Го­во­ри, что де­ла­ешь, и де­лай, что го­во­ришь

Мож­но ли счи­тать ин­фля­ци­он­ное тар­ге­ти­ро­ва­ние успеш­ным, ес­ли цель по ин­фля­ции не все­гда до­сти­га­ет­ся?

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр ПЕТРИК,

ди­рек­тор в МВФ от Укра­и­ны (2013–2017), док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, про­фес­сор

В июне ин­декс по­тре­би­тель­ских цен в го­до­вом ис­чис­ле­нии (от­но­си­тель­но со­от­вет­ству­ю­ще­го ме­ся­ца 2016 г.) под­ско­чил до 15,6% по срав­не­нию с 12,4% в кон­це 2016-го и 13,5% — ме­ся­цем ра­нее.

Мож­но с уве­рен­но­стью пред­по­ло­жить, что и в июле го­до­вая ин­фля­ция, ско­рее все­го, не сни­зит­ся из-за де­фля­ции в июле про­шло­го го­да. Те­ку­щее уско­ре­ние ин­фля­ции объ­яс­ня­ет­ся ро­стом цен на сы­рые про­дук­ты пи­та­ния. Так, в част­но­сти, со­глас­но дан­ным Гос­ста­та, толь­ко за июнь це­ны на фрук­ты по­вы­си­лись на 13,5%, на ово­щи — на 16,4%, а в це­лом про­дук­ты пи­та­ния ста­ли до­ро­же на 3,3%. Как след­ствие, та­кой це­но­вой всплеск на рын­ке пи­ще­вых про­дук­тов су­ще­ствен­но сни­зил ве­ро­ят­ность то­го, что ин­фля­ция в кон­це го­да со­ста­вит око­ло 8% (8+2/-2 п.п.), как бы­ло за­яв­ле­но На­ци­о­наль­ным бан­ком в «Ос­нов­них за­са­дах гро­шо­во-кре­дит­ної політи­ки» на 2017 г. Но бу­дет ли та­кое от­кло­не­ние от про­воз­гла­шен­ной ин­фля­ци­он­ной це­ли на ко­нец го­да обя­за­тель­но озна­чать неэф­фек­тив­ность ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния (ИТ), ко­то­рое про­во­дит НБУ и ко­то­рое в свя­зи с этим мо­жет быть по­став­ле­но под со­мне­ние?

К со­жа­ле­нию, мно­гие на­ши экс­пер­ты, да­же весь­ма ува­жа­е­мые, ин­тер­пре­ти­ру­ют успеш­ность про­ве­де­ния мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки при ре­жи­ме ИТ лишь в за­ви­си­мо­сти от то­го, до­стиг­ну­та или нет ин­фля­ци­он­ная цель на ко­нец го­да. Ско­рее, это свя­за­но как с непра­виль­ной трак­тов­кой осо­бен­но­стей ИТ, так и с недо­стат­ком вни­ма­ния к ре­зуль­та­там мно­го­лет­не­го опы­та его ис­поль­зо­ва­ния в дру­гих стра­нах.

Ко­неч­но, бы­ло бы иде­аль­но, ес­ли бы лю­бой цен­траль­ный банк по­сле про­воз­гла­ше­ния пе­ре­хо­да к ре­жи­му ИТ стал кон­тро­ли­ро­вать ин­фля­цию с точ­но­стью до за­яв­лен­ных це­ле­вых про­цен­тов и на точ­но опре­де­лен­ные да­ты в бу­ду­щем. Од­на­ко мно­же­ство фак­то­ров, на­хо­дя­щих­ся вне пря­мой сфе­ры воз­дей­ствия цен­тро­бан­ков, осо­бен­но в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де, мо­гут при­во­дить к су­ще­ствен­ным от­кло­не­ни­ям от за­яв­лен­ных ими ко­ли­че­ствен­ных це­лей. Хо­тя до­сти­же­ние этих це­лей, без­услов­но, яв­ля­ет­ся ба­зи­сом как для укреп­ле­ния до­ве­рия к цен­траль­но­му бан­ку, с од­ной сто­ро­ны, так и для необ­хо­ди­мо­сти по­вы­ше­ния под­от­чет­но­сти — с дру­гой.

Что же яв­ля­ет­ся од­ной из за­дач ИТ ex ante и оцен­кой его эф­фек­тив­но­сти ex post? Ес­ли по­смот­реть на меж­ду­на­род­ный опыт стран, цен­траль­ные бан­ки ко­то­рых счи­та­ют­ся успеш­ны­ми в про­ве­де­нии мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки при ре­жи­ме ИТ, то мож­но уви­деть, что они то­же «не по­па­да­ют» в свои це­ли с за­вид­ной ре­гу­ляр­но­стью. На­при­мер, Чеш­ский на­ци­о­наль­ный банк (ЧНБ), счи­та­ю­щий­ся од­ним из наи­бо­лее успеш­ных «тар­ге­те­ров» ин­фля­ции, удер­жи­вал ее уро­вень в про­воз­гла­шен­ном ко­ри­до­ре лишь в от­дель­ные про­ме­жут­ки на про­тя­же­нии 20-лет­не­го пе­ри­о­да су­ще­ство­ва­ния ИТ в этой стране. В по­след­нее де­ся­ти­ле­тие ин­фля­ция ко­ле­ба­лась в ин­тер­ва­ле от 0 до 8%, при том что цель сна­ча­ла бы­ла 3, а по­том 2% в год. Тем не ме­нее мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка ЧНБ счи­та­ет­ся очень успеш­ной. Бо­лее вни­ма­тель­ный взгляд на ин­фля­ци­он­ные про­цес­сы в Че­хии по­ка­зы­ва­ет, что по­сле це­но­вых шо­ков пред­ло­же­ния, да­же весь­ма зна­чи­тель­ных, ин­фля­ция в те­че­ние до­ста­точ­но ко­рот­ко­го вре­ме­ни воз­вра­ща­лась в за­яв­лен­ный ко­ри­дор.

Чеш­ская эко­но­ми­ка (впро­чем, как и укра­ин­ская) яв­ля­ет­ся ма­лень­кой и от­кры­той, по­это­му, есте­ствен­но, по­сто­ян­но под­вер­же­на це­но­вым шо­кам пред­ло­же­ния как на ми­ро­вых рын­ках, так и внут­ри стра­ны. Од­на­ко та­кие це­но­вые шо­ки не ока­зы­ва­ли стой­ко­го эф­фек­та на даль­ней­шее раз­ви­тие ин­фля­ции, и всплеск цен пре­кра­щал­ся сра­зу по­сле окон­ча­ния дей­ствия ин­фля­ци­он­но­го фак­то­ра. Это и бы­ло ос­нов­ным до­сти­же­ни­ем мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки ИТ в Че­хии. И это ста­ло воз­мож­ным во мно­гом бла­го­да­ря вы­со­ко­му кре­ди­ту до­ве­рия к цен­траль­но­му бан­ку стра­ны, что под­твер­жда­ют низ­кие ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния че­хов.

Мож­но утвер­ждать, что ИТ яв­ля­ет­ся успеш­ным, ес­ли ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния всех субъ­ек­тов эко­но­ми­ки сов­па­да­ют со сред­не­сроч­ной ин­фля­ци­он­ной це­лью, про­воз­гла­шен­ной цен­траль­ным бан­ком. Од­на­ко воз­ни­ка­ет ре­зон­ный во­прос: ка­ким об­ра­зом цен­траль­ные бан­ки при ИТ, и в част­но­сти ЧНБ, мо­гут «за­яко­рить» ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния, очень ча­сто от­кло­ня­ясь от про­воз­гла­шен­ных ин­фля­ци­он­ных це­лей? По­это­му ста­но­вит­ся яс­но, что до­сти­же­ние це­ли яв­ля­ет­ся важ­ным, но не клю­че­вым эле­мен­том в оцен­ке успеш­но­сти ИТ. Пуб­лич­ная под­от­чет­ность цен­траль­но­го бан­ка при ре­жи­ме ИТ — это и обес­пе­чи­ва­ет успех его мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки. И, изу­чая опыт ЧНБ, мы мо­жем по­нять, по­че­му. Чеш­ский цен­тро­банк ор­га­ни­зо­вал со­вер­шен­ную си­сте­му ком­му­ни­ка­ции с чеш­ским об­ще­ством, по­сред­ством ко­то­рой он ча­сто и ре­гу­ляр­но объ­яс­ня­ет при­чи­ны це­но­вых всплес­ков и со­от­вет­ству­ю­щие кор­рек­ти­ров­ки в мо­не­тар­ной по­ли­ти­ке, необ­хо­ди­мые для воз­вра­ще­ния в це­ле­вые па­ра­мет­ры. При этом его мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка в рам­ках ре­жи­ма ИТ яв­ля­ет­ся до­ста­точ­но гиб­кой: банк не обя­за­тель­но ста­ра­ет­ся немед­лен­но уже­сто­чить или осла­бить мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку, а да­ет воз­мож­ность эко­но­ми­ке по­сте­пен­но вой­ти в «ин­фля­ци­он­ную ко­лею», из­бе­гая рез­ко­го воз­дей­ствия на эко­но­ми­че­ский цикл про­цент­ной став­кой. Со­вер­шен­ная си­сте­ма ком­му­ни­ка­ций поз­во­ли­ла со­здать ат­мо­сфе­ру до­ве­рия че­хов к це­лям и дей­стви­ям сво­е­го цен­траль­но­го бан­ка. Субъ­ек­ты эко­но­ми­ки, да­же ес­ли они не все­гда со­глас­ны с пра­виль­но­стью суж­де­ний ЧНБ, все­гда хо­ро­шо осве­дом­ле­ны о его даль­ней­шей по­ли­ти­ке. По­это­му они при­ни­ма­ют свои биз­нес-ре­ше­ния в со­от­вет­ствии с по­лу­чен­ной от него ин­фор­ма­ци­ей о при­ро­де то­го или ино­го шо­ка. И свое­вре­мен­но уве­дом­ле­ны, что банк со­би­ра­ет­ся пред­при­нять, что­бы вос­ста­но­вить ин­фля­ци­он­ное ста­тускво и ми­ни­ми­зи­ро­вать из­держ­ки для эко­но­ми­ки.

Дру­гие по­ка­за­тель­ные при­ме­ры ИТ — цен­траль­ные бан­ки Мек­си­ки и Тур­ции. На­при­мер, банк Мек­си­ки до­ста­точ­но быст­ро укро­тил ин­фля­цию при пе­ре­хо­де к ИТ по­сле кри­зи­са 1994–1995 гг. с бо­лее чем 50% в 1995-м до 15% в 1997-м, но по­том про­гресс в до­ве­де­нии ин­фля­ции до це­ле­во­го уров­ня рас­тя­нул­ся на мно­гие го­ды, ко­гда ре­аль­ная ин­фля­ция, как пра­ви­ло, пре­вы­ша­ла цель. Од­на­ко мек­си­кан­ский цен­тро­банк тер­пе­ли­во улуч­шал до­ве­рие че­рез ком­му­ни­ка­ции, и на­ко­нец по­след­ние два го­да — 2015-й и 2016-й — как ин­фля­ция, так и ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния ста­ли на­хо­дить­ся в уз­ком це­ле­вом ко­ри­до­ре 3(+1/-1)%.

Цен­траль­ный банк Тур­ции так­же по­сле вве­де­ния ИТ в 2001 г. быст­ро со­вла­дал с ин­фля­ци­ей и при­вел ее к од­но­знач­но­му уров­ню уже в 2004-м (с преж­них уров­ней око­ло 60%). И так же, как в Мек­си­ке, в по­сле­ду­ю­щий пе­ри­од вре­ме­ни фак­ти­че­ская ин­фля­ция, как пра­ви­ло, пре­вы­ша­ла це­ле­вой по­ка­за­тель в 4%. Но, в от­ли­чие от мек­си­кан­цев, Ту­рец­кий цен­тро­банк ре­шил уве­ли­чить тар­гет. Од­на­ко вме­сто ожи­да­е­мо­го улуч­ше­ния си­ту­а­ции с «по­па­да­ни­ем» в це­ле­вые па­ра­мет­ры и, со­от­вет­ствен­но, по­вы­ше­ни­ем до­ве­рия эф­фект ока­зал­ся об­рат­ным. Об­щий уро­вень ин­фля­ции в стране вы­рос вме­сте с це­ле­вым по­ка­за­те­лем и по-преж­не­му про­дол­жал пре­вы­шать цель. Так, в 2012 г. при тар­ге­те 5,5% ин­фля­ция пре­вы­си­ла 10%, а в по­сле­ду­ю­щие го­ды при тар­ге­те 5% ин­фля­ция дер­жа­лась близ­ко к 8%. В то же вре­мя ин­фля­ци­он­ные ожи­да­ния воз­рос­ли и ста­ли са­ми иг­рать роль до­пол­ни­тель­но­го фак­то­ра бу­ду­щей ин­фля­ции.

Чеш­ский опыт, а так­же опыт дру­гих стран с ре­жи­мом ИТ по­ле­зен и для Укра­и­ны. Он по­ка­зы­ва­ет, что хо­тя до­сти­же­ние це­ли по ин­фля­ции — это важ­ный эле­мент по­ли­ти­ки, но ос­нов­ным, опре­де­ля­ю­щим ком­по­нен­том эф­фек­тив­но­сти ИТ яв­ля­ет­ся ка­че­ствен­ная си­сте­ма ком­му­ни­ка­ций цен­траль­но­го бан­ка с об­ще­ством. А «за­яко­ре­ние» ин­фля­ци­он­ных ожи­да­ний близ­ко к це­ли — оцен­кой его эф­фек­тив­но­сти. Стра­те­гия ИТ (как и оцен­ка его эф­фек­тив­но­сти), ба­зи­ру­ю­ща­я­ся лишь на «по­па­да­нии в цель» в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де лю­бой це­ной, бу­дет негиб­кой и да­же оши­боч­ной. Этот опыт так­же по­ка­зы­ва­ет, что воз­ве­де­ние «зда­ния до­ве­рия» к цен­траль­но­му бан­ку и его по­ли­ти­ке — дол­гий про­цесс, и де­виз мо­не­тар­ных вла­стей мож­но ко­рот­ко озву­чить как «го­во­ри, что де­ла­ешь, и де­лай, что го­во­ришь».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.