Под­нять вым­пел! Вер­хов­ная Ра­да опре­де­ли­ла член­ство в НАТО внеш­не­по­ли­ти­че­ским при­о­ри­те­том Укра­и­ны

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­мир КРАВЧЕНКО

Вер­хов­ная Ра­да вос­ста­но­ви­ла один из кра­е­уголь­ных кам­ней внеш­ней по­ли­ти­ки Укра­и­ны. В ми­нув­ший чет­верг 276 де­пу­та­тов, при­няв за­ко­но­про­ект №6470, вновь сде­ла­ли вступ­ле­ние на­шей стра­ны в НАТО внеш­не­по­ли­ти­че­ским при­о­ри­те­том Ки­е­ва.

Од­на­ко ре­ше­ние пар­ла­мен­та из­ряд­но за­поз­да­ло. Укра­ин­ская власть долж­на бы­ла при­нять это ре­ше­ние еще в 2014 г., ко­гда Рос­сия на­па­ла на Укра­и­ну и ок­ку­пи­ро­ва­ла Крым и Дон­басс, ко­гда по­ли­ти­ка вне­бло­ко­во­сти про­де­мон­стри­ро­ва­ла свою несо­сто­я­тель­ность. Но луч­ше поз­же, чем ни­ко­гда. И узнав об ито­гах го­ло­со­ва­ния, один из ве­те­ра­нов укра­ин­ской ди­пло­ма­ти­че­ской служ­бы Вла­ди­мир Хан­до­гий на­звал ре­ше­ние пар­ла­мен­та «тор­же­ством спра­вед­ли­во­сти».

Фик­са­ция в За­ко­нах «Об ос­но­вах внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки Укра­и­ны» и «Об ос­но­вах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны» по­ло­же­ния о член­стве Укра­и­ны в НАТО озна­ча­ет не толь­ко кор­ре­ля­цию внеш­не­по­ли­ти­че­ской це­ли Ки­е­ва, но и раз­рыв еще од­ной це­пи, свя­зы­вав­шей на­шу стра­ну с Со­вет­ским Со­ю­зом и Рос­си­ей. Кро­ме то­го, это так­же и де­мон­стра­ция един­ства зна­чи­тель­ной ча­сти укра­ин­ско­го по­ли­ти­ку­ма в от­но­ше­нии кур­са ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции. Не го­ло­со­ва­ла за из­ме­не­ние в укра­ин­ском за­ко­но­да­тель­стве лишь фрак­ция «Оп­по­зи­ци­он­ный блок».

На­пом­ним, в при­ня­том в 2003 г. За­коне «Об ос­но­вах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны» впер­вые бы­ло за­де­кла­ри­ро­ва­на цель — член­ство в НАТО, «при со­хра­не­нии доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ний и стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства с РФ, дру­ги­ми стра­на­ми Со­дру­же­ства Неза­ви­си­мых го­су­дарств, а так­же дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми ми­ра».

В чис­ле тех, кто го­ло­со­вал то­гда за этот за­кон, бы­ли и пред­ста­ви­те­ли пар­ла­мент­ской фрак­ции Пар­тии ре­ги­о­нов. Но в ап­ре­ле 2010 г. Вик­тор Яну­ко­вич от­ка­зал­ся от по­ли­ти­ки ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции, ко­то­рую он ре­а­ли­зо­вы­вал, бу­дучи пре­мье­ром при пре­зи­ден­тах Лео­ни­де Куч­ме и Вик­то­ре Ющен­ко, и, убрав упо­ми­на­ние в за­ко­нах о член­стве в аль­ян­се как внеш­не­по­ли­ти­че­ской це­ли Ки­е­ва, за­ко­но­да­тель­но за­кре­пил вне­бло­ко­вый ста­тус Укра­и­ны.

В де­каб­ре 2014 г. пар­ла­мент при­нял ре­ше­ние об от­ка­зе Укра­и­ны от по­ли­ти­ки вне­бло­ко­во­сти. Од­на­ко ини­ци­и­ро­ван­ные пре­зи­ден­том Пет­ром По­ро­шен­ко из­ме­не­ния в За­ко­ны «Об ос­но­вах внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки Укра­и­ны» и «Об ос­но­вах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны» бы­ли по­ло­вин­ча­ты­ми.

Фор­маль­но в до­ку­мен­тах вос­ста­нав­ли­вал­ся курс на ев­ро­ат­лан­ти­че­скую ин­те­гра­цию. Од­на­ко в них не ука­зы­ва­лась зна­ко­вая цель — член­ство на­шей стра­ны в аль­ян­се. На­при­мер, в За­коне «Об ос­но­вах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти» го­во­рит­ся лишь об ин­те­гра­ции в некое «ев­ро­ат­лан­ти­че­ское про­стран­ство без­опас­но­сти». Ос­нов­ны­ми же на­прав­ле­ни­я­ми го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки во внеш­ней сфе­ре бы­ло опре­де­ле­но углуб­ле­ние со­труд­ни­че­ства с НАТО «с це­лью до­сти­же­ния кри­те­ри­ев, необ­хо­ди­мых для член­ства в этой ор­га­ни­за­ции».

Со­бе­сед­ни­ки ZN.UA по-раз­но­му объ­яс­ня­ют при­чи­ны то­гдаш­не­го ре­ше­ния Ки­е­ва. Од­ни утвер­жда­ют, что у выс­ше­го по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства Укра­и­ны от­сут­ство­ва­ла по­ли­ти­че­ская во­ля. Дру­гие го­во­рят о су­ще­ство­вав­ших в 2014 г. опа­се­ни­ях, что в пар­ла­мен­те не на­бе­рет­ся нуж­но­го ко­ли­че­ства го­ло­сов. Тре­тьи уве­ря­ют, что укра­ин­ская власть не хо­те­ла «за­во­дить» из­би­ра­те­лей, вы­сту­пав­ших про­тив вступ­ле­ния в альянс. Чет­вер­тые по­ла­га­ют, что П.по­ро­шен­ко стре­мил­ся не раз­дра­жать лиш­ний раз не толь­ко Моск­ву, но и Брюс­сель. Де­скать, ло­ги­ка бы­ла та­ко­ва: «ти­хой са­пой» ид­ти в НАТО, не при­вле­кая лиш­не­го вни­ма­ния».

Но за два с по­ло­ви­ной го­да, по­сле­до­вав­ших по­сле от­ме­ны «вне­бло­ко­во­сти», за­ко­ны, а с ни­ми и де­кла­ри­ру­е­мые внеш­не­по­ли­ти­че­ские при­о­ри­те­ты, вновь бы­ли из­ме­не­ны. Что же нын­че под­толк­ну­ло Ки­ев к из­ме­не­нию по­зи­ции?

Без­услов­но, в 2017-м укра­ин­ские вла­сти ста­ли при­дер­жи­вать­ся бо­лее жест­кой ли­нии в от­но­ше­ни­ях с Моск­вой. Не ис­клю­че­но, что в Ки­е­ве так­же ре­ши­ли по­доб­ной пи­ар-ак­ци­ей со­здать бла­го­при­ят­ный фон для за­пла­ни­ро­ван­но­го на 9–10 июля в укра­ин­ской сто­ли­це за­се­да­ния Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го со­ве­та на уровне по­слов и с уча­сти­ем ген­се­ка ор­га­ни­за­ции Йен­са Стол­тен­бер­га. В рам­ках это­го ме­ро­при­я­тия прой­дет и за­се­да­ние ко­мис­сии Укра­и­на—нато (КУН) с уча­сти­ем укра­ин­ско­го пре­зи­ден­та.

Но по­яс­няя при­чи­ны по­яв­ле­ния за­ко­но­про­ек­та №6470, один из его ав­то­ров, спи­кер Ан­дрей Па­ру­бий, за­явил: ре­ше­ние о вне­се­нии по­пра­вок в за­ко­ны об ос­но­вах внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки и на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти он при­нял по­сле сво­е­го уча­стия в Пар­ла­мент­ской ас­сам­блее НАТО в Тби­ли­си и «чрез­вы­чай­но пло­до­твор­но­го об­ще­ния».

По­доб­ная са­мо­де­я­тель­ность пред­се­да­те­ля Вер­хов­ной Ра­ды ка­жет­ся ма­ло­ве­ро­ят­ной, учи­ты­вая и лич­но­сти со­ав­то­ров за­ко­но­про­ек­та, и ко­ли­че­ство про­го­ло­со­вав­ших за углуб­ле­ние со­труд­ни­че­ства с НАТО «с це­лью об­ре­те­ния член­ства в этой ор­га­ни­за­ции». Да и Петр По­ро­шен­ко, стре­мясь раз­ве­ять со­мне­ния, за­явил, что под­пи­шет за­кон о вос­ста­нов­ле­нии кур­са Укра­и­ны на член­ство в НАТО, по­сколь­ку эта ини­ци­а­ти­ва бы­ла со­гла­со­ва­на с ним. Тем не ме­нее ин­фор­ми­ро­ван­ные со­бе­сед­ни­ки ZN.UA в один го­лос уве­ря­ют, что ни АП, ни МИД не бы­ли за­дей­ство­ва­ны в под­го­тов­ке тек­ста это­го за­ко­но­про­ек­та, хо­тя укра­ин­ские ди­пло­ма­ты его и под­дер­жи­ва­ют.

Это ре­ше­ние Вер­хов­ной Ра­ды при­ни­ма­лось и без кон­суль­та­ций с Брюс­се­лем. И го­ло­со­ва­ние в пар­ла­мен­те вы­зва­ло у пред­ста­ви­те­лей как аль­ян­са, так и стран — чле­нов ор­га­ни­за­ции удив­ле­ние. В ре­зуль­та­те в Ор­га­ни­за­ции Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го до­го­во­ра пуб­лич­но толь­ко су­хо за­яви­ли, что при­ня­ли к све­де­нию ре­ше­ние Вер­хов­ной Ра­ды и под­дер­жи­ва­ют уси­лия Ки­е­ва по ре­фор­мам и мо­дер­ни­за­ции ин­сти­ту­тов обо­ро­ны и без­опас­но­сти.

Кремль, ком­мен­ти­руя ре­ше­ние укра­ин­ско­го пар­ла­мен­та, тра­ди­ци­он­но за­явил, что обес­по­ко­ен рас­ши­ре­ни­ем НАТО. «Счи­та­ем, что это угро­жа­ет на­шей без­опас­но­сти и ба­лан­су сил в евразий­ском ре­ги­оне. Ра­зу­ме­ет­ся, рос­сий­ская сто­ро­на при­ни­ма­ет все необ­хо­ди­мые ме­ры для ре­ба­лан­си­ров­ки си­ту­а­ции и обес­пе­че­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти», — за­явил пресс-сек­ре­тарь рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та Дмит­рий Песков.

Один из во­про­сов, по­явив­ший­ся сра­зу же по­сле но­во­сти о го­ло­со­ва­нии в пар­ла­мен­те, — что по­сле­ду­ет за ре­ше­ни­ем опре­де­лить член­ство в НАТО как один из внеш­не­по­ли­ти­че­ских при­о­ри­те­тов Ки­е­ва? Речь идет не толь­ко о Во­сто­ке, где ряд экс­пер­тов ожи­да­ют обостре­ния си­ту­а­ции и ослож­не­ния пе­ре­го­во­ров о судь­бе за­лож­ни­ков: не­ко­то­рые со­бе­сед­ни­ки ZN.UA про­гно­зи­ру­ют, что ре­ше­ние Вер­хов­ной Ра­ды мо­жет нега­тив­но ска­зать­ся на осво­бож­де­нии укра­ин­ских граж­дан, удер­жи­ва­е­мых на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях и в Рос­сии.

Хо­тя за­фик­си­ро­ван­ная в за­коне внеш­не­по­ли­ти­че­ская цель — де­кла­ра­ция, од­на­ко она тре­бу­ет от укра­ин­ской вла­сти при­ня­тия на се­бя вполне кон­крет­ных обя­за­тельств. Ведь стра­ны, за­яв­ля­ю­щие о сво­ем стрем­ле­нии стать чле­ном транс­ат­лан­ти­че­ско­го клу­ба де­мо­кра­ти­че­ских го­су­дарств, долж­ны со­от­вет­ство­вать опре­де­лен­ным по­ли­ти­че­ским, эко­но­ми­че­ским, обо­рон­ным кри­те­ри­ям.

Ко­неч­но же, меж­ду­на­род­ная конъ­юнк­ту­ра не спо­соб­ству­ет ни вступ­ле­нию Укра­и­ны в альянс, ни да­же предо­став­ле­нию Пла­на дей­ствий от­но­си­тель­но член­ства в НАТО. Нет шан­сов, что Ки­ев ста­нет и ча­стью во­сточ­но­го флан­га аль­ян­са. Но этот небла­го­при­ят­ный рас­клад не озна­ча­ет, что укра­ин­цы не долж­ны ста­вить пе­ред со­бой ам­би­ци­оз­ных це­лей. В Ев­ро­пе по­ка нет луч­шей га­ран­тии для без­опас­но­сти, неже­ли член­ство в этой ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ор­га­ни­за­ции, ос­но­ван­ной на об­щих цен­но­стях.

Для Укра­и­ны, на­хо­дя­щей­ся в со­сто­я­нии ги­брид­ной вой­ны с Рос­си­ей, есте­ствен­но об­ра­щать ос­нов­ное вни­ма­ние на сек­тор без­опас­но­сти и обо­ро­ны. На­при­мер, ре­фор­ми­руя ар­мию, Ки­ев за­явил о пла­нах к 2020 г. пе­рей­ти на стан­дар­ты НАТО. В свою оче­редь, альянс в рам­ках Ком­плекс­но­го па­ке­та по­мо­щи предо­став­ля­ет Укра­ине фи­нан­со­вую, ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­скую, ло­ги­сти­че­скую и кон­суль­та­тив­ную по­мощь.

Од­на­ко, как не раз го­да­ми по­вто­ря­ли пред­ста­ви­те­ли аль­ян­са, в НАТО всту­па­ют не ар­мии, а стра­ны. По­это­му Ки­е­ву важ­но вы­пол­нять во внут­рен­ней по­ли­ти­ке, эко­но­ми­ке, су­деб­ной си­сте­ме, обо­роне, в сфе­ре прав че­ло­ве­ка обя­за­тель­ства, взя­тые на се­бя в рам­ках Го­до­вой на­ци­о­наль­ной про­грам­мы под эги­дой КУН.

Для Ки­е­ва по­ли­ти­ка ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции долж­на стать ин­стру­мен­том для транс­фор­ма­ции укра­ин­ско­го об­ще­ства и про­ве­де­ния ре­форм в укра­ин­ском го­су­дар­стве. Го­то­во ли к это­му ру­ко­вод­ство Укра­и­ны? Или оно по при­выч­ке огра­ни­чит­ся кос­ме­ти­че­ски­ми из­ме­не­ни­я­ми, а про­грам­мы си­стем­ных ре­форм, под­го­тов­лен­ные с по­мо­щью, в том чис­ле, и со­вет­ни­ков из НАТО, по­ло­жит на пол­ку? Как это про­изо­шло, на­при­мер, с кон­цеп­ци­ей по ре­фор­ми­ро­ва­нию СБУ, с ле­та про­шло­го го­да ожи­да­ю­щей под­пи­си пре­зи­ден­та.

Еще один тест на го­тов­ность укра­ин­ской вла­сти про­во­дить по­ли­ти­ку ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции — ра­бо­та на­ци­о­наль­ных ко­ор­ди­на­то­ров. От них за­ви­сит эф­фек­тив­ность де­я­тель­но­сти ко­мис­сии по во­про­сам ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции: со­здан­ный год на­зад, этот ор­ган при пре­зи­ден­те Укра­и­ны дол­жен мо­ни­то­рить и ко­ор­ди­ни­ро­вать ра­бо­ту ор­га­нов ис­пол­ни­тель­ной вла­сти в рам­ках со­труд­ни­че­ства Укра­и­на—нато, до­би­ва­ясь до­сти­же­ния кри­те­ри­ев аль­ян­са.

О се­рьез­но­сти на­ме­ре­ний Ки­е­ва бу­дет го­во­рить и по­яв­ле­ние в мис­сии Укра­и­ны при НАТО ее гла­вы. Два го­да, ми­нув­ших с мо­мен­та от­зы­ва Иго­ря Дол­го­ва из Брюс­се­ля, — слиш­ком уж за­тя­нув­ша­я­ся па­у­за, нега­тив­но вли­я­ю­щая на вос­при­я­тие чле­на­ми НАТО на­ме­ре­ний и дей­ствий Ки­е­ва в от­но­ше­нии Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го аль­ян­са. Воз­мож­но, но­вый ру­ко­во­ди­тель мис­сии бу­дет на­зна­чен на­ка­нуне со­ве­ща­ния Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го со­ве­та на уровне по­слов.

На­ко­нец, ес­ли уж Ки­ев дей­стви­тель­но стре­мит­ся к член­ству в НАТО, то необ­хо­ди­ма си­стем­ная разъ­яс­ни­тель­ная ра­бо­та сре­ди укра­ин­ских граж­дан, дабы со­хра­нить тот вы­со­кий уро­вень под­держ­ки вступ­ле­ния Укра­и­ны в альянс, ко­то­рый су­ще­ству­ет ныне в на­шем об­ще­стве. Это тем бо­лее важ­но, что в Ки­е­ве не от­ка­зы­ва­ют­ся от идеи про­ве­де­ния ре­фе­рен­ду­ма по во­про­су член­ства в НАТО. По сло­вам ви­це-спи­ке­ра И.ге­ра­щен­ко, ре­фе­рен­дум бу­дет про­во­дить­ся на­ка­нуне вступ­ле­ния в НАТО, как это сде­ла­ли не­ко­то­рые стра­ны Во­сточ­ной Ев­ро­пы.

Как сви­де­тель­ству­ют дан­ные соцо­про­са, про­ве­ден­но­го Цен­тром Ра­зум­ко­ва и Фон­дом «Де­мо­кра­тич­ні іні­ціа­ти­ви» в де­каб­ре 2016 г., бо­лее 60% ре­спон­ден­тов при­ня­ли бы уча­стие в ре­фе­рен­ду­ме о член­стве Укра­и­ны в НАТО, из них 71% про­го­ло­со­ва­ли бы за вступ­ле­ние. Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию КМИС, ес­ли бы та­кое го­ло­со­ва­ние про­во­ди­лось в фев­ра­ле 2017 г., то за вступ­ле­ние про­го­ло­со­ва­ли бы 57%, про­тив — 43%.

На­пом­ним, что в 2003—2009 гг. ко­ли­че­ство сто­рон­ни­ков ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции со­став­ля­ло 17—32%.

Ны­неш­няя по­пу­ляр­ность идеи член­ства Укра­и­ны в НАТО ста­ла след­стви­ем эмо­ци­о­наль­ной ре­ак­ции на агрес­сию Рос­сии, а не ре­зуль­та­том це­ле­на­прав­лен­ной ра­бо­ты офи­ци­аль­но­го Ки­е­ва и ра­ци­о­наль­но­го вы­бо­ра из­би­ра­те­ля. Но без разъ­яс­ни­тель­ной ра­бо­ты укра­ин­ской вла­сти и при од­но­вре­мен­ной агрес­сив­ной ин­фор­ма­ци­он­ной кам­па­нии со сто­ро­ны Рос­сии ко­ли­че­ство сто­рон­ни­ков вхож­де­ния в альянс мо­жет на­чать ка­та­стро­фи­че­ски па­дать, а чис­ло при­вер­жен­цев «вне­бло­ко­во­сти» и «ней­тра­ли­те­та» — рас­ти. По­доб­ные опа­се­ния уже про­зву­ча­ли из уст ди­пло­ма­тов и экс­пер­тов, в част­но­сти, на круг­лом сто­ле «Укра­и­на—нато: 20 лет Хар­тии об осо­бом парт­нер­стве», про­ве­ден­ном На­ци­о­наль­ным ин­сти­ту­том стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний, Укра­ин­ской ас­со­ци­а­ци­ей внеш­ней по­ли­ти­ки и Укра­ин­ским от­де­ле­ни­ем Ас­со­ци­а­ции меж­ду­на­род­но­го пра­ва.

Эко­но­ми­че­ские и по­ли­ти­че­ские ре­фор­мы, разъ­яс­ни­тель­ная ра­бо­та с укра­ин­ской об­ще­ствен­но­стью бу­дут де­мон­стри­ро­вать укра­ин­цам и аль­ян­су, нас­коль­ко се­рьез­но от­но­сит­ся офи­ци­аль­ный Ки­ев к вос­ста­нов­ле­нию внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са, име­ет ли выс­шее укра­ин­ское ру­ко­вод­ство по­ли­ти­че­скую во­лю вы­пол­нять за­ко­но­да­тель­но за­креп­лен­ное обя­за­тель­ство. К со­жа­ле­нию, про­ти­во­ре­чи­вая ис­то­рия от­но­ше­ний Укра­и­ны и НАТО да­ет ос­но­ва­ния для со­мне­ний.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.