«Май­дан» в стране ко­мис­сий

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ми­ро­слав ЧЕХ, быв­ший де­пу­тат Сей­ма Рес­пуб­ли­ки Поль­ша, со­труд­ник Ле­ше­ка Баль­це­ро­ви­ча в Укра­ине

В Гер­ма­нии ру­беж 1918—1919 гг. был вре­ме­нем боль­ших по­тря­се­ний: по­ра­же­ние в войне, воз­вра­ще­ние мил­ли­о­нов сол­дат с фрон­тов, па­де­ние мо­нар­хии, неудач­ная ком­му­ни­сти­че­ская ре­во­лю­ция, под­го­тов­ка пра­вы­ми и мо­нар­хи­ста­ми го­су­дар­ствен­ных пе­ре­во­ро­тов и рож­де­ние де­мо­кра­тии. В ян­ва­ре 1919 г. Макс Ве­бер, из­вест­ный со­цио­лог и мыс­ли­тель, про­чи­тал лек­цию «Призва­ние к по­ли­ти­ке». Он был од­ним из ос­но­ва­те­лей Не­мец­кой де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, с ее спис­ков бал­ло­ти­ро­вал­ся в пар­ла­мент, од­на­ко и Ве­бер, и его пар­тия ис­пы­та­ли по­ра­же­ние. «Призва­ние к по­ли­ти­ке» — это его по­ли­ти­че­ское за­ве­ща­ние и про­грамм­ное вы­ступ­ле­ние, ко­то­ро­му не суж­де­но бы­ло быть про­чи­тан­ным с пар­ла­мент­ской три­бу­ны, по­сколь­ку Ве­бер умер в сле­ду­ю­щем го­ду.

По­ли­тик, утвер­ждал он, обя­зан преж­де все­го слу­жить де­лу, а слу­же­ние де­лу долж­но ста­вить в по­вест­ку дня про­бле­му эти­че­ско­го фун­да­мен­та по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти. Он вы­де­лил два ти­па эти­ки в по­ли­ти­ке: убеж­де­ния и от­вет­ствен­но­сти. «Ес­ли по­след­ствия по­ступ­ка, про­ис­те­ка­ю­ще­го из чи­сто­го убеж­де­ния, ока­жут­ся пло­хи­ми, то от­вет­ствен­ность за это че­ло­век эти­ки убеж­де­ния бу­дет пе­ре­кла­ды­вать на мир, на глу­пость че­ло­ве­че­скую, на во­лю Бо­га, ко­то­рый со­здал лю­дей та­ки­ми, толь­ко не на са­мо­го се­бя, — кон­ста­ти­ро­вал М.ве­бер. — На­обо­рот, тот, кто ру­ко­вод­ству­ет­ся эти­кой от­вет­ствен­но­сти, учи­ты­ва­ет имен­но та­кие обыч­ные че­ло­ве­че­ские недо­стат­ки (…). Тот, кто ис­по­ве­ду­ет эти­ку убеж­де­ния, чув­ству­ет се­бя от­вет­ствен­ным лишь за то, что­бы не уга­са­ло пла­мя чи­сто­го убеж­де­ния, на­при­мер, пла­мя про­те­ста про­тив неспра­вед­ли­во­сти со­ци­аль­но­го по­ряд­ка. Раз­ду­вать его сно­ва и сно­ва — вот что яв­ля­ет­ся це­лью его по­ступ­ков».

М.ве­бер ис­по­ве­до­вал «эти­ку от­вет­ствен­но­сти», но был пес­си­ми­стом от­но­си­тель­но шан­сов на успех от­вет­ствен­ной по­ли­ти­ки в Вей­мар­ской рес­пуб­ли­ке, ко­то­рую раз­ры­ва­ла борь­ба меж­ду ком­му­ни­ста­ми и на­ци­ста­ми.

«Хо­те­лось бы, — кон­ста­ти­ро­вал ав­тор «Хо­зяй­ства и об­ще­ства», — что­бы мы про­дол­жи­ли раз­го­вор на эту те­му лет че­рез де­сять. Ес­ли к то­му вре­ме­ни, че­го мне из-за ря­да об­сто­я­тельств при­хо­дит­ся опа­сать­ся, уже дав­но бу­дет ца­рить эпо­ха ре­ак­ции, и из то­го, че­го же­ла­ет и на что на­де­ет­ся боль­шин­ство из вас (и, ис­кренне со­зна­юсь, я то­же), осу­ще­ствит­ся немно­гое (воз­мож­но, не так что­бы уж ни­че­го не осу­ще­стви­лось, но, на­вер­ное, все-та­ки немно­гое; ме­ня это не сло­ма­ет, хо­тя знать об этом — ду­шев­ный груз), — вот то­гда я хо­тел бы по­смот­реть, что, в глу­бин­ном зна­че­нии сло­ва, «слу­чи­лось» с те­ми, кто чув­ству­ет се­бя се­го­дня на­сто­я­щим «по­ли­ти­ком убеж­де­ния» и охва­чен уга­ром, ко­то­рый сим­во­ли­зи­ру­ет эта ре­во­лю­ция».

Ве­бер ошиб­ся на че­ты­ре го­да: в 1933 г. к вла­сти при­ш­лая чер­ная ре­ак­ция — на­ци­сты, воз­глав­ля­е­мые Гит­ле­ром. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство «по­ли­ти­ков убеж­де­ния» бы­ли уби­ты, дру­гих за­са­ди­ли в конц­ла­ге­ря, тре­тьи эми­гри­ро­ва­ли.

Вс­по­ми­наю эти фак­ты по­чти сто­лет­ней дав­но­сти, по­сколь­ку мож­но про­ве­сти неко­то­рые па­рал­ле­ли меж­ду си­ту­а­ци­ей в Гер­ма­нии по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и по­стре­во­лю­ци­он­ной Укра­и­ной. Го­су­дар­ства фор­ми­ру­ют­ся по су­ти за­но­во. В Укра­ине по­ли­ти­ки и те, кто вли­я­ет на по­ли­ти­ку, долж­ны вы­би­рать: ли­бо от­ста­и­вать соб­ствен­ные взгля­ды до кон­ца и бу­до­ра­жить об­ще­ство, что­бы «бы­ло по-мо­е­му», ли­бо от­ста­и­вать соб­ствен­ное мне­ние в про­цес­се вы­ра­бот­ки ре­ше­ний, но уметь ид­ти на ком­про­мис­сы и по­сле при­ня­тия ре­ше­ний за­щи­щать их от кри­ти­ки. И по­сто­ян­но пом­нить, что про­бле­ма со­от­но­ше­ния меж­ду убеж­де­ни­ем и от­вет­ствен­но­стью — это лишь фраг­мент дру­го­го во­про­са, по­став­лен­но­го Ве­бе­ром, — о воз­расте го­су­дар­ства, ко­то­рое стро­ит­ся, а зна­чит, и о проч­но­сти его ин­сти­ту­тов, ко­гда к вла­сти мо­жет прий­ти по­ли­ти­че­ская ре­ак­ция.

Ре­ша­ю­щий тре­уголь­ник

Для успе­ха ре­форм в Укра­ине ре­ша­ю­щее зна­че­ние име­ет со­от­но­ше­ние в тре­уголь­ни­ке «об­ще­ство — власть — го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты». Об­ще­ство, по­то­му что в по­стре­во­лю­ци­он­ной Укра­ине его ак­тив­ная часть (во­лон­те­ры, непра­ви­тель­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, церк­ви) ста­ла од­ним из клю­че­вых иг­ро­ков по­ли­ти­ки и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни яв­ля­ет­ся драй­ве­ром ре­форм в от­дель­ных сфе­рах. Власть (пре­зи­дент, пар­ла­мент и пра­ви­тель­ство), при­ни­мая во вни­ма­ние необ­хо­ди­мость опре­де­лять ее роль в про­цес­се ре­форм — на­сколь­ко она по­ло­жи­тель­на и ини­ци­а­тив­на или на­обо­рот нега­тив­на. От та­ко­го опре­де­ле­ния за­ви­сит ле­ги­тим­ность дей­ствий вла­сти — глав­ное ка­че­ство для мо­би­ли­за­ции об­ще­ства в про­цес­се про­ве­де­ния ре­форм. Го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты, по­то­му что в ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии ста­биль­ность го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов яв­ля­ет­ся фун­да­мен­том неза­ви­си­мо­сти стра­ны и по­ка­за­те­лем зре­ло­сти де­мо­кра­тии и проч­но­сти пра­во­во­го го­су­дар­ства.

Го­су­дар­ство и его ин­сти­ту­ты — это преж­де все­го за­кон, нор­мы и про­це­ду­ры. Та­ким об­ра­зом, что­бы от­ве­тить на пе­ре­чис­лен­ные во­про­сы, необ­хо­ди­мо про­ана­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в раз­ных сфе­рах, углу­бить­ся в кон­крет­ные за­ко­ны до уров­ня от­дель­ных ча­стей, так как лишь на ос­но­ве та­ко­го де­таль­но­го рас­смот­ре­ния дис­кус­сия мо­жет быть пред­мет­ной. В про­тив­ном слу­чае на­до оста­вать­ся в дис­кур­се «все про­па­ло», «Укра­и­на по­те­ря­ла шанс на ци­ви­ли­за­ци­он­ный про­рыв», «об­ще­ство да­ло се­бя об­ма­нуть, по­то­му что ста­рая си­сте­ма из­ме­ни­ла лишь вы­вес­ки», «власть во­ру­ет, как и во­ро­ва­ла, и толь­ко ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния и «но­вые лю­ди» смо­гут оздо­ро­вить си­ту­а­цию».

Счи­таю, что та­кой дис­курс ис­ка­жа­ет укра­ин­скую ре­аль­ность се­ре­ди­ны 2017 г. и яв­ля­ет­ся тор­моз­ным эле­мен­том в транс­фор­ма­ции Укра­и­ны. Свои на­блю­де­ния и те­зи­сы обос­ную на ос­но­ве ана­ли­за: 1) про­бле­мы пра­во­вых ос­нов и ис­точ­ни­ков ле­ги­тим­но­сти се­го­дняш­ней вла­сти; 2) кон­крет­но­го при­ме­ра ре­фор­ми­ро­ван­ной го­су­дар­ствен­ной служ­бы, вве­ден­ной в Укра­ине 1 мая 2016 г. как укра­ин­скую мо­дель «ра­ци­о­наль­ной бю­ро­кра­тии» (тер­мин вве­ден Ве­бе­ром), и пе­ре­не­се­ния на укра­ин­скую ос­но­ву граж­дан­ской служ­бы, ко­то­рая су­ще­ству­ет по­чти во всех стра­нах ЕС; 3) ме­ста граж­дан­ско­го об­ще­ства в го­су­дар­стве как на­сто­я­ще­го «ре­во­лю­ци­он­но­го» эле­мен­та в го­су­дар­ствен­ном устрой­стве, уни­каль­ном для де­мо­кра­ти­че­ских го­су­дарств.

Ве­бер счи­тал, что клю­че­вым по­ня­ти­ем в про­цес­се управ­ле­ния го­су­дар­ством яв­ля­ет­ся «гос­под­ство», т.е. шанс обес­пе­чить по­слу­ша­ние граж­дан от­но­си­тель­но рас­по­ря­же­ний го­су­дар­ствен­ной вла­сти. По­слу­ша­ние ос­но­вы­ва­ет­ся на пра­во­вых на­ча­лах, ко­то­рые при­да­ют ле­ги­тим­ность от­но­ше­ни­ям меж­ду те­ми, кто власт­ву­ет и их под­чи­нен­ны­ми. Он вы­де­лил три «иде­аль­ные мо­де­ли» гос­под­ства: тра­ди­ци­он­ное («ос­но­вы­ва­ет­ся на ве­ре в свя­тость по­ряд­ков и власть иму­щих, ко­то­рые су­ще­ству­ют ис­по­кон ве­ков»), ха­риз­ма­ти­че­ское («гос­под­ство бла­го­да­ря пре­дан­но­сти осо­бе вла­сти­те­ля и его лас­ке (ха­риз­ме), преж­де все­го вслед­ствие его ма­ги­че­ских спо­соб­но­стей, при­зна­ния или ге­ро­из­ма, си­лы ду­ха и сло­ва») и ле­ги­тим­ное, наи­бо­лее ча­стым ти­пом ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся бю­ро­кра­ти­че­ское гос­под­ство, в част­но­сти «ра­ци­о­наль­ная бю­ро­кра­тия». И имен­но ра­ци­о­наль­ная бю­ро­кра­тия с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния яв­ля­ет­ся чи­стей­шим ти­пом ле­галь­но­го гос­под­ства.

Од­на­ко — что осо­бен­но важ­но — ни­ка­кое ле­галь­ное гос­под­ство не яв­ля­ет­ся толь­ко бю­ро­кра­ти­че­ским. Выс­шее ру­ко­вод­ство по­ли­ти­че­ских объ­еди­не­ний (на­при­мер го­су­дарств) оли­це­тво­ря­ют из­бран­ные на­ро­дом пре­зи­дент или пар­ла­мент­ское боль­шин­ство, но в ру­ко­во­дя­щее зве­но бю­ро­кра­ти­че­ско­го управ­ле­ния при­вле­ка­ют­ся пред­ста­ви­те­ли неко­то­рых ин­те­ре­сов, на­при­мер в фор­ме са­мо­управ­ле­ния (тер­ри­то­ри­аль­но­го, про­фес­си­о­наль­но­го, кор­по­ра­тив­но­го). Та­ким об­ра­зом, в де­мо­кра­ти­че­ских си­сте­мах для управ­ле­ния го­су­дар­ством необ­хо­ди­мы по­ли­ти­ки, ман­дат управ­ле­ния стра­ной ко­то­рых опре­де­ля­ет­ся во вре­мя вы­бо­ров.

В Укра­ине власть пол­но­стью ле­ги­тим­на, ман­дат на управ­ле­ние стра­ной она по­лу­чи­ла во вре­мя вы­бо­ров 2014 г. — пре­зи­дент­ских и пар­ла­мент­ских, и в 2015 г. — мест­ных. Спе­ци­фи­ка по­сле­ре­во­лю­ци­он­ной си­ту­а­ции в Укра­ине в том, что это не един­ствен­ный ис­точ­ник ле­ги­тим­но­сти в гла­зах об­ще­ства.

В кон­це фев­ра­ля 2014 г. на­зна­че­ние пер­во­го пра­ви­тель­ства но­вой Укра­и­ны про­изо­шло со­глас­но клас­си­че­ским за­ко­нам ре­во­лю­ции: по­сле со­гла­со­ва­ния в пар­ла­мен­те кан­ди­да­ту­ры пре­мьер-ми­ни­стра и всех ми­ни­стров, Ар­се­ний Яце­нюк и дру­гие кан­ди­да­ты в ми­ни­стры при­шли на цен­траль­ную пло­щадь Ки­е­ва, что­бы по­лу­чить утвер­жде­ние от «Май­да­на» — как кол­лек­тив­но­го ор­га­на управ­ле­ния ре­во­лю­ци­ей и ос­нов­но­го ис­точ­ни­ка ле­ги­тим­но­сти но­вой вла­сти. В Вер­хов­ной Ра­де, прав­да, был кво­рум для про­ве­де­ния за­се­да­ний и при­ня­тия ре­ше­ний, но не бы­ло об­ще­ствен­но­го ман­да­та, по­сколь­ку пар­ла­мент из­би­рал­ся при ста­рой вла­сти, «ре­во­лю­ци­о­не­ры» бы­ли в нем мень­шин­ством, и толь­ко при­зна­ние по­бе­ды ре­во­лю­ции ча­стью «ста­рых» обес­пе­чи­ло кво­рум. По тре­бо­ва­нию ре­во­лю­ции Вер­хов­ная Ра­да вер­ну­ла Кон­сти­ту­цию 2004 г. (од­но из тре­бо­ва­ний Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства), ко­то­рая вве­ла в Укра­ине пар­ла­мент­ско-пре­зи­дент­скую рес­пуб­ли­ку.

Отве­ча­ют все, зна­чит ни­кто

«Май­дан» не был пас­сив­ным на­блю­да­те­лем по­ли­ти­че­ских со­бы­тий — че­рез свое пред­ста­ви­тель­ство («Круг на­род­но­го до­ве­рия») предъ­явил тре­бо­ва­ния к кан­ди­да­там в ми­ни­стры, тре­бо­вал про­ве­сти аудит ми­ни­стерств, пуб­ли­ко­вать фи­нан­со­вую от­чет­ность в Ин­тер­не­те и те­ле­транс­ли­ро­вать за­се­да­ния пра­ви­тель­ства. Тре­бо­ва­ния вы­пол­не­ны, за­се­да­ния транс­ли­ру­ют и на се­го­дняш­ний день, в под­твер­жде­ние то­го, что власть не за­бы­ва­ет о сво­их ре­во­лю­ци­он­ных кор­нях. «Май­дан» со­здал так­же ин­сти­тут ко­мис­сий для от­бо­ра, на­зна­че­ния на долж­но­сти и сня­тия с долж­но­стей го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих и дру­гих ка­те­го­рий лиц, ко­то­рые ру­ко­во­дят го­су­дар­ствен­ны­ми учре­жде­ни­ем или пред­при­я­ти­я­ми, как га­ран­тию то­го, что­бы все бы­ло чест­но, про­зрач­но и без кор­руп­ции.

Стреж­нем пуб­лич­ной ад­ми­ни­стра­ции (Ве­бе­ров­ская «ра­ци­о­наль­ная бю­ро­кра­тия») в аб­со­лют­ном боль­шин­стве ев­ро­пей­ских го­су­дарств яв­ля­ет­ся ста­тус чи­нов­ни­ков, ко­то­рые долж­ны (на­зы­ва­ем глав­ные эле­мен­ты) слу­жить лишь де­ло­во­му, слу­жеб­но­му дол­гу; име­ют устой­чи­вую слу­жеб­ную иерар­хию и чет­ко опре­де­лен­ную слу­жеб­ную ком­пе­тен­цию; ра­бо­та­ют в пре­де­лах долж­ност­ной ин­струк­ции, опре­де­лен­ной кон­трак­том; в ра­бо­те по­ли­ти­че­ски неза­ан­га­жи­ро­ва­ны, воз­на­граж­де­ние за свою ра­бо­ту по­лу­ча­ют в ви­де еже­ме­сяч­но­го окла­да, ко­то­рый в прин­ци­пе дол­жен быть един­ствен­ным ис­точ­ни­ком их до­хо­да. На чи­нов­ни­ков рас­про­стра­ня­ет­ся еди­ная слу­жеб­ная дис­ци­пли­на и кон­троль.

При­ня­тый в Укра­ине за­кон о го­су­дар­ствен­ной служ­бе всту­пил в си­лу 1 мая 2016 г. (его при­ня­тие бы­ло од­ним из усло­вий по­лу­че­ния без­ви­зо­во­го ре­жи­ма), за мо­дель взя­ли поль­скую граж­дан­скую служ­бу. Про­бле­ма в том, что из поль­ской мо­де­ли взя­ли все, что ка­са­ет­ся со­ци­аль­ных га­ран­тий го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих и их ка­рьер­но­го ро­ста. Но по су­ти не взя­ли ни­че­го, что де­ла­ет граж­дан­скую служ­бу эф­фек­тив­ным ин­стру­мен­том го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния.

В Поль­ше граж­дан­ская служ­ба яв­ля­ет­ся ча­стью си­сте­мы ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, а кор­пу­сом граж­дан­ской служ­бы ру­ко­во­дит ее шеф, ко­то­рый непо­сред­ствен­но под­чи­ня­ет­ся пре­мьер-ми­ни­стру (в 2015 г. су­ще­ствен­ные из­ме­не­ния в за­кон внес­ло но­вое пра­ви­тель­ство, мы ис­поль­зу­ем ста­рый ва­ри­ант, га­ран­ти­ро­вав­ший боль­шую не­за­ви­си­мость граж­дан­ской служ­бы). И имен­но гла­ва пра­ви­тель­ства на­зна­ча­ет и сни­ма­ет ше­фа граж­дан­ской служ­бы без про­ве­де­ния кон­курс­ной про­це­ду­ры. В кан­це­ля­рии пре­мьер-ми­ни­стра, ми­ни­стер­ствах и дру­гих ор­га­нах пра­ви­тель­ствен­ной ад­ми­ни­стра­ции (в част­но­сти в во­е­вод­ской пра­ви­тель­ствен­ной ад­ми­ни­стра­ции — укра­ин­ское со­от­вет­ствие об­ласт­ной мест­ной го­су­дар­ствен­ной ад­ми­ни­стра­ции) со­зда­ны ин­сти­ту­ты ге­не­раль­ных ди­рек­то­ров (укра­ин­ский ана­лог — го­су­дар­ствен­ные сек­ре­та­ри), ко­то­рых на­зна­ча­ет шеф граж­дан­ской служ­бы.

В на­зна­че­нии ге­не­раль­ных ди­рек­то­ров ше­фу по­мо­га­ют ква­ли­фи­ка­ци­он­ные ко­мис­сии, со­сто­я­щие ис­клю­чи­тель­но из чле­нов кор­пу­са граж­дан­ской служ­бы. Ко­мис­сия от­би­ра­ет пять кан­ди­да­тов, из ко­то­рых шеф на­зна­ча­ет ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ве­дом­ства. Ге­не­раль­ные ди­рек­то­ра под­чи­не­ны ше­фу в во­про­сах ор­га­ни­за­ции ра­бо­ты граж­дан­ской служ­бы, в дру­гих — они под­чи­ня­ют­ся ми­ни­стру или его за­ме­сти­те­лям. В Поль­ше пре­мьер-ми­нистр фор­ми­ру­ет Со­вет граж­дан­ской служ­бы как свой со­ве­ща­тель­ный ор­ган, ко­то­рый, в част­но­сти, оце­ни­ва­ет про­цесс от­бо­ра кан­ди­да­тов в кор­пус граж­дан­ской служ­бы и на долж­но­сти в си­сте­ме граж­дан­ской служ­бы.

Та­ким об­ра­зом, все спро­ек­ти­ро­ва­но чет­ко и по­нят­но. Чле­нам кор­пу­са граж­дан­ской служ­бы га­ран­ти­ро­ва­на по­ли­ти­че­ская не­за­ви­си­мость, по­ступ­ле­ние на служ­бу со­глас­но кри­те­ри­ям ком­пе­тент­но­сти, воз­мож­ность ка­рьер­но­го ро­ста, тру­до­устрой­ство и со­ци­аль­ные га­ран­тии. В то же вре­мя на всех оди­на­ко­во «рас­про­стра­ня­ет­ся су­ро­вая еди­ная слу­жеб­ная дис­ци­пли­на и кон­троль» (де­фи­ни­ция Ве­бе­ра), ими ру­ко­во­дит апо­ли­тич­ный шеф, непо­сред­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся пре­мьер-ми­нистр как гла­ва ис­пол­ни­тель­ной вла­сти.

В Укра­ине по су­ти не со­зда­на граж­дан­ская служ­ба, по­сколь­ку за­кон ре­гу­ли­ру­ет про­це­ду­ру на­зна­че­ния на долж­но­сти и осво­бож­де­ние от долж­но­стей всех го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих, долж­но­сти ко­то­рых от­не­се­ны к непо­ли­ти­че­ским (по­ли­ти­че­ские долж­но­сти — от пре­мьер-ми­ни­стра до за­ме­сти­те­лей ми­ни­стров). Со­зда­ны три ка­те­го­рии долж­но­стей («А», «Б», «В»), а из выс­ших долж­ност­ных лиц со­здан «выс­ший кор­пус го­су­дар­ствен­ной служ­бы». Си­сте­ма управ­ле­ния го­су­дар­ствен­ной служ­бой вклю­ча­ет аж пять ор­га­нов: Ка­би­нет ми­ни­стров Укра­и­ны; На­ци­о­наль­ное агент­ство Укра­и­ны по во­про­сам го­су­дар­ствен­ной служ­бы; Ко­мис­сию по во­про­сам выс­ше­го кор­пу­са го­су­дар­ствен­ной служ­бы и со­от­вет­ству­ю­щие кон­курс­ные ко­мис­сии; ру­ко­во­ди­те­лей го­су­дар­ствен­ной служ­бы; служ­бы управ­ле­ния пер­со­на­лом.

От­ме­тим, что все на­зван­ные ор­га­ны кол­лек­тив­ные, а не еди­но­лич­ные, как в Поль­ше. Еди­но­лич­ность озна­ча­ет власть, но и от­вет­ствен­ность: есть с ко­го спро­сить за про­ва­лы в ра­бо­те или пло­хое пер­со­наль­ное на­зна­че­ние. Ес­ли отве­ча­ют все, то не от­ве­ча­ет ни­кто.

Ре­ша­ет Кон­сти­ту­ция

От­дель­ное ме­сто в си­сте­ме го­су­дар­ствен­ной служ­бы от­ве­де­но Ко­мис­сии по во­про­сам выс­ше­го кор­пу­са го­су­дар­ствен­ной служ­бы. Ее со­зда­ет Ка­би­нет ми­ни­стров Укра­и­ны, ко­то­рый утвер­жда­ет ее пер­со­наль­ный со­став, в нее вхо­дят: пред­ста­ви­те­ли, опре­де­лен­ные Вер­хов­ной Ра­дой, пре­зи­ден­том и КМУ; ру­ко­во­ди­тель На­ци­о­наль­но­го агент­ства Укра­и­ны по во­про­сам го­су­дар­ствен­ной служ­бы; «по од­но­му пред­ста­ви­те­лю от об­ще­го пред­ста­ви­тель­ско­го ор­га­на ре­пре­зен­та­тив­ных все­укра­ин­ских объ­еди­не­ний проф­со­ю­зов на на­ци­о­наль­ном уровне и об­ще­го пред­ста­ви­тель­ско­го ор­га­на ре­пре­зен­та­тив­ных все­укра­ин­ских объ­еди­не­ний ор­га­ни­за­ций ра­бо­то­да­те­лей на на­ци­о­наль­ном уровне»; че­ты­ре пред­ста­ви­те­ля — «об­ще­ствен­ных объ­еди­не­ний, на­уч­ных учре­жде­ний, учеб­ных за­ве­де­ний, экс­пер­тов со­от­вет­ству­ю­щей ква­ли­фи­ка­ции, из­бран­ных со­глас­но по­ряд­ку, ко­то­рый утвер­жда­ет­ся КМУ».

Пол­но­мо­чия ко­мис­сии яв­ля­ют­ся ре­ша­ю­щи­ми при на­зна­че­нии на долж­ность и сня­тии с долж­но­стей гос­слу­жа­щих ка­те­го­рии «А». Ко­мис­сия: 1) со­гла­су­ет ти­пич­ные тре­бо­ва­ния к про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих; 2) про­во­дит кон­курс на за­ня­тие ва­кант­ных долж­но­стей и вно­сит пред­ло­же­ния от­но­си­тель­но по­бе­ди­те­ля кон­кур­са и вто­ро­го по ре­зуль­та­там кон­кур­са кан­ди­да­та на ва­кант­ную долж­ность; 3) рас­смат­ри­ва­ет пред­ло­же­ния и да­ет со­гла­сие на до­сроч­ное осво­бож­де­ние от долж­но­сти го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих; 4) вно­сит пред­ло­же­ния по пе­ре­во­ду го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих на рав­но­знач­ную или низ­шую долж­ность в дру­гой го­су­дар­ствен­ный ор­ган; 5) осу­ществ­ля­ет дис­ци­пли­нар­ные про­из­вод­ства от­но­си­тель­но го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих, за­ни­ма­ю­щих долж­но­сти го­су­дар­ствен­ной служ­бы, и вно­сит субъ­ек­ту на­зна­че­ния (пре­зи­ден­ту, пра­ви­тель­ству, ми­ни­страм и т.п.) пред­ло­же­ния по ре­зуль­та­там дис­ци­пли­нар­но­го про­из­вод­ства.

Та­ким об­ра­зом, пред­ста­ви­те­ли об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций/ граж­дан­ско­го об­ще­ства (сре­ди них — проф­со­ю­зы и пред­ста­ви­те­ли ра­бо­то­да­те­лей) име­ют ре­ша­ю­щий го­лос в ра­бо­те ко­мис­сии. Роль пред­ста­ви­те­лей пре­зи­ден­та, Вер­хов­ной Ра­ды и Ка­б­ми­на вспо­мо­га­тель­ная. Чле­ны ко­мис­сии ра­бо­та­ют на об­ще­ствен­ных на­ча­лах, а са­ма ко­мис­сия не вхо­дит в со­став ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Ведь по су­ти роль ор­га­на ис­пол­ни­тель­ной вла­сти ис­пол­ня­ет ин­сти­тут го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния, не вхо­дя­щий в си­сте­му ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Этот па­ра­докс хо­ро­шо ил­лю­стри­ру­ет про­бле­ма с про­вер­кой до­сто­вер­но­сти до­ку­мен­тов и ин­фор­ма­ции, ко­то­рую по­да­ют о се­бе кан­ди­да­ты на долж­ность. Про­вер­ка осу­ществ­ля­ет­ся по­сле за­вер­ше­ния кон­кур­са, по­сколь­ку боль­шин­ство чле­нов ко­мис­сии не яв­ля­ют­ся го­су­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми и не име­ют до­сту­па к за­кры­той ин­фор­ма­ции.

Важ­но от­ме­тить, что Ко­мис­сия опре­де­ля­ет по­бе­ди­те­ля кон­кур­са, ко­то­рый за­ни­ма­ет долж­ность, за ис­клю­че­ни­ем чет­ко про­пи­сан­ных слу­ча­ев. То есть пре­зи­ден­ту, Ка­б­ми­ну или ми­ни­стру по су­ти от­во­дит­ся роль поч­та­льо­на — при­нять со­об­ще­ние об из­бран­ном кан­ди­да­те, про­ве­рить до­сто­вер­ность пер­со­наль­ной ин­фор­ма­ции о кан­ди­да­те и под­пи­сать акт на­зна­че­ния или сня­тия. Но кто же то­гда на са­мом де­ле ру­ко­во­дит го­су­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми наи­выс­шей ка­те­го­рии (вплоть до про­ве­де­ния слу­жеб­ных рас­сле­до­ва­ний), и пе­ред кем они долж­ны чув­ство­вать се­бя от­вет­ствен­ны­ми?

От­дель­но­го об­суж­де­ния тре­бу­ет про­бле­ма на­зна­че­ния на долж­но­сти и осво­бож­де­ния от долж­но­стей глав мест­ных го­су­дар­ствен­ных ад­ми­ни­стра­ций. Со­глас­но Кон­сти­ту­ции МГА вхо­дят в струк­ту­ру ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, глав МГА на­зна­ча­ет на долж­ность и осво­бож­да­ет от долж­но­сти пре­зи­дент по пред­став­ле­нию КМУ. Гла­вы МГА «при осу­ществ­ле­нии сво­их пол­но­мо­чий от­вет­ствен­ны пе­ред пре­зи­ден­том Укра­и­ны и Ка­би­не­том ми­ни­стров Укра­и­ны, под­от­чет­ны и под­кон­троль­ны ор­га­нам ис­пол­ни­тель­ной вла­сти выс­ше­го уров­ня». Но со­глас­но За­ко­ну «О го­су­дар­ствен­ной служ­бе» они при­чис­ле­ны к гос­слу­жа­щим ка­те­го­рии «А» (для срав­не­ния в Поль­ше во­е­во­ды и их за­ме­сти­те­ли — ана­лог глав ОГА и их за­ме­сти­те­лей — от­не­се­ны к по­ли­ти­че­ским долж­но­стям, яв­ля­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми пра­ви­тель­ства в во­е­вод­стве, их на­зна­ча­ет на долж­ность и сни­ма­ет с долж­но­сти пре­мьер-ми­нистр).

И все: ни Кон­сти­ту­ция, ни за­кон о МГА не преду­смат­ри­ва­ет уча­стия дру­гих ор­га­нов (неко­то­рое ис­клю­че­ние — огра­ни­чен­ные в этом во­про­се мест­ные ра­ды со­от­вет­ству­ю­ще­го уров­ня) или тем бо­лее об­ще­ствен­ных струк­тур в про­цес­се на­зна­че­ния на долж­но­сти и осво­бож­де­ния с долж­но­стей глав МГА. Нор­ма­тив­ный акт низ­ше­го ран­га, а та­ким по срав­не­нию с Ос­нов­ным за­ко­ном яв­ля­ет­ся «про­стой» за­кон, не мо­жет вво­дить нор­мы, не преду­смот­рен­ные Кон­сти­ту­ци­ей.

Взя­ли и сде­ла­ли

А про­бле­ма еще глуб­же. В ст. 15 За­ко­на «О го­су­дар­ствен­ной служ­бе» опре­де­ле­но, что Ко­мис­сия «рас­смат­ри­ва­ет пред­ло­же­ния и да­ет со­гла­сие на до­сроч­ное осво­бож­де­ние от долж­но­сти го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих, за­ни­ма­ю­щих долж­но­сти го­су­дар­ствен­ной служ­бы ка­те­го­рии «А». Но это пря­мо про­ти­во­ре­чит за­ко­ну о МГА, в ко­то­ром уста­нов­ле­но, что Пре­зи­дент мо­жет пре­кра­тить пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля МГА «по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве». А со­глас­но Кон­сти­ту­ции (ст. 106, ч. 2) «Пре­зи­дент Укра­и­ны не мо­жет пе­ре­да­вать свои пол­но­мо­чия дру­гим ли­цам или ор­га­нам». Спе­ци­а­ли­сты кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва от­ме­ча­ют, что пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та Укра­и­ны не мо­гут быть де­ле­ги­ро­ва­ны, пе­ре­рас­пре­де­ле­ны, их вы­пол­не­ние не мо­жет быть по­ру­че­но дру­гим ли­цам или ор­га­нам. Это яв­ля­ет­ся юри­ди­че­ской га­ран­ти­ей над­ле­жа­щей ре­а­ли­за­ции пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та Укра­и­ны и од­но­вре­мен­но га­ран­ти­ей кон­сти­ту­ци­он­но­го строя Укра­и­ны от про­ти­во­прав­ных по­ся­га­тельств, в том чис­ле от по­пы­ток неле­ги­тим­но­го при­хо­да к вла­сти.

Итак, ана­лиз Кон­сти­ту­ции и за­ко­нов, ско­рее, не остав­ля­ет ме­ста со­мне­ни­ям: Ко­мис­сия не мо­жет «да­вать со­гла­сие» на до­сроч­ное уволь­не­ние глав МГА, по­сколь­ку пре­кра­ще­ние пол­но­мо­чий пред­се­да­те­лей МГА яв­ля­ет­ся ис­клю­чи­тель­но пре­ро­га­ти­вой пре­зи­ден­та, ко­то­рый со­глас­но Кон­сти­ту­ции «на­зна­ча­ет и осво­бож­да­ет» глав МГА по пред­став­ле­нию КМУ. Я убеж­ден, что ци­ти­ру­е­мая нор­ма пря­мо на­ру­ша­ет Кон­сти­ту­цию и кон­сти­ту­ци­он­ные пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та и Ка­б­ми­на. Все ко­мис­сии или дру­гие струк­ту­ры, ко­то­рые долж­ны им по­мочь в вы­пол­не­нии кон­сти­ту­ци­он­ных пол­но­мо­чий, мо­гут быть толь­ко со­ве­ща­тель­ны­ми.

Об­ще­ствен­ное мне­ние пе­ри­о­ди­че­ски бу­до­ра­жат опа­се­ния о «по­пыт­ке узур­па­ции вла­сти» пре­зи­ден­том, в част­но­сти о на­зна­че­нии пред­се­да­те­лей МГА. На са­мом де­ле си­ту­а­ция вы­гля­дит с точ­но­стью до на­обо­рот: мож­но при­ве­сти до­ста­точ­но вес­кие ар­гу­мен­ты и кон­ста­ти­ро­вать: огра­ни­че­ние пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та во вре­мя ра­бо­ты и при­ня­тия пар­ла­мен­том За­ко­на «О го­су­дар­ствен­ной служ­бе» про­изо­шло с пря­мым на­ру­ше­ни­ем Кон­сти­ту­ции.

Над За­ко­ном «О го­су­дар­ствен­ной служ­бе» ра­бо­та­ли луч­шие спе­ци­а­ли­сты из об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты. Для об­ще­ствен­но­го мне­ния и За­па­да при­ня­тие за­ко­на бы­ло од­ной из лак­му­со­вых бу­ма­жек ре­фор­ма­тор­ства вла­сти, от это­го за­ви­се­ло по­лу­че­ние Укра­и­ной зна­чи­тель­ной по­мо­щи на ре­фор­ми­ро­ва­ние си­сте­мы го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. При­чи­ной воз­ник­но­ве­ния та­ко­го по­ло­же­ния яв­ля­ет­ся то, что в пы­лу из­ме­не­ний все­го и вся ча­сто ру­бят с пле­ча и на «по­дроб­но­сти» (со­гла­со­ва­ние пред­ло­жен­ных кон­цеп­ций с Кон­сти­ту­ци­ей и дру­ги­ми за­ко­на­ми) не об­ра­ща­ют вни­ма­ния. Неко­то­рые ре­фор­мы ре­а­ли­зу­ют­ся без це­лост­но­го взгля­да на го­су­дар­ство.

Ре­во­лю­ции име­ют свои пра­ва, но эти пра­ва долж­ны иметь пре­де­лы. «Со­ли­дар­ность» — круп­ное по­ли­ти­че­ское и граж­дан­ское дви­же­ние 80-х го­дов про­шло­го ве­ка — по­сле вы­бо­ров 1989-го так­же взя­ла власть в стране. Стерж­нем дви­же­ния был проф­со­юз, но ее при­ход к вла­сти был свя­зан с ис­поль­зо­ва­ни­ем про­це­дур пред­ста­ви­тель­ской де­мо­кра­тии и пар­ла­мен­том, как ее ос­нов­ным эле­мен­том и оли­це­тво­ре­ни­ем ле­ги­тим­но­сти «от на­ро­да».

По­сле­ре­во­лю­ци­он­ная Укра­и­на — это пер­вый из­вест­ный мне слу­чай, ко­гда дви­жу­щая си­ла ре­во­лю­ции (услов­ный «Май­дан»/ граж­дан­ское об­ще­ство) не толь­ко во­шла в пар­ла­мент и пра­ви­тель­ство, но ста­ла ча­стью ве­бе­ров­ско­го «ле­ги­тим­но­го гос­под­ства» в фор­ме ко­мис­сий, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рых не преду­смот­ре­но Кон­сти­ту­ци­ей.

Во­ору­жен­ная ин­тер­вен­ция За­па­да в быв­шей Юго­сла­вии во имя за­щи­ты меж­ду­на­род­но­го пра­ва, гло­ба­ли­за­ция, гос­под­ство круп­но­го транс­на­ци­о­наль­но­го ка­пи­та­ла, фи­нан­со­вый кри­зис 2008—2009 гг. и свя­зан­ная с эти­ми яв­ле­ни­я­ми кри­ти­ка ли­бе­раль­но­го го­су­дар­ства (в част­но­сти эко­но­ми­че­ско­го нео­ли­бе­ра­лиз­ма), по­яв­ле­ние граж­дан­ских дви­же­ний, та­ких как аме­ри­кан­ский Occupy Wall Street, по­бу­ди­ли фи­ло­со­фов и со­цио­ло­гов к про­ве­де­нию дис­кус­сии о необ­хо­ди­мо­сти об­нов­ле­ния (ра­ди­ка­лы го­во­ри­ли о за­мене) ли­бе­раль­ной де­мо­кра­тии. Ос­нов­ным по­сту­ла­том бы­ло рас­ши­ре­ние ба­зы ле­ги­тим­но­сти го­су­дар­ствен­ной вла­сти, по­сколь­ку ее фор­ма в ви­де пред­ста­ви­тель­ной де­мо­кра­тии пе­ре­ста­ла слу­жить об­ще­ству. Ста­ла эле­мен­том пет­ри­фи­ка­ции су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы, ко­то­рая для мно­гих тео­ре­ти­ков при­бли­зи­лась к оли­гар­хи­че­ской мо­де­ли. Дис­кус­сии оста­лись дис­кус­си­я­ми.

Укра­ин­цы тео­рию пре­вра­ти­ли в прак­ти­ку, а сам про­цесс ока­зал­ся та­ким есте­ствен­ным, что за­бы­ли об этом рас­ска­зать са­мим се­бе и дру­гим. За­пад­ные экс­пер­ты да­же не по­до­зре­ва­ют, что, при­зы­вая укра­ин­цев к со­зда­нию пра­во­во­го го­су­дар­ства, под­дер­жи­ва­ют но­во­вве­де­ния, ко­то­рые это го­су­дар­ство су­ще­ствен­но ослаб­ля­ют (ска­за­но де­ли­кат­но).

Го­су­дар­ству — недо­ве­рие

Бы­ла «стра­на со­ве­тов» — ста­ла «стра­на ко­мис­сий». Нем­но­го шу­чу, но про­бле­ма се­рьез­ная, с по­след­стви­я­ми, вы­хо­дя­щи­ми за рам­ки от­ве­та на во­прос о том, при­нят ли пра­виль­ный ме­ха­низм от­бо­ра кад­ров на го­су­дар­ствен­ную служ­бу. Тем бо­лее что в от­дель­ных ми­ни­стер­ствах со­зда­ны т. н. про­ект­ные офи­сы, то есть ко­ман­ды вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые долж­ны раз­ра­ба­ты­вать про­грам­мы ре­форм этих ве­домств и при­над­ле­жа­щих им сфер эко­но­ми­ки и со­ци­аль­ных во­про­сов.

В Поль­ше, по­сле при­со­еди­не­ния к ЕС, так­же со­зда­ли груп­пу спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые от­ве­ча­ли за ев­ро­пей­ские про­грам­мы и по­лу­ча­ли за это бо­лее вы­со­кую зар­пла­ту, чем их кол­ле­ги на ана­ло­гич­ных долж­но­стях. Ар­гу­мент был прост: нуж­ны вы­со­кие ком­пе­тен­ции, что­бы за­ни­мать­ся эти­ми во­про­са­ми. Эф­фект? Ско­ро ста­ло яс­но, что пуб­лич­ная ад­ми­ни­стра­ция не справ­ля­ет­ся со сво­и­ми за­да­ча­ми, по­то­му что «неев­ро­пей­ские» чи­нов­ни­ки про­воз­гла­си­ли «ита­льян­скую за­ба­стов­ку»: при­хо­ди­ли на ра­бо­ту, но она не го­ре­ла у них в ру­ках. Ес­ли, го­во­ри­ли, дру­гие та­кие ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мые, то пусть с них спра­ши­ва­ют. Пра­ви­тель­ству неку­да бы­ло деть­ся, и оно от­ка­за­лось от это­го ре­ше­ния.

Пра­ви­ла Ве­бе­ра по «ра­ци­о­наль­ной бю­ро­кра­тии» по­бе­ди­ли.

Од­ной из клю­че­вых (ес­ли во­об­ще не глав­ных) про­блем в обес­пе­че­нии успе­ха ре­форм в Укра­ине яв­ля­ет­ся то­таль­ная нехват­ка до­ве­рия к го­су­дар­ству и его ин­сти­ту­там. За ис­клю­че­ни­ем ар­мии и пат­руль­ной по­ли­ции, но у них осо­бый ста­тус: ар­мию «воз­ро­дил на­род» и во­лон­те­ры; со­зда­ние по­ли­ции про­изо­шло «под дав­ле­ни­ем За­па­да», си­ла­ми гру­зин­ских спе­ци­а­ли­стов. От­да­вая долж­ное на­ро­ду, во­лон­те­рам, За­па­ду и гру­зи­нам, за­ме­тим, что 250-ты­сяч­ную ар­мию невоз­мож­но по­стро­ить без под­держ­ки го­су­дар­ства, а тем бо­лее в кон­флик­те с го­су­дар­ством. Во­ору­жен­ные си­лы — слиш­ком слож­ный ор­га­ни­за­ци­он­но и за­трат­ный фи­нан­со­во ме­ха­низм, что­бы его де­я­тель­ность осу­ществ­ля­лась без го­су­дар­ства и го­су­дар­ствен­ной вла­сти.

Укра­ин­цы не до­ве­ря­ют го­су­дар­ству и име­ют на это вес­кие ос­но­ва­ния, по­то­му что ве­ка­ми не бы­ло сво­ей го­су­дар­ствен­но­сти, а за пер­вые 23 го­да неза­ви­си­мо­сти го­су­дар­ство сде­ла­ло все, что­бы до­ве­рие не за­слу­жить. Од­на­ко от­сут­ствие эле­мен­тар­но­го до­ве­рия уни­что­жа­ет сам шанс на по­яв­ле­ние об­ще­ствен­но­го ка­пи­та­ла, без ко­то­ро­го в со­вре­мен­ном ми­ре невоз­мож­но ка­кое-ли­бо раз­ви­тие. Мне ча­сто при­хо­дит­ся вы­сту­пать в поль­ских СМИ на те­му Укра­и­ны, и на пуб­ли­ку дол­жен про­ти­во­сто­ять мне­нию граж­дан Укра­и­ны, по­то­му что от них по­чти невоз­мож­но услы­шать хоть ка­кую-то по­ло­жи­тель­ную ха­рак­те­ри­сти­ку соб­ствен­но­го го­су­дар­ства. Мой укра­ин­ский зна­ко­мый мет­ко на­звал при­чи­ну: «Для укра­ин­ца ска­зать что­то по­ло­жи­тель­ное о соб­ствен­ном го­су­дар­стве рав­но на­ци­о­наль­ной из­мене».

Ак­цен­ти­рую вни­ма­ние на этом, по­то­му что про­ти­во­сто­я­ние «хо­ро­ше­го на­ро­да/граж­дан­ско­го об­ще­ства» про­тив «пло­хо­го го­су­дар­ства/вла­сти» за­пи­са­но в за­ко­но­да­тель­стве, оно вос­при­ни­ма­ет­ся укра­ин­ским об­ще­ством как нечто аб­со­лют­но нор­маль­ное и — со­зна­тель­но или бес­со­зна­тель­но — по­ощ­ря­ет­ся За­па­дом. Но та­ким спо­со­бом нель­зя ре­фор­ми­ро­вать го­су­дар­ство и по­стро­ить его ста­биль­ные ин­сти­ту­ты.

Итак, что с этим де­лать и как дви­гать­ся даль­ше? На­чать на­до с фун­да­мен­тов и утвер­ждать, что су­ще­ству­ют три ис­точ­ни­ка прак­ти­че­ской «ле­ги­тим­но­сти» уча­стия «Май­да­на»/граж­дан­ско­го об­ще­ства в Ве­бе­ров­ском «гос­под­стве»: 1) об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции по­лу­чи­ли ста­тус кол­лек­тив­но­го «участ­ни­ка ре­во­лю­ции» с осо­бы­ми пра­ва­ми на вы­пол­не­ние ро­ли «сто­ро­жа» ее ду­ха, до­сти­же­ний и необ­ра­ти­мо­сти транс­фор­ма­ции; 2) их осо­бый ста­тус под­дер­жал За­пад, для ко­то­ро­го «Май­дан»/граж­дан­ское об­ще­ство яв­ля­ет­ся ос­нов­ным парт­не­ром в «дав­ле­нии на власть», что­бы ре­а­ли­зо­ва­ла ре­фор­мы; 3) «май­дан­ный» ста­тус укра­ин­ской вла­сти: пре­зи­ден­та, пар­ла­мент­ско­го боль­шин­ства (со вре­мен утвер­жде­ния «вто­ро­го» пра­ви­тель­ства Ар­се­ния Яце­ню­ка) и пра­ви­тель­ства (ка­жет­ся, каж­дый из ми­ни­стров мо­жет ска­зать о се­бе, что «был на Май­дане»).

Ду­маю, что два пер­вых ис­точ­ни­ка ле­ги­тим­но­сти по­нят­ны, по­то­му что «все так счи­та­ют». Тре­тий для мно­гих мо­жет по­ка­зать­ся непри­ем­ле­мым, по­сколь­ку что об­ще­го есть меж­ду «бор­ца­ми с кор­рум­пи­ро­ван­ной вла­стью» и пред­ста­ви­те­ля­ми этой же вла­сти? На са­мом де­ле об­ще­го го­раз­до боль­ше, чем сам факт то­го, что все вме­сте сто­я­ли на Май­дане.

По­треб­ность про­ти­во­сто­ять злу

Утвер­жде­ние со­ста­ва ко­мис­сий воз­ло­же­но на по­ли­ти­ков: пре­зи­ден­та, пра­ви­тель­ство и пар­ла­мент. Кан­ди­да­тов пред­ла­га­ют са­ми ор­га­ни­за­ции или их объ­еди­не­ния. По­ли­ти­ки не вме­ши­ва­ют­ся в про­цесс, в част­но­сти по­то­му, что мно­гих про­сто зна­ют по сов­мест­ной де­я­тель­но­сти. Ак­том утвер­жде­ния со­ста­ва ко­мис­сий по­ли­ти­ки при­да­ют ко­мис­си­ям и их чле­нам фор­маль­ный ста­тус, а сле­до­ва­тель­но — ле­ги­тим­ность. Но что про­изой­дет, ес­ли ко­му-то от­ка­жут, ссы­ла­ясь на раз­лич­ные ар­гу­мен­ты? Ни один из за­ко­нов, по ко­то­рым су­ще­ству­ют ко­мис­сии, не пред­по­ла­га­ет апел­ля­ции. Все про­пи­са­но так, что по­ли­ти­ки долж­ны утвер­дить кан­ди­да­ту­ры, и толь­ко.

Но так не стро­ит­ся пра­во­вое го­су­дар­ство и его ин­сти­ту­ты, ко­то­рые долж­ны ра­бо­тать по про­це­ду­рам и то­гда, ко­гда по­ли­ти­че­ская по­го­да бу­дет ме­нее бла­го­при­ят­на для «Май­да­на»/граж­дан­ско­го об­ще­ства, и ко­гда ис­чез­нет «по­мо­га­ю­щая ру­ка За­па­да».

Идем даль­ше. В Укра­ине и на За­па­де не сти­ха­ют го­ло­са, что укра­ин­ская власть «тор­мо­зит борь­бу с кор­руп­ци­ей», «не про­яв­ля­ет необ­хо­ди­мой ак­тив­но­сти», сле­до­ва­тель­но — «уни­что­жа­ет шанс на успех стра­ны, по­то­му что все хо­чет оста­вить, как есть». Про­бле­ма го­раз­до слож­нее, и часть от­вет­ствен­но­сти за ны­неш­ние эф­фек­ты борь­бы с кор­руп­ци­ей «Май­дан»/ граж­дан­ское об­ще­ство долж­но взять на се­бя. Оно ста­ло ча­стью вла­сти с до­воль­но ши­ро­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми, хоть и с от­сут­стви­ем субъ­ек­тив­но­го чув­ства ка­кой-ли­бо от­вет­ствен­но­сти.

Чле­ны Ко­мис­сии по от­бо­ру кан­ди­да­тов на долж­но­сти чле­нов На­ци­о­наль­но­го агент­ства по во­про­сам предот­вра­ще­ния кор­руп­ции, ве­ро­ят­но, уве­ре­ны, что чест­но вы­пол­ни­ли свою ра­бо­ту и вы­бра­ли луч­ших кан­ди­да­тов, хо­тя об­ще­ствен­ное мне­ние (о по­ли­ти­ках умол­чим) про­ти­во­по­лож­но. С ко­го то­гда спра­ши­вать и кто ре­шит про­бле­му, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рой при­зна­ют все? По­ли­ти­ки? Но НАПК долж­но про­ве­рять имен­но их и по­это­му от них неза­ви­си­мо. За­пад­ные до­но­ры? Они толь­ко по­мо­га­ют и оце­ни­ва­ют. Чле­ны Ко­мис­сии? Свою за­да­чу они уже вы­пол­ни­ли. «Май­дан»/граж­дан­ское об­ще­ство? А кон­крет­но — это кто?

В этом кон­тек­сте при­ня­тия за­ко­на о по­да­че элек­трон­ных де­кла­ра­ций де­я­те­ля­ми непра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций не вы­гля­дит «по­ку­ше­ни­ем» го­су­дар­ствен­ной вла­сти на «до­сто­я­ние ре­во­лю­ции». В по­сле­ре­во­лю­ци­он­ной Укра­ине нефор­маль­ный/фор­маль­ный ста­тус сек­то­ра НПО пре­тер­пел ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния, и об­ще­ство долж­но знать, кто они та­кие, ка­ко­вы ис­точ­ни­ки их до­хо­дов. Это си­ту­а­ция со­вер­шен­но иная, чем на За­па­де, где сек­тор НПО яв­ля­ет­ся эле­мен­том об­ще­ствен­но­го кон­тро­ля над де­я­тель­но­стью вла­сти и стро­го от­де­лен от го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния.

В «Призва­нии к по­ли­ти­ке» Ве­бер рас­кри­ти­ко­вал эти­ку, по­стро­ен­ную на убеж­де­нии, сле­до­ва­тель­но — «бла­го­род­ных на­ме­ре­ни­ях». Он пре­ду­пре­дил: «С этим не шу­тят. К аб­со­лют­ной эти­ке от­но­сит­ся все то, что бы­ло ска­за­но о ка­у­заль­но­сти в на­у­ке: это не фи­акр, ко­то­рый мож­но в лю­бой мо­мент оста­но­вить, что­бы вой­ти и вый­ти из него по соб­ствен­но­му же­ла­нию. Но: или все, или ни­че­го — имен­но в этом ее со­дер­жа­ние. Ес­ли все осталь­ное счи­тать три­ви­аль­но­стью. (...) Или: «Под­ставь ему дру­гую ще­ку!» Без­услов­но, не спра­ши­вая, при­ста­ло ли дру­го­му бить. Эти­ка от­сут­ствия до­сто­ин­ства име­ет смысл раз­ве что для свя­то­го. Это зна­чит: нуж­но быть свя­тым во всем хо­тя бы в на­ме­ре­ни­ях, сле­ду­ет жить так, как жи­ли Ии­сус, апо­сто­лы, свя­той Фран­циск и по­доб­ные ему, — толь­ко то­гда та­кая эти­ка име­ет смысл, то­гда она яв­ля­ет­ся вы­ра­же­ни­ем ка­ко­го-то до­сто­ин­ства. В про­тив­ном слу­чае — нет. Ведь ко­гда кос­ми­че­ская эти­ка люб­ви гла­сит: «Не про­тивь­ся зло­му на­си­ли­ем», — то для по­ли­ти­ка име­ет си­лу про­ти­во­по­лож­ное утвер­жде­ние: ты дол­жен, при­ме­няя си­лу, про­ти­во­сто­ять злу, ина­че бу­дешь от­ве­чать за то, что зло взя­ло верх».

Не на­ме­рен ни­ко­го ни по­учать, ни пер­со­наль­но кри­ти­ко­вать, но сто­ит всем ак­тив­ным в пуб­лич­ной сфе­ре при­слу­шать­ся к го­ло­су ве­ли­ко­го немец­ко­го уче­но­го, по­ли­ти­ка и граж­да­ни­на. В Укра­ине ста­нет про­ще жить, дис­кус­сии по­лу­чат шанс быть бо­лее со­дер­жа­тель­ны­ми, ко­гда в них бу­дет мень­ше прин­ци­па «все по-мо­е­му, или пусть гиб­нет весь мир»; «прав толь­ко я», как ме­ри­ло чест­но­сти и мо­ра­ли, а в ко­неч­ном сче­те — су­дья всех и вся. В пар­ла­мент­ской де­мо­кра­тии это до­ро­га в ни­ку­да, по­сколь­ку су­тью ее яв­ля­ет­ся ар­гу­мен­ти­ро­ван­ная дис­кус­сия и учет боль­шин­ством ин­те­ре­сов мень­шин­ства.

Для Укра­и­ны про­бле­ма ре­ля­ции — в тре­уголь­ни­ке «об­ще­ство-власть-го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты» осо­бен­но ак­ту­аль­на вви­ду нехват­ки уве­рен­но­сти в ко­неч­ном ре­зуль­та­те из­ме­не­ний. О ча­сти про­бле­мы на­пи­са­но в этой ста­тье, дру­гие про­бле­мы тре­бу­ют по­доб­но­го об­суж­де­ния. Важ­но при этом от­ме­тить, что по­сле­ре­во­лю­ци­он­ная Укра­и­на на­хо­дит­ся в про­цес­се бес­пре­це­дент­ной транс­фор­ма­ции, ко­то­рой не бы­ло в ее но­вей­шей ис­то­рии. Про­цесс ре­форм глу­бок, и прак­ти­че­ски нет участ­ка, на ко­то­рый он не рас­про­стра­ня­ет­ся. Ис­поль­зо­вать для опи­са­ния се­го­дняш­ней Укра­и­ны ка­те­го­рии вре­мен бес­слав­ной па­мя­ти Яну­ко­ви­ча — это ин­тел­лек­ту­аль­ная чушь и граж­дан­ская без­от­вет­ствен­ность.

Неко­то­рые ре­фор­мы удач­ны, дру­гие — не очень удач­ны и тре­бу­ют се­рьез­ных кор­рек­тив. Часть ре­форм на­ча­та, дру­гие толь­ко пла­ни­ру­ют­ся. Углуб­лен­ной дис­кус­сии тре­бу­ет го­су­дар­ствен­ное устрой­ство. Не толь­ко в ра­кур­се ого­во­рен­ной на­ми про­бле­мы при­вле­че­ния «Май­да­на»/граж­дан­ско­го об­ще­ства к го­су­дар­ствен­но­му управ­ле­нию, но дру­гих, кар­ди­наль­ных во­про­сов: рас­пре­де­ле­ния пол­но­мо­чий меж­ду пре­зи­ден­том, пар­ла­мен­том и пра­ви­тель­ством в со­от­вет­ствии с прин­ци­пом кон­крет­ной (пер­со­наль­ной) от­вет­ствен­но­сти; необ­хо­ди­мость ин­те­гра­ции всей вер­ти­ка­ли го­су­дар­ствен­ной ад­ми­ни­стра­ции как еди­ной си­сте­мы ис­пол­ни­тель­ной вла­сти; за­вер­ше­ние про­цес­са де­цен­тра­ли­за­ции.

Ва­жен и внеш­ний кон­текст. В ре­зуль­та­те по­ли­ти­ки пре­зи­ден­та До­наль­да Трам­па по­сте­пен­но ме­ня­ет­ся ха­рак­тер от­но­ше­ний меж­ду США и ЕС. В Поль­ше и Вен­грии раз­ру­ша­ют­ся ос­но­вы пра­во­во­го го­су­дар­ства, что при­во­дит к на­рас­та­нию в За­пад­ной Ев­ро­пе убеж­де­ния о неспо­соб­но­сти на­ро­дов на­ше­го ре­ги­о­на под­чи­нить­ся цен­но­стям и стан­дар­там, на ко­то­рых по­стро­ен ЕС. И что са­мое угро­жа­ю­щее для про­цес­са ин­те­гра­ции Укра­и­ны с ЕС, де­ла­ет­ся вы­вод об оши­боч­но­сти рас­ши­ре­ния ЕС в 2004 и 2007 го­дах (два ра­ун­да рас­ши­ре­ния ЕС на 12 стран Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы) и недо­пу­сти­мо­сти при­ня­тия дру­гих го­су­дарств в свой со­юз.

Луч­шим ар­гу­мен­том про­тив та­ких го­ло­сов яв­ля­ет­ся по­сле­до­ва­тель­ность про­цес­са ре­фор­ми­ро­ва­ния стра­ны. У Укра­и­ны есть все шан­сы на успех, но «сча­стью на­до по­мочь». Од­на из клю­че­вых форм по­мо­щи — это ос­но­ва­тель­ная и за­вер­шен­ная кон­струк­тив­ны­ми вы­во­да­ми дис­кус­сия о ре­аль­ном со­сто­я­нии ре­форм в Укра­ине и луч­шем спо­со­бе их раз­ви­тия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.