«Мы де­ла­ем несколь­ко «чер­ных па­ке­тов», в каж­дом из ко­то­рых — ва­ри­ант те­ста»

За ку­ли­са­ми внеш­не­го неза­ви­си­мо­го оце­ни­ва­ния

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ок­са­на ОНИЩЕНКО

Внеш­нее неза­ви­си­мое оце­ни­ва­ние (ВНО) все­гда при­вле­ка­ет к се­бе уси­лен­ное вни­ма­ние, осо­бен­но во вре­мя всту­пи­тель­ной кам­па­нии.

Что и неуди­ви­тель­но, ведь став­ки в нем очень вы­со­ки как для от­дель­ных аби­ту­ри­ен­тов (по­ступ­ле­ние в уни­вер­си­тет, а зна­чит — бу­ду­щее), так и для всей стра­ны (ка­че­ствен­ный от­бор сту­ден­тов — это шанс по­вы­сить ка­че­ство выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, а сле­до­ва­тель­но — по­лу­чить хо­ро­шо под­го­тов­лен­ных спе­ци­а­ли­стов).

На этих днях сес­сия ВНО пе­ре­шаг­ну­ла эк­ва­тор, — по­ло­ви­на за­пла­ни­ро­ван­ных те­сти­ро­ва­ний уже со­сто­я­лась. Кто­то удо­вле­тво­рен хо­дом те­сти­ро­ва­ния и ра­дост­но под­счи­ты­ва­ет свои бал­лы, а кто-то, на­обо­рот, разо­ча­ро­ван­но взды­ха­ет, об­ви­няя шко­лу, ре­пе­ти­то­ров или са­ми те­сты. На­при­мер, под кри­ти­ку неко­то­рых ре­пе­ти­то­ров и жур­на­ли­стов по­па­ли несколь­ко за­да­ний те­ста по укра­ин­ско­му язы­ку и ли­те­ра­ту­ре, на что Укра­ин­ский центр оце­ни­ва­ния ка­че­ства об­ра­зо­ва­ния (УЦОКО) дал пуб­лич­ные по­дроб­ные от­ве­ты в СМИ.

ZN.UA по­про­бо­ва­ло за­гля­нуть за ку­ли­сы эк­за­ме­на, по­ин­те­ре­со­вать­ся у по­свя­щен­ных, как го­то­вят­ся те­сты и кто их про­ве­ря­ет, мож­но ли ку­пить шпар­гал­ку и че­го нель­зя делать на те­сти­ро­ва­нии — сло­вом, всем, что бес­по­ко­ит аби­ту­ри­ен­тов и их ро­ди­те­лей. Об этом мы рас­спра­ши­ва­ли ру­ко­вод­ство УЦОКО — ди­рек­то­ра цен­тра Ва­ди­ма Ка­ран­дия (В.К.), его за­ме­сти­те­ля Ва­ле­рия Бой­ко (В.Б.) и на­чаль­ни­ка от­де­ла об­ще­ствен­но-гу­ма­ни­тар­ных учеб­ных пред­ме­тов Ан­дрея Пан­чен­ко­ва (А.П.). — Бук­валь­но пе­ред стар­том сес­сии ВНО про­шли слу­хи, что в Ин­тер­не­те мож­но ку­пить от­ве­ты на тест по укра­ин­ско­му язы­ку и ли­те­ра­ту­ре. МОН и Центр те­сти­ро­ва­ния пре­ду­пре­жда­ли аби­ту­ри­ен­тов, что­бы не ло­ви­лись на та­кие пред­ло­же­ния. А.П. — Да, мы на­шли это пред­ло­же­ние (фо­то яко­бы ре­аль­ной те­сто­вой тет­ра­ди), вни­ма­тель­но его рас­смот­ре­ли и вы­яс­ни­ли, что это под­дел­ка. Ти­туль­ная стра­ни­ца гру­бо сде­ла­на в Фо­то­шо­пе: взя­та об­лож­ка тет­ра­ди по проб­но­му те­сти­ро­ва­нию, на ме­сто слов «проб­ное те­сти­ро­ва­ние» встав­ле­но, что это ВНО-2017. А пер­вая стра­ни­ца с за­да­ни­я­ми взя­та из тер­но­поль­ско­го по­со­бия по под­го­тов­ке к ВНО.

В.Б. — Есть опре­де­лен­ные при­зна­ки, по ко­то­рым мы мо­жем сде­лать вы­вод, что раз­ме­щен­ное в Ин­тер­не­те — чи­стой во­ды мо­шен­ни­че­ство. И мы об этом со­об­ща­ли на сво­ем сай­те, что­бы де­ти или ро­ди­те­ли не по­ку­па­лись на та­кое.

В.К. — Мы го­во­рим: не до­ве­ряй­тесь неиз­вест­но ко­му. В этом го­ду был слу­чай, ко­гда про­да­вец «от­ве­тов ВНО» вы­став­лял ря­дом свое фо­то вме­сте с фо­то­гра­фи­ей пас­пор­та: смот­ри­те, де­скать, я аб­со­лют­но ре­аль­ный, я га­ран­ти­рую, что есть ре­зуль­тат. Был да­же про­фес­си­о­наль­но сде­лан­ный сайт, ко­то­рый от­кро­вен­но ра­бо­та­ет на то, что­бы убе­дить че­ло­ве­ка, что все ре­аль­но, класс­но, до­ступ­но.

Ска­жи­те, кто-то так от­кры­то бу­дет рас­про­стра­нять кон­фи­ден­ци­аль­ные ма­те­ри­а­лы? Жур­на­ли­сты на­ча­ли все это ана­ли­зи­ро­вать, гуг­лить вы­став­лен­ные на сай­те фо­то «аби­ту­ри­ен­тов», ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют, что им в про­шлом го­ду уда­лось по­сту­пить по куп­лен­ным те­стам. Фо­то сде­ла­ны про­фес­си­о­наль­но, и это уди­ви­ло. Поз­же жур­на­ли­сты на­шли эти фо­то­гра­фии в аме­ри­кан­ских сту­ден­че­ских со­об­ще­ствах. — Нас­коль­ко во­об­ще воз­мож­на утеч­ка ин­фор­ма­ции о со­дер­жа­нии те­стов? В.К. — Нет, се­год­ня это невоз­мож­но. Я объ­яс­ню схе­му ра­бо­ты по со­став­ле­нию те­стов. Есть мно­го экс­пер­тов, ко­то­рые раз­ра­ба­ты­ва­ют во­про­сы для ВНО. Из них фор­ми­ру­ет­ся банк те­сто­вых за­да­ний. Даль­ше несколь­ко со­ста­ви­те­лей ком­плек­ту­ют несколь­ко ва­ри­ан­тов те­стов. Эти лю­ди осо­зна­ют спе­ци­фи­ку сво­ей ра­бо­ты, зна­ют, что они ра­бо­та­ют с ин­фор­ма­ци­ей с гри­фом ДСП (для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния) и что в слу­чае раз­гла­ше­ния со­дер­жа­ния те­стов им угро­жа­ет уго­лов­ная от­вет­ствен­ность. Со­ста­ви­те­ли те­стов ста­вят свою под­пись под каж­дым из ва­ри­ан­тов те­ста, в со­от­вет­ству­ю­щих кар­точ­ках фик­си­ру­ет­ся, что эти ва­ри­ан­ты сде­ла­ли они. То есть ес­ли воз­ни­ка­ет про­бле­ма утеч­ки ин­фор­ма­ции, пер­вы­ми, к ко­му при­дут пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, что­бы разо­брать­ся в ука­зан­ной си­ту­а­ции, бу­дут имен­но эти ли­ца. Они под­ста­вят се­бя, ес­ли до­пу­стят утеч­ку дан­ных.

Все ра­бо­чие ком­пью­те­ры в УЦОКО, на ко­то­рых хра­нит­ся кон­фи­ден­ци­аль­ная ин­фор­ма­ция, на­хо­дят­ся под ком­плекс­ной си­сте­мой за­щи­ты. Че­ло­век, ра­бо­та­ю­щий с тек­ста­ми за­да­ний, не мо­жет са­мо­сто­я­тель­но с ни­ми ни­че­го сде­лать: рас­пе­ча­тать, пе­ре­не­сти на флеш­ку, от­дать на верст­ку. Нуж­но вме­ша­тель­ство дру­го­го ли­ца — ра­бот­ни­ка от­де­ла за­щи­ты ин­фор­ма­ции. Он кон­тро­ли­ру­ет эти про­цес­сы. Он то­же не за­ин­те­ре­со­ван в утеч­ке ин­фор­ма­ции, ибо то­же бу­дет за это от­ве­чать. Так стро­ит­ся си­сте­ма за­щи­ты.

Ка­кой из несколь­ких раз­ра­бо­тан­ных ва­ри­ан­тов те­стов бу­дет ис­поль­зо­ван на ВНО, не зна­ют да­же те, кто их го­то­вит. Это ре­ша­ет ди­рек­тор УЦОКО. Ме­ня мно­гие спра­ши­ва­ют: по­че­му вы не со­ста­ви­те ко­мис­сию, не возь­ме­те ре­бен­ка, ко­то­рый бу­дет вы­тя­ги­вать эти ма­те­ри­а­лы и та­ким об­ра­зом вы­би­рать ва­ри­ант те­стов? Я го­во­рю: ну хо­ро­шо, мы устро­им шоу, а что это даст? Ведь, на­обо­рот, нуж­на как мож­но мень­шая оглас­ка. Мы за­кры­ва­ем ин­фор­ма­цию да­же от раз­ра­бот­чи­ков. До­ве­рие к раз­ра­бот­чи­кам есть, но не хо­чет­ся ста­вить их в си­ту­а­цию, ко­гда они мо­гут по­пасть под дав­ле­ние, по­то­му что им что-то из­вест­но. Мы де­ла­ем несколь­ко «чер­ных па­ке­тов», в каж­дом из ко­то­рых — ва­ри­ант те­ста. И ди­рек­тор УЦОКО, не от­кры­вая их, вы­би­ра­ет один. Даль­ше вы­бран­ный тест пе­ча­та­ет­ся на боль­шом прин­те­ре с уча­сти­ем ми­ни­маль­но­го ко­ли­че­ства лю­дей. — Есть дру­гой ка­нал для нечест­ной сда­чи ВНО — под­дел­ка уже го­то­вых ре­зуль­та­тов. За при­ме­ра­ми да­ле­ко хо­дить не на­до — по это­му по­во­ду бы­ло от­кры­то це­лое уго­лов­ное про­из­вод­ство про­тив несколь­ких эк­сра­бот­ни­ков УЦОКО. Те­перь эта ла­зей­ка за­кры­та? В.К. — Си­сте­ма за­щи­ты ин­фор­ма­ции УЦОКО усо­вер­шен­ство­ва­на, ее при­ве­ли в со­от­вет­ствие с со­вре­мен­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми за­щи­ты ин­фор­ма­ции. Есть за­щи­щен­ные ка­на­лы свя­зи, на ко­то­рых сто­ят шиф­ра­тор и де­шиф­ра­тор. Каж­дый, у ко­го есть до­ступ к ба­зе дан­ных, по­лу­чил свой элек­трон­ный ключ (элек­трон­ная циф­ро­вая под­пись) и за­хо­дит в ба­зу толь­ко с его по­мо­щью. Этот ключ не поз­во­ля­ет вы­пол­нить функ­ции по из­ме­не­нию дан­ных. А все, что де­ла­ет­ся в ба­зе дан­ных, фик­си­ру­ет­ся: ко­гда, кто в ка­кой ча­сти ба­зы был, что смот­рел. На се­го­дняш­ний день у ад­ми­ни­стра­то­ра ба­зы дан­ных есть от­дель­ный мо­ни­тор, ку­да вы­во­дит­ся ин­фор­ма­ция обо всех ано­ма­ли­ях: кто-то хо­чет вме­шать­ся в нераз­ре­шен­ную ему зо­ну, про­ис­хо­дит ата­ка или еще что-то. Кро­ме то­го, на­ша си­сте­ма за­щи­ты ин­фор­ма­ции те­перь по­лу­чи­ла го­су­дар­ствен­ную ат­те­ста­цию. Это озна­ча­ет, что она не толь­ко от­ве­ча­ет всем го­су­дар­ствен­ным тре­бо­ва­ни­ям, но и что к нам в лю­бой мо­мент мо­гут прий­ти пред­ста­ви­те­ли Го­су­дар­ствен­ной служ­бы спец­свя­зи и за­щи­ты ин­фор­ма­ции и про­ве­сти ин­спек­ци­он­ную про­вер­ку. — Прав­да ли, что в этом го­ду те­сты про­ве­ря­ют­ся по-но­во­му: те­перь каж­дую ра­бо­ту про­ве­ря­ет не один эк­за­ме­на­тор, а два? В.К. — Да. Сна­ча­ла вы­пол­нен­ный тест про­ве­ря­ет один экс­перт и за­но­сит ре­зуль­та­ты сво­ей про­вер­ки в ком­пью­тер­ную си­сте­му. За­тем про­ве­ря­ет вто­рой (он не ви­дит, как про­ве­рял его пред­ше­ствен­ник) и так же за­но­сит ре­зуль­та­ты в си­сте­му. Ес­ли в си­сте­ме ин­фор­ма­ция от обо­их экс­пер­тов сов­па­да­ет — счи­та­ет­ся, что ра­бо­та аби­ту­ри­ен­та про­ве­ре­на кор­рект­но. Ес­ли же ре­зуль­та­ты про­вер­ки в чем­то не сов­па­да­ют, окон­ча­тель­ное ре­ше­ние при­ни­ма­ет стар­ший эк­за­ме­на­тор, — он так­же про­ве­ря­ет ра­бо­ту и со­гла­ша­ет­ся с мне­ни­ем или пер­во­го эк­за­ме­на­то­ра, или вто­ро­го.

На са­мом де­ле это ста­рая схе­ма. Но дол­гое вре­мя у нас не бы­ло вто­ро­го эк­за­ме­на­то­ра, по­сколь­ку не бы­ло до­ста­точ­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния. А это ра­бо­та кон­крет­но­го спе­ци­а­ли­ста, ко­то­ро­му на­до пла­тить за­ра­бот­ную пла­ту. — Те­сты ВНО-2017 по ан­глий­ско­му и укра­ин­ско­му язы­ку кри­ти­ку­ют за ошиб­ки. В.Б. — Нам по­сто­ян­но при­хо­дит­ся ис­кать ком­про­мисс меж­ду за­сек­ре­чен­но­стью и ка­че­ством те­ста. Что­бы со­блю­сти кон­фи­ден­ци­аль­ность, мы де­ла­ем тест до­воль­но огра­ни­чен­ны­ми си­ла­ми и не мо­жем взять на вы­чит­ку до­пол­ни­тель­но­го экс­пер­та или лит­ре­дак­то­ра. В от­дель­ных слу­ча­ях это при­ве­ло к опре­де­лен­ным тех­ни­че­ским огре­хам.

А.П. — В этом го­ду их два: по укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ре (в од­ном за­да­нии сра­зу два пра­виль­ных от­ве­та) и по ан­глий­ско­му язы­ку, где вме­сто од­ной фор­мы сло­ва упо­треб­ле­на дру­гая (doesn’t вме­сто don’t). До­сад­но, что они есть, но они не по­вли­я­ют на ре­зуль­тат аби­ту­ри­ен­тов. По укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ре УЦОКО утвер­дил ре­ше­ние за­чис­лить балл всем участ­ни­кам, ко­то­рые взя­лись за вы­пол­не­ние это­го за­да­ния, ка­кой бы от­вет они ни вы­бра­ли. В за­да­нии по ан­глий­ско­му язы­ку тех­ни­че­ская ошиб­ка ни­как не по­вли­я­ла на об­щее по­ни­ма­ние тек­ста и на вы­пол­не­ние за­да­ния. Это как, на­при­мер, в тек­сте на укра­ин­ском язы­ке вме­сто «на­пи­са­ла» на­пе­ча­тать «на­пи­сать».

В.К. — Мы сра­зу при­зна­ли эту ошиб­ку и об­на­ро­до­ва­ли пра­виль­ные от­ве­ты те­ста по ан­глий­ско­му не на сле­ду­ю­щий ра­бо­чий день, как по­ло­же­но по нор­ма­тив­ным до­ку­мен­там, а ве­че­ром в день те­сти­ро­ва­ния. Что­бы аби­ту­ри­ен­ты не на­кру­чи­ва­ли се­бя до утра и не вол­но­ва­лись. Тем бо­лее что по ан­глий­ско­му это мож­но сде­лать быст­рее, чем по ма­те­ма­ти­ке, на­при­мер. — Хо­дят слу­хи, что те­сты это­го го­да по укра­ин­ско­му язы­ку и ли­те­ра­ту­ре бы­ли слож­нее, чем про­шло­год­ние. Кри­ти­ку­ю­щие на­зва­ли их «куд­ря­вы­ми» и боль­ше по­хо­жи­ми на олим­пи­ад­ные. В.Б. — Ко­гда мы по­лу­чим ста­ти­сти­ку по этим за­да­ни­ям, то­гда смо­жем го­во­рить, слож­нее текст или лег­че. Но ми­ни­маль­ный по­рог «сдал/не сдал» те­ста по укра­ин­ско­му язы­ку и ли­те­ра­ту­ре в этом го­ду при­бли­жен к про­шло­год­не­му. Это поз­во­ля­ет нам, по край­ней ме­ре на дан­ном эта­пе, го­во­рить, что экс­пер­ты не ощу­ти­ли боль­шой раз­ни­цы в слож­но­сти те­стов двух лет. — Кто уста­нав­ли­ва­ет по­рог

«сдал/не сдал»? В.К. — Мы при­гла­ша­ем при­бли­зи­тель­но 70 экс­пер­тов-учи­те­лей, и они ана­ли­зи­ру­ют за­да­ния те­ста, про­ек­ти­руя их на сво­е­го уче­ни­ка, ко­то­рый учит­ся на «4» по 12-балль­ной шка­ле: с ка­ки­ми он мог бы спра­вить­ся, а с ка­ки­ми — нет. То, что он сде­лал бы, — это и есть по­рог. За­тем этот по­рог утвер­жда­ет­ся про­фес­си­о­наль­ной экс­перт­ной ко­мис­си­ей. Чем вы­ше по­рог, тем лег­че тест. — В од­ном из за­да­ний те­ста по укра­ин­ско­му язы­ку на­до бы­ло знать уда­ре­ние в сло­ве «цін­ник». То, что он па­да­ет на вто­рой слог, для мно­гих ста­ло неожи­дан­но­стью. Вот и кри­ти­ку­ют: тест плохой, по­то­му что де­ти это­го не учи­ли, они не мо­гут знать на­изусть весь ор­фо­эпи­че­ский сло­варь. А во­об­ще, без­упреч­ный тест — это тот, ко­то­рый бу­дет по си­лам боль­шин­ству аби­ту­ри­ен­тов, и они ска­жут: все это мы учи­ли, это есть в учеб­ни­ках, и не зна­ет это­го толь­ко ле­ни­вый? А.П. — Нет. Тест, ко­то­рый бу­дет боль­шин­ству по си­лам, не сра­бо­та­ет. В те­сто­ло­гии есть та­кое по­ня­тие как из­бы­точ­ность те­ста. То есть тест дол­жен со­дер­жать за­да­ния, ко­то­рые да­дут воз­мож­ность по­ка­зать се­бя са­мым силь­ным аби­ту­ри­ен­там. Силь­ных не мо­жет быть по­ло­ви­на.

В.К. — Все за­да­ния те­ста со­став­ля­ют­ся на ос­но­ве про­грам­мы ВНО, но есть бо­лее слож­ные и бо­лее лег­кие за­да­ния, есть и «из­бы­точ­ность», с по­мо­щью ко­то­рой мы «рас­тя­ги­ва­ем» аби­ту­ри­ен­тов по всей шка­ле из­ме­ре­ния ре­зуль­та­тов ВНО. По­то­му что кто-то дол­жен по­сту­пать на фи­ло­ло­гию, а кто-то — на ин­же­не­ра.

А.П. — Слово «цін­ник» с уда­ре­ни­ем на вто­ром сло­ге ма­ло кто про­из­но­сит. Но са­мые под­го­тов­лен­ные уче­ни­ки это за­да­ние ре­шат пра­виль­но, они зна­ют это, в от­ли­чие от огром­но­го ко­ли­че­ства дру­гих, и они долж­ны иметь шанс по­лу­чить свой вы­со­кий балл. — То есть дол­жен быть «люфт», на ко­то­ром вы­де­лят­ся са­мые силь­ные? Ес­ли мы по­ста­вим низ­кий «по­то­лок» в те­сте, то все участ­ни­ки те­сти­ро­ва­ния оди­на­ко­во упрут­ся в него, и силь­ных, ко­то­рые мог­ли бы взять боль­шую вы­со­ту, про­сто не бу­дет вид­но? В.К. — Да. Пом­ни­те, несколь­ко лет на­зад на те­сти­ро­ва­нии по ма­те­ма­ти­ке бы­ли два ви­да те­стов: об­лег­чен­ный ва­ри­ант, уров­ня А, и бо­лее слож­ный, уров­ня Б. До­воль­но мно­го силь­ных де­тей за­пи­са­лись то­гда на бо­лее лег­кий тест. Это при­ве­ло к то­му, что все они по сво­им ре­зуль­та­там «ску­чи­лись» на вы­со­кой сту­пень­ке рей­тин­га, где труд­но бы­ло от­ли­чить са­мых силь­ных. Им не бы­ло ку­да рас­ти, не бы­ло где по­ка­зать свои воз­мож­но­сти. Пред­ставь­те се­бе, что ты­ся­ча та­ких аби­ту­ри­ен­тов при­дет со сво­и­ми ре­зуль­та­та­ми ВНО в КНУ им. Шев­чен­ко на мех­мат. Как мех­мат, имея да­ле­ко не ты­ся­чу мест, диф­фе­рен­ци­ру­ет эту ты­ся­чу аби­ту­ри­ен­тов и от­бе­рет дей­стви­тель­но са­мых до­стой­ных? — Ес­ли ка­кое-то за­да­ние те­ста не вы­пол­нит ни­кто, это ка­та­стро­фа? Все ре­зуль­та­ты «сре­жут» — или, на­обо­рот, это не при­ве­дет ни к ка­ким по­след­стви­ям, ведь оцен­ка ВНО — рей­тин­го­вая, и ес­ли ни­кто не спра­вил­ся, зна­чит, ни­кто и не на­брал до­пол­ни­тель­ных оч­ков в гон­ке? А.П. — Да, за та­кое за­да­ние все по­лу­чат нуль, и оно ни на что не по­вли­я­ет. — Кто под­твер­жда­ет до­сто­вер­ность пра­виль­ных от­ве­тов на тест ВНО? В.К. — До­воль­но ча­сто спра­ши­ва­ют, есть ли за­ве­до­мо из­вест­ные от­ве­ты. Нет. Ко­гда соз­да­ет­ся те­сто­вое за­да­ние, в нем про­еци­ру­ет­ся пра­виль­ный от­вет. Но это мне­ние од­но­го че­ло­ве­ка, со­став­ляв­ше­го тест. К со­жа­ле­нию, мы не мо­жем при­влечь к со­став­ле­нию за­да­ний мно­го спе­ци­а­ли­стов, по­то­му что долж­ны дер­жать в тайне со­дер­жа­ние те­ста. По­это­му мы идем дру­гим пу­тем.

А.П. — По каж­до­му пред­ме­ту, по ко­то­ро­му со­став­ля­ет­ся те­сти­ро­ва­ние, со­зда­на пред­мет­ная про­фес­си­о­наль­ная ко­мис­сия. То­гда, ко­гда идет те­сти­ро­ва­ние, и аби­ту­ри­ен­ты вы­пол­ня­ют тест, мы да­ем чле­нам этой ко­мис­сии те­сто­вую тет­радь, и они то­же ре­ша­ют все за­да­ния. При этом ни­кто им го­то­вых пра­виль­ных от­ве­тов не да­ет. По ре­зуль­та­там этой ра­бо­ты при­ни­ма­ет­ся по­ста­нов­ле­ние о том, ка­кие от­ве­ты счи­тать пра­виль­ны­ми. — Ко­мис­сия мо­жет не со­гла­сить­ся с со­ста­ви­те­лем за­да­ния и ска­зать, на­при­мер, что от­вет, ко­то­рый он счи­та­ет пра­виль­ным, на са­мом де­ле непра­виль­ный? А.П. — Мо­жет, как в этом го­ду бы­ло на за­да­нии по укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ре. Ко­мис­сия при­зна­ла, что на один во­прос од­но­знач­но пра­виль­но­го от­ве­та нет. И УЦОКО при­нял ре­ше­ние за­чис­лить балл за это за­да­ние всем, кто при­нял­ся за его вы­пол­не­ние (об этом уже го­во­ри­лось вы­ше). — В этом го­ду по­ли­ция про­ве­ря­ла аби­ту­ри­ен­тов-участ­ни­ков ВНО ме­тал­ло­ис­ка­те­ля­ми. Есть мне­ние, что это на­ру­ше­ние прав ре­бен­ка. В.К. — Мы де­ла­ем это еще с 2012-го, а не толь­ко те­перь. По­че­му бы­ла внед­ре­на та­кая нор­ма в 2012-м? По­то­му что в 2010-м и 2011-м гг., в свя­зи с бур­ным раз­ви­ти­ем ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий (мо­биль­ный Ин­тер­нет, смарт­фо­ны), мы столк­ну­лись с си­ту­а­ци­ей, ко­гда аби­ту­ри­ен­ты на­ча­ли мас­со­во спи­сы­вать. Они со­зда­ва­ли ор­га­ни­зо­ван­ные груп­пы, где рас­пре­де­ля­лись ро­ли. Там бы­ли фо­то­гра­фы, ко­то­рые за­хо­ди­ли в пункт те­сти­ро­ва­ния и с по­мо­щью смарт­фо­на в пер­вые же ми­ну­ты фо­то­гра­фи­ро­ва­ли те­сто­вую тет­радь. Все это пе­ре­бра­сы­ва­ли в со­ци­аль­ные се­ти, где уже жда­ли те, кто быст­ро ре­шал за­да­ния. В 2011 г. мы ре­аль­но сто­я­ли пе­ред угро­зой пол­но­стью ском­про­ме­ти­ро­вать внеш­нее оце­ни­ва­ние. То­гда си­ту­а­цию удер­жа­ли (вы­чис­ля­ли фо­то­гра­фов), но по­ни­ма­ли, что с го­да­ми она бу­дет услож­нять­ся, и на­до бо­роть­ся кар­ди­наль­но, на­до изы­мать сред­ства, ко­то­рые по­мо­га­ют пе­ре­да­вать и об­ра­ба­ты­вать ин­фор­ма­цию. Остал­ся толь­ко один спо­соб, пусть и жест­кий: не по­сто­ян­но, а пе­ри­о­ди­че­ски, на те­сти­ро­ва­нии по опре­де­лен­ным пред­ме­там, про­во­дить кон­троль­ные ме­ры с при­вле­че­ни­ем пра­во­охра­ни­те­лей. Это де­ла­ет­ся од­но­вре­мен­но во всех пунк­тах те­сти­ро­ва­ния по всей Укра­ине. На се­го­дняш­ний день по ше­сти пред­ме­там, по ко­то­рым про­ве­де­но те­сти­ро­ва­ние, со­от­вет­ству­ю­щая ме­ра ка­са­лась двух. — Но это же бьет по нер­вам аби­ту­ри­ен­тов. Де­ти и так вол­ну­ют­ся, а тут еще по­ли­ция. В.К. — Ко­гда аби­ту­ри­ен­ты ре­ги­стри­ру­ют­ся на ВНО, мы зна­ко­мим их с По­ряд­ком про­ве­де­ния те­сти­ро­ва­ния. Этот до­ку­мент утвер­жден Ми­ню­стом (сле­до­ва­тель­но, и нор­ма о про­вер­ках, ко­то­рая со­дер­жит­ся в нем, — так­же). Ко­гда аби­ту­ри­ен­ты вхо­дят в ауди­то­рию, ин­струк­тор их пре­ду­пре­жда­ет: будь­те го­то­вы, воз­мож­на про­вер­ка, сдай­те все за­пре­щен­ные ве­щи.

Про­вер­ка ауди­то­рии за­ни­ма­ет две–три ми­ну­ты. Фик­си­ру­ет­ся вре­мя при­оста­нов­ле­ния ра­бо­ты, и по­том оно ком­пен­си­ру­ет­ся аби­ту­ри­ен­там.

Мы при­зна­ем, что это до­воль­но жест­кая ме­ра. Но это уже не учеб­ный про­цесс, и ВНО вы­пол­ня­ет очень важ­ную функ­цию оце­ни­ва­ния, ко­то­рая име­ет до­воль­но се­рьез­ные по­след­ствия. — То есть про­вер­ка с ме­тал­ло­ис­ка­те­ля­ми за­щи­ща­ет пра­во аби­ту­ри­ен­та на спра­вед­ли­вое по­ступ­ле­ние: ес­ли он чест­но вы­пол­ня­ет за­да­ния, а кто-то ря­дом спи­сы­ва­ет и мо­жет по­лу­чить ре­зуль­та­ты луч­ше, то это­го мож­но не до­пу­стить, толь­ко про­ве­рив всех? В.К. — Да. Не­ко­то­рые пра­во­за­щит­ни­ки го­во­рят, что обыск не яв­ля­ет­ся пра­во­вым. Но ес­ли кто-то смот­рел про­це­ду­ру про­вер­ки или чи­тал со­от­вет­ству­ю­щую юс­ти­ро­ван­ную ин­струк­цию для Нац­по­ли­ции, мог об­ра­тить вни­ма­ние, что это не обыск, это бес­кон­такт­ный осмотр с по­мо­щью ме­тал­ло­ис­ка­те­ля. Ес­ли аби­ту­ри­ент име­ет ка­кие-то со­мни­тель­ные ве­щи, ему пред­ла­га­ют их по­ка­зать.

В.Б. — В аэро­пор­тах ты­ся­чи лю­дей про­хо­дят че­рез ме­тал­ло­ис­ка­те­ли, и ни­кто не него­ду­ет.

В.К. — Ко­гда мы об­суж­да­ли в 2011 г. пред­ло­же­ние о про­вер­ке аби­ту­ри­ен­тов ме­тал­ло­ис­ка­те­лем, мы кон­суль­ти­ро­ва­лись с экс­пер­та­ми. Один из пе­да­го­гов то­гда ска­зал: со­вре­мен­ная мо­ло­дежь по­се­ща­ет клу­бы, а ту­да, кста­ти, ни­кто не вой­дет, по­ка его не про­ве­рят, и ча­сто — с ме­тал­ло­ис­ка­те­лем. Мо­ло­дежь это вос­при­мет нор­маль­но. За пять лет у нас не бы­ло ни од­но­го апел­ля­ци­он­но­го за­яв­ле­ния от аби­ту­ри­ен­тов от­но­си­тель­но про­ве­рок ме­тал­ло­ис­ка­те­лем. — Ин­те­рес­но, а на­шли что-то в хо­де та­ких про­ве­рок в пунк­тах те­сти­ро­ва­ния? В.К. — На­шли. Во вре­мя те­сти­ро­ва­ния по укра­ин­ско­му язы­ку в этом го­ду у 241 аби­ту­ри­ен­та бы­ли за­пре­щен­ные сред­ства. В про­шлом го­ду на те­сти­ро­ва­нии по это­му пред­ме­ту не ис­поль­зо­вал­ся ме­тал­ло­ис­ка­тель, по­это­му вы­яв­ле­но толь­ко 28 чел. — В этом го­ду на те­сти­ро­ва­ния за­пре­ще­но про­но­сить на­руч­ные ча­сы. По­че­му? В.К. — Они и в про­шлом го­ду бы­ли за­пре­ще­ны. Име­ют­ся в ви­ду смарт-ча­сы. В По­ряд­ке про­ве­де­ния внеш­не­го неза­ви­си­мо­го оце­ни­ва­ния есть об­щий пе­ре­чень за­пре­щен­ных средств. В част­но­сти, за­пре­ще­ны все сред­ства, да­ю­щие воз­мож­ность фик­си­ро­вать, со­хра­нять, об­ра­ба­ты­вать и пе­ре­да­вать ин­фор­ма­цию. Смарт-ча­сы — это устрой­ство, ко­то­рое мо­жет со­хра­нять, фик­си­ро­вать ин­фор­ма­цию. По­это­му об­щее тре­бо­ва­ние — не бе­ри­те его с со­бой на те­сти­ро­ва­ние. Кста­ти, не­ко­то­рые смарт-ча­сы внешне очень по­хо­жи на ме­ха­ни­че­ские. Так что луч­ше про­сто воз­дер­жать­ся и не нести их на те­сти­ро­ва­ние. В ауди­то­рии, где про­хо­дит те­сти­ро­ва­ние, обыч­но есть ча­сы. А ес­ли их нет, то, по ин­струк­ции, че­рез опре­де­лен­ные про­ме­жут­ки вре­ме­ни аби­ту­ри­ен­там да­ет­ся го­ло­со­вая ко­ман­да: «Про­шло пол­ча­са ра­бо­ты над те­стом» или «Оста­ет­ся 15 ми­нут до кон­ца те­сти­ро­ва­ния, пе­ре­не­си­те пра­виль­ные от­ве­ты в бланк от­ве­тов».

Мно­гие спра­ши­ва­ют, по­че­му изы­ма­ют флеш­ки и на­уш­ни­ки. Во-пер­вых, у нас нет спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые на ме­сте, в ауди­то­рии, смо­гут точ­но ска­зать, что это та­кое и как оно мо­жет быть ис­поль­зо­ва­но. Во­вто­рых, че­ты­ре или пять лет на­зад мы стал­ки­ва­лись с си­ту­а­ци­ей, ко­гда в бло­ке на­уш­ни­ков для ре­гу­ли­ро­ва­ния гром­ко­сти был мик­ро­при­ем­ник. По­это­му мы всех пре­ду­пре­жда­ем: не бе­ри­те с со­бой в ауди­то­рию ни­ка­кие устрой­ства, не про­во­ци­руй­те си­ту­а­цию. — Ну что ж, эк­ва­тор сес­сии ВНО прой­ден. Же­ла­ем всем успе­хов. И ор­га­ни­за­то­рам, и аби­ту­ри­ен­там.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.