Де­вять дней и вся жизнь

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Иса­ак ТРАХТЕНБЕРГ,

ака­де­мик НАМН, член-кор­ре­спон­дент НАН Укра­и­ны

Де­вять дней как ушел из жиз­ни ака­де­мик Юрий Кун­ди­ев.

С ним у ме­ня свя­за­но шесть­де­сят пять лет про­ник­но­вен­ной друж­бы, на­сы­щен­ной об­щи­ми по­все­днев­ны­ми де­ла­ми, ра­до­стя­ми и го­ре­стя­ми. Не­воль­но вспо­ми­наю раз­го­во­ры с ним об ин­сти­ту­те, об­щих на­уч­ных про­бле­мах, ушед­ших дру­зьях и близ­ких, о на­деж­дах, свер­ше­ни­ях…

Вспо­ми­наю се­го­дня недав­нюю на­шу бе­се­ду о ско­ро­теч­но­сти зем­но­го бы­тия. О пье­се ир­ланд­ско­го пи­са­те­ля и дра­ма­тур­га, ла­у­ре­а­та Но­бе­лев­ской пре­мии Сэмю­э­ла Бек­ке­та. Это са­мая ко­рот­кая в ми­ре пье­са — длит­ся все­го трид­цать пять се­кунд. И на­зы­ва­ет­ся она — «Вз­дох». Де­с­кать, та­ко­ва че­ло­ве­че­ская жизнь: вспыш­ка, вскрик и — мол­ча­ние. Пье­са по­па­ла в Кни­гу ре­кор­дов Гин­нес­са.

Юрий Ильич ска­зал то­гда: «Как хо­чет­ся про­тив та­кой неспра­вед­ли­во­сти вос­стать!» Но без­успеш­но. Не­да­ром сам Бек­кет се­ту­ет на че­ло­ве­че­ское бес­си­лие и неже­ла­ние са­мо­го че­ло­ве­ка при­нять неспра­вед­ли­вость ми­ро­устрой­ства. Но мы при­шли то­гда к вы­во­ду, что во вто­рой по­ло­вине жиз­ни, как при­зы­ва­ла Ма­ри­на Цве­та­е­ва, «ва­жен не успех, а успеть».

Вс­пом­ни­ли мы о том, как мно­го успе­ли сде­лать в сво­ей вто­рой по­ло­вине жиз­ни на­ши об­щие дру­зья, ко­то­рым Укра­и­на обя­за­на вы­со­ким при­зна­ни­ем укра­ин­ской ме­ди­цин­ской на­у­ки в про­шед­шем сто­ле­тии: Ни­ко­лай Амо­сов, Пла­тон Ко­стюк, Вла­ди­мир Фроль­кис. И еще по­се­то­ва­ли на тяж­кие вре­ме­на на пе­ре­ло­ме двух сто­ле­тий, ко­гда ушли из жиз­ни Ев­ге­ний Гон­ча­рук, Ни­ки­та Мань­ков­ский, Алек­сандр Ша­ли­мов, Ген­на­дий Кны­шов, Алек­сей Мой­вен­ко, Лео­нид Ро­зен­фельд, Ев­ге­ний Ск­ля­рен­ко, Ека­те­ри­на Чер­ну­шен­ко, Геор­гий Дзяк — на­ши кол­ле­ги, в том чис­ле по Ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук, пе­ре­жи­ва­ю­щей ныне не са­мые луч­шие вре­ме­на. Об этих ны­неш­них вре­ме­нах, ко­гда власть, увы, не жа­лу­ет на­у­ку, и ко­гда не толь­ко ме­ди­цин­ская на­у­ка, но и по­все­днев­ная прак­ти­ка ме­ди­ци­ны ис­пы­ты­ва­ют непре­одо­ли­мые труд­но­сти и нуж­ду, — го­во­ри­ли мы с осо­бой бо­лью.

Юрий Кун­ди­ев неод­но­крат­но в пе­ча­ти и с вы­со­ких три­бун вы­сту­пал прин­ци­пи­аль­но, рез­ко, с чув­ством граж­дан­ско­го дол­га и вол­не­ния за судь­бы на­у­ки, кол­лег-уче­ных, кол­лег — прак­ти­че­ских вра­чей. На эти те­мы он вы­сту­пал и на стра­ни­цах его лю­би­мой га­зе­ты ZN.UA, от­ста­и­вая ин­те­ре­сы прак­ти­че­ской ме­ди­ци­ны, де­лил­ся мно­го­лет­ним опы­том пре­ду­пре­жде­ния так на­зы­ва­е­мых бо­лез­ней ци­ви­ли­за­ции — про­из­вод­ствен­ных и эко­ло­ги­че­ски обу­слов­лен­ных за­бо­ле­ва­ний. В этом Юрий Ильич ссы­лал­ся на ве­ли­ко­го зем­ля­ка Ни­ко­лая Пи­ро­го­ва, про­воз­гла­сив­ше­го, что бу­ду­щее при­над­ле­жит ме­ди­цине пре­ду­пре­ди­тель­ной. На за­ме­ча­тель­но­го еди­но­мыш­лен­ни­ка уже на­шей эпо­хи — Ни­ко­лая Амо­со­ва, утвер­ждав­ше­го, что ни­кто эф­фек­тив­ной про­фи­лак­ти­кой не за­ни­ма­ет­ся, и на­ше род­ное Ми­ни­стер­ство здра­во­охра­не­ния — не ми­ни­стер­ство здо­ро­вья, а ми­ни­стер­ство бо­лез­ней. Го­во­ря о со­ци­аль­ной зна­чи­мо­сти на­у­ки, Юрий Ильич не раз на­по­ми­нал тем, кто столь неудач­но ею ко­ман­ду­ет, что еще муд­рые пред­ше­ствен­ни­ки по­де­ли­лись с на­ми го­су­дар­ствен­ной ак­си­о­мой: «Жизнь без на­ук — смерть».

Он был гла­вой укра­ин­ской на­уч­ной шко­лы ги­ги­е­ни­стов, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­бле­мы ме­ди­ци­ны тру­да и про­мыш­лен­ной ток­си­ко­ло­гии. Хо­ро­шо из­ве­стен сво­ей ак­тив­ной де­я­тель­но­стью в об­ла­сти прак­ти­че­ско­го здра­во­охра­не­ния, ор­га­ни­за­ции са­ни­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ской служ­бы в стране. Яв­лял­ся ини­ци­а­то­ром со­труд­ни­че­ства ме­ди­ков Укра­и­ны с меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми — Про­грам­мой ООН по окру­жа­ю­щей сре­де, Все­мир­ной ор­га­ни­за­ци­ей здра­во­охра­не­ния и Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ци­ей тру­да. Зна­чи­тель­на его роль в ста­нов­ле­нии и де­я­тель­но­сти На­ци­о­наль­ной ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук Укра­и­ны, где он был из­бран ви­це-пре­зи­ден­том. Ин­сти­тут ме­ди­ци­ны тру­да НАМН Укра­и­ны он воз­глав­лял 53 го­да и был ини­ци­а­то­ром ря­да но­ва­ций, ре­а­ли­за­ция ко­то­рых по­лу­чи­ла при­зна­ние не толь­ко у нас в стране, но и за ру­бе­жом. Ги­ги­е­на тру­да, про­фес­си­о­наль­ная па­то­ло­гия, ме­ди­цин­ская эко­ло­гия в сель­ском хо­зяй­стве, про­фи­лак­ти­че­ская (ги­ги­е­ни­че­ская) ток­си­ко­ло­гия, со­ци­аль­но­ме­ди­цин­ские ас­пек­ты де­мо­гра­фии, со­вре­мен­ные био­э­ти­че­ские про­бле­мы — в раз­ра­бот­ке этих и дру­гих важ­ней­ших на­уч­ных на­прав­ле­ний об­на­ру­жи­лась его прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция как уче­но­го. Кре­до Юрия Кун­ди­е­ва — бо­лезнь лег­че пре­ду­пре­дить, чем ле­чить.

О се­бе Юрий Ильич рас­ска­зы­вал ску­по. Ро­дил­ся в се­ле Тро­я­ны Ки­ро­во­град­ской об­ла­сти. В 1951 го­ду окон­чил са­ни­тар­но-ги­ги­е­ни­че­ский фа­куль­тет Ки­ев­ско­го ме­ди­цин­ско­го ин­сти­ту­та. За­тем — ас­пи­ран­ту­ра по спе­ци­аль­но­сти «Фи­зио­ло­гия тру­да». За­щи­тив кан­ди­дат­скую, вклю­чил­ся в про­бле­мы ток­си­ко­ло­гии и ги­ги­е­ны ис­поль­зо­ва­ния пе­сти­ци­дов. Воз­гла­вил ла­бо­ра­то­рию средств ин­ди­ви­ду­аль­ной за­щи­ты. В 1963 го­ду стал за­ме­сти­те­лем ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та по на­уч­ной ра­бо­те, а спу­стя год — воз­гла­вил наш Ин­сти­тут. И про­ра­бо­тал в нем до тра­ги­че­ско­го ян­вар­ско­го дня 2017-го...

Но од­на­жды, да­вая ин­тер­вью жур­на­лу «Ле­че­ние и ди­а­гно­сти­ка», Юрий Ильич рас­ска­зал: «Вы спра­ши­ва­е­те о мо­ем дет­стве. От­вет мог бы быть кра­ток: в дет­стве у ме­ня не бы­ло дет­ства. Мой отец, Кун­ди­ев Илья Иг­на­тье­вич, — жерт­ва ре­прес­сий трид­ца­тых го­дов. Он был аре­сто­ван в 1936 го­ду. Толь­ко бла­го­да­ря счаст­ли­во­му сте­че­нию об­сто­я­тельств се­мья не бы­ла вы­сла­на, но на до­лю мо­ей ма­мы Алек­сан­дры Алек­сан­дров­ны (ей в ту по­ру бы­ло 32 го­да) вы­па­ли огром­ные труд­но­сти — трое де­тей и ре­ши­тель­но ни­ка­ких средств к су­ще­ство­ва­нию. Для то­го, что­бы про­кор­мить нас, она ра­бо­та­ла прач­кой, шве­ей, раз­но­ра­бо­чей (на дру­гие долж­но­сти не бра­ли), она жи­ла од­ной меч­той — дать де­тям об­ра­зо­ва­ние, вы­ве­сти их в лю­ди. Я на всю жизнь за­пом­нил ма­ми­ны сле­зы от безыс­ход­но­сти. Но это бы­ло по но­чам, и крайне ред­ко. Обыч­но же она бы­ла в по­сто­ян­ной го­тов­но­сти за­щи­тить де­тей, со­хра­нить остат­ки се­мьи...» И даль­ше он рас­ска­зал о тех чест­ных и по­ря­доч­ных лю­дях, ко­то­рые, во­пре­ки же­сто­ким ре­а­ли­ям то­го вре­ме­ни, по­мог­ли ему — сы­ну «вра­га на­ро­да».

«...По окон­ча­нии ин­сти­ту­та я был ре­ко­мен­до­ван на на­уч­ную ра­бо­ту, за­тем по­лу­чил пред­ло­же­ние по­сту­пить в ас­пи­ран­ту­ру при Ин­сти­ту­те ги­ги­е­ны тру­да и про­ф­за­бо­ле­ва­ний. Ме­ня очень дол­го не утвер­жда­ли. При­чи­на — моя био­гра­фия. Ди­рек­тор Ин­сти­ту­та ска­зал, что ре­шить во­прос мо­жет толь­ко ми­нистр здра­во­охра­не­ния (ми­ни­стром в это вре­мя был Лев Мед­ведь). Вско­ре в Ин­сти­тут при­шел при­каз: я был за­чис­лен в ас­пи­ран­ту­ру. А в 1952 го­ду Мед­ведь стал ди­рек­то­ром Ин­сти­ту­та. Это кру­то из­ме­ни­ло и де­ла в Ин­сти­ту­те, и мою жизнь».

Сре­ди ме­му­ар­но­го на­сле­дия Юрия Кун­ди­е­ва сле­ду­ет вы­де­лить его кни­гу «Ме­ди­ци­на тру­да — пя­ти­де­ся­ти­лет­ний опыт». Ка­за­лось бы, стро­го ака­де­ми­че­ское на­зва­ние от­ра­жа­ет со­от­вет­ству­ю­щую сухую то­наль­ность по­вест­во­ва­ния. Од­на­ко, это не так. Кни­га Юрия Ильи­ча, на­шед­шая сво­е­го са­мо­го ши­ро­ко­го чи­та­те­ля, ока­за­лась во мно­гом ис­по­ве­даль­ной и эмо­ци­о­наль­ной. В ней рас­ска­зы­ва­ет­ся о про­фес­си­о­наль­ной де­я­тель­но­сти ав­то­ра, о его ста­нов­ле­нии, пе­ри­пе­ти­ях, на­уч­ных устрем­ле­ни­ях и де­я­ни­ях... Теп­ло го­во­рит­ся о вер­ном дру­ге — жене Свет­лане.

Го­то­вя эту кни­гу к пе­ча­ти, Юрий Кун­ди­ев на­шел неор­ди­нар­ное ре­ше­ние — по­ме­стил в нее 50 сво­их пуб­ли­ка­ций раз­ных лет и дал комментарий о со­бы­ти­ях то­го вре­ме­ни, об­ще­ствен­ной ат­мо­сфе­ре, кон­крет­ных лю­дях и их де­лах. А еще при­вел хро­ни­ку тех лет из офи­ци­аль­ных ис­точ­ни­ков. К про­шло­му мож­но от­но­сить­ся по-раз­но­му. Аб­со­лют­но спра­вед­ли­во, счи­тал ав­тор, под­хо­дить к ми­нув­ше­му с со­вре­мен­ны­ми мер­ка­ми. Ведь ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­ни­лось об­ще­ство, про­изо­шла пе­ре­оцен­ка цен­но­стей, по­яви­лись но­вые при­о­ри­те­ты... «Но недо­пу­сти­мо огуль­ное оха­и­ва­ние про­шло­го, от­ку­да мы все вы­шли, во сто крат важ­нее най­ти в нем то цен­ное, что сто­ит за­им­ство­вать для на­сто­я­ще­го и бу­ду­ще­го. Ведь на этом зи­ждет­ся пре­ем­ствен­ность вре­мен и по­ко­ле­ний. Я ре­шил: пусть ушед­шие го­ды са­ми го­во­рят за се­бя», — де­ла­ет вы­вод Юрий Ильич.

Чи­та­те­ля за­ин­те­ре­со­ва­ли раз­лич­ные ас­пек­ты экс­пе­ри­мен­таль­ных, эпи­де­мио­ло­ги­че­ских и кли­ни­че­ских ис­сле­до­ва­ний в об­ла­сти фи­зио­ло­гии тру­да, про­фи­лак­ти­че­ской ток­си­ко­ло­гии, про­фес­си­о­наль­ной па­то­ло­гии, ги­ги­е­ны сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го тру­да. Эти раз­де­лы в кни­ге рас­смот­ре­ны не толь­ко в све­те кон­крет­ных ре­зуль­та­тов, по­лу­чен­ных на­ши­ми уче­ны­ми и их кол­ле­га­ми за ру­бе­жом, — они ин­те­рес­но и жи­во из­ло­же­ны. По­след­нее от­но­сит­ся, в част­но­сти, и к раз­де­лу, по­свя­щен­но­му про­бле­мам со­вре­мен­ной био­э­ти­ки. Опыт ста­нов­ле­ния био­э­ти­ки в Укра­ине (в 1998 го­ду Пре­зи­ди­ум НАНУ по ре­ко­мен­да­ции ЮНЕСКО учре­дил Ко­ми­тет по био­э­ти­ке во гла­ве с ака­де­ми­ком Ю.кун­ди­е­вым) из­ло­жен в кни­ге весь­ма об­сто­я­тель­но. Чи­та­тель имел воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с тем, как бы­ла раз­вер­ну­та ра­бо­та это­го ко­ми­те­та, как шла под­го­тов­ка про­ек­та за­ко­на Укра­и­ны о био­э­ти­ке и био­э­ти­че­ской экс­пер­ти­зе, (ко­то­рый, увы, до сих пор не рас­смот­рен Вер­хов­ной Ра­дой), как про­во­ди­лась по­пу­ля­ри­за­ция прин­ци­пов био­э­ти­ки, уро­вень ко­то­рой во всех пе­ре­до­вых го­су­дар­ствах рас­це­ни­ва­ет­ся как ме­ри­ло ци­ви­ли­зо­ван­но­сти. Ав­тор ар­гу­мен­ти­ро­вал по­ло­же­ние о том, что био­э­ти­ку не сле­ду­ет рас­смат­ри­вать в от­ры­ве от деон­то­ло­гии и вра­чеб­ной эти­ки, на­про­тив, необ­хо­ди­мо рас­кры­вать ор­га­ни­че­скую связь меж­ду ни­ми.

Ко­гда на­ше­му ин­сти­ту­ту ис­пол­ни­лось 85 лет (три го­да то­му на­зад), Юрий Ильич вы­пу­стил кни­гу «Ин­сти­тут сквозь приз­му эпох». В этом за­ме­ча­тель­ном тру­де мой друг с вни­ма­ни­ем и лю­бо­вью рас­ска­зал о со­труд­ни­ках и кол­ле­гах, о буд­нях и свер­ше­ни­ях каж­до­го от­де­ла.

«Вс¸ оста­ет­ся лю­дям» — так на­зы­вал­ся ху­до­же­ствен­ный фильм, по­свя­щен­ный жиз­ни и на­уч­ной де­я­тель­но­сти уче­но­го Дро­но­ва — в се­ми­де­ся­тые го­ды про­шло­го ве­ка мы смот­ре­ли эту кар­ти­ну по несколь­ко раз. Все оста­ет­ся лю­дям... Та­ков итог жиз­ни и де­я­тель­но­сти ака­де­ми­ка Юрия Кун­ди­е­ва. Это он и ру­ко­во­ди­мый им ин­сти­тут раз­ра­бо­та­ли мно­гие на­уч­ные ре­ко­мен­да­ции, свя­зан­ные с ги­ги­е­ни­че­ски­ми про­бле­ма­ми лик­ви­да­ции по­след­ствий ава­рии на ЧАЭС. Уче­ный опуб­ли­ко­вал свы­ше 500 на­уч­ных ра­бот, сре­ди ко­то­рых 29 мо­но­гра­фий, по­со­бий и учеб­ни­ков. Соз­дан­ное им вме­сте с ака­де­ми­ком Л.мед­ве­дем по­со­бие «Ги­ги­е­на тру­да в сель­ско­хо­зяй­ствен­ном про­из­вод­стве» в 1982 го­ду удо­сто­е­но пре­мии име­ни Ф.эри­сма­на. За со­зда­ние учеб­ни­ка «Об­щая ги­ги­е­на» и цикл ра­бот «Тя­же­лые ме­тал­лы как опас­ные для че­ло­ве­ка за­гряз­ни­те­ли окру­жа­ю­щей сре­ды Укра­и­ны» Ю.кун­ди­ев удо­сто­ен Го­су­дар­ствен­ных пре­мий в об­ла­сти на­у­ки и тех­ни­ки Укра­и­ны. Как за­ме­ча­тель­но, что ки­но­ре­жис­сер Алек­сандр Му­ра­тов и про­фес­сор Игорь Та­ра­бан успе­ли снять до­ку­мен­таль­ный фильм о Юрии Кун­ди­е­ве...

Ни­ко­гда еще не пи­сал ста­тью с та­ким ду­шев­ным вол­не­ни­ем и над­ло­мом. Не ста­ло мо­е­го дру­га Юрия Кун­ди­е­ва. Очень горь­ко. Он преж­де все­го ду­мал о бла­ге Укра­и­ны, был боль­шим уче­ным и об­ще­ствен­ным де­я­те­лем. И в то же вре­мя по-юно­ше­ски лег­ким, энер­гич­ным и жиз­не­лю­би­вым че­ло­ве­ком. Что те­перь оста­ет­ся — бе­речь па­мять о нем, хра­нить все то, чем он успел по­де­лить­ся с на­ми за свою дол­гую и бес­ко­неч­но ко­рот­кую жизнь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.