Уми­ро­тво­ре­ние Се­вер­но­го Кав­ка­за

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­мир КРАВЧЕНКО

Где зла­том, а где бу­ла­том, но Крем­лю уда­лось уми­ро­тво­рить Се­вер­ный Кав­каз.

Од­на­ко ста­биль­ность в ре­ги­оне об­ман­чи­ва: огонь при­ту­ши­ли, но кав­каз­ский ко­тел про­дол­жа­ет бур­лить. И от­но­си­тель­но спо­кой­ная за­пад­ная часть Се­вер­но­го Кав­ка­за рез­ко кон­тра­сти­ру­ет с ки­пя­щей во­сточ­ной — Чеч­ней, Да­ге­ста­ном, Ин­гу­ше­ти­ей, где все так же взры­ва­ют, по­хи­ща­ют, пы­та­ют, уби­ва­ют.

Сре­ди наи­бо­лее ре­зо­нанс­ных со­бы­тий — на­па­де­ние в мар­те на под­раз­де­ле­ние Рос­гвар­дии в Чечне, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­гиб­ли ше­сте­ро во­ен­но­слу­жа­щих и ше­сте­ро бо­е­ви­ков. Впро­чем, по­доб­ные со­бы­тия, ско­рее, ис­клю­че­ние. Уро­вень на­пря­жен­но­сти в ре­ги­оне за по­след­ние пять-семь лет зна­чи­тель­но сни­зил­ся, и тре­тья че­чен­ская по­ка не пред­ви­дит­ся.

Се­вер­ный Кав­каз все­гда был ис­точ­ни­ком на­пря­жен­но­сти для Моск­вы. Ны­неш­няя от­но­си­тель­ная ста­биль­ность дер­жит­ся на фи­нан­со­вых вли­ва­ни­ях из фе­де­раль­но­го бюд­же­та, на эф­фек­тив­ной ра­бо­те си­ло­вых ве­домств, на лич­ных свя­зях ру­ко­во­ди­те­лей рес­пуб­лик с Крем­лем, на меж­кла­но­вых до­го­во­рен­но­стях, на уста­ло­сти на­се­ле­ния от вой­ны. Пла­той за спо­кой­ствие ста­ло то, что рос­сий­ские за­ко­ны на тер­ри­то­рии се­ве­ро­кав­каз­ских рес­пуб­лик прак­ти­че­ски не дей­ству­ют.

Для эф­фек­тив­но­го управ­ле­ния Кремль внед­ря­ет в ре­ги­оне раз­ные мо­де­ли — от то­та­ли­тар­но­го до ав­то­ри­тар­но­го ре­жи­ма. Ли­де­ры рес­пуб­лик все ча­ще об­ра­ща­ют­ся к мест­ным тра­ди­ци­ям. Оп­по­зи­ция же в се­ве­ро­кав­каз­ских рес­пуб­ли­ках (ес­ли она при­сут­ству­ет) пред­став­ля­ет со­бой си­ту­а­тив­ный со­юз меж­ду кор­руп­ци­о­не­ра­ми и сто­рон­ни­ка­ми ра­ди­каль­но­го ис­ла­ма, меж­ду ли­де­ра­ми эт­ни­че­ских групп и кла­нов.

Не по­след­нюю роль в сни­же­нии на­пря­жен­но­сти на Се­вер­ном Кав­ка­зе сыг­рал си­рий­ский кон­фликт. «Ак­тив джи­ха­ди­стов — кто са­мо­сто­я­тель­но, а кто и при со­дей­ствии ФСБ — мас­со­во от­пра­вил­ся во­е­вать в Си­рию», — от­ме­ча­ет за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Цен­тра ближ­не­во­сточ­ных ис­сле­до­ва­ний Сер­гей Да­ни­лов. Впро­чем, ни день­ги, ни на­си­лие не смог­ли пол­но­стью усми­рить мя­теж­ный ре­ги­он: от­ча­я­ние тол­ка­ет лю­дей брать­ся за ору­жие.

Для Се­вер­но­го Кав­ка­за ха­рак­тер­ны вы­со­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы и ва­ку­ум со­ци­аль­ных лиф­тов, эт­ни­че­ские и кла­но­вые про­ти­во­ре­чия, пре­ступ­ность и коррупция, дав­ле­ние на ина­ко­мыс­ля­щих и от­сут­ствие пра­во­су­дия. «На Кав­ка­зе, ко­гда от­сут­ству­ет чест­ный суд, лю­ди тра­ди­ци­он­но шли в лес. Нес­пра­вед­ли­вость тол­ка­ет лю­дей к во­ору­жен­но­му со­про­тив­ле­нию», — утвер­жда­ет Сер­гей Да­ни­лов, об­ра­щая вни­ма­ние на то, что уход в лес — про­цесс все же не мас­со­вый.

В свою оче­редь муф­тий Са­ид Ис­ма­ги­лов го­во­рит, что в лес ухо­дит в ос­нов­ном мо­ло­дежь. Мно­гие из них — са­ла­фи­ты: неуме­ние и неже­ла­ние мест­ных элит пра­виль­но вы­стро­ить от­но­ше­ния с ис­по­ве­ду­ю­щи­ми нетра­ди­ци­он­ный ис­лам уси­ли­ва­ет кон­флик­то­ген­ность.

При этом рос­сий­ские экс­пер­ты кон­ста­ти­ру­ют: ис­лам­ское во­ору­жен­ное под­по­лье на Се­вер­ном Кав­ка­зе «на­хо­дит­ся в ста­дии глу­бо­ко­го, си­стем­но­го кри­зи­са. «Има­рат Кав­каз» раз­гром­лен (хо­тя и не пре­кра­тил свое су­ще­ство­ва­ние) и пол­но­стью усту­пил пер­вен­ство «Ис­лам­ско­му го­су­дар­ству». Впро­чем, как от­ме­ча­ют рос­си­яне, и под­по­лье ИГ на Кав­ка­зе «не в луч­шей си­ту­а­ции».

Несмот­ря на гром­кие на­па­де­ния на рос­сий­ских си­ло­ви­ков, эпи­центр на­пря­жен­но­сти в ре­ги­оне се­год­ня — во­все не Чеч­ня, а Да­ге­стан, яв­ля­ю­щий­ся, по утвер­жде­нию экс­пер­та Мос­ков­ско­го цен­тра Кар­не­ги Алек­сея Ма­ла­шен­ко, «ис­лам­ским серд­цем Се­вер­но­го Кав­ка­за». По­ка­за­тель­но, что имен­но в этой рес­пуб­ли­ке мест­ные даль­но­бой­щи­ки про­во­дят наи­бо­лее мас­штаб­ные в Рос­сии ак­ции про­те­ста про­тив си­сте­мы «Пла­тон» — взи­ма­ния пла­ты за про­езд по фе­де­раль­ным до­ро­гам в ин­те­ре­сах се­мьи оли­гар­ха Ар­ка­дия Ро­тен­бер­га, близ­ко­го дру­га Пу­ти­на.

Ин­гу­ше­тия же — са­мая спо­кой­ная из рес­пуб­лик во­сточ­ной ча­сти Се­вер­но­го Кав­ка­за. «Про­цес­сы в Чечне, Да­ге­стане, Ин­гу­ше­тии вза­и­мо­свя­за­ны и вли­я­ют на ста­биль­ность все­го ре­ги­о­на. При этом са­ма по се­бе Ин­гу­ше­тия не яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком де­ста­би­ли­за­ции в ре­ги­оне. Но на си­ту­а­цию в этой рес­пуб­ли­ке вли­я­ют про­цес­сы в Чечне или Да­ге­стане», — от­ме­ча­ет Сер­гей Да­ни­лов.

При­ро­да неста­биль­но­сти в Да­ге­стане и Чечне оди­на­ко­ва: нес­пра­вед­ли­вость про­во­ци­ру­ет во­ору­жен­ное со­про­тив­ле­ние. Но Да­ге­стан име­ет и се­рьез­ные от­ли­чия. «В этой се­ве­ро­кав­каз­ской рес­пуб­ли­ке про­жи­ва­ют пред­ста­ви­те­ли око­ло со­ро­ка на­ци­о­наль­но­стей. Там идет по­сто­ян­ная кон­ку­рен­ция меж­ду эли­та­ми за при­род­ные, фи­нан­со­вые, си­ло­вые ре­сур­сы», — по­яс­нил ZN.UA муф­тий Са­ид Ис­ма­ги­лов.

След­стви­ем кон­ку­рент­ной сре­ды в Да­ге­стане яв­ля­ет­ся бо­лее ак­тив­ная по­ли­ти­че­ская, эко­но­ми­че­ская, со­ци­аль­ная жизнь по срав­не­нию с дру­ги­ми се­ве­ро­кав­каз­ски­ми рес­пуб­ли­ка­ми. «С од­ной сто­ро­ны, по­доб­ная ак­тив­ность — яв­ле­ние по­ло­жи­тель­ное. С дру­гой — это и при­знак се­рьез­ных про­ти­во­ре­чий, ко­то­рые не на­хо­дят сво­е­го ре­ше­ния в рам­ках нор­маль­но­го по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са», — от­ме­ча­ет Сер­гей Да­ни­лов.

А вот Чеч­ня, пе­ре­жив­шая две вой­ны, нын­че слов­но вы­жжен­ное по­ле. Там нет ни от­кры­той по­ли­ти­че­ской оп­по­зи­ции, ни мас­со­во­го во­ору­жен­но­го со­про­тив­ле­ния.

В рес­пуб­ли­ке, по срав­не­нию с дру­ги­ми ре­ги­о­на­ми Се­вер­но­го Кав­ка­за, наи­луч­шая эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция. «В Чеч­ню ин­ве­сти­ро­ва­ли огром­ные день­ги», — ак­цен­ти­ру­ет вни­ма­ние муф­тий Са­ид Ис­ма­ги­лов. И это не слу­чай­но, ведь ста­биль­ность в этой рес­пуб­ли­ке во мно­гом вли­я­ет на про­цес­сы не толь­ко в ре­ги­оне, но и во всей Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции.

Для вос­ста­нов­ле­ния рес­пуб­ли­ки Кремль вы­де­ля­ет мил­ли­ар­ды дол­ла­ров: в фе­де­раль­ном бюд­же­те за Чеч­ней за­креп­ле­ны до­та­ции на де­сят­ки мил­ли­ар­дов руб­лей и преду­смот­рен спе­ци­аль­ный вид фи­нан­со­вой по­мо­щи. По дан­ным рос­сий­ской га­зе­ты «Ве­до­мо­сти», с 2007-го по 2015 г. Чеч­ня по­лу­чи­ла из рос­сий­ско­го фе­де­раль­но­го бюд­же­та в ви­де суб­си­дий, суб­вен­ций и до­та­ций 539 млрд руб., их сред­ний еже­год­ный объ­ем со­став­лял 60 млрд руб. В 2015 г. фи­нан­си­ро­ва­ние Чеч­ни вы­рос­ло до 61,3 млрд руб. — на 8%, то­гда как по осталь­ным ре­ги­о­нам со­кра­ти­лось в сред­нем на 3%.

В 2017-м Чеч­ня (рав­но как и ок­ку­пи­ро­ван­ный Крым) ока­за­лась од­ной из по­лу­ча­тель­ниц са­мых круп­ных фе­де­раль­ных до­та­ций. Впро­чем, эти до­та­ции бы­ли уре­за­ны при­мер­но на треть по срав­не­нию с 2015 г.: в ны­неш­нем го­ду Гроз­но­му вы­де­ли­ли до­та­ций при­мер­но на 41 млрд руб., по­чти столь­ко же, сколь­ко и в про­шлом.

Пла­той за от­но­си­тель­ную по­ли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую ста­биль­ность ста­ло пре­вра­ще­ние Чеч­ни в об­ще­ство с то­та­ли­тар­ным ре­жи­мом Рам­за­на Ка­ды­ро­ва, в субъ­ект Фе­де­ра­ции, где прак­ти­че­ски не дей­ству­ют рос­сий­ские за­ко­ны. За­то пре­зи­ден­том рес­пуб­ли­ки на­саж­да­ют­ся за­ко­ны ша­ри­а­та и пат­ри­ар­халь­ные нор­мы по­ве­де­ния. Куль­ти­ви­ру­ют­ся «убий­ства че­сти».

Рев­ни­во за­щи­щая свою тер­ри­то­рию, Ка­ды­ров угро­жа­ет и пра­во­за­щит­ни­кам, и си­ло­ви­кам. В кон­флик­те Ка­ды­ро­ва с фе­де­ра­ла­ми Кремль, как пра­ви­ло, за­ни­ма­ет сто­ро­ну че­чен­ско­го пре­зи­ден­та. И крайне ред­ко нега­тив­но ре­а­ги­ру­ет на его оче­ред­ное скан­даль­ное вы­ска­зы­ва­ние. Да и в кон­флик­те Ка­ды­ро­ва с гла­вой «Рос­неф­ти» Се­чи­ным в 2015 г. из-за че­чен­ских ак­ти­вов этой ком­па­нии Пу­тин под­дер­жал че­чен­ско­го пре­зи­ден­та, тре­бо­вав­ше­го пе­ре­дать Чечне пред­при­я­тие «Че­чен­неф­те­хим­пром».

В этом го­ду меж­ду гла­ва­ми Чеч­ни и «Рос­неф­ти» вновь кон­фликт. На этот раз — из-за кон­троль­но­го па­ке­та ак­ций «Гроз­неф­те­га­за». В ап­ре­ле Ка­ды­ров и Се­чин вро­де бы до­го­во­ри­лись. И хо­тя в этой ис­то­рии Кремль от­кры­то не встал ни на од­ну сто­ро­ну, без со­мне­ния, пре­зи­дент­ская ад­ми­ни­стра­ция ак­тив­но участ­во­ва­ла в раз­ре­ше­нии кон­флик­та.

Нет ос­но­ва­ний счи­тать, что по­зи­ции Рам­за­на Ка­ды­ро­ва в рос­сий­ской иерар­хии вла­сти ослаб­ли. Се­год­ня Че­чен­ская рес­пуб­ли­ка и ее пре­зи­дент — оплот пу­тин­ско­го ре­жи­ма: ру­ка­ми че­чен­ских «оприч­ни­ков» Кремль раз­би­ра­ет­ся со сво­и­ми по­ли­ти­че­ски­ми оп­по­нен­та­ми и все­ми неугод­ны­ми.

Рам­зан Ка­ды­ров име­ет се­рьез­ное вли­я­ние да­же за пре­де­ла­ми Чеч­ни и поль­зу­ет­ся боль­шой по­пу­ляр­но­стью у рос­си­ян. В со­от­вет­ствии с дан­ны­ми соцо­про­са Ле­ва­да­цен­тра, об­на­ро­до­ван­но­го в кон­це мая, по­чти по­ло­ви­на жи­те­лей Рос­сии — 49% — за­яви­ли, что гла­ве Че­чен­ской рес­пуб­ли­ки мож­но до­ве­рять, в то вре­мя как 26% ре­спон­ден­тов при­дер­жи­ва­ют­ся про­ти­во­по­лож­но­го мне­ния. Ува­же­ние к Ка­ды­ро­ву ис­пы­ты­ва­ют 15% жи­те­лей Рос­сии, сим­па­тию — 10%, не мо­гут ска­зать ни­че­го пло­хо­го — 24%, без­раз­лич­ны — 33%, не мо­гут ска­зать ни­че­го хо­ро­ше­го — 6%, раз­дра­же­ние — 3%, непри­язнь — 2%.

Как бы это па­ра­док­саль­но ни зву­ча­ло, но при «вер­ном пе­хо­тин­це Пу­ти­на» Рам­зане Ка­ды­ро­ве Чеч­ня до­стиг­ла боль­шей ав­то­ном­но­сти, неже­ли при Джо­ха­ре Ду­да­е­ве. Для лик­ви­да­ции бо­е­ви­ков Кремль дал Ка­ды­ро­ву бес­пре­це­дент­ные пол­но­мо­чия. И став­лен­ник Пу­ти­на спра­вил­ся с за­да­чей.

«Сей­час сто­рон­ни­ков неза­ви­си­мо­сти в Чечне не оста­лось. Они в эми­гра­ции», — кон­ста­ти­ру­ет Сер­гей Да­ни­лов. Про­тив­ни­ки Ка­ды­ро­ва и Моск­вы ли­бо уби­ты, ли­бо эми­гри­ро­ва­ли в За­пад­ную Ев­ро­пу или на Ближ­ний Во­сток. В Чечне без­за­ко­ние си­ло­вых струк­тур и лич­ной гвар­дии Ка­ды­ро­ва при­об­ре­ло столь то­таль­ный ха­рак­тер, что про­ти­во­сто­я­ния ре­жи­му прак­ти­че­ски нет.

Тех, кто ре­ша­ет­ся на от­кры­тый про­тест, — уни­жа­ют, из­би­ва­ют, уби­ва­ют. Их под­вер­га­ют ост­ра­киз­му, а до­ма сжи­га­ют. По су­ти, Ка­ды­ров дер­жит че­чен­цев в за­лож­ни­ках: или ты с ним, или ты — за­кон­ная цель. «Ма­лей­шее непод­чи­не­ние, про­яв­ле­ние недо­воль­ства вла­сти пре­се­ка­ют. Ес­ли че­ло­век не успо­ка­и­ва­ет­ся — он ис­че­за­ет», — рас­ска­за­ла пресс-офи­цер Меж­ду­на­род­но­го ми­ро­твор­че­ско­го ба­та­льо­на им. Дж.дуда­е­ва Ами­на Оку­е­ва ZN.UA за пол­то­ра ме­ся­ца до по­ку­ше­ния на нее и ее му­жа Ада­ма Осма­е­ва.

Ка­ра­тель­ные ме­ры, в том чис­ле и ис­поль­зо­ва­ние вла­стя­ми прин­ци­па кол­лек­тив­ной от­вет­ствен­но­сти, ока­за­лись эф­фек­тив­ны­ми. На­столь­ко, что и в Чечне, и за ее пре­де­ла­ми быть оп­по­зи­ци­о­не­ром ста­но­вит­ся рис­ко­ван­но. А че­чен­цы, про­жи­ва­ю­щие за пре­де­ла­ми Чеч­ни, ча­сто яв­ля­ют­ся сто­рон­ни­ка­ми Ка­ды­ро­ва. «Быть про­ка­ды­ров­ским — вы­год­но для биз­не­са и без­опас­но для се­мьи», — от­ме­ча­ет Сер­гей Да­ни­лов.

«Сей­час в Чечне бо­лее тя­же­лое по­ло­же­ние, неже­ли в Ин­гу­ше­тии и Да­ге­стане: по­став­лен­ные ок­ку­пан­та­ми кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­сты бо­лее же­сто­ки в борь­бе со сво­им на­ро­дом. Ор­га­ни­зо­ван­но­го под­по­лья, ру­ко­во­ди­мо­го из еди­но­го цен­тра, в Чечне нет», — при­зна­ет Ами­на Оку­е­ва. По сло­вам же муф­тия Са­и­да Ис­ма­ги­ло­ва, ес­ли в Чечне и есть во­ору­жен­ное под­по­лье, то это не чле­ны ИГИЛ, а неболь­шие груп­пы са­ла­фи­тов: Ка­ды­ров пре­сле­ду­ет сто­рон­ни­ков нетра­ди­ци­он­но­го для Чеч­ни ис­ла­ма.

При этом, как от­ме­ча­ет ре­дак­тор от­де­ла спец­про­ек­тов рос­сий­ской «Но­вой га­зе­ты» Еле­на Ми­ла­ши­на, «ре­прес­сии в Чечне, и это важ­но по­ни­мать, боль­ше не под­чи­не­ны ло­ги­ке за­дач фе­де­раль­но­го цен­тра на Кав­ка­зе. Ка­ды­ров бо­рет­ся со сво­и­ми угро­за­ми, за­щи­ща­ет свою власть».

Нын­че че­чен­ские вла­сти, от­ста­и­вая пат­ри­ар­халь­ные цен­но­сти, пре­сле­ду­ют пред­ста­ви­те­лей нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции. По сло­вам чле­на Со­ве­та по пра­вам че­ло­ве­ка в Чечне Хе­ды Са­ра­то­вой, го­мо­сек­су­а­лизм — зло, с ко­то­рым дол­жен бо­роть­ся каж­дый че­че­нец. По­след­ние несколь­ко месяцев мест­ные си­ло­ви­ки за­дер­жи­ва­ют, пы­та­ют и из­би­ва­ют ге­ев. В ре­зуль­та­те мас­со­вых за­дер­жа­ний по­гиб­ли как ми­ни­мум три че­ло­ве­ка.

По­ли­ти­ка при­тес­не­ния пред­ста­ви­те­лей нетра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции при­ве­ла к то­му, что о Чечне вновь за­го­во­ри­ли в ми­ре. На встре­че с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным во Фран­ции Эм­ма­ну­эль Ма­крон под­нял те­му о пред­ста­ви­те­лях Лг­бт-со­об­ще­ства в Чечне. Ма­крон утвер­жда­ет: он чет­ко объ­яс­нил сво­е­му рос­сий­ско­му кол­ле­ге, че­го ожи­да­ет Па­риж по это­му во­про­су. При этом во вре­мя ви­зи­та Пу­ти­на во Фран­цию ста­ла из­вест­но, что в стра­ну при­был пер­вый бе­же­нец-гей из Чеч­ни.

Экс­пер­ты от­ме­ча­ют, что в дру­гих ре­ги­о­нах Се­вер­но­го Кав­ка­за нет та­ко­го по­дав­ле­ния лю­бых по­ли­ти­че­ских дви­же­ний, как в Чечне. И ма­ло­ве­ро­ят­но, что бу­дет. Хо­тя бы по­то­му, что Чеч­ня, во-пер­вых, про­шла две вой­ны. Во-вто­рых, по эт­ни­че­ско­му со­ста­ву она бо­лее мо­но­лит­на, чем мно­гие дру­гие рес­пуб­ли­ки Се­вер­но­го Кав­ка­за. В-тре­тьих, ни у од­но­го ре­ги­о­наль­но­го ру­ко­во­ди­те­ля нет та­ких пол­но­мо­чий, как у Ка­ды­ро­ва.

«Со­про­тив­ле­ние в Чечне сей­час ослаб­ле­но. Оп­по­зи­ция фе­де­раль­ной вла­сти, Ка­ды­ро­ву бу­дет толь­ко то­гда, ко­гда со­кра­тит­ся фи­нан­си­ро­ва­ние Чеч­ни. Все дер­жит­ся на рус­ских шты­ках и день­гах. По­ка есть фи­нан­си­ро­ва­ние из Крем­ля, Ка­ды­ров мо­жет со­дер­жать си­ло­ви­ков. Но как толь­ко гай­ки ослаб­нут, со­про­тив­ле­ние вновь уси­лит­ся», — уве­ре­на Ами­на Оку­е­ва.

По­доб­ный сце­на­рий весь­ма пу­га­ет Кремль. Ведь кри­зис на Се­вер­ном Кав­ка­зе ста­нет про­бле­мой не толь­ко для это­го ре­ги­о­на, но и для Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции как го­су­дар­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.