На­ци­о­наль­ный вопрос: Укра­и­на как Ев­ро­па

Zerkalo Nedeli - - ТИ­ТУЛЬ­НЫЙ ЛИСТ -

Стра­те­ги­че­ская цель Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства — об­ре­сти член­ство в ЕС и НАТО. На­пом­ним, что ука­зан­ный опрос Кро­ме ис­сле­до­ва­ния ре­ги­о­наль­ных рас­кла­дов, нас ин­те­ре­со­ва­ли взгля­ды ре­спон­ден­тов в раз­ре­зе

Го­су­дар­ство мо­но­на­ци­о­наль­но­го ти­па

При­ве­ден­ная про­фес­со­ром Пло­хи­ем ис­то­ри­че­ская пер­спек­ти­ва по­бу­ди­ла нас по­пы­тать­ся взгля­нуть на ны­неш­ние об­ще­ствен­ные про­цес­сы в Укра­ине ши­ре, чем на вы­во­ды из со­цио­ло­ги­че­ских опро­сов. Глу­бин­ные об­ще­ствен­ные про­цес­сы (а к та­ким от­но­сят­ся во­про­сы иден­тич­но­сти и внеш­не­по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции) поз­во­ля­ют вы­явить ос­но­ву по­ли­ти­че­ских яв­ле­ний, осо­знать рам­ки, в ко­то­рых опе­ри­ру­ют по­ли­ти­ки, и луч­ше по­нять ре­зуль­та­ты при­ни­ма­е­мых ими ре­ше­ний. При­том важ­ны ев­ро­пей­ская пер­спек­ти­ва и, что са­мо собой по­нят­но, кон­фрон­та­ция укра­ин­ской общественной дей­стви­тель­но­сти со стра­те­ги­че­ски­ми це­ля­ми Крем­ля.

Украинцы становятся од­ним из наи­бо­лее од­но­род­ных об­ществ в Ев­ро­пе, ес­ли при­нять во вни­ма­ние на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность граждан Укра­и­ны. Вме­сте с тем со­вре­мен­ная укра­ин­ская на­ци­о­наль­ная иден­ти­фи­ка­ция от­кры­тая, а не за­кры­тая, при­тя­га­тель­на и ди­на­мич­на, посколь­ку способна ас­си­ми­ли­ро­вать лю­дей, иден­ти­фи­ци­ру­ю­щих себя с дру­ги­ми эт­но­са­ми или же «по кро­ви» при­над­ле­жа­щих к дру­гим. Итак, со­глас­но клас­си­че­ским по­ли­то­ло­ги­че­ским де­фи­ни­ци­ям, укра­ин­ский на­ци­о­наль­ный про­цесс (в по­ли­то­ло­гии на­зван­ный на­ци­о­на­лиз­мом) эт­ни­че­ски ин­клю­зи­вен, а не экс­клю­зи­вен.

Го­во­ря про­стым языком, укра­ин­ская на­ция рас­тет и креп­нет, ибо ни­кто ни­ко­му в мет­ри­че­ское сви­де­тель­ство до пя­то­го по­ко­ле­ния не за­гля­ды­ва­ет, а кто за­хо­чет за­гля­ды­вать, тот — друг Путина.

В истории Укра­и­ны и укра­ин­ской на­ции это яв­ле­ние не но­во. Сре­ди стар­шин­ской эли­ты Гет­ман­щи­ны бы­ли эт­ни­че­ские неукра­ин­цы, та­кие как Пи­лип Ор­лик. Сре­ди «от­цов-ос­но­ва­те­лей» со­вре­мен­но­го укра­ин­ства — мно­же­ство вы­да­ю­щих­ся лич­но­стей неукра­ин­ско­го эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, вспомнить хо­тя бы Ни­ко­лая Ко­сто­ма­ро­ва, Вла­ди­ми­ра Ан­то­но­ви­ча, Вя­че­сла­ва Ли­пин­ско­го, Ага­тан­ге­ла Крым­ско­го, Со­ло­мо­на Голь­дель­ма­на, Оль­гер­да Боч­ков­ско­го и многих дру­гих. УНР и ЗУНР бы­ли по­стро­е­ны по граж­дан­ско­му, а не по эт­ни­че­ско­му прин­ци­пу. Укра­и­ни­за­ция 1920-х го­дов по­ка­за­ла боль­шой по­тен­ци­ал рас­ши­ре­ния укра­ин­ской иден­тич­но­сти в рус­ско­языч­ных го­ро­дах и ин­ду­стри­аль­ных цен­трах. Ана­ло­гич­ные про­цес­сы про­ис­хо­дят и се­год­ня.

В этом плане Укра­и­на ин­те­гри­ро­ва­на в об­ще­ев­ро­пей­ские про­цес­сы. Эн­то­ни Смит, из­вест­ный бри­тан­ский ис­сле­до­ва­тель на­ци­о­наль­ных про­цес­сов (умер в про­шлом го­ду), в сво­ей клас­си­че­ской ра­бо­те «На­ция и на­ци­о­на­лизм в гло­баль­ную эпо­ху» (ан­глий­ское из­да­ние 1995 г.) за­ме­тил: «На­плыв боль­шо­го ко­ли­че­ства им­ми­гран­тов, га­стар­бай­те­ров, бе­жен­цев, экс-ко­ло­ни­а­лов и чу­же­стран­цев несо­мнен­но из­ме­нил ны­неш­ний ха­рак­тер фран­цуз­ской, бри­тан­ской или гол­ланд­ской «на­ци­о­наль­ных иден­тич­но­стей». Их боль­ше нель­зя опи­сы­вать про­сты­ми, срав­ни­тель­но про­во­дил­ся в мар­те, ко­гда не было уве­рен­но­сти в том, что Укра­и­на по­лу­чит безвиз, а пар­ла­мент Ни­дер­лан­дов — ра­ти­фи­ци­ру­ет Со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции Укра­и­на— ЕС. В таб­ли­цах пред­став­ле­ны ответы Игорь Гры­нив

од­но­род­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми, ха­рак­тер­ны­ми для до­во­ен­но­го пе­ри­о­да. И хо­тя эти изменения в на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти при­ну­ди­ли на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства пе­ре­обо­зна­чить неко­то­рые из своих ро­лей и функ­ций, они не при­ве­ли к со­кра­ще­нию их раз­ме­ров и пол­но­мо­чий».

Он также кон­ста­ти­ро­вал, что «с со­цио­ло­ги­че­ской точки зре­ния спектр на­ци­о­наль­ных го­су­дарств нема­лый. На одном по­лю­се его на­хо­дят­ся на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства, в ко­то­рых более или ме­нее до­ми­ни­ру­ет эт­ни­че­ское яд­ро, — Поль­ша, Да­ния и Япо­ния; на дру­гом — эт­ни­че­ски глу­бо­ко раз­де­лен­ные на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства, на­по­до­бие Бель­гии, Ка­на­ды, Ли­ва­на, Ни­ге­рии, За­и­ра, Ан­го­лы, Ин­дии и Па­ки­ста­на. Меж­ду ни­ми мно­го на­ци­о­наль­ных го­су­дарств с гос­под­ству­ю­щим эт­ни­че­ским яд­ром, но с од­ним или более зна­чи­тель­ны­ми эт­ни­че­ски­ми или на­ци­о­наль­ны­ми мень­шин­ства­ми, вро­де Ки­тая, Вьет­на­ма, Ин­до­не­зии, Бир­мы, Ира­на, Егип­та, Зим­баб­ве, Ал­жи­ра, Мек­си­ки, Пе­ру, Ис­па­нии, Фран­ции, Бри­та­нии, Ру­мы­нии, Бол­га­рии и Гру­зии».

Укра­ине не при­шлось при­ни­мать сотни ты­сяч бе­жен­цев с Ближ­не­го Во­сто­ка, ду­мать об их ин­куль­ту­ра­ции, и со­рев­но­вать­ся с по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми, вы­стра­и­ва­ю­щи­ми соб­ствен­ную под­держ­ку на стра­хе пе­ред бе­жен­ца­ми. Но Укра­ин­ское го­су­дар­ство также долж­но «пе­реозна­чить неко­то­рые из своих ро­лей и функ­ций», чтобы вы­сто­ять про­тив агрес­сии. После трех лет та­ко­го «пе­ре­опре­де­ле­ния» мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что по­сле­ре­во­лю­ци­он­ная Укра­и­на быст­ры­ми тем­па­ми при­бли­жа­ет­ся к мо­де­ли на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства с до­ми­ни­ру­ю­щим эт­ни­че­ским яд­ром укра­ин­ской на­ции. Она ста­но­вит­ся го­су­дар­ством од­но­на­ци­о­наль­но­го ти­па, но дву­языч­ной, со зна­чи­тель­ным про­цен­том представителей дру­гих эт­но­сов, и по­ли­кон­фес­си­о­наль­ной. Па­ра­докс объ­еди­не­ния того, что не объ­еди­ня­ет­ся?

Объ­еди­ня­ет­ся, но спе­ци­фи­че­ским для Укра­и­ны об­ра­зом, посколь­ку все надо де­лать од­но­вре­мен­но: 1) вы­сто­ять в войне с Рос­си­ей, эле­мен­том ко­то­рой яв­ля­ет­ся «соревнования иден­тич­но­стей»; 2) глу­бо­ко пе­ре­стро­ить/ ре­фор­ми­ро­вать го­су­дар­ство, пред­по­сыл­кой че­го яв­ля­ет­ся со­хра­не­ние кон­со­ли­да­ции об­ще­ства во­круг ос­нов­ных це­лей го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки; 3) де­ко­ло­ни­зи­ро­вать ста­тус укра­ин­ской культуры, ее язы­ко­вую си­ту­а­цию, а также ра­ди­каль­но из­ме­нить си­ту­а­цию ре­спон­ден­тов, за­де­кла­ри­ро­вав­ших, что готовы при­нять уча­стие в ре­фе­рен­ду­ме о при­со­еди­не­нии к ЕС и НАТО (см. рис 6).

Стра­те­ги­че­ский курс Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства на ев­ро­пей­скую и ев­ро­ат­лан­ти­че­скую в ин­фор­ма­ци­он­ном и ме­дий­ном про­стран­стве. И все это де­лать, со­блю­дая ос­нов­ные пра­ва и свободы граж­да­ни­на. За­да­ча действительно ти­та­ни­че­ская, и без пра­ва на ошиб­ку.

Важ­на также ис­то­ри­че­ская пер­спек­ти­ва: в но­вей­шей истории Укра­и­на еще никогда не бы­ла неза­ви­си­мой та­кой длин­ный от­ре­зок вре­ме­ни (26 лет), еще никогда не про­ти­во­сто­я­ла России в во­ору­жен­ном кон­флик­те столь дол­го, и ни ра­зу Укра­и­на не бы­ла так глу­бо­ко ин­те­гри­ро­ва­на в ев­ро­пей­ские по­ли­ти­че­ские про­цес­сы. А также никогда не при­бли­жа­лась к ста­ту­су субъ­ек­та ми­ро­вой по­ли­ти­ки, за ис­клю­че­ни­ем, воз­мож­но, вто­рой по­ло­ви­ны 1991 г., ко­гда укра­ин­ский ре­фе­рен­дум по­ло­жил конец Со­вет­ско­му Со­ю­зу, во­пре­ки по­зи­ции ру­ко­вод­ства не толь­ко СССР, но и США.

За­ме­тим, что ли­де­ры укра­ин­ских го­су­дар­ствен­ных образований, на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ных дви­же­ний и по­ли­ти­че­ских пар­тий ХХ в. могли толь­ко меч­тать о том, что укра­ин­ский вопрос бу­дет ре­шать­ся в Донбассе, а не в Ки­е­ве или во Ль­во­ве. Бла­го­да­ри­ли бы Бо­га или судь­бу за то, что в гор­ни­ле вой­ны с Рос­си­ей соб­ствен­ны­ми си­ла­ми укра­ин­цев бу­дет со­зда­на ар­мия, со­хра­не­на го­су­дар­ствен­ность и объ­еди­не­на на­ция. По­это­му так важ­но не ид­ти с ис­то­ри­че­ски­ми фи­гу­ра­ми, как с ог­лоб­ля­ми, на по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов, не де­лить укра­ин­цев на «на­сто­я­щих» и «нена­сто­я­щих». Ме­ри­лом патриотизма яв­ля­ет­ся от­но­ше­ние к нынешним вы­зо­вам укра­ин­ско­го «быть или не быть». Это Пу­ти­ну надо, чтобы украинцы и дру­гие на­ро­ды Цен­траль­но-во­сточ­ной Ев­ро­пы по­гру­зи­лись в конфликты 30–40-х гг. ХХ в. и сим­во­ли­че­ски вы­би­ра­ли меж­ду Ста­ли­ным и Гит­ле­ром.

«Все­гда бу­дем за­щи­щать»

Никогда не бу­дет до­ста­точ­но по­вто­рять, что для Путина и его окру­же­ния Оран­же­вая революция ста­ла под­лин­ным шо­ком. «Цвет­ная революция» про­изо­шла в го­су­дар­стве, в ко­то­ром она не долж­на бы­ла бы про­изой­ти: по­стро­ен­ном по рос­сий­ско­му об­раз­цу (оли­гар­хат и обес­пе­че­ние пре­ем­ствен­но­сти вла­сти че­рез ме­ха­низм опре­де­ле­ния «на­след­ни­ка»); за­ви­си­мом от рос­сий­ской «тру­бы»; кор­рум­пи­ро­ван­ной; с «мно­го­век­тор­но­стью» внеш­ней по­ли­ти­ки, что, ка­за­лось, долж­но было бы га­ран­ти­ро­вать его по­сте­пен­ное вхож­де­ние в вос­ста­нов­лен­ный «со­юз брат­ских рес­пуб­лик». И преж­де

все­го — «еди­но­кров­ной»: с «17 мил­ли­о­на­ми рос­сий­ско­го на­се­ле­ния» (лю­би­мый те­зис Путина), пре­об­ла­да­ни­ем рус­ско­го язы­ка в го­ро­дах-мил­ли­он­ни­ках (за ис­клю­че­ни­ем Львова), мощ­ной Русской пра­во­слав­ной цер­ко­вью и ме­диа-про­стран­ством, полностью ин­те­гри­ро­ван­ным с Рос­си­ей.

В 2004 г. не вы­шло, по­это­му для раз­ра­бот­ки стра­те­гии ре­ше­ния укра­ин­ско­го вопроса бы­ли во­вле­че­ны со­цио­ло­ги, истории и во­ен­ные. Война про­тив Укра­и­ны долж­на бы­ла на­чать «пе­ре­чер­чи­ва­ние» ре­зуль­та­тов раз­ва­ла СССР (пу­тин­ская «са­мая боль­шая гео­по­ли­ти­че­ская ка­та­стро­фа ХХ в.») и уста­нов­ле­ние но­во­го ми­ро­во­го по­ряд­ка с вос­ста­нов­лен­ной Рос­сий­ской им­пе­ри­ей как од­ним из двух ге­ге­мо­нов. Крем­лев­ским стра­те­гам это­го было ма­ло, по­это­му за­ду­ма­ли, чтобы вме­сте с «ка­та­стро­фой ХХ в.» «пе­ре­черк­нуть» и «ка­та­стро­фу» ве­ка преды­ду­ще­го: об­ру­ше­ние процесса фор­ми­ро­ва­ния «великой рос­сий­ской на­ции», ко­то­рая долж­на бы­ла со­сто­ять из трех пле­мен: ве­ли­ко­рус­ско­го, ма­ло­рус­ско­го и бе­ло­рус­ско­го. Для Укра­и­ны этот план озна­чал не толь­ко по­те­рю го­су­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти и рас­чле­не­ния страны, но и ис­чез­но­ве­ние укра­ин­ской на­ции как та­ко­вой.

В 2000 г. Алек­сей Мил­лер, из­вест­ный рос­сий­ский ис­то­рик, опуб­ли­ко­вал кни­гу об «укра­ин­ском во­про­се» в по­ли­ти­ке вла­сти ца­риз­ма и в рос­сий­ском об­ще­ствен­ном мне­нии вто­рой по­ло­ви­ны ХІХ в. Его вы­вод: «Не­уда­ча проекта великой русской на­ции свя­за­на в первую оче­редь не со столь ча­сто по­ми­на­е­мой Кат­ко­вым [Ми­ха­и­лом, ре­дак­то­ром уль­тра­кон­сер­ва­тив­ных «Мос­ков­ских ве­до­мо­стей»] и его по­сле­до­ва­те­ля­ми «поль­ско-ав­стрий­ско-немец­кой ин­три­гой», но с объ­ек­тив­ной огра­ни­чен­но­стью рус­ско­го ас­си­ми­ля­тор­ско­го по­тен­ци­а­ла, с неспо­соб­но­стью го­су­дар­ства и сто­рон­ни­ков об­ще­рус­ско­го проекта в об­ще­стве ско­ор­ди­ни­ро­вать свои уси­лия, мо­би­ли­зо­вать имев­ши­е­ся воз­мож­но­сти для его ре­а­ли­за­ции и для от­ста­и­ва­ния уже до­стиг­ну­то­го от вы­зо­ва со стороны кон­ку­ри­ру­ю­ще­го укра­ин­ско­го проекта. «Ок­но воз­мож­но­стей» не было ис­поль­зо­ва­но, а тя­же­лей­ший по­ли­ти­че­ский кризис России в первые де­ся­ти­ле­тия ХХ в. и его по­след­ствия по­хо­ро­ни­ли, сре­ди про­че­го, и проект великой русской на­ции».

«Вста­ю­щая с ко­лен» им­пе­рия Путина ре­ши­ла, что проект не по­хо­ро­нен. Крем­лев­ские стра­те­ги при­ло­жи­ли огром­ные силы, чтобы полностью ис­поль­зо­вать «ас­си­ми­ля­тор­ский по­тен­ци­ал» России, «ско­ор­ди­ни­ро­ва­ли уси­лия го­су­дар­ства и общественных ин­сти­ту­тов» и «мо­би­ли­зо­ва­ли все име­ю­щи­е­ся ре­сур­сы». Сце­на­рий преду­смат­ри­вал со­зда­ние из вось­ми юго-во­сточ­ных об­ла­стей «Но­во­рос­сии». Цен­траль­ная часть («до Зб­ру­ча») долж­на бы­ла стать «Ма­ло­рос­си­ей», ко­то­рой должен был управ­лять Яну­ко­вич или кто-то вро­де него. Для Га­ли­чи­ны, Во­лы­ни, Бу­ко­ви­ны и За­кар­па­тья под­го­тов­ле­ны два ва­ри­ан­та: при­со­еди­не­ние к Поль­ше, ин­те­гра­цию ос­но­вы­ва­ет­ся на креп­ком фун­да­мен­те. В мас­шта­бах всей Укра­и­ны пре­об­ла­да­ют при­вер­жен­цы член­ства Укра­и­ны в ЕС и НАТО, хо­тя по­ка что член­ство в Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ском аль­ян­се

Ру­мы­нии и Вен­грии со­от­вет­ствен­но (со­глас­но при­над­леж­но­сти этих ре­ги­о­нов пе­ред Вто­рой ми­ро­вой вой­ной), или же их долж­на бы­ла ждать судь­ба Чеч­ни и Алеп­по.

Три го­да назад в ев­ро­пей­ской прес­се об­суж­да­лась ин­фор­ма­ция о том, что Пу­тин уже в 2008–2009 гг. пред­ла­гал ли­де­рам за­пад­ных со­се­дей Укра­и­ны при­нять уча­стие в раз­де­ле Укра­и­ны, вес­ной 2014 г. офер­та про­зву­ча­ла пуб­лич­но из зда­ния Го­су­дар­ствен­ной ду­мы РФ. Ес­ли бы она бы­ла при­ня­та, Россия име­ла бы со­юз­ни­ков в уста­нов­ле­нии «но­во­го по­ряд­ка», а от НАТО и ЕС не оста­лось бы и сле­да. Посколь­ку в де­мо­кра­ти­че­ском ми­ре не мо­гут существовать меж­го­су­дар­ствен­ные со­ю­зы, от­дель­ные чле­ны ко­то­рых раз­ру­ша­ют ос­но­вы меж­ду­на­род­но­го по­ряд­ка.

В слу­чае от­кло­не­ния пред­ло­же­ния Крем­ля у России бы­ли бы сво­бод­ны ру­ки, чтобы «укро­пов» и «бан­де­ро-фа­ши­стов» ис­тре­бить до по­след­не­го. А кто после та­кой опе­ра­ции остал­ся жив, стал бы «ру­си­ном», чтобы раз и навсегда за­кон­чить «укра­ин­скую бо­лезнь русской на­ции». Во вре­мя про­ве­де­ния та­кой опе­ра­ции Поль­ша, Ру­мы­ния, Вен­грия, Сло­ва­кия, Че­хия и Гер­ма­ния про­ги­ба­лись бы под бре­ме­нем про­блем с мил­ли­о­на­ми укра­ин­ских бе­жен­цев. А для того чтобы ни­ко­му не по­ка­за­лось ма­ло, сре­ди них на­шлись бы тер­ро­ри­сты, ко­то­рые на ме­сте тер­ак­тов остав­ля­ли бы «ви­зит­ку Яро­ша». Как ре­зуль­тат: уже никогда и ни­кто не по­смел бы в по­ло­жи­тель­ном кон­тек­сте упо­ми­нать сло­ва «Укра­и­на» и «украинцы».

В т.н. Крым­ской ре­чи от 18 мар­та 2014 г. (обос­но­ва­ние ан­нек­сии Кры­ма) Пу­тин ска­зал: «Мы один с Укра­и­ной на­род. Ки­ев — мать го­ро­дов рус­ских. Мы не смо­жем друг без дру­га. На Укра­ине будут жить мил­ли­о­ны рус­ских граждан, и Россия все­гда бу­дет за­щи­щать их ин­те­ре­сы». На 18 мар­та сле­ду­ю­ще­го го­да на­зна­че­ны выборы пре­зи­ден­та РФ — как знак того, что сце­на­рии, на­пи­сан­ные для 2014 г., оста­ют­ся ак­ту­аль­ны­ми. Вдох­нов­лен­ные та­кой пер­спек­ти­вой, ра­ди­каль­ные пра­вые силы у за­пад­ных со­се­дей Укра­и­ны от­кро­вен­но про­воз­гла­ша­ют ло­зун­ги «великой» Вен­грии, Ру­мы­нии и Польши, «име­ю­щие пра­во» на свои «из­веч­ные зем­ли», ко­то­рые «вре­мен­но ок­ку­пи­ру­ет бан­де­ров­ская Укра­и­на».

Со­хра­нять ум

Пу­тин и его окру­же­ние не вос­при­ни­ма­ют ни мо­дер­но­го ми­ра, ни во­ли укра­ин­ско­го об­ще­ства к нор­маль­ной жизни. Они на уровне под­со­зна­ния не при­зна­ют укра­ин­ской на­ции — сори­ен­ти­ро­ван­ной на Ев­ро­пу, со­вре­мен­ной, с боль­шим, еще не ис­поль­зо­ван­ным мо­дер­ни­за­ци­он­ным по­тен­ци­а­лом. И по­это­му угро­зу со стороны Путина мил­ли­о­ны укра­ин­цев ощу­ти­ли на уровне об­ще­ствен­но­го ин­стинк­та: чтобы вы­сто­ять про­тив агрес­сии, надо меж­ду собой и «рус­ским ми­ром» по­ста­вить сте­ну и стро­ить соб­ствен­ный «мир». Укра­ин­ское го­су­дар­ство обя­за­но от­ве­тить на этот за­прос и долж­но вло­жить его в юри­ди­че­ские рам­ки. не яв­ля­ет­ся столь по­пу­ляр­ным, как член­ство в ЕС. При­вер­жен­цев член­ства в Ев­ро­со­ю­зе боль­ше во всех ре­ги­о­нах, за ис­клю­че­ни­ем Харь­ков­ской и Одес­ской об­ла­стей и Дон­бас­са. Нуж­но также отметить,

Хо­се Ка­за­но­ва, из­вест­ный ис­сле­до­ва­тель во­про­сов ре­ли­гии и се­ку­ля­ри­за­ции, за­ме­тил: «С кон­ца 1980-х го­дов, ко­гда в Укра­ине по­яви­лась «глас­ность», здесь воз­ник­ла са­мая раз­но­об­раз­ная, са­мая плю­ра­ли­сти­че­ская и са­мая со­рев­но­ва­тель­ная в кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пе ре­ли­ги­оз­ная си­сте­ма. Да­же боль­ше: фак­ти­че­ски Укра­и­на яв­ля­ет­ся един­ствен­ной стра­ной Ев­ро­пы, ко­то­рая ото­шла от ев­ро­пей­ской мо­де­ли на­ци­о­наль­ной церк­ви (или двух на­ци­о­наль­ных церк­вей) и ре­ли­ги­оз­ных мень­шинств или «сект» и при­бли­зи­лась к аме­ри­кан­ской мо­де­ли ре­ли­ги­оз­но­го де­но­ми­на­ци­о­на­лиз­ма. Ин­сти­ту­ци­о­наль­но ко­рен­ным яв­ля­ет­ся тот факт, что речь идет о си­сте­ме вза­им­но­го при­зна­ния общественных групп без их при­зна­ния или ре­гу­ли­ро­ва­ния со стороны го­су­дар­ства».

Се­год­ня политическая про­бле­ма в Укра­ине — от­вет на вопрос, как го­су­дар­ству сохранить раз­но­об­ра­зие и плю­ра­лизм и вме­сте с тем ре­гу­ли­ро­вать го­су­дар­ствен­ный ме­ха­низм та­ким об­ра­зом, чтобы общество не пре­вра­ти­лось в поле боя всех со все­ми. Чтобы вы­сто­ять в войне с Рос­си­ей и не до­пу­стить со­зда­ния «внут­рен­не­го фронта».

В Укра­ине сло­жил­ся кон­сен­сус от­но­си­тель­но ос­нов го­су­дар­ствен­но­сти: Укра­и­на яв­ля­ет­ся уни­тар­ным го­су­дар­ством, в ко­то­ром раз­ви­ва­ет­ся мест­ное са­мо­управ­ле­ние; но­си­те­лем су­ве­ре­ни­те­та и един­ствен­ным ис­точ­ни­ком вла­сти в Укра­ине яв­ля­ет­ся укра­ин­ский на­род, то есть «граж­дане всех на­ци­о­наль­но­стей» (пре­ам­бу­ла Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны); укра­ин­ский язык яв­ля­ет­ся еди­ным го­су­дар­ствен­ным, дру­гим язы­кам га­ран­ти­ру­ет­ся сво­бод­ное раз­ви­тие, ис­поль­зо­ва­ние и за­щи­та; Крым бу­дет на­ци­о­наль­ной ав­то­но­ми­ей крым­ско­та­тар­ско­го на­ро­да с га­ран­ти­ро­ва­ни­ем прав дру­гих на­ци­о­наль­но­стей; по­дав­ля­ю­щее большинство по­ли­ти­че­ски ак­тив­ных укра­ин­цев под­дер­жи­ва­ет ин­те­гра­цию с ЕС и НАТО, в част­но­сти мо­ло­дое по­ко­ле­ние.

Са­мой де­ли­кат­ной яв­ля­ет­ся язы­ко­вая про­бле­ма: наста­и­вать ли го­су­дар­ству на из­ме­не­нии со­сто­я­ния фак­ти­че­ско­го дву­язы­чия и уско­рять «по­ло­жи­тель­ную дис­кри­ми­на­цию» укра­ин­ско­го язы­ка? От­вет при­нес­ла са­ма жизнь: рост укра­ин­ской на­ци­о­наль­ной иден­ти­фи­ка­ции мед­лен­но ме­ня­ет язы­ко­вую прак­ти­ку, что ил­лю­стри­ру­ет при­мер Ки­е­ва, где рас­тет до­ля тех, кто ис­поль­зу­ет укра­ин­ский язык в еже­днев­ном об­ще­нии. Главное — чтобы во всем со­хра­нять уме­рен­ность, ра­зум и не фор­си­ро­вать про­цес­сы. Жи­те­ли Во­сто­ка и Юга Укра­и­ны оста­но­ви­ли рас­пол­за­ние «русской вес­ны» в 2014 г., ведь они сами в со­сто­я­нии вы­брать об­раз соб­ствен­ной жизни.

«Украинским укра­ин­цам» пора при­вык­нуть к то­му, что они — по­дав­ля­ю­щее большинство в го­су­дар­стве и по­это­му несут за него осо­бую ответственность. Долж­ны ве­сти себя не как сто­ле­ти­я­ми уни­жен­ное мень­шин­ство, а как большинство, осо­зна­ю­щее свои пра­ва, и преж­де все­го — обя­зан­но­сти. Укра­ин­ство раз­но­об­раз­но и плю­ра­ли­стич­но, что, за ис­клю­че­ни­ем Дон­бас­са и Одес­ской об­ла­сти, количество при­вер­жен­цев НАТО не па­да­ет ни­же тре­ти жителей, что да­ет на­деж­ную ос­но­ву для работы с осталь­ны­ми граж­да­на­ми.

и в этом его боль­шая си­ла. Важ­но также по­нять, что в Ле­ту ка­нут та­кие об­ще­при­ня­тые до сих пор кли­ше, как «рас­ко­ло­тая стра­на», «ци­ви­ли­за­ци­он­ный фрон­тир на Дне­пре», «ма­ло­рос­сы» с Во­сто­ка, ко­то­рые не да­ют жить «насто­я­щим укра­ин­цам» с За­па­да.

Сво­бо­да и до­сто­ин­ство

В Ев­ро­пе не ути­ха­ют дис­кус­сии о ро­ли на­ци­о­наль­ных го­су­дарств и на­ци­о­на­лиз­ма как эле­мен­та общественной мо­дер­ни­за­ции. Де­ба­ты ак­ти­ви­зи­ро­ва­ли гло­ба­ли­за­ция и кризис ЕС, который ко­леб­лет­ся меж­ду дез­ин­те­гра­ци­ей и пе­ре­хо­дом к более тес­ной форме объ­еди­не­ния. Выборы в Ни­дер­лан­дах и Фран­ции пе­ре­ло­ми­ли си­ту­а­цию в поль­зу вто­ро­го сце­на­рия, по­это­му мож­но про­гно­зи­ро­вать, что после сен­тябрь­ских вы­бо­ров в Гер­ма­нии в ЕС окон­ча­тель­но вы­бе­рут даль­ней­шую ин­те­гра­цию, в част­но­сти углуб­ле­ние ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го сотрудничества в Ев­ро­зоне. Озна­ча­ет ли это от­ми­ра­ние на­ци­о­наль­ных го­су­дарств и се­рьез­ный шаг впе­ред на пу­ти к со­зда­нию ев­ро­пей­ской «сверх­на­ции»?

Э.смит пред­ви­дел, что хо­тя про­цесс объ­еди­не­ния Ев­ро­пы и при­ве­дет к по­яв­ле­нию ев­ро­пей­ской иден­тич­но­сти, «ед­ва ли нам при­дет­ся стать сви­де­те­ля­ми скорой гибели на­ци­о­наль­ных со­об­ществ, ко­то­рые опи­ра­ют­ся на об­щую ис­то­рию и об­щую судь­бу, с их обе­ща­ни­я­ми кол­лек­тив­но­го бес­смер­тия че­рез суд по­том­ков. Без об­щих вос­по­ми­на­ний и зна­че­ний, без всем по­нят­ных сим­во­лов и ми­фов, без свя­тынь, це­ре­мо­ний и мо­ну­мен­тов, за ис­клю­че­ни­ем горь­ких на­по­ми­на­ний о Хо­ло­ко­сте и вой­нах, — кто бу­дет чув­ство­вать себя ев­ро­пей­цем в глу­бине своего есте­ства, кто доб­ро­воль­но по­жерт­ву­ет собой ра­ди на­столь­ко аб­стракт­но­го иде­а­ла? В об­щем, кто умрет ра­ди Ев­ро­пы?»

Пер­вы­ми ра­ди Ев­ро­пы от­да­ли свои жизни ге­рои Не­бес­ной Сотни. В пер­вой по­ло­вине мая 2017 г. в Брюс­се­ле открылся Музей истории Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за, где на­ча­лом рас­ска­за яв­ля­ет­ся Фран­цуз­ская революция 1789 г. с ее ло­зун­гом «Свободы— Ра­вен­ства—брат­ства». По­ма­ран­че­вая революция прошла под ло­зун­гом свободы («Сво­бо­ду не спи­ни­ти»), Ев­ро­май­дан стал Ре­во­лю­ци­ей до­сто­ин­ства. 22 но­яб­ря Укра­и­на от­ме­ча­ет День свободы и до­сто­ин­ства. Сво­бо­да и до­сто­ин­ство всей на­ций и каж­до­го че­ло­ве­ка — вот фор­му­ла укра­ин­ских ре­во­лю­ций, ин­те­гри­ро­ван­но­сти Укра­и­ны в ци­ви­ли­за­ци­он­ное про­стран­ство Ев­ро­пы и цен­ност­ный фун­да­мент воз­рож­ден­ной укра­ин­ской на­ции и го­су­дар­ства. Ге­рои Не­бес­ной Сотни пред­став­ля­ли все ре­ги­о­ны Укра­и­ны, го­во­ри­ли на раз­ных язы­ках и бы­ли раз­но­го эт­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния.

Рос­сий­ское ан­ти­де­мо­кра­ти­че­ское и ан­ти­ли­бе­раль­ное Backtothepast су­ще­ствен­ным об­ра­зом из­ме­ни­ло идео­ло­ги­че­ский ланд­шафт Ев­ро­пы и внеш­не­по­ли­ти­че­ские ори­ен­ти­ры ев­ро­пей­ско­го по­ли­ти­ку­ма. Глав­ны­ми со­юз­ни­ка­ми Крем­ля ста­ли груп­пи­ров­ки ра­ди­каль­ных и, к со­жа­ле­нию, уме­рен­ных пра­вых. Их цель: раз­ва­лить ЕС и НАТО, чтобы на

их раз­ва­ли­нах «рас­цве­ли» на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства об­раз­ца 30–40-х го­дов прошлого ве­ка. Ав­то­ри­тар­ные, идео­ло­ги­че­ски на­ци­о­на­ли­сти­че­ские или же от­кро­вен­но фа­шист­ские.

Дей­ствие по­рож­да­ет про­ти­во­дей­ствие. В те­че­ние ми­нув­ших трех лет со­юз­ни­ка­ми Укра­и­ны бы­ли ев­ро­пей­ские хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты с Ан­ге­лой Мер­кель и До­наль­дом Тус­ком, ли­бе­ра­лы и аме­ри­кан­ские рес­пуб­ли­кан­цы с Джо­ном Мак­кей­ном. Со­юз­ни­ка­ми бы­ли также ев­ро­пей­ские и аме­ри­кан­ские ле­вые и зе­ле­ные. Ма­лая «революция» про­изо­шла в по­ли­ти­ке фран­цуз­ских со­ци­а­ли­стов с Фран­с­уа Ол­лан­дом и немец­ких со­ци­ал-де­мо­кра­тов, ко­гда их воз­гла­вил Мар­тин Шульц. Им тра­ди­ци­он­но бли­же было к России, чем к Укра­ине. Бли­зок к ним Эман­ну­эль Ма­крон, но­вый пре­зи­дент Фран­ции, быв­ший ми­нистр в со­ци­а­ли­сти­че­ском пра­ви­тель­стве. А его но­вая пар­тия «Впе­ред» пла­ни­ру­ет при­со­еди­нить­ся к со­ю­зу ев­ро­пей­ских де­мо­кра­тов и ли­бе­ра­лов.

Для со­хра­не­ния про­укра­ин­ской ко­а­ли­ции ре­ша­ю­щее зна­че­ние име­ют ре­фор­ми­ро­ва­ние го­су­дар­ства, раз­ви­тие Во­ору­жен­ных сил и со­блю­де­ние Укра­и­ной Мин­ских со­гла­ше­ний. Но не ме­нее су­ще­ствен­ное зна­че­ние име­ет кри­ти­че­ское осмыс­ле­ние по­ли­ти­че­ских тра­ди­ций: от центра и пра­вых к ле­вым. Пре­ем­ствен­ность де­мо­кра­ти­че­ских, про­ев­ро­пей­ских тра­ди­ций об­лег­ча­ет про­цесс кон­со­ли­да­ции укра­ин­ской на­ции и яв­ля­ет­ся сви­де­тель­ством зре­ло­сти по­ли­ти­че­ской мыс­ли и по­ли­ти­че­ской жизни — то­ва­ра осо­бен­но за­тре­бо­ван­но­го в со­вре­мен­ном ми­ре.

В 2003 г. Лео­нид Куч­ма из­дал кни­гу «Украї­на — не Росія» — по­ли­ти­че­ский ма­ни­фест укра­ин­ской обособ­лен­но­сти в рам­ках па­ра­диг­мы «брат­ских» го­су­дарств и народов и мно­го­век­тор­но­сти укра­ин­ской по­ли­ти­ки. В России это­го не хо­те­ли, в Укра­ине — от­верг­ли. Обе укра­ин­ские ре­во­лю­ции бы­ли де­мон­стра­ци­ей того, что «Укра­и­на — это Ев­ро­па». На чет­вер­том го­ду вой­ны с Рос­си­ей, после по­лу­че­ния без­ви­зо­во­го ре­жи­ма с ЕС и ра­ти­фи­ци­ро­ван­но­го Со­гла­ше­ния об ас­со­ци­а­ции в по­вест­ке дня воз­ни­ка­ет другой вопрос: «Укра­и­на как Ев­ро­па». Еще не часть ЕС, но стра­на, ко­то­рая с ЕС в еди­ном цен­ност­ном, об­ще­ствен­ном, пра­во­вом и по­ли­ти­че­ском про­стран­стве.

Од­ним из эле­мен­тов проблемы «Укра­и­на как Ев­ро­па» яв­ля­ет­ся про­цесс на­ци­о­наль­но­го по­стро­е­ния — спе­ци­фи­че­ский, но со­звуч­ный с про­цес­са­ми, про­ис­хо­дя­щи­ми в Ев­ро­пе. ЕС и Укра­и­на по­ка что раз­ви­ва­ют­ся раз­ны­ми тем­па­ми и раз­лич­ным об­ра­зом, посколь­ку Укра­ине надо на­вер­стать годы, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни утра­чен­ные. Важ­но то, что направление дви­же­ния оди­на­ко­во и что укра­ин­ский и ев­ро­пей­ский пу­ти в кон­це кон­цов пе­ре­се­кут­ся. А ре­ша­ю­щее — то, что в «точ­ке со­при­кос­но­ве­ния» мы бу­дем не просто бли­же друг к другу, но и осо­зна­вать, что по­треб­ность друг в дру­ге — ключ к об­ще­му успе­ху.

Ми­ро­слав Чех

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.