Борь­ба за на­след­ство Ру­си в се­ре­дине и вто­рой по­ло­вине XIV ве­ка

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Петр КРАЛЮК,

док­тор фи­ло­соф­ских на­ук (НУ «Острож­ская ака­де­мия»)

В укра­ин­ской ис­то­рио­гра­фии, как и в рос­сий­ской, ли­тов­ской и поль­ской, ма­ло вни­ма­ния уде­ля­ет­ся по­лу­ве­ко­вой войне на ны­неш­них за­пад­но­укра­ин­ских зем­лях, ко­то­рая ве­лась од­но­вре­мен­но со Сто­лет­ней — с 1340-го по 1392 год.

В гор­ни­ле этой вой­ны по­гиб­ло Русь­ское кня­же­ство (или ко­ро­лев­ство), ко­то­рое мож­но счи­тать дав­ним Укра­ин­ским го­су­дар­ством. И ес­ли Сто­лет­няя опре­де­ли­ла на про­дол­жи­тель­ное вре­мя гео­по­ли­ти­че­ское ли­цо Ев­ро­пы За­пад­ной, то упо­мя­ну­тая по­лу­ве­ко­вая вой­на опре­де­ли­ла ли­цо Ев­ро­пы Цен­траль­но-во­сточ­ной.

Не без вли­я­ния рос­сий­ской ис­то­рио­гра­фии в Укра­ине ши­ро­ко бы­ту­ет мне­ние, буд­то Русь­ское кня­же­ство (до недав­не­го вре­ме­ни ши­ро­ко упо­треб­лял­ся ка­би­нет­ный тер­мин «Киевская Русь») по­гиб­ло по­сле на­ше­ствия мон­го­ло-та­тар, ко­то­рые в кон­це 30-х гг. ХІІІ в. под­чи­ни­ли зем­ли За­ле­сья (Се­ве­ро-во­сточ­ной Ру­си) и взя­ли в 1240-м Ки­ев.

Дей­стви­тель­но, зем­ли За­ле­сья, ко­то­рые срав­ни­тель­но недав­но бы­ли ко­ло­ни­зи­ро­ва­ны рус­ски­ми кня­зья­ми, не иг­ра­ли за­мет­ной ро­ли в по­ли­ти­че­ской си­сте­ме то­гдаш­ней Ру­си. Что же ка­са­ет­ся па­де­ния Ки­е­ва, то это, бес­спор­но, был силь­ный удар для кня­зей «Во­ло­ди­ми­ро­во­го пле­ме­ни», ко­то­рые, со­зда­вая кла­но­вое един­ство, управ­ля­ли огром­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми на во­сто­ке Ев­ро­пы.

Прав­да, к то­му вре­ме­ни Ки­ев в большой сте­пе­ни по­те­рял по­ли­ти­че­ское зна­че­ние, со­хра­няя за со­бой пре­иму­ще­ствен­но зна­че­ние сим­во­ли­че­ское. Та­тар­ская Зо­ло­тая Ор­да взя­ла под свой кон­троль лишь часть зе­мель быв­шей Ру­си. Ей не уда­лось под­чи­нить Нов­го­род­скую и Пс­ков­скую зем­ли, тер­ри­то­рии со­вре­мен­ной Бе­ла­ру­си, а так­же зна­чи­тель­ную часть ны­неш­них зе­мель укра­ин­ско­го Пра­во­бе­ре­жья. Хо­тя неко­то­рое вли­я­ние зо­ло­то­ор­дын­ских ха­нов чув­ство­ва­лось и здесь.

И да­лее со­хра­ня­лось го­су­дар­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние на тер­ри­то­рии Волыни, Га­ли­чи­ны (Га­ли­ции), По­до­лья, ча­стич­но Ки­ев­щи­ны и ны­неш­ней Бе­ла­ру­си. Имен­но оно на­зы­ва­лось Русью. Пра­ви­тель это­го го­су­дар­ства князь Да­ни­ил Ро­ма­но­вич да­же по­лу­чил от Папы Рим­ско­го ко­ро­лев­скую ко­ро­ну, что, кста­ти, сви­де­тель­ство­ва­ло о при­зна­нии его как су­ве­рен­но­го пра­ви­те­ля.

Сей­час, прав­да, в на­шей ис­то­рио­гра­фии для обо­зна­че­ния Русь­ско­го ко­ро­лев­ства ис­поль­зу­ет­ся тер­мин «Га­лиц­ко-во­лын­ское кня­же­ство», вве­ден­ный во вто­рой по­ло­вине ХІХ в. в упо­треб­ле­ние моск­во­филь­ской ис­то­рио­гра­фи­ей в Га­ли­чине. Но та­ко­го тер­ми­на не су­ще­ство­ва­ло в XIII–XIV ве­ках. В то­гдаш­них аутен­тич­ных до­ку­мен­тах это го­су­дар­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние име­но­ва­лось Русью, Ма­лой Русью, Русь­ским ко­ро­лев­ством или кня­же­ством. Это го­су­дар­ство дей­стви­тель­но рас­смат­ри­ва­ли как про­дол­же­ние «ста­рой» Ру­си с цен­тром в Ки­е­ве.

В се­ре­дине XIV в. Русь­ское ко­ро­лев­ство ока­за­лось в со­сто­я­нии кри­зи­са. Здесь сра­бо­та­ли как внут­рен­ние, так и внеш­ние фак­то­ры. В 1340 г. поль­ский ко­роль Ка­зи­мир ІІІ дал старт борь­бе за на­след­ство Ру­си. Иг­ро­ка­ми в этой борь­бе бы­ли Поль­ша, Вен­грия, Лит­ва и Зо­ло­тая Ор­да. Про­дол­жа­лась она до 1392 г. Ее ре­зуль­та­том ста­ла лик­ви­да­ция Русь­ско­го ко­ро­лев­ства, зем­ли ко­то­ро­го до­ста­лись Поль­ше и кня­зьям ли­тов­ской ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей. По­след­ние су­ме­ли со­здать жиз­не­спо­соб­ный го­су­дар­ствен­ный ор­га­низм — Ве­ли­кое кня­же­ство Ли­тов­ское.

К со­жа­ле­нию, о войне за русь­ское на­след­ство не со­хра­ни­лось ни од­но­го на­ше­го ле­то­пис­но­го сви­де­тель­ства. По­че­му — это уже от­дель­ная те­ма. О со­бы­ти­ях этой вой­ны узна­ем пре­иму­ще­ствен­но из поль­ских, вен­гер­ских, немец­ких ис­точ­ни­ков, а так­же, от­ча­сти, из бо­лее позд­них ли­тов­ских ле­то­пи­сей.

Сте­рео­ти­пы рос­сий­ской ис­то­рио­гра­фии, до­ныне у нас гос­под­ству­ю­щие, а так­же спе­ци­фи­ка ис­точ­ни­ков от­би­ва­ют охо­ту укра­ин­ских ис­сле­до­ва­те­лей рас­смат­ри­вать вой­ну за русь­ское на­след­ство и осмыс­ли­вать ее. Хо­тя эта вой­на ста­ла для Цен­траль­но-во­сточ­ной Ев­ро­пы сво­е­го ро­да точ­кой би­фур­ка­ции, опре­де­лив­шей ис­то­рию это­го ре­ги­о­на на ве­ка впе­ред. В ре­зуль­та­те ее Поль­ша от­ка­за­лась от сла­вян­ских зе­мель Си­ле­зии и По­мо­рья, ко­то­рые куль­тур­но и мен­таль­но бы­ли близ­ки по­ля­кам, и на­ча­ла экс­пан­сию на Восток — сна­ча­ла на Га­ли­чи­ну, Во­лынь, а за­тем на дру­гие укра­ин­ские зем­ли. Эта вой­на спо­соб­ство­ва­ла окон­ча­тель­но­му оформ­ле­нию Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го, ко­то­рое за­мет­но рас­ши­ри­ло свои гра­ни­цы за счет Ру­си — пре­иму­ще­ствен­но ны­неш­них укра­ин­ских зе­мель.

Здесь под­хо­дим еще к од­ной про­бле­ме — про­бле­ме ис­точ­ни­ков. Име­ем очень стран­ную си­ту­а­цию. Есть се­рьез­ные ис­точ­ни­ки ХІІІ в., опи­сы­ва­ю­щие ис­то­рию Га­ли­чи­ны и Волыни. Преж­де все­го, это так на­зы­ва­е­мая Га­лиц­ко-волынская ле­то­пись (на са­мом де­ле она пи­са­лась Князь Лю­барт Ге­ди­ми­но­вич.

на Волыни). Имен­но Во­лынь в этот пе­ри­од ста­но­вит­ся ед­ва ли не наи­бо­лее «книж­ной зем­лей» Ру­си. Здесь не толь­ко со­зда­ет­ся упо­мя­ну­тая ле­то­пись, ко­то­рая счи­та­ет­ся ше­дев­ром древ­не­рус­ско­го ле­то­пи­са­ния. А князь-фи­ло­соф Вла­ди­мир Ва­силь­ко­вич сам пе­ре­пи­сы­вал кни­ги. Кни­ги за­ка­зы­ва­ют пе­ре­пи­сы­вать не толь­ко князь, но и «луч­шие лю­ди» кня­же­ства. Со­от­вет­ствен­но, су­ще­ство­ва­ли за­ве­де­ния, где учи­ли «книж­но­му ре­ме­с­лу». Уро­жен­цем Волыни был епи­скоп Петр Ра­тен­ский, ко­то­ро­го Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь про­воз­гла­си­ла свя­тым и ко­то­рый боль­шое вни­ма­ние уде­лял книж­но­сти. При дво­ре кня­же­ства (или ко­ро­лев­ства) пи­са­ли гра­мо­ты на ла­ты­ни — не­ко­то­рые из них до­шли до нас. Со­зда­ют­ся на­ряд­но укра­шен­ные ру­ко­пис­ные па­мят­ни­ки — Луц­кое Еван­ге­лие (се­ре­ди­на ХІV в.), Луц­кий Псал­тырь 1384 г. И в то же вре­мя на Волыни и Га­ли­чине — ни од­ной ле­то­пи­си. Хо­тя ле­то­пи­си пи­шут­ся в Нов­го­ро­де, зем­лях За­ле­сья и да­же в Лит­ве, где книж­ные тра­ди­ции за­мет­но усту­па­ли тра­ди­ци­ям Волыни и Га­ли­чи­ны.

Ко­неч­но, мож­но го­во­рить, что в ХІV в. книж­ные тра­ди­ции на Волыни и Га­ли­чине бы­ли по­до­рва­ны и пре­рва­ны. Но воз­ни­ка­ет во­прос — чем это бы­ло вы­зва­но? Го­во­рить тут о «мон­го­ло-та­тар­ском иге» про­бле­ма­тич­но. Его вли­я­ние на за­пад­но­укра­ин­ских зем­лях бы­ло зна­чи­тель­но мень­шим, чем на во­сто­ке Ру­си, где, кста­ти, пи­са­лись ле­то­пи­си. Ко­неч­но, мож­но го­во­рить о лик­ви­да­ции Га­лиц­ко­го и Во­лын­ско­го го­су­дар­ства. Но это про­изо­шло во вто­рой по­ло­вине ХІV в. До тех пор это го­су­дар­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние бы­ло до­ста­точ­но мощ­ным. Да­же бы­ла ос­но­ва­на са­мо­сто­я­тель­ная Га­лиц­кая мит­ро­по­лия.

Привле­ка­ет вни­ма­ние и то, что в кон­це ХVІ в., ко­гда про­ис­хо­ди­ло «пер­вое укра­ин­ское воз­рож­де­ние», имен­но Во­лынь ста­но­вит­ся серд­це­ви­ной раз­ви­тия укра­ин­ской куль­ту­ры. Здесь по­яв­ля­ет­ся пер­вая укра­ин­ская пра­во­слав­ная школа выс­ше­го ти­па — Острож­ская ака­де­мия, пе­ча­та­ет­ся впер­вые пол­ный текст Би­б­лии на ста­ро­сла­вян­ском язы­ке — Острож­ская биб­лия, воз­ни­ка­ет ав­тор­ская по­ле­ми­че­ская ли­те­ра­ту­ра, и т.п. По­нят­но, это­го куль­тур­но­го взры­ва не бы­ло бы, ес­ли бы на Волыни не су­ще­ство­ва­ло дли­тель­ной куль­тур­ной тра­ди­ции. По­ка­за­тель­но, что со вре­мен «пер­во­го укра­ин­ско­го воз­рож­де­ния» до нас до­шли ле­то­пис­ные про­из­ве­де­ния, рас­ска­зы­вав­шие о со­бы­ти­ях на Волыни и в Га­ли­чине. Это — Острож­ский ле­то­пи­сец и Львовская ле­то­пись.

Мо­жем пред­по­ло­жить, что на Волыни и, воз­мож­но, в Га­ли­чине в пе­ри­од так на­зы­ва­е­мых тем­ных ве­ков мог­ло су­ще­ство­вать свое ле­то­пи­са­ние. Од­на­ко оно не до­шло до нас. Что мог­ло быть при­чи­ной?

Ес­ли го­во­рить о Га­ли­чине, то русь­ские пись­мен­ные па­мят­ни­ки в этом краю мог­ли быть уни­что­же­ны во вре­мя его за­во­е­ва­ния поль­ским ко­ро­лем Ка­зи­ми­ром ІІІ и вско­ре по­сле это­го со­бы­тия. По­ля­ки, ок­ку­пи­ро­вав край, вы­во­зи­ли от­сю­да раз­лич­ные цен­но­сти. В част­но­сти, из Бел­за бы­ла вы­ве­зе­на ста­рин­ная ико­на Бо­жьей Ма­те­ри, ко­то­рая со вре­ме­нем ста­ла глав­ной свя­ты­ней Поль­ши — Ма­те­рью Бо­жьей Чен­сто­хов­ской. Вы­во­зи­ли так­же и кни­ги. Упоминание об этом есть в ано­ним­ном по­ле­ми­че­ском про­из­ве­де­нии «Пе­ре­сто­ро­га» (на­ча­ло ХVІІ в.): «…на око оба­чиш у са­мом Кра­ко­ві ко­рун­ном і в ко­стьо­лах римсь­ких по­в­но то­го: книг сло­венсь­ких ве­ли­ки­ми скле­па­ми знай­деш за­мкне­ни­ми, ко­т­рих на світ не ви­пус­ка­ють. Так­же єст і ве Ль­во­ві у мні­хов до­міні­ка­нок склеп ве­ли­кий книг на­ших сло­венсь­ких учи­тельсь­ких, до­ку­пи зне­се­них по збу­рен­ню й осяг­нен­ню пан­ства русь­ко­го». Кста­ти, как ви­дим, ав­тор «Пе­ре­сто­ро­ги», опи­сы­вая упо­мя­ну­тые со­бы­тия, упо­треб­ля­ет тер­мин «пан­ство русь­ке», то есть Русь­ское го­су­дар­ство (а не го­су­дар­ство Га­ли­чи­ны и Волыни!).

Что же ка­са­ет­ся Волыни, то здесь у нас дру­гая си­ту­а­ция. Ко­гда этот край во­шел в со­став цар­ской Рос­сии, от­сю­да вы­во­зи­ли па­мят­ни­ки древ­ней книж­но­сти в Пе­тер­бург, Моск­ву, ча­стич­но в Ки­ев. Па­мят­ни­ки под­вер­га­лись со­от­вет­ству­ю­ще­му рас­смот­ре­нию. И не ис­клю­че­но, что не­ко­то­рые из них, не впи­сы­вав­ши­е­ся в то­гдаш­нюю схе­му рос­сий­ской ис­то­рии, в част­но­сти, в идею «пе­ре­то­ка» сто­ли­цы Ру­си из Ки­е­ва в Моск­ву, мог­ли быть уни­что­же­ны, или про­сто на них не об­ра­ти­ли вни­ма­ния, их «за­бы­ли». Так­же из­вест­но, что по­сле то­го как в 1839 г. на Волыни лик­ви­ди­ро­ва­ли унию и, со­от­вет­ствен­но, уни­ат­ские хра­мы и мо­на­сты­ри пе­ре­да­ли Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, на­ча­лось уни­что­же­ние «уни­ат­ских па­мят­ни­ков», сре­ди ко­то­рых бы­ли и па­мят­ни­ки древ­ней книж­но­сти, в том чис­ле «до­уни­ат­ско­го пе­ри­о­да». Так­же мог­ли ис­чез­нуть па­мят­ни­ки ле­то­пис­но­го ха­рак­те­ра, ко­то­рые бы­ли ква­ли­фи­ци­ро­ва­ны как «уни­ат­ские».

Ко­неч­но, вы­ска­зан­ное вы­ше со­об­ра­же­ние о воз­мож­но­сти су­ще­ство­ва­ния ле­то­пис­ных па­мят­ни­ков на Волыни и в Га­ли­чине в ХІV в. — не бо­лее чем ги­по­те­за. Даль­ней­шие ар­хив­ные по­ис­ки мог­ли бы кое-что про­яс­нить в этом во­про­се. Не ис­клю­че­но, что не­ко­то­рые па­мят­ни­ки до сих пор где-ни­будь пы­лят­ся и ожи­да­ют сво­е­го от­кры­тия. На­ко­нец, до нас до­шли раз­ные поль­ские, укра­ин­ские, бе­ло­рус­ские и ли­тов­ские хро­ни­ки бо­лее позд­них вре­мен. В них, так или ина­че, есть и волынские, и га­лиц­кие сле­ды. Да­же на ос­но­ве этих до­ступ­ных ис­точ­ни­ков мож­но бы­ло бы сде­лать со­от­вет­ству­ю­щую ре­кон­струк­цию древ­не­го во­лын­ско­го и га­лиц­ко­го ле­то­пи­са­ния. В кон­це кон­цов, уце­лев­шие ис­точ­ни­ки (пре­иму­ще­ствен­но ино­стран­но­го ха­рак­те­ра) поз­во­ля­ют нам ре­кон­стру­и­ро­вать борь­бу за русь­ское на­след­ство в се­ре­дине и вто­рой по­ло­вине XIV ве­ка.

Ори­ен­ти­ро­воч­но в мае 1323 г. или рань­ше при неиз­вест­ных об­сто­я­тель­ствах уми­ра­ют Ан­дрей и Лев, пра­вив­шие Русь­ским ко­ро­лев­ством. Они бы­ли сы­но­вья­ми русь­ско­го ко­ро­ля Юрия І, то есть при­над­ле­жа­ли к Ро­ма­но­ви­чам — по­том­кам кня­зя Ро­ма­на Мсти­сла­во­ви­ча, ко­то­рый под сво­ей ру­кой объ­еди­нил зна­чи­тель­ную часть зе­мель ны­неш­ней Пра­во­бе­реж­ной Укра­и­ны. Имен­но на­след­ни­ки это­го кня­зя ста­ли ди­на­ста­ми в Русь­ском ко­ро­лев­стве. Есть несколь­ко вер­сий смер­ти Ан­дрея и Ль­ва — ги­бель от рук та­тар-ор­дын­цев, ли­тов­цев, а так­же отрав­ле­ние. Это со­бы­тие по­ло­жи­ло конец на­сле­до­ва­нию пре­сто­ла в ко­ро­лев­стве Ро­ма­но­ви­ча­ми по муж­ской ли­нии. Учи­ты­вая, что в пе­ри­од Сред­не­ве­ко­вья го­су­дар­ство тол­ко­ва­ли как вот­чи­ну пра­ви­те­ля, смерть Ан­дрея и Ль­ва, ко­то­рые, су­дя по все­му, не оста­ви­ли по­том­ков по муж­ской ли­нии, мог­ла бы стать ро­ко­вой для Рус­ско­го ко­ро­лев­ства. вве­сти в сво­ем го­су­дар­стве ка­то­ли­цизм, из-за че­го его и уби­ли. Од­на­ко та­кие утвер­жде­ния вы­гля­дят, ско­рее, как «бла­го­че­сти­вая вы­дум­ка». Вы­ше уже речь шла о том, что он при­нял пра­во­сла­вие и спо­соб­ство­вал воз­рож­де­нию Га­лиц­кой мит­ро­по­лии. И это ма­ло по­хо­же на адеп­та ка­то­ли­циз­ма.

По на­ше­му мне­нию, с убий­ством Юрия ІІ все бы­ло ина­че. Ко­роль, став взрос­лым, ве­ро­ят­но, за­ста­вил по­тес­нить­ся неко­то­рых бо­яр, имев­ших ре­аль­ную власть. Это вы­зва­ло недо­воль­ство и по­ро­ди­ло в их сре­де оп­по­зи­цию. Чем, ве­ро­ят­но, и вос­поль­зо­вал­ся Ка­зи­мир ІІІ. Он мог под­го­во­рить оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ных бо­яр, по­обе­щав им пре­фе­рен­ции при усло­вии, что они по­мо­гут ему овла­деть Русь­ским ко­ро­лев­ством.

Не слу­чай­но сра­зу же по­сле убий­ства Юрия ІІ ко­роль Ка­зи­мир ІІІ осу­ществ­ля­ет по­ход на Га­ли­чи­ну. То­гда ему уда­лось под­чи­нить се­бе ряд го­ро­дов, в част­но­сти Ль­вов. Позд­нее поль­ские хро­ни­сты по­да­ва­ли это со­бы­тие как ве­ли­кую по­бе­ду Ка­зи­ми­ра ІІІ. В част­но­сти, это ка­са­ет­ся «Хро­ни­ки» (1555) Мар­ци­на Кро­ме­ра. От него укра­ин­ские ле­то­пис­цы XVI– XVII в. пе­ре­ня­ли ин­фор­ма­цию о за­во­е­ва­нии по­ля­ка­ми Ль­во­ва. На­при­мер, во Ль­вов­ской ле­то­пи­си чи­та­ем: «Поль­ский ко­роль Ка­зи­мир взял Ль­вов, [жи­те­ли ко­то­ро­го] са­ми под­да­лись, за­брал боль­шие со­кро­ви­ща, се­реб­ра, зла­та, дра­го­цен­ных кам­ней…». Да­лее пе­ре­чис­ля­ют­ся цен­но­сти, при­сво­ен­ные поль­ским ко­ро­лем, ука­зы­ва­ет­ся так­же, что он за­брал две золотые

На са­мом де­ле о ка­кой-то ве­ли­кой по­бе­де поль­ско­го ко­ро­ля речь не идет. Ка­зи­мир ІІІ под­чи­нил от­дель­ные го­ро­да Га­ли­чи­ны без осо­бо­го со­про­тив­ле­ния. Су­дя по все­му, у него не бы­ло зна­чи­тель­ных сил. Он рас­счи­ты­вал, что Русь­ское ко­ро­лев­ство, по­те­ряв пра­ви­те­ля, лег­ко по­ко­рит­ся ему. Хо­тя Ль­вов к то­му вре­ме­ни и стал за­жи­точ­ным тор­го­вым го­ро­дом, не сле­ду­ет пе­ре­оце­ни­вать его зна­че­ние. Фак­ти­че­ски это был ре­ги­о­наль­ный центр в за­пад­ной ча­сти Га­ли­чи­ны. О его зна­чи­тель­ной по­ли­ти­че­ской ро­ли речь не идет. Сто­ли­цу же Русь­ско­го ко­ро­лев­ства Ка­зи­мир ІІІ то­гда так и не взял.

В этой дра­ма­ти­че­ской си­ту­а­ции бо­ярин Дмит­рий Дять­ко и Да­ни­ил из Ост­ро­ва (обыч­но его отож­деств­ля­ют с кня­зем Да­ни­и­лом — ос­но­ва­те­лем кня­же­ской ди­на­стии Острож­ских) За­мок Лю­бар­та в Луц­ке

Од­на­ко пре­стол за­нял Бо­ле­слав, сын ма­зо­вец­ко­го кня­зя Трой­де­на из ди­на­стии Пя­стов и Ма­рии, до­че­ри ко­ро­ля Юрия І. Неиз­вест­но, как Бо­ле­сла­ву уда­лось стать пра­ви­те­лем это­го го­су­дар­ства. Од­на­ко он имел пра­во на­сле­до­вать пре­стол по ма­те­рин­ской ли­нии.

Пра­вить Бо­ле­слав на­чал в очень юном воз­расте — то­гда ему, ве­ро­ят­но, бы­ло немно­гим бо­лее де­ся­ти лет. Го­су­дар­ством управ­ля­ли мест­ные волынские бо­яре, ведь пре­стол Русь­ско­го ко­ро­лев­ства на­хо­дил­ся в го­ро­де Вла­ди­ми­ре (ны­неш­нем Вла­ди­ми­ре-во­лын­ском). Став пра­ви­те­лем, Бо­ле­слав взял но­вое имя — Юрий, в честь сво­е­го де­да. Он так­же при­нял пра­во­сла­вие. На­зы­вал се­бя «бо­жьей ми­ло­стью ко­ро­лем Ру­си» — Georgius Dei gratia Rex Russiae. Имен­но та­кая над­пись бы­ла на его пе­ча­ти.

Юрий ІІ про­во­дил ак­тив­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку, пы­тал­ся про­ти­во­сто­ять экс­пан­сии Поль­ши и Вен­грии. Под­дер­жи­вал хо­ро­шие от­но­ше­ния с Тев­тон­ским ор­де­ном, Лит­вой, Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­ри­ей, Зо­ло­той Ор­дой, ко­то­рой пра­вил то­гда мо­гу­ще­ствен­ный хан Уз­бек. Де­лал по­пыт­ку вер­нуть Люб­лин­скую зем­лю, ко­то­рую в 1303 г. за­хва­ти­ла Поль­ша, а так­же не­ко­то­рые зем­ли Кар­пат­ской Ру­си, за­хва­чен­ные Вен­гри­ей. При прав­ле­нии Юрия II в 1331 г. воз­рож­да­ет­ся пра­во­слав­ная Га­лиц­кая мит­ро­по­лия, ко­то­рую воз­гла­вил мит­ро­по­лит Гав­ри­ил.

По­хо­же, ак­тив­ная де­я­тель­ность Юрия ІІ вы­зва­ла недо­воль­ство со сто­ро­ны поль­ско­го ко­ро­ля Ка­зи­ми­ра ІІІ и вен­гер­ско­го ко­ро­ля Кар­ла І Ро­бер­та. Они до­стиг­ли до­го­во­рен­но­сти, что Русь долж­на пе­рей­ти к поль­ско­му ко­ро­лю, ко­то­рый яко­бы имел пра­во на­сле­до­вать русь­ский пре­стол.

Вес­ной 1340 г. Юрия ІІ отра­ви­ли оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ные бо­яре. В ли­те­ра­ту­ре встре­ча­ют­ся утвер­жде­ния, буд­то Юрий ІІ хо­тел

по­еха­ли к зо­ло­то­ор­дын­ско­му ха­ну Уз­бе­ку и по­про­си­ли у него по­мо­щи. Та­кую по­мощь он предо­ста­вил. И Дмит­рию Дять­ку уда­лось вы­сто­ять про­тив ко­ро­ля Ка­зи­ми­ра ІІІ.

Дмит­рий Дять­ко на неко­то­рое вре­мя, вплоть до сво­ей смер­ти в 1349 г., буд­то бы стал неофи­ци­аль­ным пра­ви­те­лем Русь­ско­го ко­ро­лев­ства. До нас до­шла его гра­мо­та к то­рун­ским куп­цам с 1341 г., пи­са­ная на ла­ты­ни, в ко­то­рой он при­звал их тор­го­вать во Ль­во­ве. Се­бя же Дять­ко на­зы­вал «про­ви­зо­ром или управ­ля­ю­щим зем­ли Русь­ской» (provisor seu capitaneus terre Russie). Не ис­клю­че­но, что сво­ей ре­зи­ден­ци­ей он из­брал Ль­вов.

По­сле смер­ти Юрия ІІ на пре­сто­ле Русь­ско­го ко­ро­лев­ства ока­зал­ся сын ли­тов­ско­го кня­зя Ге­ди­ми­на Лю­барт, ко­то­рый при­нял пра­во­слав­ное крещение и по­лу­чил имя Дмит­рий. По­хо­же, неко­то­рое вре­мя он со­хра­нял ко­ро­лев­ский ти­тул. По край­ней ме­ре ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор Ио­анн VI Кан­та­ку­зин, об­ра­ща­ясь к нему в 1347 г., на­зы­вал его ко­ро­лем.

Как имен­но за­нял Лю­бартд­мит­рий пре­стол Русь­ско­го ко­ро­лев­ства, ска­зать что-то на­вер­ня­ка мы не мо­жем. Есть пред­по­ло­же­ние, что у него бы­ла жена, кня­ги­ня из мест­ной ди­на­стии Ро­ма­но­ви­чей. Ина­че у него не бы­ло бы пра­ва на пре­стол. Ве­ро­ят­но, у него бы­ла под­держ­ка бо­яр. По край­ней ме­ре даль­ней­шие со­бы­тия сви­де­тель­ству­ют, что во­лын­ское бо­яр­ство под­дер­жи­ва­ло его в борь­бе с по­ля­ка­ми и вен­гра­ми. Да и ре­зи­ден­ци­я­ми Лю­бар­тад­мит­рия бы­ли волынские го­ро­да Вла­ди­мир и Луцк. Он да­же на­зы­вал­ся кня­зем луц­ким и вла­ди­мир­ским. В Луц­ке Лю­барт-дмит­рий на­чал стро­ить мощ­ный ка­мен­ный за­мок, со­хра­нив­ший­ся по сей день.

Смерть Дмит­рия Дять­ка в 1349 г. вы­зва­ла но­вый всплеск вой­ны за русь­ское на­след­ство. Ве­ро­ят­но, бо­ярин Дять­ко был опыт­ным

Бе­взо О.А. Ль­вівсь­кий літо­пис і Острозь­кий літо­пи­се­ць. Источ­ни­ко­вед­че­ское ис­сле­до­ва­ние. Из­да­ние вто­рое. — К., 1971. — С. 99. пол­ко­вод­цем и го­су­дар­ствен­ным де­я­те­лем. Мож­но пред­по­ло­жить, что под его опе­кой на­хо­ди­лись зем­ли Га­ли­чи­ны. И по­ка он жил, ко­роль Ка­зи­мир ІІІ не мог за­хва­тить зем­ли Русь­ско­го ко­ро­лев­ства. Смерть же это­го та­лант­ли­во­го че­ло­ве­ка буд­то ого­ли­ла край. И в 1349-м ко­ро­лю Ка­зи­ми­ру ІІІ уда­лось его ок­ку­пи­ро­вать. Он так­же на­чи­на­ет пре­тен­до­вать на дру­гую часть Русь­ско­го ко­ро­лев­ства — Во­лынь.

Со­юз­ни­ком поль­ско­го ко­ро­ля стал вен­гер­ский ко­роль Лю­до­вик І. В ап­ре­ле 1350 г. мо­нар­хи за­клю­чи­ли со­гла­ше­ние, по ко­то­ро­му Вен­грия усту­па­ла свои на­след­ствен­ные пра­ва на Русь­ское ко­ро­лев­ство Ка­зи­ми­ру III. Последний, со­от­вет­ствен­но, в сво­ем ти­ту­ле от­ме­чал, что яв­ля­ет­ся ко­ро­лем Ру­си. Прав­да, при от­сут­ствии сы­на у Ка­зи­ми­ра III Русь­ское ко­ро­лев­ство воз­вра­ща­лось Лю­до­ви­ку вме­сте с ко­ро­лев­ством Поль­ским. Ес­ли же у Ка­зи­ми­ра ІІІ по­явит­ся сын-на­след­ник, то он обя­зы­вал­ся упла­тить вен­гер­ско­му ко­ро­лю от­ступ­ное за Русь­ское ко­ро­лев­ство.

С то­го вре­ме­ни меж­ду Лю­бар­том-дмит­ри­ем и Ка­зи­ми­ром ІІІ на­чи­на­ет­ся про­дол­жи­тель­ная вой­на за русь­ские зем­ли. Ве­лась она с пе­ре­мен­ным успе­хом. Лю­барт-дмит­рий за­ру­чил­ся под­держ­кой сво­их бра­тьев — ли­тов­ских кня­зей, в част­но­сти Кей­с­ту­та. Бы­ва­ли мо­мен­ты, ко­гда, ка­за­лось, пла­ны поль­ско­го и вен­гер­ско­го ко­ро­лей по за­во­е­ва­нию Га­ли­чи­ны по­стиг­нет крах. Но слу­ча­лось, что поль­ским и вен­гер­ским вой­скам уда­ва­лось уста­но­вить кон­троль не толь­ко над Га­ли­чи­ной, но и над зна­чи­тель­ной ча­стью Волыни. Во вре­мя этой вой­ны про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­ро­ны до­сти­га­ли неко­то­рых до­го­во­рен­но­стей, за­клю­ча­ли со­гла­ше­ния. На­при­мер, в 1352 г. бы­ло за­клю­че­но пе­ре­ми­рие, ко­то­рое яко­бы долж­но бы­ло при­не­сти мир. На са­мом же де­ле до­го­во­рен­но­сти ока­за­лись недол­го­веч­ны­ми.

Эта вой­на при­ве­ла к то­му, что Русь­ское ко­ро­лев­ство по­те­ря­ло свою субъ­ект­ность в меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ни­ях и су­ве­ре­ни­тет. Га­ли­чи­на все боль­ше по­па­да­ла в сфе­ру вли­я­ния Поль­ши. Тем бо­лее что бо­яре на­ча­ли скло­нять­ся к со­гла­ше­нию с поль­ским ко­ро­лем, ди­стан­ци­ру­ясь от сла­бо­го русь­ско­го ко­ро­ля Лю­бар­та-дмит­рия. Что же ка­са­ет­ся во­лын­ских и по­доль­ских зе­мель, то они фак­ти­че­ски ста­ли ча­стью го­су­дар­ствен­но-по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры, по­лу­чив­шей на­зва­ние Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го, где пра­ви­ли ли­тов­ские кня­зья из ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей. Са­мо­го же Лю­бар­та-дмит­рия на­ча­ли ти­ту­ло­вать кня­зем луц­ким и вла­ди­мир­ским.

В 1366 г. Ка­зи­мир ІІІ осу­ще­ствил удач­ный по­ход на Русь, при­ну­див сво­их про­тив­ни­ков к ми­ру. Меж­ду поль­ским ко­ро­лем и его вас­са­ла­ми с од­ной сто­ро­ны и ли­тов­ски­ми кня­зья­ми с дру­гой бы­ли под­пи­са­ны до­го­во­ры, по ко­то­рым Ка­зи­ми­ру ІІІ до­ста­ва­лась не толь­ко Га­ли­чи­на, но и зна­чи­тель­ная часть Волыни (Холм­щи­на с Белз­ской зем­лей, за­пад­ная часть Вла­ди­мир­ской зем­ли, юж­ная часть Волыни с Кре­ме­нец­ким и Олес­ским зам­ка­ми). Дру­гие же волынские зем­ли до­ста­ва­лись ли­тов­ским кня­зьям из ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей: Луц­кое кня­же­ство — Лю­бар­ту-дмит­рию, До­ро­го­чин­ско-бе­ре­стей­ская зем­ля — Кей­с­ту­ту, Коб­рин­ская во­лость — Оль­гер­ду. Русь­ское ко­ро­лев­ство как го­су­дар­ствен­но-по­ли­ти­че­ская еди­ни­ца пе­ре­ста­ло су­ще­ство­вать. Сам тер­мин «Русь», как и ти­тул «ко­роль Ру­си» или «вла­сте­лин Ру­си», со­хра­нял­ся и даль­ше. Но на вла­де­ние ими пре­тен­до­вал имен­но поль­ский ко­роль.

«Веч­ный мир» 1366 г. длил­ся недол­го. Уже в 1368-м воз­ни­ка­ют кон­флик­ты меж­ду ли­тов­ца­ми и по­ля­ка­ми. Окон­ча­тель­но же этот мир был раз­ру­шен в 1370 г., ко­гда умер ко­роль Ка­зи­мир ІІІ. Он не оста­вил пре­ем­ни­ков по муж­ской ли­нии. В ре­зуль­та­те преды­ду­щих до­го­во­рен­но­стей Поль­ское ко­ро­лев­ство ото­шло под управ­ле­ние вен­гер­ско­му ко­ро­лю Лю­до­ви­ку І, ко­то­рый оста­вал­ся пра­вить в Вен­грии. Это при­ве­ло к неко­то­рой дез­ор­га­ни­за­ции в Поль­ском ко­ро­лев­стве, чем и вос­поль­зо­вал­ся Лю­барт-дмит­рий. В 1370 г. он от­во­е­вы­ва­ет Вла­ди­мир­скую зем­лю, под его вла­стью ока­зы­ва­ют­ся так­же Холм и Белз. На­чал­ся но­вый ви­ток вой­ны за русь­ское на­след­ство; ос­нов­ным объ­ек­том борь­бы бы­ли за­пад­ная и юж­ная часть Волыни.

В 1377 г. меж­ду ли­тов­ски­ми кня­зья­ми и ко­ро­лем Лю­до­ви­ком І бы­ла до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность: под управ­ле­ни­ем Лит­вы оста­ет­ся зна­чи­тель­ная часть Волыни, а к вла­де­ни­ям ко­ро­ля от­хо­дят Холм­ская, Белз­ская зем­ли и юж­ная Во­лынь с Кре­мен­цом, Олеском и Ло­па­ти­ном.

По­сле это­го по­чти пять лет не ве­лась ак­тив­ная борь­ба за русь­ское на­след­ство. По­след­ним во­ен­ным всплес­ком этой борь­бы мож­но счи­тать 1382 г., ко­гда умер ко­роль Лю­до­вик І, не оста­вив­ший по­сле се­бя сы­на. В под­власт­ных ему Вен­грии и Поль­ше на­ча­лись дез­ор­га­ни­за­ци­он­ные про­цес­сы. Этим вос­поль­зо­вал­ся ста­рый князь Лю­барт-дмит­рий, вер­нув­ший се­бе ряд по­гра­нич­ных зам­ков — Кре­ме­нец, Олеско, Пе­ре­миль и не­ко­то­рые дру­гие.

Этим буд­то бы бы­ло по­кон­че­но с во­ору­жен­ной борь­бой за на­след­ство Русь­ско­го ко­ро­лев­ства. В ос­нов­ном она ве­лась за Га­ли­чи­ну и Во­лынь. Та­ким об­ра­зом Га­ли­чи­на до­ста­лась Поль­ско­му ко­ро­лев­ству, Во­лынь — ли­тов­ским кня­зьям. Они так­же на­ча­ли пра­вить на тер­ри­то­ри­ях По­до­лья, Ки­ев­щи­ны и Си­вер­щи­ны, по­тес­нив здесь кня­зей «Вла­ди­ми­ро­во­го пле­ме­ни». Про­ис­хо­ди­ло это от­но­си­тель­но мир­но, по­сколь­ку го­су­дар­ствен­но-по­ли­ти­че­ская жизнь на Под­не­про­вье и По­до­лье в зна­чи­тель­ной ме­ре бы­ла дез­ор­га­ни­зо­ва­на по­сто­ян­ны­ми на­бе­га­ми та­тар. Мест­ное на­се­ле­ние, ко­то­рое русские кня­зья не мог­ли эф­фек­тив­но за­щи­щать, го­то­во бы­ло ид­ти под ру­ку бо­лее энер­гич­ных приш­лых кня­зей.

По­сле рас­па­да Русь­ско­го ко­ро­лев­ства и за­во­е­ва­ния его зе­мель оста­ва­лось толь­ко их по­де­лить. В 1387 г. князь из поль­ской ди­на­стии Пя­стов Вла­ди­слав Ополь­ский, ко­то­ро­го ко­роль Лю­до­вик І на­зна­чил пра­ви­те­лем «Рус­ской зем­ли» — соб­ствен­но Га­ли­чи­ны, сло­жил пол­но­мо­чия, пе­ре­дав свои вла­де­ния чеш­ско­му ко­ро­лю Вен­це­лю (Вла­ди­сла­ву). То­гда же поль­ская ко­ро­ле­ва Ядви­га, дочь по­кой­но­го Лю­до­ви­ка І, с неболь­шим вой­ском за­ня­ла Га­ли­чи­ну. С то­го вре­ме­ни эта зем­ля окон­ча­тель­но во­шла в Поль­ское ко­ро­лев­ство и оста­ва­лась в его со­ста­ве до раз­де­ла Ре­чи Пос­по­ли­той. За­ме­тим, что и князь Вла­ди­слав Ополь­ский, а по­сле него и ко­ро­ле­ва Ядви­га на­зы­ва­ли се­бя «вла­сте­ли­на­ми Рус­ской зем­ли». А Га­ли­чи­на, став во­е­вод­ством Поль­ско­го ко­ро­лев­ства, на­зы­ва­лась Русь­ским во­е­вод­ством.

Что же ка­са­ет­ся Волыни, то, ка­за­лось, она то­же мог­ла стать ча­стью Поль­ско­го ко­ро­лев­ства по­сле бра­ко­со­че­та­ния Ве­ли­ко­го кня­зя Ли­тов­ско­го Вла­ди­сла­ва ІІ Ягай­ло с поль­ской ко­ро­ле­вой Ядви­гой и за­клю­че­ния Крев­ской унии в 1385 г., ведь бла­го­да­ря этой унии про­ис­хо­ди­ла ин­те­гра­ция кня­же­ства в ко­ро­ну поль­скую. Од­на­ко сре­ди ли­тов­ских кня­зей бы­ло мно­го тех, кто стре­мил­ся со­хра­нить неза­ви­си­мость сво­е­го го­су­дар­ства. Их ли­де­ром стал дво­ю­род­ный брат Ягай­ла князь Ви­то­вт.

Во вре­мя меж­до­усоб­ной вой­ны 1389–1392 гг. он су­мел от­сто­ять по­ли­ти­че­скую неза­ви­си­мость Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го. Поль­ский ко­роль при­знал Ви­то­вта по­жиз­нен­ным пра­ви­те­лем Ли­тов­ско­го кня­же­ства. Тот, в свою оче­редь, на­чал укреп­лять соб­ствен­ное го­су­дар­ство. В 1394 г. он лик­ви­ди­ро­вал на тер­ри­то­ри­ях Укра­и­ны са­мые круп­ные удель­ные кня­же­ства — Во­лын­ское, Ки­ев­ское, Нов­го­род­се­вер­ское и По­доль­ское. Со­здал вме­сто них про­вин­ции, в ко­то­рых пра­ви­ли его на­мест­ни­ки. Та­ким об­ра­зом, укра­ин­ские зем­ли, в част­но­сти Во­лынь, бы­ли ин­кор­по­ри­ро­ва­ны в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го.

Впро­чем, со­зда­вая свое го­су­дар­ство, Ви­то­вт со­хра­нял в нем русские куль­тур­ные и по­ли­ти­че­ские тра­ди­ции. С 1395–1396 гг. на­чал ти­ту­ло­вать се­бя Ве­ли­ким кня­зем Ли­тов­ским, Русь­ским и Же­май­тий­ским. В этом го­су­дар­стве офи­ци­аль­ным язы­ком стал рус­ский — то есть книж­ный язык Русь­ско­го ко­ро­лев­ства, ко­то­рый, имея ста­ро­сла­вян­скую ос­но­ву, под­верг­ся транс­фор­ма­ции под вли­я­ни­ем диа­лек­тов, рас­про­стра­нен­ных на тер­ри­то­рии Укра­и­ны и Бе­ло­рус­сии. Ви­то­вт пы­тал­ся вос­ста­но­вить ста­рую Русь — ак­тив­но бо­рол­ся про­тив та­тар, рас­ши­рил зем­ли сво­е­го го­су­дар­ства вплоть до Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья. Он хо­тел так­же по­лу­чить и ко­ро­лев­скую ко­ро­ну. Од­на­ко вер­нуть ко­ро­ну Ру­си ему так и не уда­лось.

Под­во­дя итог ска­зан­но­му, мы мо­жем кон­ста­ти­ро­вать, что борь­ба за русь­ское на­след­ство про­дол­жа­лось с 1340-го до се­ре­ди­ны 90-х гг. ХIV ве­ка. Услов­ной да­той ее окон­ча­ния мож­но счи­тать 1394 год. Эта борь­ба име­ла несколь­ко эта­пов.

Пер­вый — 1340–1349 гг., ко­гда поль­ский ко­роль Ка­зи­мир ІІІ за­хо­тел за­во­е­вать Русь­ское ко­ро­лев­ство, но по­тер­пел неуда­чу.

Вто­рой — 1349–1366 гг. В это вре­мя про­изо­шла дез­ин­те­гра­ция Русь­ско­го ко­ро­лев­ства. Зем­ли Га­ли­чи­ны и ча­стич­но Волыни ото­шли к Поль­ско­му ко­ро­лев­ству, а боль­шей ча­стью Волыни овла­де­ли ли­тов­ские кня­зья из ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей.

Тре­тий — 1366–1382 гг., ко­гда ве­лась во­ору­жен­ная борь­ба меж­ду Поль­шей и Вен­гри­ей, с од­ной сто­ро­ны, и ли­тов­ски­ми кня­зья­ми с дру­гой, за тер­ри­то­рии на гра­ни­це меж­ду Га­ли­чи­ной и Во­лы­нью.

Чет­вер­тый этап — 1382– 1394 гг., вре­мя окон­ча­тель­ной ин­кор­по­ра­ции Га­ли­чи­ны в со­став Поль­ско­го ко­ро­лев­ства, а Волыни, По­до­лья, Ки­ев­щи­ны и Си­вер­щи­ны — в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го.

Несмот­ря на уни­что­же­ние Русь­ско­го ко­ро­лев­ства, его куль­тур­ные и по­ли­ти­че­ские тра­ди­ции ча­стич­но со­хра­ни­лись и про­дол­жи­ли свое су­ще­ство­ва­ние. Осо­бен­но они да­ва­ли о се­бе знать в Ве­ли­ком кня­же­стве Ли­тов­ском.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.