «ми­ре в Укра­ине», — это че­ло­век, ко­то­рый, по су­ти, уни­что­жил де­мо­кра­ти­че­ское вьет­нам­ское го­су­дар­ство, воз­двиг­нув на его ме­сте ком­му­ни­сти­че­ское. Нам сле­ду­ет по­ча­ще вспо­ми­нать, чем ре­аль­но за­кон­чи­лись те са­мые «Па­риж­ские до­го­во­рен­но­сти», за ко­то­рые г-н Кис­син­джер по­лу­чил свою Но­бе­лев­скую пре­мию. А за­кон­чи­лось это «пе­ре­ми­рие» крайне пе­чаль­но и по­ка­за­тель­но: за­клю­чен­ный мир меж­ду де­мо­кра­ти­че­ским Юж­ным Вьет­на­мом и под­дер­жи­ва­е­мым СССР ком­му­ни­сти­че­ским Се­вер­ным Вьет­на­мом (кста­ти го­во­ря, уже не раз про­во­ди­лась вполне оправ­дан­ная ана­ло­гия меж­ду ны­неш­ни­ми ги­брид­ны­ми ме­то­да­ми вой­ны в Укра­ине и тем, как СССР ре­а­ли­зо­вы­вал вой­ну во Вьет­на­ме) был ве­ро­лом­но на­ру­шен вой­ска­ми Се­вер­но­го Вьет­на­ма, и его вой­ска (по­сле стре­ми­тель­но­го вы­во­да аме­ри­кан­ских войск из Юж­но­го Вьет­на­ма в 1973 го­ду) до­ста­точ­но быст­ро до­стиг­ли Сай­го­на, по­пут­но «осво­бо­див» Юж­ный Вьетнам и от за­кон­ной вла­сти, и от зна­чи­тель­ной ча­сти на­се­ле­ния (ко­го ре­прес­си­ро­ва­ли, ко­го за­ста­ви­ли вы­ехать из стра­ны). Ес­ли мы за­ме­ним «Юж­ный Вьетнам» на Украину, а «Се­вер­ный Вьетнам» на «ДНР/ЛНР» то бу­дем не так уж да­ле­ки в сво­их ана­ло­ги­ях. Од­на­ко есть и важ­ное от­ли­чие: мы по­след­ние 3 го­да от­ста­и­ва­ем свою сво­бо­ду сво­и­ми си­ла­ми (хоть и при под­держ­ке ми­ро­во­го со­об­ще­ства), и ка­кой-ли­бо вы­вод при­зрач­ных «аме­ри­кан­ских войск» нас не силь­но бес­по­ко­ит вви­ду их от­сут­ствия…

По­это­му, ес­ли мы да­же за­ду­ма­ем­ся над тем, а не при­нять ли нам пред­ло­же­ние «мэт­ра ми­ро­вой по­ли­ти­ки» Кис­син­дже­ра, то сто­ит вспом­нить, что его «ис­то­рия успе­ха» весь­ма от­но­си­тель­на и ни­чем хо­ро­шим для вьет­нам­цев не за­кон­чи­лась. Та­ких «да­най­цев», как Кис­син­джер сто­ит дей­стви­тель­но опа­сать­ся.

Укра­ине нуж­на адек­ват­ная «си­ци­ли­ан­ская за­щи­та»

По­тер­петь неуда­чу невоз­мож­но… до тех пор, по­ка ты не сда­ешь­ся. Го­во­ря о «Большой сдел­ке», слож­но не за­дать се­бе во­прос — а го­то­ва ли Укра­и­на к та­ко­му раз­ви­тию со­бы­тий, ес­ли они вдруг ста­нут ре­аль­но­стью? И ес­ли сдел­ка вдруг об­ре­тет ре­аль­ные чер­ты, то чем мы смо­жем на нее от­ве­тить? Ряд укра­ин­ских экс­пер­тов и да­же оли­гар­хов вклю­чи­лись в эту дис­кус­сию пре­вен­тив­но, уже на­чи­ная при­ки­ды­вать, от че­го мы долж­ны от­ка­зать­ся, дабы на­ши ин­те­ре­сы в «Большой сдел­ке» бы­ли учте­ны хо­тя бы ми­ни­маль­но. Од­на­ко эта ло­ги­ка под­ра­зу­ме­ва­ет, что мы не мо­жем на этот про­цесс по­вли­ять, но лишь при­нять но­вую ре­аль­ность, с об­ре­чен­но­стью объ­ек­та по­ли­ти­ки, а не субъ­ек­та.

Мож­но да­же не со­мне­вать­ся, что в слу­чае на­хож­де­ния некой еди­ной плат­фор­мы ин­те­ре­сов меж­ду США и Рос­си­ей по по­во­ду уре­гу­ли­ро­ва­ния по Укра­ине и Си­рии пер­спек­ти­ва та­ко­го со­гла­ше­ния за­ма­я­чит на гео­по­ли­ти­че­ском го­ри­зон­те. И так же мож­но не со­мне­вать­ся, что в этом слу­чае Укра­ине по­пы­та­ют­ся «сде­лать пред­ло­же­ние, от ко­то­ро­го мы не смо­жем от­ка­зать­ся». Ско­рее все­го, это и бу­дет свое­об­раз­ный мо­мент ис­ти­ны, точ­ка би­фур­ка­ции на пу­ти ста­нов­ле­ния на­ше­го ре­аль­но­го, а не фор­маль­но­го су­ве­ре­ни­те­та: бу­дем ли мы пы­тать­ся ис­кать пу­ти ком­про­мис­са по мо­де­ли, пред­ло­жен­ной укра­ин­ски­ми и за­пад­ны­ми (де-фа­кто — про­рос­сий­ски­ми) ми­ро­твор­ца­ми или, вновь апел­ли­руя к из­вест­но­му ро­ма­ну М. Пью­зо, про­явим се­бя «си­ци­лий­ца­ми», го­то­вы­ми пой­ти до кон­ца?

По­след­нее не озна­ча­ет, что ком­про­мисс невоз­мо­жен во­об­ще, но не по прин­ци­пи­аль­ным для нас во­про­сам. Од­на­ко точ­но так же нуж­но по­ни­мать, что уста­нов­ле­ние ми­ра на при­ем­ле­мых для нас усло­ви­ях бу­дет со­пря­же­но с ти­та­ни­че­ски­ми уси­ли­я­ми. При­чем — во мно­гих сфе­рах сра­зу. Это еще и тот мо­мент, ко­гда, воз­мож­но, при­дет­ся по­ка­зать на­шу го­тов­ность быть да­же ир­ра­ци­о­наль­ны­ми, но на­сто­ять на сво­ем.

Од­на­ко эта го­тов­ность бу­дем ма­ло что зна­чить без ра­ди­каль­ных транс­фор­ма­ций са­мой стра­ны. Преж­де все­го — вы­бор адек­ват­ной дан­ной си­ту­а­ции адап­тив­ной мо­де­ли на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и кон­цеп­ции внеш­не­по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти. Се­год­ня мы по­став­ле­ны в усло­вия, ко­гда един­ствен­но воз­мож­ной ре­ак­ци­ей на ги­брид­ную агрес­сию яв­ля­ет­ся при­ме­не­ние неко­е­го ана­ло­га шах­мат­ной «си­ци­а­ли­ан­ской за­щи­ты», по­стро­ен­ной на идее со­зда­ния асим­мет­рич­ных по­зи­ций. То есть во вре­мя отыг­ры­ша это­го де­бю­та ча­сто воз­ни­ка­ют осо­бые по­зи­ции участ­ни­ков, ко­то­рые ве­дут к острой так­ти­че­ской борь­бе. И хо­тя ча­ще все­го ини­ци­а­ти­ва на сто­роне белых од­на­ко, чер­ным при­хо­дить­ся про­яв­лять гиб­кость, де­лая про­ти­во­сто­я­ние ас­си­мет­рич­ным и во мно­гих слу­ча­ях — пе­ре­хо­дя в на­па­де­ние. По-су­ти «си­ци­ли­ан­ская за­щи­та» — это имен­но то, что ча­ще все­го ха­рак­те­ри­зу­ют бо­лее про­стым вы­ра­же­ни­ем: «Луч­шая за­щи­та — на­па­де­ние», но в дан­ном слу­чае — ас­си­мет­рич­ное.

На­ши оп­по­нен­ты ве­дут ин­тен­сив­ную иг­ру, ата­куя нас с раз­ных на­прав­ле­ний или ли­шая нас под­держ­ки на важ­ных для нас участ­ках. Преж­де все­го это от­но­сит­ся к внеш­не­по­ли­ти­че­ским ас­пек­там, но ме­ста­ми — и к внут­ри­укра­ин­ско­му кон­тек­сту.

Нет смыс­ла за­кры­вать гла­за на то, что се­год­ня мы на­хо­дим­ся в непро­стом по­ло­же­нии. Вы­зо­вы, пе­ред ко­то­ры­ми мы ока­зы­ва­ем­ся, умно­жа­ют­ся в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии. При­чем эти вы­зо­вы ста­но­вят­ся все изощ­рен­нее и слож­нее, а по­яв­ле­ние их пред­ска­зать слож­нее. Не­ко­то­рые да­же ста­вят во­прос о том, це­ле­со­об­раз­но ли во­об­ще за­ни­мать­ся тра­ди­ци­он­ным про­гно­зи­ро­ва­ни­ем и сце­ни­ро­ва­ни­ем на его ос­но­ве? Ведь чем даль­ше, тем ча­ще экс­пер­ты оши­ба­ют­ся, а мно­гие про­гно­зы те­ря­ют ак­ту­аль­ность уже в мо­мент их пуб­ли­ка­ции.

Од­на­ко, несмот­ря на все вы­ше­ука­зан­ные проблемы, про­гно­зи­ро­ва­ние все же нуж­но. Про­гно­зи­ро­ва­ние и сце­ни­ро­ва­ние да­ет нам ми­ни­маль­ное ощу­ще­ние упо­ря­до­чен­но­сти и воз­мож­но­сти по­смот­реть на раз­ви­тие си­ту­а­ции в неких услов­ных «чи­стых» усло­ви­ях. Да, они по­чти ни­ко­гда не бы­ва­ют та­ки­ми, и «чер­ные ле­бе­ди» вры­ва­ют­ся в этот про­цесс са­мым дра­ма­тич­ным об­ра­зом. Кро­ме то­го, важ­ное усло­вие по­яв­ле­ние этих са­мых «неожи­дан­ных сюр­при­зов» — ча­ще все­го нехват­ка ин­фор­ма­ции. Про­гно­зи­ро­ва­ние поз­во­ля­ет ча­стич­но за­пол­нять эти бре­ши. Да­же ес­ли про­гноз со­став­лен на ос­но­ве непра­виль­ных пред­став­ле­ний о ре­аль­но­сти. Про­гно­зи­ро­ва­ние же — это путь к со­став­ле­нию хо­тя бы ма­ло-маль­ски адек­ват­но­го пла­на дей­ствий на средне- и дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву. Да, пла­ны эту бу­дут очень несо­вер­шен­ны, но все пре­крас­но зна­ют, что в усло­ви­ях кри­зи­са иметь пло­хой план луч­ше, чем не иметь во­об­ще ни­ка­ко­го.

Да­же мак­росцен­ни­ро­ва­ние мо­жет ока­зать­ся по­лез­ным, по­сколь­ку, несмот­ря ни на что, есть некие со­бы­тия гло­баль­но­го (как ми­ни­мум — для нас) мас­шта­ба, к ко­то­рым нуж­но быть го­то­вы­ми и в усло­ви­ях, при ко­то­рых нуж­но иметь воз­мож­ность быст­ро опре­де­лить свою по­зи­цию. На­при­мер: ка­ко­ва долж­на быть на­ша ли­ния по­ве­де­ния, ес­ли мы оста­нем­ся без под­держ­ки США (да­же в ее те­ку­щих объ­е­мах)? Или ес­ли санк­ции с Рос­сии бу­дут сня­ты? Или ес­ли но­вая ад­ми­ни­стра­ция дей­стви­тель­но на­столь­ко обост­рит от­но­ше­ния с Ки­та­ем, что они при­об­ре­тут чер­ты во­ен­но­го кон­флик­та? Или ес­ли США нач­нут жест­кое про­ти­во­сто­я­ние с Рос­си­ей?

Впро­чем, что со­вер­шен­но точ­но, так это то, что нам нуж­но все же ста­рать­ся мень­ше жить чу­жи­ми эмо­ци­я­ми и со­бы­ти­я­ми и боль­ше об­ра­щать вни­ма­ние на се­бя.

Од­на­ко это ста­вит дру­гой во­прос: что нуж­но сде­лать, что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать эф­фект «чер­но­го ле­бе­дя»? Осо­бен­но ес­ли от его про­яв­ле­ния бу­дет за­ви­сеть без­опас­ность все­го го­су­дар­ства. По всей ви­ди­мо­сти, речь бу­дет ид­ти об из­ме­не­нии фи­ло­со­фии по­стро­е­ния си­сте­мы на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. От­тал­ки­ва­ясь не от идеи со­зда­ния «непро­би­ва­е­мых щи­тов», а адап­тив­ной си­сте­мы «на­ци­о­наль­ной го­тов­но­сти» про­дол­жать функ­ци­о­ни­ро­вать да­же в усло­ви­ях кол­лап­са. По­ни­ма­ние это­го кон­цеп­та, осу­ществ­ле­ние ша­гов по его ре­а­ли­за­ции не бу­дет непро­стым, не быст­рым. Но сде­лать это нуж­но. Так же, как и про­ве­сти, на­ко­нец, нор­маль­ные и це­лост­ные ре­фор­мы в эко­но­ми­че­ской сфе­ре, в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния. Бо­лее ак­тив­но за­дей­ство­вать на­уч­ный по­тен­ци­ал.

Се­год­ня мы вхо­дим в пе­ри­од ощу­ти­мых по­ли­ти­че­ских тур­бу­лент­но­стей. И за­кон­чить­ся это все мо­жет крайне пло­хо для ми­ро­вой ста­биль­но­сти и спо­кой­ствия. Ес­ли мы ока­жем­ся пло­хо под­го­тов­ле­ны к гря­ду­щим про­цес­сам, то со­жа­леть нам уже не при­дет­ся — это­го про­сто бу­дет неко­му де­лать. Но­вая ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та США — непро­стой и неожи­дан­ный иг­рок, на­хо­дя­щий­ся в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния стра­те­гии де­я­тель­но­сти. Од­на­ко все го­во­рит о том, что но­вый пре­зи­дент, как и Пу­тин, — сто­рон­ник быст­рой и вы­со­ко­ди­на­мич­ной иг­ры в ме­ня­ю­щем­ся ми­ре, тре­бу­ю­щей гиб­ко­сти ума и сно­ров­ки. Хо­тя ча­сто та­кая иг­ра ве­дет­ся и без по­ни­ма­ния ее стра­те­ги­че­ской це­ли. Вполне воз­мож­но, что США на дан­ном эта­пе дей­стви­тель­но ну­жен имен­но та­кой пре­зи­дент — Аме­ри­ка неожи­дан­но столк­ну­лась с про­тив­ни­ком, о ко­то­ром дав­но за­бы­ла. И несколь­ко рас­те­ря­лась. В со­рев­но­ва­нии «длин­ных стра­те­гий» (ко­то­ры­ми тра­ди­ци­он­но сла­ви­лись США) и «так­ти­че­ской иг­ры» че­ки­стов Пу­ти­на имен­но вто­рые дер­жат ини­ци­а­ти­ву, на­но­ся мно­же­ство уда­ров по неза­щи­щен­ным участ­кам те­ла. В т.ч. по тем, по ко­то­рым в «джентль­мен­ской дра­ке» вро­де бы бить за­пре­ще­но. Од­на­ко «гео­по­ли­ти­че­скую шпа­ну» по­доб­ные «услов­но­сти» не оста­нав­ли­ва­ют и не оста­но­вят.

Вполне мо­жет сло­жить­ся си­ту­а­ция, ко­гда, в про­ти­во­вес па­ни­че­ским на­стро­е­ни­ям о «ми­ре и друж­бе» меж­ду Трам­пом и Пу­ти­ным, все мо­жет на­чать раз­ви­вать­ся в диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ном на­прав­ле­нии. И вполне мо­жет быть, что имен­но это — на­ша на­деж­да на то, что­бы оста­но­вить Пу­ти­на не ло­каль­но, а стра­те­ги­че­ски.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.