Де­ти в войне: по­стра­дав­ших нет?

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ал­ла КОТЛЯР

«На 1.01.2014, со­глас­но ста­ти­сти­че­ским дан­ным, все­го дет­ско­го на­се­ле­ния в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­сти бы­ло 996 756 че­ло­век. На се­го­дня на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­сти — 421 511 де­тей. Все де­ти, на­хо­дя­щи­е­ся в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стях, пе­ре­жи­ли пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му», — утвер­ждал ди­рек­тор Де­пар­та­мен­та по за­щи­те прав де­тей при Мин­соц­по­ли­ти­ки Руслан Кол­ба­са в ин­тер­вью «Гро­мадсь­ко­му ра­діо» 6 ок­тяб­ря 2016 го­да. От­ме­чая при этом, что «сей­час мы ра­бо­та­ем по по­ряд­ку предо­став­ле­ния ста­ту­са ре­бен­ку, по­стра­дав­ше­му в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий или во­ору­жен­ных кон­флик­тов».

17 ян­ва­ря 2017-го, спу­стя по­чти три го­да по­сле на­ча­ла во­ен­ных дей­ствий и по­чти че­рез год по­сле при­ня­тия ВР За­ко­на «О вне­се­нии из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты Укра­и­ны об уси­ле­нии со­ци­аль­ной за­щи­ты де­тей и под­держ­ки се­мей с детьми», ко­то­рым бы­ла вве­де­на от­дель­ная ста­тья о за­щи­те де­тей, по­стра­дав­ших от во­ору­жен­но­го кон­флик­та, упо­мя­ну­тый Р.кол­ба­сой про­ект по­ста­нов­ле­ния на­ко­нец по­явил­ся на пра­ви­тель­ствен­ном пор­та­ле.

«По­сколь­ку де­ти — осо­бо уяз­ви­мая ка­те­го­рия на­се­ле­ния, со­блю­де­ние их прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов оста­ет­ся од­ним из при­о­ри­те­тов го­су­дар­ства. В со­от­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми стан­дар­та­ми во всех дей­стви­ях от­но­си­тель­но де­тей пер­во­оче­ред­ное вни­ма­ние долж­но уде­лять­ся наи­луч­ше­му обес­пе­че­нию ин­те­ре­сов ре­бен­ка, а в усло­ви­ях во­ору­жен­но­го кон­флик­та — ми­ни­ми­за­ции его нега­тив­ных по­след­ствий», — спра­вед­ли­во зна­чит­ся в по­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к про­ек­ту по­ста­нов­ле­ния. Од­на­ко со­дер­жа­ние са­мо­го про­ек­та го­во­рит об об­рат­ном.

По мне­нию экс­пер­тов в сфе­ре за­щи­ты прав де­тей, про­це­ду­ра по­лу­че­ния ста­ту­са в раз­ра­бо­тан­ном по­ряд­ке столь слож­на, что за­вер­шить ее смо­гут в луч­шем слу­чае око­ло че­ты­рех ты­сяч де­тей из упо­мя­ну­тых Р.кол­ба­сой 421 тыс., по­лу­чив­ших в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий пси­хо­ло­ги­че­ские трав­мы раз­ной сте­пе­ни. Мы три го­да в войне, но по­стра­дав­ших у нас, ока­зы­ва­ет­ся, еди­ни­цы…

Есть в по­ста­нов­ле­нии и мно­же­ство дру­гих кол­ли­зий. Имен­но по этой при­чине оно бы­ло сня­то с рас­смот­ре­ния на за­се­да­нии Ка­б­ми­на и от­прав­ле­но на до­ра­бот­ку. Экс­пер­ты счи­та­ют, что по­ста­нов­ле­ние со­дер­жит ряд су­ще­ствен­ных недо­стат­ков.

Ра­бо­чая груп­па из пра­во­за­щит­ни­ков, пси­хо­ло­гов, пси­хи­ат­ров, пред­ста­ви­те­лей об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций и фон­дов, ра­бо­та­ю­щих с детьми на во­сто­ке Укра­и­ны и с детьми-пе­ре­се­лен­ца­ми в раз­ных ре­ги­о­нах стра­ны, со­бра­лась на про­шлой неде­ле, что­бы по­мочь раз­ра­бот­чи­кам до­ра­бо­тать по­ста­нов­ле­ние, ре­гла­мен­ти­ру­ю­щее предо­став­ле­ние ста­ту­са де­тям, по­стра­дав­шим в ре­зуль­та­те во­ен­но­го кон­флик­та. К со­жа­ле­нию, боль­шин­ство озву­чен­ных за­ме­ча­ний, по­хо­же, оста­нут­ся не услы­шан­ны­ми, а про­бле­мы — неуре­гу­ли­ро­ван­ны­ми.

«Ра­бо­чая груп­па бы­ла со­бра­на спон­тан­но, — рас­ска­за­ла на­ци­о­наль­ный про­грамм­ный ди­рек­тор по раз­ви­тию «СОС дет­ские де­рев­ни — Укра­и­на» Да­рья Ка­сья­но­ва. —

Ес­ли бы при раз­ра­бот­ке по­ста­нов­ле­ния при­гла­си­ли об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, струк­ту­ры ООН, мно­го ра­бо­та­ю­щие с по­стра­дав­ши­ми в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий детьми, мно­гие про­блем­ные мо­мен­ты бы­ли бы сня­ты еще на ста­дии под­го­тов­ки до­ку­мен­та.

Од­на из про­блем, тре­бу­ю­щих ре­ше­ния, —в этом по­ста­нов­ле­нии, как и в за­коне, есть ка­те­го­рия де­тей, по­стра­дав­ших от пси­хо­ло­ги­че­ско­го на­си­лия. Тер­мин «пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие» рас­крыт в укра­ин­ском за­ко­но­да­тель­стве толь­ко в кон­тек­сте на­си­лия над детьми в се­мье. То есть опре­де­ле­ния, что яв­ля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ским на­си­ли­ем в кон­тек­сте во­ен­ных дей­ствий, нет. Но ес­ли мы го­во­рим о про­фес­си­о­наль­ном под­хо­де, то в пси­хо­ло­гии для пси­хо­ло­ги­че­ско­го на­си­лия есть объ­ект и субъ­ект. А ко­гда речь идет о во­ен­ных дей­стви­ях, то ча­ще все­го это — пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма, на­при­мер, ко­гда на гла­зах ре­бен­ка по­гиб кто­то из близ­ких.

Од­на­ко в за­коне и по­ста­нов­ле­нии эта де­фи­ни­ция от­сут­ству­ет. По­это­му мы пред­ла­га­ем вве­сти в за­кон опре­де­ле­ние «трав­ма вой­ны» и опи­сать, что это та­кое. То же ка­са­ет­ся «пси­хо­ло­ги­че­ско­го на­си­лия».

В по­ста­нов­ле­нии есть так­же про­бле­мы с до­ку­мен­та­ми, под­твер­жда­ю­щи­ми, что ре­бе­нок по­стра­дал в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий. По мне­нию экс­пер­тов и пра­во­за­щит­ни­ков, неко­то­рые пунк­ты это­го по­ста­нов­ле­ния на­ру­ша­ют Кон­вен­цию ООН о пра­вах де­тей, 39-я ста­тья ко­то­рой гла­сит, что ра­ти­фи­ци­ро­вав­шее кон­вен­цию го­су­дар­ство обя­за­но вся­че­ски со­дей­ство­вать и за­щи­щать де­тей, по­стра­дав­ших в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий. Но, со­глас­но по­ста­нов­ле­нию, по­лу­ча­ет­ся, что ре­бе­нок и его се­мья долж­ны по­сто­ян­но до­ка­зы­вать этот факт. А это — про­хож­де­ние че­рез су­ды, по­втор­ная трав­ма­ти­за­ция и стиг­ма­ти­за­ция, на­при­мер, в слу­чае из­на­си­ло­ва­ния.

Есть и дру­гая пра­во­вая кол­ли­зия. В За­кон «О вне­се­нии из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты Укра­и­ны об уси­ле­нии со­ци­аль­ной за­щи­ты де­тей и под­держ­ки се­мей с детьми» от 26.01.2016 г. бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния, ка­са­ю­щи­е­ся де­тей, ока­зав­ших­ся в слож­ных жиз­нен­ных об­сто­я­тель­ствах. Бы­ла до­бав­ле­на ка­те­го­рия де­тей, по­стра­дав­ших в ре­зуль­та­те во­ен­ных дей­ствий, что под­твер­жда­ет­ся на ос­но­ва­нии оцен­ки по­треб­но­стей де­тей. Ес­ли, на­при­мер, ре­бе­нок пе­ре­ме­щен или име­ет пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы, все это мо­жет быть за­фик­си­ро­ва­но с по­мо­щью оцен­ки по­треб­но­стей ре­бен­ка. И это со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская ра­бо­та. Но, в со­от­вет­ствии с про­ек­том по­ста­нов­ле­ния, вво­дит­ся ряд до­ку­мен­тов, необ­хо­ди­мых для под­твер­жде­ния ре­бен­ком это­го ста­ту­са. То есть ка­те­го­рия де­тей, по­стра­дав­шая бо­лее дру­гих, по су­ти, ущем­ля­ет­ся в пра­вах.

Мин­соц­по­ли­ти­ки в хо­де об­суж­де­ния со­гла­си­лось, что эту кол­ли­зию нуж­но устра­нять и до­ра­ба­ты­вать. Дру­гой во­прос — сколь­ко это бу­дет длить­ся? Ведь у нас уже три го­да идет вой­на, а мы до сих пор не опре­де­ли­лись с по­ня­ти­я­ми.

Так­же нас очень обес­по­ко­и­ли пунк­ты о том, что факт то­го, что ре­бе­нок по­стра­дал, нуж­но до­ка­зы­вать че­рез су­деб­но-ме­ди­цин­скую пси­хи­ат­ри­че­скую ко­мис­сию. По­нят­но, что на­прав­ле­ние ту­да да­ют толь­ко су­ды. Это все из­держ­ки, рас­хо­ды, при­вле­че­ние юри­стов — дол­го, до­ро­го и, опять-та­ки, это трав­ми­ру­ю­щий опыт. Ко­неч­но, ес­ли ре­бе­нок по­стра­дал в ре­зуль­та­те взры­ва и име­ет фи­зи­че­ское уве­чье, это под­твер­жда­ет Мин­здрав.

И по­нят­ное де­ло, что на са­мом де­ле весь сыр-бор не толь­ко по по­во­ду ста­ту­са. Сле­ду­ю­щим эта­пом бу­дут уже ли­бо льго­ты, ли­бо пра­ва де­тей, ко­то­рые долж­ны быть обес­пе­че­ны — ли­бо об­ра­зо­ва­ние, ли­бо ле­че­ние и ре­а­би­ли­та­ция (оздо­ров­ле­ние) для ре­бен­ка. По­это­му очень важ­но, что­бы це­ле­вая груп­па де­тей, по­стра­дав­ших от раз­но­го ро­да на­си­лия и на­ру­ше­ния их прав, бы­ла мак­си­маль­но вы­де­ле­на. В том чис­ле де­ти из Кры­ма. В пред­ло­жен­ном до­ку­мен­те крым­ская те­ма во­об­ще от­сут­ству­ет.

Нуж­но до­ба­вить опре­де­ле­ние, что та­кое пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие, пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма, вне­сти дру­гие ас­пек­ты. Ина­че это по­ло­же­ние про­сто не бу­дет ра­бо­тать».

«В стране тре­тий год идет вой­на, — го­во­рит экс­перт по пра­вам ре­бен­ка Люд­ми­ла Во­лы­нец. — Каж­дые пол­ча­са на всех цен­траль­ных ка­на­лах мы ви­дим со­ци­аль­ную ре­кла­му, в ко­то­рой МИНВОТ вме­сте с ЮНИСЕФ утвер­жда­ют, что от во­ору­жен­но­го кон­флик­та в Укра­ине по­стра­да­ли 580 ты­сяч де­тей. Ров­но год на­зад, 26 ян­ва­ря, в ВР бы­ли при­ня­ты из­ме­не­ния к За­ко­ну «Об охране дет­ства», и, по на­сто­я­нию на­род­но­го де­пу­та­та Ю.пав­лен­ко, вве­де­на от­дель­ная ста­тья 30-1 о за­щи­те де­тей, по­стра­дав­ших от во­ору­жен­но­го кон­флик­та. В ней го­во­рит­ся, что де­ти, по­лу­чив­шие ра­не­ния, уве­чья, кон­ту­зию, в том чис­ле де­ти, пе­ре­жив­шие фи­зи­че­ское, пси­хо­ло­ги­че­ское, сек­су­аль­ное на­си­лие, от­но­сят­ся к по­стра­дав­шим от во­ору­жен­но­го кон­флик­та. По­ря­док предо­став­ле­ния им та­ко­го ста­ту­са опре­де­ля­ет Ка­б­мин.

Год мы жда­ли по­ста­нов­ле­ния Ка­б­ми­на. В кон­це кон­цов по­явил­ся про­ект. По мо­е­му мне­нию, в пред­ло­жен­ном про­ек­те по­ста­нов­ле­ния ис­поль­зу­ет­ся непра­виль­ная фи­ло­со­фия. Вме­сто за­щи­ты де­тей, по­стра­дав­ших от во­ору­жен­но­го кон­флик­та, го­су­дар­ство пред­ла­га­ет им до­ка­зать, что, пре­бы­вая в зоне во­ору­жен­но­го кон­флик­та, они по­стра­да­ли. Это со­вер­шен­но иная ло­ги­ка.

Про­ект по­ста­нов­ле­ния со­дер­жит жест­кий пе­ре­чень до­ку­мен­тов, ко­то­рые де­ти или их за­кон­ные пред­ста­ви­те­ли долж­ны по­дать для по­лу­че­ния ста­ту­са. Кро­ме обыч­ных, та­ких как сви­де­тель­ство о рож­де­нии, справка о пе­ре­ме­ще­нии ре­бен­ка и т.д., при­во­дят­ся еще до­ку­мен­ты, вы­ра­бо­тать ко­то­рые бу­дет прак­ти­че­ски невоз­мож­но. По­сколь­ку, тре­буя от за­кон­ных пред­ста­ви­те­лей ре­бен­ка по­да­вать опре­де­лен­ные до­ку­мен­ты, Ка­б­мин не обя­зы­ва­ет го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры их из­го­тав­ли­вать и предо­став­лять.

Ни СБУ, ни Ми­но­бо­ро­ны, ни Гос­по­гранслуж­ба, ни Ми­но­бра­зо­ва­ния, ни Мин­здрав не по­лу­ча­ют по­ру­че­ния по вы­ра­бот­ке та­ких до­ку­мен­тов и внед­ре­нию внут­рен­них про­це­дур, как ми­ни­мум — по при­ве­де­нию сво­их нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов в со­от­вет­ствие с этим по­ста­нов­ле­ни­ем.

Так, на­при­мер, Ка­б­мин пред­ла­га­ет де­тям и их за­кон­ным пред­ста­ви­те­лям до­ка­зать, что трав­ми­ро­ва­ние ре­бен­ка (да­же пси­хо­ло­ги­че­ское — на­си­лие) в зоне АТО бы­ло на­столь­ко силь­ным, что при­ве­ло к ин­ва­лид­но­сти. И под­твер­дить это мо­жет толь­ко вра­чеб­но-кон­суль­та­тив­ная ко­мис­сия (ВКК). Од­на­ко по­ста­нов­ле­ние не преду­смат­ри­ва­ет вне­се­ния из­ме­не­ний в По­ста­нов­ле­ние Ка­б­ми­на №917 от 21 но­яб­ря 2013 го­да «Неко­то­рые во­про­сы уста­нов­ле­ния вра­чеб­но­кон­суль­та­тив­ны­ми ко­мис­си­я­ми ин­ва­лид­но­сти де­тям». Та­ким об­ра­зом, мы от­прав­ля­ем лю­дей за до­ку­мен­та­ми, пол­но­мо­чий по вы­да­че ко­то­рых со­от­вет­ству­ю­щим струк­ту­рам не предо­став­ля­ем.

До­ка­зать го­су­дар­ству, что со­сто­я­ние здо­ро­вья ре­бен­ка по­стра­да­ло, мо­гут еще экс­пер­ти­зы су­деб­ная и ком­плекс­ная пси­хо­ло­го-пси­хи­ат­ри­че­ская. Но се­го­дня все зна­ют, что ре­фор­ма су­деб­ной вет­ви вла­сти при­ве­ла к боль­шой нехват­ке су­дей, и что экс­пер­ти­зы ныне про­во­дят­ся го­да­ми. Да­же в уго­лов­ных де­лах. Я не по­ни­маю, за­чем по­сы­лать ту­да де­тей. Ведь быст­рее чем за год про­ве­сти та­кую экс­пер­ти­зу невоз­мож­но.

Да­лее про­ект по­ста­нов­ле­ния преду­смат­ри­ва­ет, что служ­ба по де­лам де­тей, по­лу­чив от за­кон­ных пред­ста­ви­те­лей ре­бен­ка этот па­кет «невоз­мож­ных» до­ку­мен­тов, обя­за­на об­ра­тить­ся или в СБУ, или в ВСУ, или в Нац­г­вар­дию за под­твер­жде­ни­ем «фак­та непо­сред­ствен­но­го столк­но­ве­ния или ог­не­во­го кон­так­та с про­тив­ни­ком на тер­ри­то­рии ука­зан­но­го за­яви­те­лем на­се­лен­но­го пунк­та» в то вре­мя, ко­гда ре­бе­нок там на­хо­дил­ся. Эта нор­ма взя­та из за­ко­но­да­тель­ных ак­тов, под­твер­жда­ю­щих уча­стие в во­ору­жен­ном кон­флик­те во­ен­но­го, и не мо­жет иметь ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к под­твер­жде­нию трав­ми­ро­ва­ния в зоне АТО граж­дан­ско­го на­се­ле­ния, ча­стью ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся де­ти.

Учи­ты­вая все ска­зан­ное, счи­таю, что пред­ло­жен­ный по­ря­док уж слиш­ком услож­ня­ет про­це­ду­ру по­лу­че­ния детьми ста­ту­са по­стра­дав­ших от во­ору­жен­но­го кон­флик­та.

Мы пред­ла­га­ем убрать тре­бо­ва­ния об из­лиш­них до­ка­за­тель­ствах, на­ру­ша­ю­щие пра­ва ре­бен­ка, и упро­стить си­сте­му, что­бы ре­аль­но по­стра­дав­шие де­ти мог­ли по­лу­чить ста­тус. К сло­ву этот ста­тус, да­ю­щий де­тям пра­во на ме­ди­цин­скую и пси­хо­ло­ги­че­скую ре­а­би­ли­та­цию, на се­го­дняш­ний день не преду­смат­ри­ва­ет ни­ка­ких фи­нан­со­вых обя­за­тельств со сто­ро­ны го­су­дар­ства. По­это­му от­го­вор­ки, что за­сви­де­тель­ство­вать по­стра­дав­ших де­тей не поз­во­ля­ет бюд­жет, не от­ве­ча­ют дей­стви­тель­но­сти. Опять-та­ки са­мо по­ста­нов­ле­ние не вво­дит обя­за­тельств Ми­но­бра­зо­ва­ния предо­став­лять та­ким де­тям пси­хо­ло­ги­че­ские услу­ги, а Мин­здра­ва — ме­ди­цин­ские ре­а­би­ли­та­ци­он­ные.

По­ста­нов­ле­ние бы­ло от­прав­ле­но на до­ра­бот­ку. В Мин­соц­по­ли­ти­ки со­сто­я­лась встре­ча с пред­ста­ви­те­ля­ми об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, вы­ска­зав­ши­ми раз­ра­бот­чи­кам свои за­ме­ча­ния, часть из ко­то­рых я при­ве­ла. К со­жа­ле­нию, 90% из них оста­лись не услы­шан­ны­ми и неуре­гу­ли­ро­ван­ны­ми. Един­ствен­ное, что из­ме­не­но, так это то, что те­перь в по­ста­нов­ле­нии тре­бу­ет­ся или вы­вод ВКК, или су­деб­ной экс­пер­ти­зы, или ком­плекс­ной пси­хо­ло­го­пcи­хи­ат­ри­че­ской. Рань­ше бы­ло и то, и то. Но в лю­бом слу­чае тре­бу­ет­ся до­ку­мент, до­ка­зы­ва­ю­щий сте­пень трав­ма­ти­за­ции ре­бен­ка.

А долж­но быть на­обо­рот. Очень по­ка­за­те­лен при­мер по Ма­ри­у­по­лю. По­чти два го­да на­зад в мик­ро­рай­оне Во­сточ­ном бы­ла бом­бар­ди­ров­ка. Так вот, ес­ли бом­ба то­гда по­па­ла в твой дом, ты бу­дешь при­знан по­стра­дав­шим от во­ору­жен­но­го кон­флик­та. А ес­ли в со­сед­ний — нет, по­сколь­ку нет фи­зи­че­ской трав­мы, уве­чья и т.д.

Все меж­ду­на­род­ные до­ку­мен­ты утвер­жда­ют, что ре­бе­нок, пре­бы­ва­ю­щий в зоне во­ору­жен­но­го кон­флик­та, од­но­знач­но трав­ми­ру­ет­ся. Дру­гой во­прос — в ка­кой сте­пе­ни. По­это­му сна­ча­ла — сви­де­тель­ство, что ре­бе­нок жил в зоне, опас­ной для его здо­ро­вья, и пе­ре­жил пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие, а по­том уже — опре­де­ле­ние сте­пе­ни трав­ма­ти­за­ции и ре­а­би­ли­та­ци­он­ные услу­ги.

Для опре­де­ле­ния тер­ми­на «пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма» есть ме­ди­цин­ский про­то­кол. Вряд ли это ко­гда-ни­будь бу­дет вы­пи­са­но де­таль­но в за­ко­но­да­тель­стве. То есть мы го­во­рим, что ко­гда ре­бе­нок по­па­да­ет в си­ту­а­цию, уни­жа­ю­щую его честь и до­сто­ин­ство, это уже яв­ля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ским на­си­ли­ем. Так это опре­де­ле­но в за­коне о до­маш­нем на­си­лии. Но эну­рез, эн­ко­през или за­и­ка­ние — это ме­ди­цин­ские про­яв­ле­ния. Их нуж­но изу­чать по­том — на­сколь­ко ре­бе­нок трав­ми­ро­ван.

Я не знаю, кто се­го­дня мо­жет утвер­ждать, что пре­бы­ва­ние ре­бен­ка в зоне АТО, его пе­ре­ме­ще­ние из при­выч­ной сре­ды не яв­ля­ют­ся трав­ми­ру­ю­щи­ми фак­та­ми. По­это­му счи­таю, что по­ста­нов­ле­ние в ны­неш­нем ви­де на­ру­ша­ет пра­ва де­тей, а не за­щи­ща­ет их.

К сло­ву, в сен­тяб­ре 2018 го­да Укра­и­на долж­на бу­дет от­чи­ты­вать­ся в Ко­ми­те­те ООН по за­щи­те де­тей от уча­стия в во­ору­жен­ных кон­флик­тах. От­дель­ным за­ко­ном 23 июня 2004 го­да Укра­и­на ра­ти­фи­ци­ро­ва­ла Фа­куль­та­тив­ный про­то­кол к Кон­вен­ции ООН о пра­вах ре­бен­ка от­но­си­тель­но уча­стия де­тей в во­ору­жен­ных кон­флик­тах. Пред­ло­жен­ный про­ект по­ста­нов­ле­ния Ка­б­ми­на меж­ду­на­род­ные обя­за­тель­ства Укра­и­ны иг­но­ри­ру­ет».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.