Встать, са­мо­суд идет!

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

В кон­це про­шло­го го­да бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны ре­зуль­та­ты со­цио­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния «Пра­ва че­ло­ве­ка в Укра­ине», про­ве­ден­но­го фон­дом «Де­мо­кра­ти­че­ские ини­ци­а­ти­вы» и фир­мой Ukraine Sociology Service по за­ка­зу Про­грам­мы раз­ви­тия ООН в Укра­ине.

По ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ния 38% укра­ин­цев по­ла­га­ют, что са­мо­суд при неко­то­рых об­сто­я­тель­ствах до­пу­стим. 12% считают его вполне оправ­дан­ным и при­ем­ле­мым. Сре­ди тех, кто пы­тал­ся за­щи­щать свои пра­ва, 64% ска­за­ли, что это бы­ло бес­по­лез­но. По­лу­чи­лось как-то за­щи­тить­ся у 36%. При этом (50% пря­мых и кос­вен­ных сто­рон­ни­ков са­мо­су­да) наи­бо­лее дей­ствен­ным спо­со­бом за­щи­ты сво­их прав укра­ин­цы считают об­ра­ще­ние в СМИ (29,8%). Для них это го­раз­до эф­фек­тив­нее, чем жа­ло­бы в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка, об­ра­ще­ние в ко­то­рый считают пер­спек­тив­ным 19,3%.

Преж­де чем тра­ди­ци­он­но го­во­рить о рас­ту­щем недо­ве­рии к вла­сти, ра­ди­ка­ли­за­ции и/или уве­ли­чи­ва­ю­щей­ся агрес­сив­но­сти укра­ин­цев, рас­смот­рим клю­че­вое по­ня­тие это­го опро­са. А имен­но — сло­ва «са­мо­суд».

Крайне нега­тив­ное опре­де­ле­ние са­мо­су­да как бес­смыс­лен­ной убий­ствен­ной ре­ак­ции тол­пы сфор­му­ли­ро­ва­ло Го­су­дар­ство. Оно все­гда и вез­де мо­но­по­ли­зи­ру­ет пра­во на на­си­лие, та­ким об­ра­зом ста­вя ак­цент на ча­сти сло­ва «са­мо-«. Хо­тя и линг­ви­сти­че­ски, и по­ня­тий­но «суд» здесь — бо­лее важ­ная со­став­ля­ю­щая, по­то­му что она — опи­са­ние дей­ствия. То­го, как осу­ществ­ля­ет­ся некая же­сто­кая, но все же про­це­ду­ра. След­ствие, до­зна­ние, ква­ли­фи­ка­ция со­де­ян­но­го, при­го­вор и ис­пол­не­ние.

Вы­зов бро­са­ет­ся Го­су­дар­ству не столь­ко са­мим фак­том убий­ства или дру­го­го же­сто­ко­го на­ка­за­ния. А узур­па­ци­ей прав и обя­зан­но­стей как бы го­су­дар­ства. Бо­лее то­го, факт са­мо­су­да озна­ча­ет, что са­мо вот это, кон­крет­ное го­су­дар­ство уже слиш­ком сла­бо и/или неком­пе­тент­но в де­ле за­щи­ты граж­дан.

В ла­ге­рях ста­ра­те­лей в Ка­ли­фор­нии во вре­мя зо­ло­той ли­хо­рад­ки 1848 г. по­яви­лись «ко­ми­те­ты бди­тель­но­сти». Они ло­ви­ли пре­ступ­ни­ков и са­мо­сто­я­тель­но вер­ши­ли пра­во­су­дие су­дом при­сяж­ных. Ино­гда в су­де участ­во­вал весь по­се­лок. За убий­ство и кра­жу ло­ша­ди по­ла­га­лось по­ве­ше­ние, за пре­ступ­ле­ния по­мень­ше — пор­ка или из­гна­ние. Впро­чем, из­гна­ние по тем вре­ме­нам бы­ва­ло лишь смяг­чен­ной фор­мой смерт­ной казни. Го­во­рят, уже по­сле трех по­ве­ше­ний зо­ло­то спо­кой­но мож­но бы­ло остав­лять у до­ро­ги.

В этом ис­то­ри­че­ском при­ме­ре ка­са­тель­но укра­ин­ско­го кон­тек­ста важ­на вот ка­кая де­таль. У ка­ли­фор­ний­ских ста­ра­те­лей бы­ло еди­ное, до­ста­точ­но уз­кое мне­ние о пра­ве на част­ную соб­ствен­ность и ее гра­ни­цах, ко­то­рые нель­зя на­ру­шать под стра­хом смер­ти. В ста­рые вре­ме­на лю­бая про­це­ду­ра со­ци­аль­ных ком­му­ни­ка­ций бы­ла свя­щен­ной, по­сколь­ку по­вы­ша­ла са­мо­оцен­ку, при­да­ва­ла ста­тус­ность хо­тя бы в соб­ствен­ных гла­зах, и да­же на­ру­ши­те­ли за­ко­на пре­тен­до­ва­ли на соб­ствен­ное за­ко­но­твор­че­ство.

В укра­ин­ских ре­а­ли­ях все, что свя­за­но с бю­ро­кра­ти­че­ской про­це­ду­рой, вы­зы­ва­ет сме­шан­ные чув­ства за­ви­сти и нена­ви­сти. Сле­до­вать лю­бым пра­ви­лам по каким-то мо­раль­ным со­об­ра­же­ни­ям — это се­год­ня удел лю­дей, силь­но юных ду­шой. Об­щих гра­ниц, опре­де­ля­ю­щих со­ци­аль­ную эти­ку, боль­ше нет.

Они су­ще­ству­ют в ма­лых со­ци­аль­ных груп­пах, на­чи­ная с се­мьи, немно­го — в сред­них. Но в об­ще­стве как та­ко­вом их нет. По­то­му что по­пыт­ки сле­до­вать в боль­шом кон­ку­рент­ном об­ще­стве пра­ви­лам, при­ня­тым в тво­ей ма­лой группе, неиз­беж­но со вре­ме­нем ве­дут к их де­валь­ва­ции, разо­ча­ро­ва­нию и про­иг­ры­шу. За чет­верть ве­ка гра­ни­цы до­пу­сти­мо­го мед­лен­но раз­дви­га­лись по­ли­ти­ка­ми, биз­не­сме­на­ми, что, в об­щем-то го­во­ря, од­но и то же. В ре­зуль­та­те та­ких глу­бо­ких со­ци­аль­ных ре­форм се­год­ня ка­че­ство об­слу­жи­ва­ния в ре­сто­ра­нах на­ших граж­дан вол­ну­ет ку­да боль­ше, чем ре­зуль­та­ты е-де­кла­ра­ций го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих. Есть еще за­уряд­ный страх пе­ред Уго­лов­ным ко­дек­сом. Но и он, бла­го­да­ря ре­фор­ми­ро­ва­нию по­ли­ции, быст­ро умень­ша­ет­ся.

Рас­ту­щее же скры­тое или яв­ное же­ла­ние по­гра­бить ближ­не­го и даль­не­го, ко­то­рое вы­да­ет­ся за жаж­ду спра­вед­ли­во­сти, к са­мой спра­вед­ли­во­сти ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ет. По­тен­ци­аль­ный фейс­бук-мсти­тель обыч­но сна­ча­ла жа­лу­ет­ся на соб­ствен­ное и ближ­них скуд­ное ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние, а за­тем го­во­рит о необ­хо­ди­мо­сти от­нять эти сред­ства у бо­га­тых, а их са­мих рас­стре­лять-сжечь-по­ве­сить и т.д. То есть при­чин­но-след­ствен­ная связь бла­го­род­ных це­лей с лич­ным бед­ствен­ным по­ло­же­ни­ем оче­вид­на. И, как пра­ви­ло, наи­бо­лее кро­во­жад­ные при­зы­ва­те­ли к ме­сти в сво­ей жиз­ни лич­но да­же ку­ри­цы не за­ре­за­ли.

Тем не ме­нее по­тен­ци­ал го­тов­но­сти к на­си­лию (или как ми­ни­мум его по­ощ­ре­нию) дей­стви­тель­но рас­тет в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии. Но де­ло в том, что са­мо на­си­лие как по­сту­пок и на­ме­ре­ние его со­вер­шить — это две боль­шие раз­ни­цы. Бо­лее то­го, за­тя­нув­ше­е­ся на­ме­ре­ние и сла­до­страст­ные пред­став­ле­ния сце­на­ри­ев его во­пло­ще­ния в жизнь зна­чи­тель­но сни­жа­ют шан­сы на со­вер­ше­ние са­мо­го на­си­лия.

По­это­му по­тен­ци­аль­ную опас­ность жерт­вам пред­став­ля­ют не от­ве­тив­шие по­ло­жи­тель­но на во­прос о са­мо­су­де (как пра­ви­ло, кто мно­го го­во­рит, тот ма­ло де­ла­ет), а про­мол­чав­шие, ко­то­рые все­гда пред­став­ля­ют аб­со­лют­ное боль­шин­ство. Они неви­ди­мы для со­цио­ло­гии, но они есть, и имен­но их по­ве­де­ние, ка­жу­ще­е­ся спон­тан­ным и немо­ти­ви­ро­ван­ным, на са­мом де­ле пред­опре­де­ле­но пе­ре­хо­дом от же­ла­ния правосудия к его осу­ществ­ле­нию.

Здесь, на пер­вый вз­гляд, су­ще­ству­ет на­бор па­ра­док­сов. Тео­ре­ти­че­ски по­ло­ви­на граж­дан при­вет­ству­ет са­мо­суд по мо­раль­ным со­об­ра­же­ни­ям, ко­то­рые ува­жа­ет, но са­ма ими в жиз­ни не ру­ко­вод­ству­ет­ся. К про­це­ду­ре са­мо­су­да, ес­ли ис­хо­дить из уров­ня пра­во­во­го со­зна­ния и об­щей гра­мот­но­сти при­зы­ва­ю­щих, на­ши мсти­те­ли при­зы­ва­ют в первую оче­редь все то же го­су­дар­ство в ли­це его си­ло­вых струк­тур. При этом при­зы­ва­ю­щие рас­счи­ты­ва­ют на вполне ма­те­ри­аль­ные ди­ви­ден­ды в ви­де немед­лен­но­го улуч­ше­ния бла­го­со­сто­я­ния в об­мен на мо­раль­ную под­держ­ку дер­жав­ных мсти­те­лей.

Сей­час, к при­ме­ру, ак­тив­но об­суж­да­ют око­ло по­лу­ты­ся­чи ство­лов все­воз­мож­но­го до­ро­го­го на­град­но­го ору­жия. Учи­ты­вая ста­ту­сы его соб­ствен­ни­ков, в 90% слу­ча­ев они смо­гут из него раз­ве что за­стре­лить­ся, не успев при­чи­нить зна­чи­тель­но­го вре­да дру­гим. Анекдот про «спи­лить муш­ку» уже стал об­щим ме­стом. Но важ­нее здесь об­ра­тить вни­ма­ние на то, что та­кой факт вы­зы­ва­ет го­раз­до боль­ше нена­ви­сти у граж­дан, чем спо­соб­ству­ет без­опас­но­сти — у них у всех и так лич­ная охра­на, ко­то­рая, как по­ка­зы­ва­ют по­след­ние май­да­ны, при ре­аль­ном стре­ме но­ро­вит по­ско­рее раз­бе­жать­ся по сво­им до­мам.

Дру­гим ва­ри­ан­том гло­баль­но­го мсти­тель­ства на­зы­ва­ет­ся немед­лен­ное раз­во­ра­чи­ва­ние ар­мии на Ки­ев в сти­ле «Иван Ва­си­лье­вич ме­ня­ет про­фес­сию», по­то­му что царь не насто­я­щий — ве­те­ра­ны доб­ро­воль­че­ских ба­та­льо­нов (уже успеш­но рас­тя­ну­ты по по­ли­ти­че­ским пар­ти­ям), ра­ди­каль­ные на­ци­о­на­ли­сты, вот, по­жа­луй, и все. Да, ват­ни­ки и кол­ла­бо­ран­ты на­чи­на­ют при­чи­тать «Пу­тин, при­ди!», но боль­ше в соц­се­тях, тут риск фи­зи­че­ско­го во­ле­изъ­яв­ле­ния как раз чре­ват этим са­мым са­мо­су­дом.

По­это­му при­мер­ный рей­тинг жертв са­мо­су­да со­сто­ял бы из двух пунк­тов. Бес­спор­ное ли­дер­ство в нем бу­дут за­ни­мать сто­рон­ни­ки рус­ской ин­тер­вен­ции, и не важ­но, «жест­кой» или «мяг­кой» си­лы. Но на­до по­ни­мать, что зер­каль­ная си­ту­а­ция в та­ком слу­чае то­же мо­жет воз­ник­нуть. При этом ар­гу­мент «не, ну а нас за что?» не бу­дет иметь си­лы. Так что та­кие са­мо­су­ды вполне мо­гут быст­ро пе­ре­ра­с­ти в ло­каль­ные бо­естолк­но­ве­ния со все­ми вы­те­ка­ю­щи­ми по­след­стви­я­ми эс­ка­ла­ции.

А вот даль­ше, вто­рым пунк­том «под раз­да­чу» по­па­да­ют за­уряд­ные ха­мы-бю­ро­кра­ты, наг­лые и жад­ные чи­нов­ни­ки сред­не­го зве­на. То есть все те, кто фи­зи­че­ски озву­чи­ва­ет граж­да­нам ре­ше­ния о том, что они ни­кто и звать их ни­как. У них та­кой риск го­раз­до вы­ше, чем они се­бе пред­став­ля­ют, и сло­во «Вра­ди­ев­ка» им сно­ва ни о чем не го­во­рит. Чем наг­лее они ста­но­вят­ся, чем боль­ше де­кла­ри­ру­ют, что вы­пол­ня­ют рас­по­ря­же­ния цен­траль­ной вла­сти (ино­гда это обыч­ные са­бо­таж­ни­ки), тем боль­ше шан­сов, что им не бу­маж­ки или ме­лочь в ли­цо бро­сят.

Фейс­бук-ка­те­го­рия во всем ви­нов­ных, да­же ес­ли это свя­тая прав­да, идет от­дель­ным рас­смот­ре­ни­ем. Ибо все кро­во­жад­ные про­кля­тия в ад­рес ки­ев­ской вла­сти — это лишь раз­гла­голь­ство­ва­ния, об­лег­ча­ю­щие граж­да­нам рас­ту­щее чув­ство оби­ды и безыс­ход­но­сти. На­си­лие над та­ки­ми людь­ми, во-пер­вых, фи­зи­че­ски труд­но­осу­ще­стви­мо и силь­но, на ме­сте, на­ка­зу­е­мо.

Во-вто­рых, ес­ли оно ко­гда-ли­бо и осу­ще­ствит­ся, то бу­дет иметь ха­рак­тер или по­ли­ти­че­ско­го убий­ства, т.е. тер­ро­риз­ма, или «двор­цо­во­го пе­ре­во­ро­та». А это жан­ры, прин­ци­пи­аль­но от­ли­ча­ю­щи­е­ся от са­мо­су­да. Хо­тя зад­ним чис­лом и опи­ра­ю­щи­е­ся на «него­до­ва­ние масс».

Ес­ли же пред­ста­вить се­бе воз­мож­ную про­це­ду­ру это­го са­мо­су­да, то сле­ду­ет по­ни­мать, что со­ци­аль­ные се­ти, при всей их услов­ной ре­пре­зен­та­тив­но­сти, се­год­ня вы­пол­ня­ют функ­цию то­го са­мо­го су­да при­сяж­ных, о ко­то­ром шла речь в на­ча­ле ста­тьи. Кто та­кие при­сяж­ные? Это за­се­да­те­ли, ото­бран­ные по ме­то­ди­ке слу­чай­ной вы­бор­ки и ре­ша­ю­щие во­про­сы фак­та (в от­ли­чие от судьи, ко­то­рый ре­ша­ет во­про­сы пра­ва). И в этой ча­сти со­ци­аль­ные се­ти вполне со­от­вет­ству­ют ста­ту­су су­да при­сяж­ных. Но без судьи.

Имен­но по­то­му об­ще­ство так по­дет­ски ве­дет­ся на ста­рых и но­вых по­ли­ти­ков с их обе­ща­ни­я­ми спра­вед­ли­во­сти и ско­рей­ше­го рас­смот­ре­ния на­род­ных вер­дик­тов, при­сяж­ные си­дят и ждут су­дью, а его все нет.

По­это­му сле­ду­ю­щий этап в со­ци­аль­ной ди­на­ми­ке са­мо­су­да — это ко­гда при­сяж­ные нач­нут вы­би­рать су­дью из сво­их ря­дов, т.е. некий ли­дер об­ще­ствен­но­го мне­ния нач­нет оформ­лять на­род­ный гнев в по­до­бие пра­во­во­го ре­ше­ния. На этом вся внеш­няя схо­жесть с су­дом за­кан­чи­ва­ет­ся, ибо мы не в ка­ли­фор­ний­ском по­сел­ке по­за­про­шло­го ве­ка (хо­тя по со­сто­я­нию до­рог, ка­жет­ся, при­бли­жа­ем­ся), а гло­баль­ное ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство и аб­со­лют­ная за­ви­си­мость от за­пад­ных тран­шей быст­ро на­пом­нят о том, что Укра­и­на вполне мо­жет быст­ро и лег­ко стать жерт­вой бо­лее мас­штаб­но­го са­мо­су­да. До­ка­за­но Пу­ти­ным.

И тут вот об­ра­зо­вы­ва­ют­ся та­кие нож­ни­цы — с од­ной сто­ро­ны, зре­ет про­ект быст­рых ве­ре­воч­но-мыль­ных ре­ше­ний, с дру­гой — «не, ну а нас-то за что?». А фиш­ка в том, что при са­мо­су­де та­кие во­про­сы во­об­ще не рас­смат­ри­ва­ют­ся.

Так что рас­са­жи­вай­тесь по­ка по­удоб­нее у ком­пью­те­ров, граж­дане при­сяж­ные за­се­да­те­ли. Не су­ди­те, и не су­ди­мы бу­де­те, но ес­ли очень хо­чет­ся, то ду­май­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.