Рос­сий­ская по­ли­ти­ка на Бал­ка­нах: раз­де­ляй и вли­яй

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Еле­на СНИГИРЬ

(На­ци­о­наль­ный ин­сти­тут стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний)

В по­след­ние го­ды За­пад­ные Бал­ка­ны не пе­ре­ста­ет ли­хо­ра­дить.

От­но­си­тель­ной без­опас­но­стью мо­гут на­сла­ждать­ся лишь Сло­ве­ния и Хо­рва­тия, ко­то­рые ин­сти­ту­ци­он­но, эко­но­ми­че­ски и по­ли­ти­че­ски силь­нее сво­их со­се­дей. Что же ка­са­ет­ся уяз­ви­мо­сти Сер­бии, Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны, Ма­ке­до­нии, а до недав­не­го вре­ме­ни и Чер­но­го­рии, то она про­яв­ля­ет­ся по-раз­но­му, од­на­ко име­ет оди­на­ко­вые кор­ни — сла­бость де­мо­кра­ти­че­ских ин­сти­ту­тов, кор­руп­ция, низ­кий уро­вень бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ния, вы­со­кий уро­вень ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти — как мест­ной, так и меж­ду­на­род­ной. Кор­руп­ция, в част­но­сти и по­ли­ти­че­ская, спо­соб­ству­ет про­ник­но­ве­нию ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти в го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты, что со­зда­ет за­мкну­тый круг сла­бо­сти и про­ти­во­сто­я­ния ре­фор­мам. В свя­зях с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью в той или иной сте­пе­ни за­ме­че­ны прак­ти­че­ски все по­ли­ти­че­ские эли­ты ре­ги­о­на.

Весь этот на­бор фак­то­ров вме­сте с при­оста­нов­лен­ным, но окон­ча­тель­но не ре­шен­ным ме­ж­эт­ни­че­ским и меж­ре­ли­ги­оз­ным кон­флик­том, пре­вра­ща­ет­ся в лег­ко­вос­пла­ме­ня­ю­щу­ю­ся смесь, ко­то­рая при бла­го­при­ят­ных об­сто­я­тель­ствах взо­рвет­ся. Ведь За­пад­ные Бал­ка­ны оста­ют­ся тер­ри­то­ри­ей, где мно­гие, на­кап­ли­вая оби­ду, жаж­дут ре­ван­ша. При­ми­ре­ния меж­ду кон­флик­ту­ю­щи­ми сто­ро­на­ми так и не про­изо­шло, и шат­кий мир удер­жи­ва­ет­ся вли­я­ни­ем за­пад­ных стран, при­сут­стви­ем меж­ду­на­род­ных мис­сий ЕС (EUFOR), НАТО (KFOR) и ча­стич­ным внеш­ним управ­ле­ни­ем в Бос­нии и Гер­це­го­вине.

Бал­кан сужа­ет­ся до ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ры, куль­тур­ной ди­пло­ма­тии и де­ста­би­ли­за­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. Вме­сте с тем куль­тур­но-ис­то­ри­че­ские осо­бен­но­сти ре­ги­о­на да­ют Рос­сии очень ши­ро­кий ар­се­нал средств и ин­стру­мен­тов. Кремль ис­поль­зу­ет нар­ра­ти­вы пан­сла­виз­ма, пра­во­сла­вие и ис­то­ри­че­ски «осо­бые от­но­ше­ния» меж­ду Рос­си­ей и сла­вян­ски­ми на­ро­да­ми на Бал­ка­нах. Москва ак­тив­но раз­ви­ва­ет ан­ти­за­пад­ный дис­курс, ко­то­рый опи­ра­ет­ся на миф о «нена­ви­сти» За­па­да к пра­во­слав­ным сла­вян­ским бал­кан­ским на­ро­дам. Глав­ные те­зи­сы про­сты: Рос­сию и юж­ных сла­вян (сер­бов, чер­но­гор­цев, ма­ке­дон­цев) свя­зы­ва­ют осо­бые от­но­ше­ния, и толь­ко Рос­сия за­бо­тит­ся об их ин­те­ре­сах, а За­пад ста­но­вит­ся на сто­ро­ну ал­бан­цев, бос­ний­ских му­суль­ман, хор­ва­тов.

Несмот­ря на огра­ни­чен­ный ре­сурс ин­стру­мен­тов и средств вли­я­ния, рос­сий­ское при­сут­ствие на За­пад­ных Бал­ка­нах весь­ма ощу­ти­мо. Рос­си­яне эф­фек­тив­ны бла­го­да­ря сво­ей спо­соб­но­сти при­ни­мать быст­рые ре­ше­ния и дей­ство­вать гиб­ко, ча­сто неза­кон­ны­ми ме­то­да­ми — под­ку­пом и про­во­ка­ци­я­ми. По­бе­да про­рос­сий­ских сил на вы­бо­рах — же­ла­тель­ная, од­на­ко не кри­тич­ная для Рос­сии необ­хо­ди­мость на ны­неш­нем эта­пе. Кремль со­труд­ни­ча­ет и с по­ли­ти­че­ски­ми эли­та­ми, кор­рум­пи­руя их, и с аут­сай­де­ра­ми по­ли­ти­че­ских го­нок, ис­поль­зуя их для со­зда­ния нуж­но­го по­ли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та.

Вы­со­кий уро­вень кор­руп­ции, в част­но­сти и сре­ди по­ли­ти­ков, спо­соб­ству­ет рос­сий­ско­му вли­я­нию. Рос­сия успеш­нее дей­ству­ет там, где со­еди­ня­ет­ся склон­ное к па­тер­на­лиз­му сла­вян­ско-пра­во­слав­ное об­ще­ство со сла­бы­ми де­мо­кра­ти­че­ски­ми ин­сти­ту­та­ми и де­фи­ци­том ре­форм на пу­ти к ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции. В та­кой сре­де Рос­сии уда­ет­ся по­лу­чить боль­шую об­ще­ствен­ную под­держ­ку, ко­то­рую она в даль­ней­шем мо­жет кон­вер­ти­ро­вать в по­ли­ти­че­ское вли­я­ние. На­при­мер, вос­при­я­тие серб­ским об­ще­ством от­но­ше­ний с Рос­си­ей как «осо­бых» за­став­ля­ет пра­ви­тель­ство стра­ны ба­лан­си­ро­вать меж­ду ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ным кур­сом и стра­те­ги­че­ским парт­нер­ством с Рос­си­ей. Москва не уста­ет на­по­ми­нать сер­бам о по­ра­же­нии в войне по­сле рас­па­да Юго­сла­вии, о бом­бар­ди­ров­ке НАТО серб­ских объ­ек­тов, об от­де­ле­нии Ко­со­во и по­сто­ян­но де­ла­ет ак­цент на неиз­мен­но­сти «брат­ской» рос­сий­ской под­держ­ки в этом во­про­се. Про­яв­ле­ни­я­ми та­кой «под­держ­ки» яв­ля­ют­ся при­част­ность Рос­сии к про­во­ка­ци­он­но­му по­ез­ду «Ко­со­во — это Сер­бия»; ве­то Рос­сии в 2015 г. на про­ект ре­зо­лю­ции СБ ООН по осуж­де­нию мас­со­во­го убий­ства в 1995 г. в Среб­ре­ни­це как ак­та ге­но­ци­да; пре­пят­ство­ва­ние член­ству Ко­со­во в ЮНЕСКО и т.п.

Экс­плу­а­та­ция серб­ско­го ре­ван­шиз­ма да­ла Рос­сии по­ли­ти­че­ский кон­троль над Рес­пуб­ли­кой Серб­ской — ча­стью Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны (БИГ). Москва ве­дет се­бя так, буд­то за­ин­те­ре­со­ва­на в рас­па­де БИГ, хо­тя все по­ни­ма­ют, что это ста­нет толч­ком к но­во­му во­ору­жен­но­му кон­флик­ту в ре­ги­оне. От­но­си­тель­ный по­кой в стране обес­пе­чи­ва­ют ча­стич­ное внеш­нее управ­ле­ние (со­глас­но Дей­тон­ским со­гла­ше­ни­ям) и мис­сия Вы­со­ко­го пред­ста­ви­те­ля. Рос­сия от­кры­то на­ста­и­ва­ет на за­вер­ше­нии мис­сии, за­кры­тии офи­са Вы­со­ко­го пред­ста­ви­те­ля и де­ста­би­ли­зи­ру­ет БИГ, под­дер­жи­вая Ми­ло­ра­да До­ди­ка, пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Серб­ской.

Москва под­дер­жи­ва­ет ини­ци­а­ти­вы М.до­ди­ка, на­прав­лен­ные на под­рыв го­су­дар­ствен­но­сти и тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти БИГ, а имен­но: его кон­тро­вер­си­он­ные и про­во­ка­ци­он­ные за­яв­ле­ния, на­ме­ре­ние про­во­дить все­воз­мож­ные ре­фе­рен­ду­мы (от­но­си­тель­но член­ства в НАТО, недо­ве­рия пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­ме БИГ) и т.п. Яр­кой про­во­ка­ци­ей, ини­ци­и­ро­ван­ной М.до­ди­ком, был неза­кон­ный ре­фе­рен­дум 25 сен­тяб­ря 2016 г., на ко­то­ром боль­шин­ство на­се­ле­ния Рес­пуб­ли­ки Серб­ской про­го­ло­со­ва­ло за уста­нов­ле­ние да­ты празд­но­ва­ния Дня рес­пуб­ли­ки, что по­слу­жи­ло при­чи­ной кон­флик­та внут­ри БИГ и вы­зва­ло кри­ти­ку со сто­ро­ны бал­кан­ских (вклю­чая Сер­бию) и за­пад­ных стран. О при­зна­нии ре­зуль­та­тов ре­фе­рен­ду­ма поз­же за­явил за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра де­пар­та­мен­та ин­фор­ма­ции и прес­сы МИДА РФ Алек­сандр Би­кан­тов, ко­то­рый так­же в 2015 г. про­стран­но вы­ска­зал­ся и от­но­си­тель­но необ­хо­ди­мо­сти про­ве­сти ре­фе­рен­дум о недо­ве­рии си­сте­ме пра­во­су­дия БИГ. Та­кая на­стой­чи­вая по­ли­ти­ка ини­ци­и­ро­ва­ния и про­ве­де­ния ре­фе­рен­ду­мов мо­жет сви­де­тель­ство­вать о под­го­тов­ке ре­фе­рен­ду­ма по вы­хо­ду Рес­пуб­ли­ки Серб­ской из со­ста­ва БИГ.

Рос­сия очень эф­фек­тив­но ис­поль­зу­ет ме­ж­эт­ни­че­ское и меж­ре­ли­ги­оз­ное про­ти­во­сто­я­ние в ре­ги­оне, в част­но­сти меж­ду ал­бан­ца­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми сла­вян­ских эт­но­сов. Так, в Ма­ке­до­нии, не бу­дучи фор­маль­но при­част­ной к воз­ник­но­ве­нию по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са, Москва под­ли­ва­ет мас­ла в огонь ме­ж­эт­ни­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния, тра­ди­ци­он­но за­няв по­зи­цию за­щит­ни­ка сла­вян­ско­го пра­во­слав­но­го ма­ке­дон­ско­го на­ро­да пе­ред ли­цом ал­бан­ской угро­зы. Ком­мен­ти­руя по­ли­ти­че­ский и ин­сти­ту­ци­он­ный кри­зис в стране, Ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел РФ вы­сту­пи­ло в мар­те с.г. с дву­мя за­яв­ле­ни­я­ми, в ко­то­рых утвер­жда­ет­ся, что ма­ке­дон­ский по­ли­ти­че­ский кри­зис спро­во­ци­ро­ван внеш­ним вме­ша­тель­ством со сто­ро­ны за­пад­ных стран, и что ма­ке­дон­цам пы­та­ют­ся на­вя­зать «ал­бан­скую плат­фор­му».

В Сер­бии Москва вдох­но­вен­но бе­ре­дит ра­ну Ко­со­во. Этот во­прос — бо­ле­вая точ­ка как для внут­ри­серб­ской по­ли­ти­ки, так для от­но­ше­ний Сер­бии с ЕС. Про­дви­же­ние на пу­ти ев­ро­ин­те­гра­ции тре­бу­ет от Бел­гра­да им­пле­мен­та­ции т.н. Брюс­сель­ско­го со­гла­ше­ния, или Со­гла­ше­ния о нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний меж­ду Сер­би­ей и Ко­со­во. Это слож­ный про­цесс, ко­то­рый дол­жен при­ве­сти к мир­но­му ре­ше­нию во­про­са и при­ня­тию это­го фак­та серб­ским об­ще­ством. До со­гла­сия меж­ду сер­ба­ми и ал­бан­ца­ми еще очень да­ле­ко, сто­ро­ны от­кро­вен­ны во вза­им­ной непри­яз­ни, и для про­во­ци­ро­ва­ния кон­флик­та не нуж­но при­ла­гать мно­го уси­лий. Для Рос­сии раз­во­ра­чи­ва­ние кон­флик­та во­круг Ко­со­во — вы­год­ный сце­на­рий.

По­ка­за­тель­но здесь уча­стие Рос­сии в ор­га­ни­за­ции про­во­ка­ции с по­ез­дом «Ко­со­во — это Сер­бия». Его по­яв­ле­ние по­слу­жи­ло при­чи­ной оче­ред­но­го обостре­ния от­но­ше­ний меж­ду Бел­гра­дом и Приш­ти­ной, что ед­ва ли не при­ве­ло к сры­ву пе­ре­го­во­ров в Брюс­се­ле об им­пле­мен­та­ции «Брюс­сель­ско­го со­гла­ше­ния». Еще боль­ше си­ту­а­ция ухуд­ши­лась по­сле за­яв­ле­ний ко­сов­ской вла­сти о со­зда­нии соб­ствен­ной ар­мии. Рос­сия не име­ет вли­я­ния на по­ли­ти­ку Ал­ба­нии и Ко­со­во, од­на­ко ис­поль­зу­ет агрес­сив­ную ри­то­ри­ку ко­сов­ских и ал­бан­ских ли­де­ров в сво­ей про­па­ган­де и уве­ря­ет сер­бов в го­тов­но­сти раз­ви­вать со­труд­ни­че­ство в обо­ро­ни­тель­ной сфе­ре.

Рос­сия хо­чет иметь во­ен­ное при­сут­ствие на За­пад­ных Бал­ка­нах. В иде­аль­ном ва­ри­ан­те это долж­на бы­ла бы быть рос­сий­ская во­ен­ная ба­за. Од­на­ко на та­кую бли­зость с Моск­вой не от­ва­жи­ва­ет­ся ни од­но за­пад­но­бал­кан­ское го­су­дар­ство, да­же Сер­бия. Сей­час цен­тром ко­ор­ди­на­ции рос­сий­ско­го вли­я­ния на Бал­ка­нах и ве­де­ния раз­вед­ки счи­та­ет­ся Рос­сий­ско-серб­ский гу­ма­ни­тар­ный центр (РСГЦ) в го­ро­де Ниш, со­здан­ный в 2012 г. под эги­дой МЧС Рос­сии и МВД Сер­бии. Рос­сия тре­бу­ет предо­ста­вить ра­бот­ни­кам цен­тра ди­пло­ма­ти­че­ский им­му­ни­тет и сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния на­по­до­бие то­го, что име­ет пер­со­нал НАТО на тер­ри­то­рии Сер­бии, а так­же пре­вра­тить РСГЦ в ре­ги­о­наль­ный ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр.

Несмот­ря на дав­ле­ние со сто­ро­ны Моск­вы, серб­ская власть не идет на удо­вле­тво­ре­ние этих тре­бо­ва­ний, по­сколь­ку они про­ти­во­ре­чат ее ев­ро­ин­те­гра­ци­он­ным обя­за­тель­ствам. Од­но из глав­ных усло­вий для по­тен­ци­аль­ных кан­ди­да­тов на вступ­ле­ние в ЕС — из­бе­гать со­зда­ния дуб­ли­ру­ю­щих ме­ха­низ­мов, а Сер­бия, Чер­но­го­рия и Ма­ке­до­ния яв­ля­ют­ся участ­ни­ка­ми Граж­дан­ско­го ме­ха­низ­ма ЕС — функ­ци­о­наль­ной си­сте­мы лик­ви­да­ции по­след­ствий сти­хий­ных бед­ствий и ре­а­ги­ро­ва­ния на чрез­вы­чай­ные си­ту­а­ции. По­это­му со­зда­вать по­доб­ную си­сте­му граж­дан­ской за­щи­ты под па­тро­на­том Рос­сии за­пад­но­бал­кан­ские стра­ны и не хо­тят, и не мо­гут. Но это офи­ци­аль­ная по­зи­ция. Нео­фи­ци­аль­ной, од­на­ко бо­лее су­ще­ствен­ной при­чи­ной то­го, что за­пад­но­бал­кан­ские стра­ны из­бе­га­ют со­труд­ни­че­ства с РСГЦ, яв­ля­ет­ся по­ни­ма­ние, что этот центр — пло­хо за­мас­ки­ро­ван­ная шпи­он­ская струк­ту­ра.

О важ­но­сти для Рос­сии со­хра­нить За­пад­ные Бал­ка­ны в сфе­ре сво­е­го вли­я­ния сви­де­тель­ству­ют ме­ры, на ко­то­рые от­ва­жи­лась рос­сий­ская власть, что­бы по­ме­шать вступ­ле­нию Чер­но­го­рии в НАТО. На­чи­ная со вре­ме­ни при­со­еди­не­ния Чер­но­го­рии к ан­ти­рос­сий­ским санк­ци­ям ЕС (2014 г.), Рос­сия раз­вер­ну­ла де­ста­би­ли­за­ци­он­ную де­я­тель­ность в стране. К бо­лее ак­тив­ным дей­стви­ям Москва пе­ре­шла по­сле ре­ше­ния НАТО в де­каб­ре 2015 г. о при­со­еди­не­нии Чер­но­го­рии к аль­ян­су. Кремль углу­бил по­ли­ти­че­ские свя­зи с про­рос­сий­ски­ми си­ла­ми в Чер­но­го­рии (в мае 2016 г. меж­ду чер­но­гор­ски­ми пар­ти­я­ми — Де­мо­кра­ти­че­ской на­род­ной и Со­ци­а­ли­сти­че­ской на­род­ной — и «Еди­ной Рос­си­ей» под­пи­са­на «Лов­чен­ская де­кла­ра­ция») и ак­ти­ви­зи­ро­вал ра­ди­каль­ные си­лы и ме­диа­ре­сур­сы для ан­ти­за­пад­ной и ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ной кам­па­нии. Но да­же мощ­ная рос­сий­ская под­держ­ка не по­мог­ла этим пар­ти­ям вы­иг­рать вы­бо­ры осе­нью 2016 г., что спро­во­ци­ро­ва­ло Моск­ву на неудач­ную по­пыт­ку ор­га­ни­зо­вать го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот в Чер­но­го­рии.

Се­ти рос­сий­ских аген­тов вли­я­ния плот­но по­кры­ва­ют все За­пад­ные Бал­ка­ны. На­при­мер, в Сер­бии бел­град­ский Центр ев­ро­ат­лан­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний на­счи­тал 109 та­ких струк­тур, вклю­чая рос­сий­ские фон­ды и про­рос­сий­ских де­пу­та­тов серб­ско­го пар­ла­мен­та. Ин­стру­мен­та­ми и аген­та­ми вли­я­ния Рос­сии в стра­нах За­пад­ных Бал­кан яв­ля­ют­ся по­ли­ти­ки и пар­тии с ан­ти­за­пад­ной по­зи­ци­ей, про­рос­сий­ские чи­нов­ни­ки, пра­во­слав­ная цер­ковь, ме­диа, граж­дане с ра­ди­каль­ны­ми взгля­да­ми, мест­ные непра­ви­тель­ствен­ные объ­еди­не­ния и ор­га­ни­за­ции, рос­сий­ские ор­га­ни­за­ции раз­ных ви­дов де­я­тель­но­сти.

Глав­ные уси­лия Москва на­прав­ля­ет на по­сте­пен­ную ра­ди­ка­ли­за­цию об­ществ за­пад­но­бал­кан­ских стран, со­от­вет­ствен­но, очень ин­тен­сив­ная ра­бо­та ве­дет­ся в сре­де на­ци­о­на­ли­сти­че­ски и ра­ди­каль­но на­стро­ен­ной мо­ло­де­жи. Ос­нов­ные ор­га­ни­за­ци­он­ные кон­так­ты для на­ла­жи­ва­ния со­труд­ни­че­ства про­ис­хо­дят на уровне чи­нов­ни­ков и по­ли­ти­ков сред­не­го зве­на, быв­ших участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий, участ­ни­ков пат­ри­о­ти­че­ских ор­га­ни­за­ций и т.п. Сеть та­ких кон­так­тов до­воль­но плот­ная и не огра­ни­чи­ва­ет­ся но­си­те­ля­ми пра­во­слав­но-сла­вян­ских идей. Ана­лиз де­я­тель­но­сти лишь од­ной из мно­гих рос­сий­ско­бал­кан­ских струк­тур — Со­об­ще­ства рос­сий­ско-серб­ско-чер­но­гор­ской друж­бы «Сла­вян­ский мост» — поз­во­ля­ет сде­лать вы­во­ды о том, что цель ор­га­ни­за­ции — раз­ви­тие се­ти кон­так­тов меж­ду бал­кан­ски­ми и рос­сий­ски­ми по­ли­ти­ка­ми, чи­нов­ни­ка­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми спец­служб. Те­мой встреч ча­ще все­го яв­ля­ет­ся пат­ри­о­ти­че­ское вос­пи­та­ние мо­ло­де­жи и рас­про­стра­не­ние идей сла­вян­ско­го един­ства. Вме­сте с тем боль­ше все­го встреч чер­но­гор­ских и серб­ских чи­нов­ни­ков и по­ли­ти­ков на про­тя­же­нии по­след­не­го го­да про­во­ди­лось с рос­сий­ски­ми спец­на­зна­чен­ца­ми, че­чен­ски­ми чи­нов­ни­ка­ми и во­ен­ны­ми, участ­ни­ка­ми па­ра­ми­ли­тар­ных пат­ри­о­ти­че­ских объ­еди­не­ний и по­ли­ти­ка­ми. В со­бы­ти­ях «Сла­вян­ско­го мо­ста» участ­во­ва­ли так­же пред­ста­ви­те­ли «ДНР».

Осо­бой от­дель­ной груп­пой, ко­то­рую вся­че­ски под­дер­жи­ва­ет Кремль, яв­ля­ют­ся серб­ские пра­вые ра­ди­ка­лы и пра­во­слав­ные ве­те­ра­ны бал­кан­ских войн. Как по­ка­зал слу­чай с неудач­ным пе­ре­во­ро­том в Чер­но­го­рии, рос­си­яне ис­поль­зу­ют серб­ских на­ци­о­на­ли­стов как ин­стру­мент в сво­их пла­нах де­ста­би­ли­за­ции ре­ги­о­на. Мас­штаб этой про­бле­мы из­ве­стен, на­вер­ное, лишь серб­ским или за­пад­ным спец­служ­бам, по­сколь­ку вер­бов­ка, под­го­тов­ка и ор­га­ни­за­ция ра­ди­каль­ной мо­ло­де­жи про­ис­хо­дит че­рез вполне ле­галь­ные клу­бы и об­ще­ства бо­е­вой и спор­тив­ной под­го­тов­ки. Это про­ис­хо­дит и в дру­гих стра­нах Ев­ро­пы, рав­но как это име­ло и до сих пор име­ет ме­сто в Укра­ине.

Сеть кон­так­тов ве­те­ра­нов юго­слав­ских войн и серб­ских на­ци­о­на­ли­стов де­мон­стри­ру­ет, что мно­гие ее чле­ны во­вле­че­ны в рос­сий­ско-укра­ин­ский кон­фликт в Дон­бас­се — как ком­ба­тан­ты и как ор­га­ни­за­то­ры ре­сурс­но­го обес­пе­че­ния неза­кон­ных во­ору­жен­ных фор­ми­ро­ва­ний. По­верх­ност­ный об­зор пе­ре­крест­ных ин­тер­нет-ссы­лок па­ра­ми­ли­тар­ных серб­ских ор­га­ни­за­ций и их парт­не­ров в Рос­сии об­на­ру­жи­ва­ет ши­ро­кое во­вле­че­ние в них ре­сурс­но­го обес­пе­че­ния ор­га­ни­за­ций яко­бы ней­траль­но­го ха­рак­те­ра, гео­гра­фия ко­то­рых рас­про­стра­ня­ет­ся и на Укра­и­ну. При­ме­ром, до­стой­ным вни­ма­ния, здесь мо­жет быть де­я­тель­ность серб­ской об­щи­ны «Све­ти Са­ва» (г. Дне­пр), ос­но­ван­ной Дра­га­ном Ста­но­е­ви­чем, ко­то­рый по­зи­ци­о­ни­ру­ет се­бя од­ним из ли­де­ров Все­мир­ной серб­ской диас­по­ры. Несмот­ря на ка­жу­щу­ю­ся эко­но­ми­че­скую и куль­тур­ную де­я­тель­ность этой ор­га­ни­за­ции в Укра­ине, она тес­но кон­так­ти­ру­ет с рос­сий­ской ор­га­ни­за­ци­ей «Ко­сов­ский фронт», ос­но­ван­ной рос­сий­ски­ми граж­да­на­ми, ко­то­рые участ­во­ва­ли в бал­кан­ских вой­нах, и ока­зы­ва­ю­щей ре­гу­ляр­ную под­держ­ку в тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти бо­е­ви­кам «ЛНР» и «ДНР».

Де­ста­би­ли­за­ци­он­ную по­ли­ти­ку Рос­сии в За­пад­но­бал­кан­ском ре­ги­оне очень хо­ро­шо осо­зна­ют как стра­ны За­пад­ных Бал­кан, так и стра­ны ев­ро­ат­лан­ти­че­ско­го со­об­ще­ства. Се­го­дня Сер­бия, Ма­ке­до­ния, Бос­ния и Гер­це­го­ви­на яв­ля­ют­ся, на­ря­ду с Укра­и­ной, еще од­ним по­лем ци­ви­ли­за­ци­он­но­го про­ти­во­сто­я­ния Рос­сии и За­па­да. От по­яв­ле­ния ги­брид­ных войск РФ За­пад­ные Бал­ка­ны спа­са­ет гео­гра­фи­че­ская от­да­лен­ность, ко­то­рая, од­на­ко, не спа­са­ет от про­яв­ле­ний ги­брид­ной агрес­сии.

Мы мно­го слы­шим о том, что Укра­и­на долж­на бы­ла бы ис­поль­зо­вать опыт уре­гу­ли­ро­ва­ния кон­флик­та на Бал­ка­нах, к при­ме­ру, по­ло­жи­тель­ный опыт Хо­рва­тии, но каж­дый кон­фликт име­ет свои осо­бен­но­сти, в част­но­сти и рос­сий­ско-укра­ин­ский. Но при этом Укра­ине дей­стви­тель­но не по­ме­ша­ет изу­чать и учи­ты­вать за­пад­но­бал­кан­ский опыт про­ти­во­сто­я­ния рос­сий­ской агрес­сии. По­то­му что бла­го­при­ят­ная для рос­сий­ско­го вли­я­ния бал­кан­ская фор­му­ла объ­еди­не­ния пред­рас­по­ло­жен­но­го к па­тер­на­лиз­му сла­вян­ско­пра­во­слав­но­го об­ще­ства со сла­бы­ми де­мо­кра­ти­че­ски­ми ин­сти­ту­та­ми и де­фи­ци­том ре­форм на пу­ти к ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции пол­но­стью ха­рак­те­ри­зу­ет и укра­ин­скую ре­аль­ность.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.