Стресс-тест-2017: (не)про­хо­ди­мость для эко­но­ми­ки Укра­и­ны

Ны­неш­ний год жест­ко про­те­сти­ру­ет власть на ее спо­соб­ность со­здать ре­аль­ную пло­щад­ку для ро­ста на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ири­на АКИМОВА, ди­рек­тор Ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра «Но­вая со­ци­аль­ная и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка»

Не­смот­ря на незна­чи­тель­ную мак­ро­эко­но­ми­че­скую ста­би­ли­за­цию, в 2016-м Укра­ине так и не уда­лось со­здать ба­зу для уве­рен­но­го эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема. В ны­неш­нем го­ду пе­ред оте­че­ствен­ной эко­но­ми­кой сто­ят че­ты­ре вы­зо­ва, от адек­ват­но­го от­ве­та на ко­то­рые бу­дет за­ви­сеть судь­ба на­шей стра­ны в бли­жай­шие несколь­ко лет. Это су­ще­ствен­ное на­ра­щи­ва­ние объ­е­мов экс­пор­та, при­вле­че­ние внут­рен­них и внеш­них ин­ве­сти­ций, ста­би­ли­за­ция бан­ков­ско­го сек­то­ра и сни­же­ние дол­го­вых рис­ков.

В ме­ди­цине тер­мин «ре­кон­ва­лес­цен­ция» озна­ча­ет пе­ри­од, ко­гда яр­ко вы­ра­жен­ные кли­ни­че­ские про­яв­ле­ния бо­лез­ни уже про­шли, но па­ци­ент еще не вы­здо­ро­вел. Укра­ин­ская эко­но­ми­ка се­го­дня на­хо­дит­ся имен­но на та­ком эта­пе.

Про­шлый год при­нес пер­вые при­зна­ки сла­бой мак­ро­эко­но­ми­че­ской ста­би­ли­за­ции и вы­хо­да из ре­цес­сии. Эко­но­ми­че­ский рост, по оцен­кам Ми­ни­стер­ства эко­но­мраз­ви­тия и тор­гов­ли, со­ста­вил 1,8%. За­тор­мо­зи­лись тем­пы ин­фля­ции (12,4% год к го­ду в де­каб­ре 2016-го) и де­валь­ва­ции (за 2016 г. курс грив­ни по от­но­ше­нию к дол­ла­ру сни­зил­ся на 13,3%). Пла­теж­ный ба­ланс оста­ет­ся по­ло­жи­тель­ным, и по­сле двух­лет­не­го стре­ми­тель­но­го па­де­ния на­ча­ла рас­ти ре­аль­ная за­ра­бот­ная пла­та (+8,4% год к го­ду в но­яб­ре 2016-го).

Но го­во­рить об окон­ча­тель­ном вы­здо­ров­ле­нии эко­но­ми­ки ра­но. Сла­бый эко­но­ми­че­ский рост в про­шлом го­ду был до­стиг­нут на ос­но­ве очень низ­кой ста­ти­сти­че­ской ба­зы. Од­ним из при­зна­ков вя­лой эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти яв­ля­ет­ся вы­со­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы. В тре­тьем квар­та­ле 2016-го он оста­вал­ся на уров­нях, близ­ких к ис­то­ри­че­ским мак­си­му­мам, и со­ста­вил 8,8% (что на 0,2 п.п. вы­ше по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пе­ри­о­дом 2015 г.). В этом го­ду уро­вень без­ра­бо­ти­цы так­же оста­нет­ся близ­ким к 9%. Да­же к на­ча­лу 2020 г. при ро­сте эко­но­ми­ки в со­от­вет­ствии с пра­ви­тель­ствен­ны­ми про­гно­за­ми (3% в 2017 г. и 4% в 2018– 2019 гг.) Укра­и­на все еще не до­стиг­нет уров­ня 2013 г. (со­ста­вит толь­ко 95,2%).

Боль­шой эко­но­ми­че­ский раз­рыв меж­ду Укра­и­ной и ев­ро­пей­ски­ми со­се­дя­ми ЕС со­хра­ня­ет­ся и гро­зит даль­ней­шим уве­ли­че­ни­ем. На на­ча­ло 2016-го по­ду­ше­вой ВВП в Укра­ине со­став­лял при­мер­но 1/6 от уров­ня Поль­ши. Для со­кра­ще­ния раз­ры­ва хо­тя бы до 1/2 Укра­ине нуж­но рас­ти зна­чи­тель­но быст­рее — не ме­нее 30 лет с тем­па­ми при­ро­ста 6% в год. Со­зда­ние усло­вий для та­ко­го ди­на­мич­но­го ро­ста на сред­не­сроч­ную пер­спек­ти­ву и долж­но быть кри­те­ри­ем успе­ха при оцен­ке эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки в ны­неш­нем го­ду.

К со­жа­ле­нию, в 2016 г. в Укра­ине так и не бы­ла со­зда­на ба­за для быст­ро­го эко­но­ми­че­ско­го подъ­ема. Эко­но­ми­ка оста­ет­ся ослаб­лен­ной из-за нега­тив­ных по­след­ствий АТО, де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции, фи­нан­со­во­го шо­ка, сни­же­ния по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти граж­дан и пло­хо­го ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та. Уста­нов­ле­ние проч­но­го ми­ра в Дон­бас­се по­ли­ти­че­ски­ми ин­стру­мен­та­ми и ре­ин­те­гра­ция по­ка не кон­тро­ли­ру­е­мых Укра­и­ной тер­ри­то­рий оста­нет­ся глав­ной по­ли­ти­че­ской за­да­чей 2017 г. Кро­ме то­го, су­ще­ству­ют и че­ты­ре глав­ные про­бле­мы, ко­то­рые необ­хо­ди­мо ре­шить в крат­чай­шие сро­ки.

Во-пер­вых, необ­хо­дим по­зи­тив­ный пе­ре­лом в ди­на­ми­ке экс­пор­та. Экс­порт па­да­ет чет­вер­тый год под­ряд и на се­го­дняш­ний день со­став­ля­ет немно­гим бо­лее по­ло­ви­ны от уров­ня 2013-го. Зо­на сво­бод­ной тор­гов­ли с ЕС по­ка не ста­ла ком­пен­са­то­ром по­терь от раз­ру­ше­ния тор­го­вых свя­зей со стра­на­ми СНГ. Толь­ко за ян­варь—но­ябрь 2016 г. экс­порт в стра­ны СНГ упал на 24,2% (1,734 млрд долл.), а в стра­ны ЕС вы­рос все­го на 3,1% (0,367 млрд долл.). Это су­ще­ствен­но огра­ни­чи­ва­ет рост ма­лой от­кры­той эко­но­ми­ки Укра­и­ны, раз­мер ко­то­рой в дол­ла­ро­вом вы­ра­же­нии за по­след­ние три го­да и так сжал­ся бо­лее чем в два ра­за. Бы­ло бы на­ив­но на­де­ять­ся, что ожи­да­е­мое ожив­ле­ние внут­рен­не­го спро­са ста­нет ос­нов­ным драй­ве­ром эко­но­ми­ки стра­ны. На­до пе­ре­хо­дить к бо­лее праг­ма­тич­ной и мас­штаб­ной под­держ­ке экс­пор­та, в том чис­ле при вы­хо­де на ев­ро­пей­ские рын­ки и рын­ки тре­тьих стран. Вы­бор ин­стру­мен­тов бу­дет опре­де­лять­ся име­ю­щи­ми­ся фи­нан­со­вы­ми ре­сур­са­ми и ис­кус­ством ис­поль­зо­вать в на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сах под­пи­сан­ные стра­ной меж­ду­на­род­ные со­гла­ше­ния. При­ня­тое в кон­це про­шло­го го­да ре­ше­ние о со­зда­нии Экс­порт­но­кре­дит­но­го агент­ства — шаг в пра­виль­ном на­прав­ле­нии. Прав­да, на­ча­ло де­я­тель­но­сти агент­ства мо­жет быть пе­ре­не­се­но на 2018 г. Имен­но это тре­бо­ва­ние мо­жет по­явить­ся в но­вом ме­мо­ран­ду­ме о со­труд­ни­че­стве с МВФ. Пра­ви­тель­ству пред­сто­ит непро­стая за­да­ча до­ка­зать меж­ду­на­род­ным парт­не­рам необ­хо­ди­мость это­го ин­стру­мен­та для под­держ­ки оте­че­ствен­но­го экс­пор­та ли­бо пред­ло­жить но­вый. Имен­но ре­аль­ный про­рыв в объ­е­мах экс­пор­та дол­жен стать ин­ди­ка­то­ром успе­ха в те­ку­щем го­ду.

Вто­рой вы­зов свя­зан с необ­хо­ди­мо­стью су­ще­ствен­но­го на­ра­щи­ва­ния внут­рен­них и внеш­них ин­ве­сти­ций. За пер­вые три квар­та­ла 2016-го ка­пи­таль­ные ин­ве­сти­ции уве­ли­чи­лись на 16,9%. Од­на­ко это по­вы­ше­ние до­стиг­ну­то с очень низ­кой ба­зы. Уро­вень ка­пи­таль­ных ин­ве­сти­ций в про­шлом го­ду остал­ся на 16% ни­же уров­ня 2013-го, не от­ве­чая за­да­че обес­пе­че­ния устой­чи­во­го ро­ста. До­ля ва­ло­во­го на­коп­ле­ния ос­нов­но­го ка­пи­та­ла (ин­ве­сти­ций) в ВВП за де­вять ме­ся­цев 2016 г. в Укра­ине со­ста­ви­ла 13,5% (в 2014-м — 14%, в 2015-м —12%). Нор­маль­ным для под­дер­жа­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста счи­та­ет­ся по­ка­за­тель хо­тя бы 20% ВВП. А в быст­ро­рас­ту­щих стра­нах дан­ный по­ка­за­тель су­ще­ствен­но вы­ше (на­при­мер, в Ки­тае — бо­лее 45%, Ин­до­не­зии — 33, Юж­ной Ко­рее — 30%). Источ­ни­ки ин­ве­сти­ций по­ка крайне огра­ни­че­ны. До­ля ва­ло­вых внут­рен­них сбе­ре­же­ний низ­кая: по ито­гам 2015 г. — 13,5% ВВП в Укра­ине по срав­не­нию с 23,5% в Поль­ше. Не­смот­ря на рост грив­не­во­го кре­ди­то­ва­ния пред­при­я­тий, сум­мар­ный кре­дит­ный порт­фель за 2016 г. сни­зил­ся. Внеш­ние рын­ки для но­вых ком­мер­че­ских за­им­ство­ва­ний оста­ют­ся за­кры­ты­ми (раз­ме­ще­ние 25 ян­ва­ря Kernel пя­ти­лет­них об­ли­га­ций на 500 млн долл. точ­но не ста­нет мас­со­вым яв­ле­ни­ем). Фон­до­вый ры­нок во­об­ще ушел с ра­да­ров ин­ве­сто­ров. Не­смот­ря на на­ли­чие двух со­ве­тов по ра­бо­те с ин­ве­сто­ра­ми (при пре­зи­ден­те и пре­мье­ре), ин­ве­сто­ры в Укра­и­ну не спе­шат. Льви­ная до­ля при­то­ка ПИИ (2,2 млрд из 3,8 млрд долл. за 2016 г.) по­шла на ре­ка­пи­та­ли­за­цию бан­ков с ино­стран­ным ка­пи­та­лом, а не в ре­аль­ный сек­тор.

Раз­ре­кла­ми­ро­ван­ные ша­ги по де­ре­гу­ля­ции, на ко­то­рую сде­ла­ла став­ку ны­неш­няя власть, си­ту­а­цию кар­ди­наль­но не из­ме­ни­ли. Биз­нес-кли­мат оста­ет­ся небла­го­при­ят­ным, а до­ве­рие по­тен­ци­аль­но­го ин­ве­сто­ра к стране — низ­ким. Об этом, в част­но­сти, сви­де­тель­ству­ет ин­декс ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти EBA, ко­то­рый оста­ет­ся в от­ри­ца­тель­ной зоне, сни­зив­шись с 2,88 в пер­вой по­ло­вине 2016-го до 2,85 — во вто­рой. По ин­дек­су ком­форт­но­сти ве­де­ния биз­не­са Forbes в 2016-м Укра­и­на за­ня­ла 74-е ме­сто из 139 стран (в 2015 г. — 61-е из 144 стран). При­чи­ны ста­рые — неза­щи­щен­ность прав соб­ствен­но­сти, недо­ве­рие к су­дам (63% на­се­ле­ния, по опро­су, про­ве­ден­но­му про­ек­том «Від­кри­тий суд»), рей­дер­ство, вы­со­кая кор­руп­ция.

Без кар­ди­наль­но­го улуч­ше­ния за­щи­ты прав соб­ствен­но­сти и биз­нес-кли­ма­та нель­зя по­стро­ить плат­фор­му для ди­на­мич­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны. Борь­ба с кор­руп­ци­ей и про­дол­же­ние су­деб­ной ре­фор­мы долж­ны по­лу­чить но­вый им­пульс в ре­а­ли­за­ции уже при­ня­тых за­ко­нов. Од­на­ко кри­те­ри­ем успе­ха, а зна­чит, сиг­на­лом для ин­ве­сто­ра ста­нет не по­яв­ле­ние еще од­но­го со­ве­та ин­ве­сто­ров и да­же не гром­кая «по­сад­ка» 2–3 кор­руп­ци­о­не­ров. Этим кри­те­ри­ем дол­жен стать при­ход в Укра­и­ну в этом го­ду двух-трех круп­ных якор­ных ино­стран­ных ин­ве­сто­ров, го­то­вых вло­жить свой ка­пи­тал в нефи­нан­со­вый сек­тор стра­ны.

Тре­тий вы­зов оста­ет­ся в бан­ков­ской сфе­ре. Бан­ков­ский кри­зис не за­кон­чил­ся и про­дол­жа­ет ге­не­ри­ро­вать си­стем­ный фи­нан­со­вый риск. Бан­ки не кре­ди­ту­ют и про­дол­жа­ют нести убыт­ки (-18,9 млрд грн за 11 ме­ся­цев про­шло­го го­да). Ре­аль­ная до­ля пло­хих кре­ди­тов по круп­ным бан­кам за­шка­ли­ва­ет за 50%, а по ва­лют­ной ипо­те­ке физ­лиц со­став­ля­ет и все 80–85%. Тре­тий год про­дол­жа­ет­ся чист­ка бан­ков­ской си­сте­мы, и на­ци­о­на­ли­за­ция круп­ней­ше­го фи­н­учре­жде­ния в стране — При­ват­бан­ка — по­ка­за­ла, что этот про­цесс да­лек от за­вер­ше­ния. По­на­до­бит­ся ско­ор­ди­ни­ро­ван­ная ра­бо­та НБУ, пра­ви­тель­ства и ко­а­ли­ции по за­вер­ше­нию ре­а­би­ли­та­ции бан­ков­ско­го сек­то­ра. Ход на­ци­о­на­ли­за­ции «При­ва­та» и ми­ни­ми­за­ция свя­зан­ных с этим про­цес­сом рис­ков, рав­но как и уси­лия по за­щи­те прав кре­ди­то­ров, рас­чист­ке ба­лан­сов бан­ков в 2017 г. ста­нут те­стом на спо­соб­ность вла­стей вос­ста­но­вить здо­ро­вое кре­ди­то­ва­ние эко­но­ми­ки. И ес­ли при оче­ред­ном де­кла­ри­ро­ва­нии до­хо­дов выс­ши­ми го­счи­нов­ни­ка­ми мил­ли­о­ны их «кэ­ша» доб­ро­воль­но пре­вра­тят­ся во вкла­ды в укра­ин­ской бан­ков­ской си­сте­ме, мож­но бу­дет ска­зать, что мы на пра­виль­ном пу­ти.

Чет­вер­тый вы­зов свя­зан с рас­ту­щи­ми дол­го­вы­ми рис­ка­ми. По оцен­кам МВФ, сум­мар­ный госдолг на ко­нец 2016 г. пре­вы­сил 90% ВВП. С уче­том на­ци­о­на­ли­за­ции При­ват­бан­ка в 2017-м этот по­ка­за­тель мо­жет до­стичь 95% ВВП. Рас­тет бюд­жет­ная «це­на» об­слу­жи­ва­ния госдол­га: с 3,3% ВВП в 2014 г. до 4,6% в 2016-м. Пи­ки вы­плат по кре­ди­там МВФ на­сту­пят в 2018 г., а по ре­струк­ту­ри­зи­ро­ван­ным ев­ро­об­ли­га­ци­ям — в 2019-м. Все­го в 2017– 2019 гг. Укра­и­на долж­на по­га­сить по внеш­ним дол­гам по­ряд­ка 14 млрд долл., в том чис­ле 11,4 млрд — в 2017–2018 гг. Для срав­не­ния: ЗВР НБУ на ко­нец 2016-го со­став­ля­ли 15,5 млрд долл. Го­то­ва ли эко­но­ми­ка стра­ны к «дол­го­во­му шо­ку»? Со­хра­не­ние мак­ро­эко­но­ми­че­ской, а так­же дол­го­вой ста­биль­но­сти бу­дет на­пря­мую за­ви­сеть от про­дол­же­ния со­труд­ни­че­ства с меж­ду­на­род­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми (МФО) и спо­соб­но­сти мак­си­ми­зи­ро­вать для стра­ны пло­ды это­го со­труд­ни­че­ства. В этом плане лю­бые раз­го­во­ры об оста­нов­ке про­грам­мы с МВФ без­от­вет­ствен­ны, ведь аль­тер­на­ти­вы внеш­не­му фи­нан­си­ро­ва­нию Укра­и­ны до­но­ра­ми по­ка нет. За по­след­ние три го­да Укра­и­на по­лу­чи­ла от МФО 17 млрд долл. на мак­ро­ста­би­ли­за­цию. Но это не без­воз­мезд­ная по­мощь, а кре­ди­ты (пусть и по льгот­ной став­ке), ко­то­рые на­до от­да­вать. По­это­му укра­ин­ским вла­стям уже дав­но по­ра пе­ре­стать рас­смат­ри­вать про­грам­му ЕFF ис­клю­чи­тель­но как ку­быш­ку для по­кры­тия крат­ко­сроч­ных раз­ры­вов в фи­нан­си­ро­ва­нии. Эта про­грам­ма долж­на стать яко­рем и ин­стру­мен­том для глу­бо­ких ин­сти­ту­ци­о­наль­ных и струк­тур­ных из­ме­не­ний, за­кла­ды­ва­ю­щих ба­зу для устой­чи­во­го ро­ста и воз­мож­но­сти рас­счи­тать­ся по дол­гам в бу­ду­щем. Ес­ли это пра­ви­ло не ра­бо­та­ет, зна­чит, на­до ме­нять ис­пол­ни­те­лей про­грам­мы или ее на­пол­не­ние, ли­бо и то и дру­гое.

Вре­мя «по­тем­кин­ских де­ре­вень» и обе­ща­ний за­кон­чи­лось. Укра­ине нуж­ны эф­фек­тив­ные ре­фор­мы, ко­то­рые за­ло­жат ос­но­ву для устой­чи­во­го ро­ста эко­но­ми­ки. Толь­ко так мы смо­жем прой­ти эко­но­ми­че­ский стресс-тест, ко­то­рый го­то­вит для нас 2017 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.