Необ­хо­ди­мость в во­об­ра­же­нии, необ­хо­ди­мость в ин­сти­ту­ци­ях

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Па­вел КОВАЛЬ

Поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния пе­ре­жи­ва­ют са­мые тя­же­лые вре­ме­на с 1991 г.

В этот раз, в от­ли­чие от по­след­них лет, си­ту­а­ция не вер­нет­ся к нор­маль­но­му со­сто­я­нию про­сто по­то­му, что воз­рож­де­ние на­ци­о­на­лиз­ма ста­ло про­бле­мой в мас­шта­бах все­го За­па­да, а Поль­ша и Укра­и­на под­да­лись это­му трен­ду. В обе­их стра­нах по­яви­лись по­ли­ти­че­ские груп­пы, за­ин­те­ре­со­ван­ные в под­держ­ке скеп­ти­че­ских на­стро­е­ний по по­во­ду со­се­да.

В Поль­ше воз­рож­да­ют­ся по­ли­ти­че­ские кру­ги, ко­то­рые опи­ра­ют­ся на про­грам­му На­род­ной де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии. Се­год­ня у них нет большой под­держ­ки, но они мо­гут вли­ять на по­ли­ти­ку и по­буж­дать го­су­дар­ствен­ную власть к опре­де­лен­но­му по­ве­де­нию. Кри­ти­че­ская по­зи­ция от­но­си­тель­но Укра­и­ны или по­сто­ян­ная по­ле­ми­ка с укра­ин­ски­ми по­ли­ти­ка­ми, а так­же ата­ка на поль­ских по­ли­ти­ков, со­дей­ству­ю­щих вза­и­мо­по­ни­ма­нию, — это топ­ли­во для та­кой сре­ды. Они фор­ми­ру­ют свою иден­тич­ность, вну­ша­ют об­ще­ствен­но­му мне­нию, на­при­мер, что, вполне воз­мож­но, Поль­ша бу­дет ре­шать, ко­го укра­ин­цы сде­ла­ют ге­ро­ем, и т.п.

Па­ра­докс в том, что во вре­мя ре­корд­но­го ро­ста ко­ли­че­ства поляков, вы­ра­жа­ю­щих сим­па­тию к укра­ин­цам, слов­но па­рал­лель­но с обе­их сто­рон гра­ни­цы рас­тет ко­ли­че­ство мар­ги­на­лов, го­во­ря­щих это­му со­труд­ни­че­ству «нет». Зна­ме­на­тель­ный факт, что на раз­гром­лен­ных укра­ин­ских мо­ги­лах в Поль­ше, Гер­ма­нии и на поль­ских — в Укра­ине по­яв­ля­ют­ся укра­ин­ские над­пи­си с ру­сиз­ма­ми. На­ци­о­на­ли­сти­че­ские на­стро­е­ния в Укра­ине и Поль­ше с ра­до­стью на все 100% при­вет­ству­ет один центр — Кремль. Ес­ли об­ра­тить вни­ма­ние на оче­ред­ные слу­чаи, то яс­но вид­но, что не все­гда мож­но под­твер­дить ак­тив­ность «тре­тьей си­лы», но по­чти все, ка­жет­ся, под­твер­жда­ет этот след.

В свою оче­редь, в Укра­ине часть по­ли­ти­че­ских кру­гов хо­чет стро­ить со­вре­мен­ную иден­тич­ность укра­ин­ско­го на­ро­да, опи­ра­ясь глав­ным об­ра­зом на бан­де­ров­скую идео­ло­гию. Се­год­ня, как пра­ви­ло, это не на­прав­ле­но про­тив поляков, а но­сит ан­ти­рос­сий­ский, ан­ти­ком­му­ни­сти­че­ский ха­рак­тер. Со­хра­ня­ет­ся на­пря­жен­ность, но это мо­жет из­ме­нить­ся. И преж­де все­го на­до учи­ты­вать сле­ду­ю­щий факт: в по­ли­ти­ке мно­гое ре­ша­ет вос­при­я­тие. А с ис­то­ри­че­ской точ­ки зре­ния в Поль­ше бан­де­ров­ская идео­ло­гия вос­при­ни­ма­ет­ся од­но­знач­но — это убий­ства поль­ско­го на­се­ле­ния на Волыни и в Во­сточ­ной Га­ли­чине. Сле­до­ва­тель­но, Укра­и­на с Бан­де­рой на фла­ге бу­дет иметь га­ран­ти­ро­ван­ные проблемы при вхож­де­нии в за­пад­ные струк­ту­ры — как в ЕС, так и в НАТО.

Каж­дый из этих под­хо­дов — поль­ских и укра­ин­ских на­ци­о­на­ли­стов — опи­ра­ет­ся на ис­то­рию. Но ес­ли они бу­дут уси­ли­вать свое вли­я­ние на по­ли­ти­ку двух на­ро­дов, то в от­но­ше­ни­ях Поль­ши и Укра­и­ны каж­дый раз бу­дет боль­ше ба­та­лий. Ес­ли поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния бу­дут опи­рать­ся на силь­ный на­ци­о­на­ли­сти­че­ский эго­изм двух го­су­дарств, они не смо­гут раз­ви­вать­ся. Ес­ли у двух сто­рон, вме­сто склон­но­сти к со­гла­сию, воз­ник­нет неуступ­чи­вость, то неми­ну­е­мы обостре­ния, ко­то­рые бу­дут ве­сти пря­мо к оче­ред­но­му кон­флик­ту. На­до толь­ко еще раз про­чи­тать сло­ва Ио­ан­на Павла ІІ о поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ни­ях и опас­но­сти на­ци­о­на­лиз­ма, что­бы по­нять ме­ха­низм, ко­то­рый ве­дет два на­ро­да к непри­ят­но­стям.

Со­сто­я­ние поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний сле­ду­ю­щее: в 2014 г. поль­ская ди­пло­ма­тия ока­за­лась в сто­роне от пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са по Мин­ским со­гла­ше­ни­ям. С то­го вре­ме­ни поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния не вер­ну­лись на преж­ние рель­сы, и пре­об­ла­дать ста­ли ис­то­ри­че­ские во­про­сы. Как пра­ви­тель­ство «Граж­дан­ской плат­фор­мы» под ру­ко­вод­ством Эвы Ко­пач, так и ка­би­нет Бе­а­ты Шид­ло, сфор­ми­ро­ван­ный «Пра­вом и спра­вед­ли­во­стью», сня­ли укра­ин­ский во­прос с наи­бо­лее ак­цен­ти­ро­ван­ных по­ли­ти­че­ских про­блем. В Укра­ине же воз­ник со­блазн об­хо­дить Поль­шу.

И в Поль­ше, и в Укра­ине есть про­бле­ма: как вы­сто­ять во вре­мя ны­неш­не­го кри­зи­са без се­рьез­ных по­терь. Воз­ни­ка­ет во­прос: ка­кие ошиб­ки до­пу­сти­ли эли­ты обо­их го­су­дарств, из-за ко­то­рых ны­неш­ние ко­ле­ба­ния по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры в большой сте­пе­ни угро­жа­ют хо­ро­шим от­но­ше­ни­ям меж­ду Поль­шей и Украиной?

В Поль­ше мож­но услы­шать, что прин­цип невоз­мож­но­сти су­ще­ство­ва­ния не­за­ви­си­мой Поль­ши без сво­бод­ной Укра­и­ны был ошиб­кой, а в Укра­ине все ча­ще да­же из­вест­ные экс­пер­ты по­вто­ря­ют, что Укра­и­на не нуж­да­ет­ся в поль­ской под­держ­ке, по­сколь­ку ей про­ще объ­яс­нить­ся непо­сред­ствен­но с Гер­ма­ни­ей или дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми го­су­дар­ства­ми. Встре­чи по­ли­ти­ков пре­вра­ти­лись в се­ми­на­ры по ис­то­рии, во вре­мя ко­то­рых по­вто­ря­ют­ся од­ни и те же об­щие фра­зы.

Ни один из по­ли­ти­че­ских ли­де­ров не го­тов брать на се­бя пол­ную от­вет­ствен­ность, что­бы по­ло­жить конец этой тен­ден­ции. Немно­гие за­ме­ча­ют, что, ес­ли ее не оста­но­вить, она по­не­мно­гу бу­дет рас­про­стра­нять­ся и на дру­гие сфе­ры со­труд­ни­че­ства: эко­но­ми­ку, на­у­ку, ин­фра­струк­ту­ру. Ме­ха­низм сле­ду­ю­щий: по­ли­ти­ка определяет путь всем дру­гим сег­мен­там со­труд­ни­че­ства — или его оста­нав­ли­ва­ет. В то же вре­мя в пе­ри­од острой нео­им­пер­ской по­ли­ти­ки Рос­сии хо­ро­ший кли­мат поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний ста­но­вит­ся делом на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти.

Че­го не хва­та­ет поль­ско-укра­ин­ским от­но­ше­ни­ям, по срав­не­нию с поль­ско-немец­ки­ми? По­ли­ти­че­ских кон­так­тов, встреч? По­сле 1991 г. их бы­ло нема­ло. Пре­зи­ден­ты Укра­и­ны и Поль­ши (как и пар­ла­мен­та­рии, гла­вы по­ли­ти­че­ских пар­тий и т.п.) сде­ла­ли мно­гое, что­бы по­стро­ить поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния во вре­ме­на неза­ви­си­мо­сти по­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за.

Ес­ли об­раз­цо­вой счи­тать мо­дель поль­ско-немец­ко­го при­ми­ре­ния, то поль­ско-укра­ин­ское бы­ло не худ­шим ни в по­ли­ти­че­ском плане, ни в ре­ли­ги­оз­ном. Дей­стви­тель­но, в Поль­ше мно­го го­во­рят о том, ка­кую боль­шую роль в поль­ско-немец­ких от­но­ше­ни­ях сыг­ра­ли церк­ви — ри­мо-ка­то­ли­че­ская и про­те­стант­ская в Поль­ше и Гер­ма­нии. Ци­та­та «Про­ща­ем и просим про­ще­ния» в по­сла­нии поль­ских епи­ско­пов к немец­ким епи­ско­пам в 1965 г. ста­ла обя­за­тель­ной ча­стью по­ли­ти­че­ско­го язы­ка в Поль­ше и дру­гих го­су­дар­ствах ре­ги­о­на.

Ес­ли по­смот­реть на поль­ско-укра­ин­ские цер­ков­ные от­но­ше­ния, они не ка­жут­ся ху­же, чем поль­ско-немец­кие. В ны­неш­нем го­ду — 30-ле­тие со вре­ме­ни пер­вой встре­чи глав ка­то­ли­че­ских церк­вей Поль­ши и Укра­и­ны — кар­ди­на­лов Глем­па и Лю­ба­чи­вско­го, ко­то­рая, по ини­ци­а­ти­ве Ио­ан­на Павла ІІ, со­сто­я­лась в 1987 г. в Ри­ме. Поль­ско-укра­ин­ские цер­ков­ные от­но­ше­ния ха­рак­те­ри­зу­ют­ся мно­ги­ми зна­ме­на­тель­ны­ми же­ста­ми. Та­ким бы­ло ре­ше­ние Папы, что­бы гре­ко-ка­то­ли­ки мог­ли в 1988 г. от­ме­чать на Яс­ной Го­ре в Чен­сто­хо­ве 1000-ле­тие Крещения Ру­си. За по­след­ние несколь­ко де­сят­ков лет ка­то­ли­че­ские церк­ви в Поль­ше и Укра­ине про­воз­гла­си­ли несколь­ко пас­тыр­ских пи­сем и об­ра­ще­ний в де­ле поль­ско-укра­ин­ско­го при­ми­ре­ния. Ес­ли при­ба­вить к это­му мно­го­чис­лен­ные сло­ва Ио­ан­на Павла ІІ, в част­но­сти про­по­ве­ди из Пе­ре­мыш­ля в 1991 г. и Ль­во­ва в 2001 г., а так­же пап­ские по­сла­ния по по­во­ду го­дов­щи­ны ге­но­ци­да на Волыни, то лег­ко мож­но убе­дить­ся, что как по­ли­ти­че­ская сфе­ра поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний, так и ду­хов­ная во­все непло­хая — она бы да­же мог­ла быть об­раз­цом для мно­гих ев­ро­пей­ских стран.

Че­го же то­гда не хва­ти­ло? Не хва­ти­ло по­ли­ти­че­ско­го во­об­ра­же­ния, что конъ­юнк­ту­ра на хо­ро­шие поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния мо­жет за­кон­чить­ся, и в та­ком слу­чае клю­чом ста­нет уме­ние кон­так­ти­ро­вать с ши­ро­ким кру­гом ли­де­ров об­ще­ствен­но­го мне­ния — жур­на­ли­ста­ми, ду­хо­вен­ством, уче­ны­ми, со­от­вет­ству­ю­щи­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми груп­па­ми и преж­де все­го — с мо­ло­де­жью. Для поль­ской и укра­ин­ской по­ли­ти­че­ских куль­тур ха­рак­тер­но низ­кое стрем­ле­ние стро­ить ин­сти­ту­ции. Се­год­ня, че­рез чет­верть ве­ка, вид­но, что имен­но их не хва­ти­ло.

Са­мым боль­шим де­фи­ци­том бы­ла под­держ­ка круп­ных ини­ци­а­тив мо­ло­деж­но­го со­труд­ни­че­ства и куль­тур­но­го об­ме­на со сто­ро­ны го­су­дар­ствен­ных фон­дов. Нель­зя ска­зать, что это­го в це­лом не бы­ло, но клю­че­вым яв­ля­ет­ся все же эф­фект мас­шта­ба и си­сте­ма­ти­че­ской ра­бо­ты для до­сти­же­ния объ­еди­не­ния ты­сяч лю­дей. Бы­ли и ра­бо­та­ют на поч­ве поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний нема­ло об­ще­ствен­ных про­ек­тов; ак­тив­ность мно­гих непра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций по­ра­жа­ет. Но в те­че­ние 25 лет не хва­та­ло дей­ствий, ко­то­рые дали бы эф­фект, со­от­вет­ству­ю­щий мас­шта­бу двух все же круп­ных ев­ро­пей­ских го­су­дарств. На­сколь­ко боль­шие по­те­ри бы­ли до­пу­ще­ны, мож­но уви­деть имен­но на при­ме­ре мас­шта­ба поль­ско-немец­ко­го об­ме­на и его об­ще­ствен­но­го ре­зуль­та­та.

Си­стем­ный, под­дер­жи­ва­е­мый го­су­дар­ствен­ны­ми сред­ства­ми двух стран поль­ско-укра­ин­ский об­мен мо­ло­де­жи, в сущ­но­сти, на­чал ра­бо­тать несколь­ко ме­ся­цев на­зад. По­ра­зи­тель­но сла­бо вы­гля­дит со­труд­ни­че­ство ис­то­ри­ков. Для на­блю­да­те­лей поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний, оче­вид­но, неопро­вер­жи­мым яв­ля­ет­ся факт, что боль­ше все­го недо­ра­зу­ме­ний воз­ни­ка­ет имен­но в сфе­ре ис­то­рии. И, что па­ра­док­саль­но, имен­но она яв­ля­ет­ся осо­бен­но за­бро­шен­ной. Воз­ни­ка­ли важ­ные об­ще­ствен­ные ини­ци­а­ти­вы в плос­ко­сти ис­то­рии, к ко­то­рым бы­ла при­вле­че­на сре­да ве­те­ра­нов Ар­мии Край­о­вой, из­да­ва­лись кни­ги, про­хо­ди­ли кон­фе­рен­ции. Но за го­су­дар­ствен­ные сред­ства не со­зда­ли ни од­ной ин­сти­ту­ции, ко­то­рая бы по­сто­ян­но ор­га­ни­зо­вы­ва­ла та­кое со­труд­ни­че­ство.

Да­же в несрав­нен­но бо­лее слож­ных поль­ско-рос­сий­ских от­но­ше­ни­ях ро­ди­лись по­хо­жие ини­ци­а­ти­вы со­труд­ни­че­ства: од­на — в Москве, вто­рая — в Вар­ша­ве. В поль­ско-немец­ких от­но­ше­ни­ях ис­то­ри­че­ские во­про­сы так мно­го зна­чи­ли, что ста­ли по­чти ре­ша­ю­щи­ми. Как ви­дим, в поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ни­ях ис­то­рия так­же яв­ля­ет­ся глав­ным фак­то­ром, но не был ос­но­ван да­же сов­мест­ный ис­сле­до­ва­тель­ский ин­сти­тут.

Об­ще­ствен­ное от­но­ше­ние ста­но­ви­лось свое­об­раз­ным предо­хра­ни­те­лем в слу­чае ухуд­ше­ния по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры. Де­ло в том, что сеть че­ло­ве­че­ских ин­те­ре­сов — об­щих кон­трак­тов, ис­сле­до­ва­тель­ских про­ек­тов, на­ча­тых книг — дей­ству­ет как луч­ший со­юз по­ли­ти­ки. В си­ту­а­ции, ко­гда их нет, ухуд­ша­ют­ся и по­ли­ти­че­ские от­но­ше­ния, а за­тем — рас­па­да­ют­ся дру­гие участ­ки со­труд­ни­че­ства.

Бес­спор­но, поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния ока­за­лись на рас­пу­тье. Но речь все же не идет о воз­вра­ще­нии Поль­ши к ро­ли «ад­во­ка­та» Укра­и­ны в ЕС. Оче­вид­но, это сло­во на­до на опре­де­лен­ное вре­мя вы­черк­нуть из поль­ско­укра­ин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го сло­ва­ря. Где-то глу­бо­ко оно озна­ча­ет, что на­ши от­но­ше­ния долж­ны ба­зи­ро­вать­ся на идее «по­мо­щи бо­лее сла­бо­му». Те­перь нуж­ны об­щий план и парт­нер­ство — как в хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях меж­ду бра­тья­ми и сест­ра­ми или в биз­не­се.

Пред­ста­вим, что в ка­ком-то важ­ном поль­ском го­су­дар­ствен­ном офи­се некий отваж­ный ана­ли­тик предо­ста­вил бы ана­лиз, из ко­то­ро­го сле­до­ва­ло, что Укра­и­на до­стиг­нет ис­то­ри­че­ско­го успе­ха — вой­дет в ЕС и НАТО. Та­кая Укра­и­на пе­ре­ста­ет быть толь­ко «щи­том» Поль­ши пе­ред рос­сий­ским им­пе­ри­а­лиз­мом и бе­не­фи­ци­а­ром на­шей «под­держ­ки». Та­кой со­сед ста­но­вит­ся вы­зо­вом. Та­кая Укра­и­на, на ко­то­рую мы по­смот­рим дру­ги­ми гла­за­ми, ста­но­вит­ся парт­не­ром. Парт­не­ра на­до под­дер­жи­вать во вре­мя бед­ствия, но глав­ное — что­бы был об­щий план. Так же в Укра­ине: пред­ста­вим, что ка­кой-то ки­ев­ский ана­ли­ти­че­ский центр при­дет к та­ко­му же вы­во­ду, как Джордж Фрид­ман несколь­ко лет на­зад в из­вест­ном тру­де «Сле­ду­ю­щие 100 лет: про­гноз со­бы­тий XXI ве­ка», что Поль­ша по раз­ным при­чи­нам ста­нет од­ним из са­мых важ­ных иг­ро­ков на За­па­де. Бу­дет ли то­гда смысл так же до­ка­зы­вать, что ев­ро­пей­скую по­ли­ти­ку Укра­и­ны мож­но све­сти к те­ле­фон­ной свя­зи с Бер­ли­ном?

Бу­ду­щее поль­ско-укра­ин­ских от­но­ше­ний нуж­да­ет­ся в со­юз­ни­ке — по­ли­ти­че­ском во­об­ра­же­нии. Неиз­вест­но, про­изой­дет ли это, но для поль­ско-укра­ин­ско­го со­ю­за мы долж­ны по­смот­реть на се­бя не как на брак по рас­че­ту, а как на вы­зов. В бли­жай­шее вре­мя нас ожи­да­ет 100-ле­тие неза­ви­си­мо­сти Поль­ши, 100-ле­тие про­воз­гла­ше­ния со­бор­но­сти Укра­и­ны, 100-ле­тие со­ю­за Юзе­фа Пил­суд­ско­го с Си­мо­ном Пет­лю­рой. По это­му слу­чаю бу­дут про­хо­дить боль­шие ис­то­ри­че­ские кон­фе­рен­ции, бан­ке­ты и ре­чи. А что, ес­ли бы в свя­зи с этим под­пи­сать ка­кое-то но­вое поль­ско-укра­ин­ское со­гла­ше­ние — план сов­мест­ных ме­ро­при­я­тий уни­вер­си­те­тов, на­уч­ных цен­тров?

Поль­ша и Укра­и­на нуж­да­ют­ся в ин­сти­ту­ци­ях, но еще боль­ше — в ра­бо­те во­об­ра­же­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.