У нас мог бы быть свой Уолт Дис­ней...

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Свет­ла­на ОРЕЛ

Се­го­дня най­ти в Се­ти доб­рый ве­се­лый муль­тик на род­ном язы­ке — уже не про­бле­ма. Но сре­ди них не так уж и мно­го лент оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства.

Укра­ин­ская ани­ма­ция, от­ме­ча­ю­щая в этом го­ду 90 лет, по­ка, к со­жа­ле­нию, не при­об­ре­ла то­го раз­ма­ха и по­пу­ляр­но­сти, ко­то­рые ей сле­до­ва­ло бы иметь. Пред­ставь­те, что на укра­и­но­языч­ных, муд­рых и ве­се­лых мульт­филь­мах вос­пи­ты­ва­лись бы те, кто под­дал­ся при­ми­тив­ной про­па­ган­де. Вряд ли они так лег­ко впу­сти­ли бы в серд­це нена­висть к Укра­ине! Но, к со­жа­ле­нию, укра­ин­ские муль­ти­ки бы­ли и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни до сих пор оста­ют­ся очень ред­ким яв­ле­ни­ем в на­шем ин­фор­ма­ци­он­ном и твор­че­ском про­стран­стве.

Об од­ном из твор­цов пер­вых укра­ин­ских мульт­филь­мов — Ев­ге­нии Гор­ба­че — я не­дав­но узна­ла от его до­че­ри. Ма­ри­ан­на До­ро­шен­ко, пре­по­да­ва­тель Ки­ро­во­град­ско­го му­зы­каль­но­го учи­ли­ща, боль­шую часть жиз­ни про­жи­ла в на­шем го­ро­де и толь­ко в по­след­ние го­ды ре­ши­лась пуб­лич­но рас­ска­зать об от­це.

Путь к мо­рю

Воз­мож­но, мно­гим, осо­бен­но мо­ло­де­жи, это по­ка­жет­ся стран­ным, но со слов Ма­ри­ан­ны До­ро­шен­ко вполне по­нят­но: ее отец, ху­дож­ник, а в свое вре­мя и ре­жис­сер муль­ти­пли­ка­та Ев­ге­ний Гор­бач про­жил жизнь, по­сто­ян­но осте­ре­га­ясь то­гдаш­ней вла­сти. Он не был ре­прес­си­ро­ван, но был фак­ти­че­ски от­лу­чен от лю­би­мо­го за­ня­тия и не смог в пол­ной ме­ре твор­че­ски са­мо­ре­а­ли­зо­вать­ся.

…С дет­ства Ев­ге­ний Гор­бач, ро­див­ший­ся в на­ча­ле про­шло­го ве­ка на Чер­ни­гов­щине, был си­ро­той. Вос­пи­ты­вал­ся в се­мье дя­ди. По счаст­ли­вой слу­чай­но­сти в Борзне, где он то­гда жил, при цер­ков­но-при­ход­ской шко­ле был класс ри­со­ва­ния, где пре­по­да­вал учи­тель Ла­зар­чук. И все по­ни­ма­ли, что од­ним из его луч­ших уче­ни­ков был имен­но Ев­ге­ний Гор­бач, ко­то­рый дол­жен был бы про­дол­жать соб­ствен­ное обу­че­ние и со­вер­шен­ство­вать­ся. Но от­ку­да у си­ро­ты день­ги? Учил­ся в мест­ной шко­ле са­дов­ни­ков. И од­на­ж­ды... Со слов от­ца рас­ска­зы­ва­ет Ма­ри­ан­на Ев­ге­ньев­на:

— Ему ис­пол­ни­лось то­гда 17. В опре­де­лен­ный мо­мент силь­но за­хо­тел уви­деть мо­ре (он его очень лю­бил, и да­же по­след­няя его кар­ти­на, ко­то­рая так и оста­лась недо­пи­сан­ной, на­зы­ва­лась «Мо­ре»). Де­нег, ко­неч­но, не бы­ло. И он при­стро­ил­ся меж­ду ва­го­на­ми пас­са­жир­ско­го по­ез­да и фак­ти­че­ски на­все­гда оста­вил свой род­ной го­ро­док. В де­та­ли о том пе­ри­о­де жиз­ни отец не вда­вал­ся, но го­во­рил, что мог то­гда стать кем угод­но, вплоть до то­го, что ока­зать­ся в пре­ступ­ном ми­ре. Но ка­кой-то мо­раль­ный стер­жень сдер­жал его, в кон­це кон­цов он по­пал в Ки­ев и су­мел по­сту­пить в ху­до­же­ствен­ный ин­сти­тут.

Ко­неч­но, на­у­ка да­ва­лась очень нелег­ко в ма­те­ри­аль­ном плане, но его на­став­ни­ком был зна­ме­ни­тый Фе­дор Кри­чев­ский, при­об­щив­ший юно­шу к вы­со­ко­му ху­до­же­ствен­но­му ис­кус­ству.

Сви­нья с ге­ор­ги­ев­ской лен­той и саб­лей на бо­ку

Так слу­чи­лось, что по­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та он во­шел в со­став груп­пы, ко­то­рая на­ча­ла про­из­вод­ство ани­ма­ци­он­ных филь­мов на сту­дии «Укра­ин­фильм» Ки­ев­ской ки­но­фаб­ри­ки. Ра­бо­тал в од­ной груп­пе с Ип­по­ли­том Ла­зар­чу­ком, сы­ном учи­те­ля ри­со­ва­ния, ко­то­рый в ран­ней юно­сти про­ро­чил ему ху­до­же­ствен­ное бу­ду­щее.

Ху­до­же­ствен­ные мульт­филь­мы в Укра­ине на­ча­ли вы­пус­кать на Одес­ской ки­но­сту­дии в кон­це 1920-х го­дов. Пер­вый ме­тод — шар­нир­ный. Сле­ду­ю­щий шаг в раз­ви­тии оте­че­ствен­ной муль­ти­пли­ка­ции — ри­со­ван­ные кар­ти­ны на цел­лу­ло­ид­ных ли­стах. Не на­до объ­яс­нять, на­сколь­ко тру­до­ем­кой бы­ла эта ра­бо­та. Каж­дое дви­же­ние ге­роя на­до бы­ло на­ри­со­вать на от­дель­ном ли­сте. Но мо­ло­дым ху­дож­ни­кам, сре­ди ко­то­рых был и Ев­ге­ний Гор­бач, при­шлось дол­го до­би­вать­ся от ру­ко­вод­ства Ки­ев­ской ки­но­фаб­ри­ки раз­ре­ше­ния на ра­бо­ту над ри­со­ван­ны­ми мульт­филь­ма­ми. По этой при­чине сам про­цесс не мог про­дви­гать­ся быст­ро. Но уже пер­вые ра­бо­ты — «Мур­зил­ка в Аф­ри­ке», «Тук-тук и его то­ва­рищ Жук» име­ли боль­шой успех и хо­ро­шие от­зы­вы в прес­се.

«Тук-тук», оче­вид­но, стал то­гда лю­бим­цем ма­лы­шей, по­сколь­ку груп­па в ско­ром вре­ме­ни сни­ма­ет про­дол­же­ние это­го муль­ти­ка — «Тук­тук в зоо­пар­ке» и «Как Тук-тук за ого­ро­дом сво­им уха­жи­вал и со сви­ньей во­е­вал».

Не сле­ду­ет за­бы­вать, что, кро­ме ма­те­ри­аль­ных и твор­че­ских про­блем, то­гда (а это 30-е го­ды — пик по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий!) лег­ко бы­ло по­пасть под идео­ло­ги­че­ский ка­ток. В ста­тье Г. Лой­ко «Ри­со­ван­ный фильм в Укра­ине» (жур­нал «Ра­дянсь­ке кі­но» за ок­тябрь-но­ябрь 1935 г.) упо­ми­на­ют­ся филь­мы «Укра­и­ни­за­ция» и «Бе­лоч­ка и мышь», ко­то­рые при­зна­ны идео­ло­ги­че­ски вред­ны­ми, в по­след­нем, в част­но­сти, как от­ме­ча­ет ав­тор, име­лись тен­ден­ции к ку­ла­че­ской идео­ло­гии.

Очень стран­но, что та­кую идео­ло­гию бди­тель­ные то­ва­ри­щи не уви­де­ли в мульт­филь­ме «Как Тук-тук за ого­ро­дом сво­им уха­жи­вал и со сви­ньей во­е­вал». В этой же ста­тье сжа­то пе­ре­ска­зан его сце­на­рий: «300–400 мет­ров плен­ки рас­ска­зы­ва­ют о том, как маль­чик Тук-тук вме­сте со сво­им вер­ным при­я­те­лем со­бач­кой Жу­ком уха­жи­ва­ли за сво­им ого­ро­дом и лю­би­ли его; как ту­по­ры­лая, с ко­сы­ми и узень­ки­ми глаз­ка­ми Сви­нья с ге­ор­ги­ев­ской лен­той, ор­ден­ской план­кой и саб­лей на бо­ку вме­сте с хит­рой Ли­сой по­за­ви­до­ва­ли уро­жаю на ого­ро­де Тук-ту­ка. Со­сто­ял­ся пе­ред двор­цом Сви­ньи на­пы­щен­ный па­рад жу­ков, мы­шей, гу­се­ниц. Но Тук-тук под­го­то­вил­ся к на­па­де­нию».

Толь­ко это­го ко­рот­ко­го от­рыв­ка бы­ло до­ста­точ­но, что­бы по­нять: в Рос­сии этот мульт­фильм сей­час был бы за­пре­щен. Но в 30-х го­дах он имел успех. Но ди­рек­ция ки­но­сту­дии вме­сто то­го, что­бы его раз­ви­вать, раз­би­ла твор­че­скую груп­пу на несколь­ко под­групп, чем со­зда­ла до­пол­ни­тель­ные труд­но­сти. Но Ев­ге­ний Гор­бач, Се­мен Гу­ец­кий и Ип­по­лит Ла­зар­чук на­стой­чи­во изу­ча­ли опыт мульт­сту­дий то­гдаш­не­го Со­ю­за и ме­то­ды ра­бо­ты Уол­та Дис­нея, про­из­ве­де­ни­я­ми ко­то­ро­го ис­кренне вос­хи­ща­лись. Они хо­те­ли со­зда­вать объ­ем­ные и цвет­ные мульт­филь­мы. В кон­це 1936 г. жур­нал «Ра­дянсь­ке кі­но» со­об­щал: «На Ки­ев­ской ки­но­сту­дии ве­дет­ся под­го­тов­ка к про­из­вод­ству цвет­но­го муль­ти­пли­ка­та. Ра­бо­та по­ру­че­на ре­жис­се­ру Е. Гор­ба­чу».

И та­кой фильм по­явил­ся. «Лес­ной до­го­вор» («Сказ­ка») был пер­вым зву­ко­вым цвет­ным укра­ин­ским мульт­филь­мом, тем бо­лее и му­зы­ка к нему со­зда­ва­лась на ос­но­ве укра­ин­ских на­род­ных пе­сен. И имен­но то­гда в прес­се по­яви­лись кри­ти­че­ские ста­тьи о ра­бо­те мульт­це­ха. Кри­ти­ко­ва­ли за за­держ­ки в ра­бо­те, от­сут­ствие хо­ро­ших сце­на­ри­ев, за яко­бы сла­бую ре­жис­су­ру. Воз­мож­но, из-за это­го, что­бы не до­во­дить де­ло до ре­прес­сий его ра­бот­ни­ков (ведь пуб­лич­ная кри­ти­ка то­гда бы­ла по­чти рав­но­знач­на при­го­во­ру!), де­я­тель­ность мульт­це­ха свер­ну­ли. В Москве, ко­неч­но, ра­бо­та­ла своя ани­ма­ци­он­ная сту­дия. И очень дол­го ни­кто и не вспо­ми­нал, что в Ки­е­ве то­же успеш­но тво­ри­ли и бы­ло на­ла­же­но про­из­вод­ство укра­ин­ских мульт­филь­мов. Толь­ко в 1959 г. Ип­по­лит Ла­зар­чук вос­ста­но­вил цех ху­до­же­ствен­ной муль­ти­пли­ка­ции на Ки­ев­ской ки­но­сту­дии. Его де­ло про­дол­жи­ли Ири­на Гур­вич, Да­вид Чер­кас­ский, Вла­ди­мир Дах­но и дру­гие.

«В на­шем дво­ре сту­ка­чи бы­ли точ­но»

По­сле за­кры­тия це­ха муль­ти­пли­ка­ции Ев­ге­ний Гор­бач остал­ся ра­бо­тать на ки­но­фаб­ри­ке. С на­ча­лом вой­ны он вме­сте с ее кол­лек­ти­вом был эва­ку­и­ро­ван. По­лу­чи­лось так, что се­мья оста­лась в Ки­е­ве, по­сколь­ку то­гда счи­та­лось, что все это нена­дол­го, бук­валь­но на ме­ся­цы, а то и неде­ли. Ма­ри­ан­на Ев­ге­ньев­на пом­нит те го­ды, как им с ма­те­рью при­шлось ски­тать­ся по окру­жа­ю­щим се­лам, жить в ба­ра­ке, так как ок­ку­пан­ты вы­гна­ли их из квар­ти­ры. В 1944-м они вер­ну­лись в Ки­ев и по­се­ли­лись на Лу­кья­нов­ке, в ста­ром до­ме, вы­де­лен­ном для ху­дож­ни­ков и скуль­пто­ров. Это бы­ли ком­му­нал­ки, их квар­ти­ра на­хо­ди­лась в по­лу­под­ва­ле. Ря­дом бы­ла да­ча Хру­ще­ва.

Ма­ри­ан­на Ев­ге­ньев­на вспо­ми­на­ет, что в те вре­ме­на ат­мо­сфе­ра жиз­ни и, в част­но­сти, их дво­ра бы­ла про­пи­та­на стра­хом и сту­ка­че­ством. Ро­ди­те­ли при­ка­зы­ва­ли де­тям, что­бы те креп­ко дер­жа­ли язык за зу­ба­ми, во­об­ще в при­сут­ствии де­тей ста­ра­лись не го­во­рить о чем-то хоть нем­но­го зна­чи­мом. Де­тей пря­мо пре­ду­пре­жда­ли, что в их дво­ре точ­но есть сту­кач, и нель­зя ни­че­го рас­ска­зы­вать о том, что про­ис­хо­ди­ти­ли о чем го­во­рит­ся до­ма.

Оче­вид­но, Ев­ге­ний Гор­бач не ви­дел для се­бя твор­че­ских пер­спек­тив в ки­но­про­из­вод­стве или про­сто пы­тал­ся отой­ти по­даль­ше в тень, что­бы не под­вер­гать угро­зе ре­прес­сий се­бя и се­мью. Он на­шел ра­бо­ту ре­ту­ше­ра-ху­дож­ни­ка в из­да­тель­стве «Ра­дянсь­ка шко­ла».

Но ху­до­же­ствен­ное твор­че­ство не остав­лял. Он ри­со­вал и со­здал нема­ло кар­тин. Его еще до­во­ен­ная кар­ти­на «Обыск Шев­чен­ко в Орен­бур­ге» и сей­час укра­ша­ет му­зей по­эта в сто­ли­це. Но под­со­зна­тель­ный страх, оче­вид­но, по­сто­ян­но сдер­жи­вал его. И, как вы­яс­ни­лось че­рез мно­гие го­ды, неспро­ста. Толь­ко в по­за­про­шлом го­ду в Ки­е­ве со­сто­я­лась вы­став­ка в свое вре­мя за­пре­щен­ных и най­ден­ных на­уч­ным ра­бот­ни­ком-ис­кус­ство­ве­дом Юли­ей Лит­ви­нец в спе­ц­хра­нах быв­ше­го КГБ кар­тин. Сре­ди них об­на­ру­жи­лась и ра­бо­та Ев­ге­ния Гор­ба­ча «На стек­ло­дув­ном за­во­де». Она вы­пол­не­на в несколь­ко мо­дер­нист­ском сти­ле, и это, ве­ро­ят­но, ста­ло ос­но­ва­ни­ем для ее аре­ста. Ху­дож­ник, по-ви­ди­мо­му, это знал, но в се­мье ни­ко­му об этом не рас­ска­зы­вал.

Но Ма­ри­ан­на Ев­ге­ньев­на те­перь вспо­ми­на­ет, что отец в опре­де­лен­ный мо­мент из­ме­нил свой ху­до­же­ствен­ный стиль и стал пи­сать пре­иму­ще­ствен­но пей­за­жи, хо­тя у него бы­ли за­мыс­лы ба­таль­ных, сю­жет­ных по­ло­тен. Они оста­лись нере­а­ли­зо­ван­ны­ми, по­сколь­ку ху­дож­ник дол­жен был по­сто­ян­но осте­ре­гать­ся. Од­на­ж­ды дочь, оча­ро­ван­ная за­ме­ча­тель­ным пред­ве­че­рьем, яр­ки­ми цве­та­ми, со­здан­ны­ми за­хо­дя­щим солн­цем, ска­за­ла: — Па­па, на­пи­ши это! Но отец груст­но от­ве­тил: — Нет, ска­жут — та­ко­го не бы­ва­ет. При жиз­ни Ев­ге­ния Гор­ба­ча не со­сто­я­лось ни од­ной его вы­став­ки, хо­тя он был чле­ном Со­ю­за ху­дож­ни­ков и имел все ос­но­ва­ния ор­га­ни­зо­вать соб­ствен­ную вы­став­ку. Но не хо­тел это­го, оче­вид­но, по­ни­мая, что не смог пол­но­стью рас­крыть свои спо­соб­но­сти и та­лант. По­сле его смер­ти в на­ча­ле 1980-х, по ини­ци­а­ти­ве вдо­вы ху­дож­ни­ка, в Ки­е­ве со­сто­я­лось три вы­став­ки его кар­тин.

Ху­дож­ник Ев­ге­ний Гор­бач, по сло­вам его до­че­ри, был очень тер­пе­ли­вым, муд­рым, скром­ным, ма­сте­ро­ви­тым. Еще в сту­ден­че­ские го­ды соб­ствен­но­руч­но сде­лал бан­ду­ру и да­же ор­га­ни­зо­вал са­мо­де­я­тель­ное трио. Ес­ли бы у него бы­ла воз­мож­ность сво­бод­но и без пре­пят­ствий ра­бо­тать на ни­ве муль­ти­пли­ка­ции, воз­мож­но, он бы со­здал це­лую пле­я­ду непо­вто­ри­мых ге­ро­ев дет­ских муль­ти­ков с укра­ин­ским на­ци­о­наль­ным ко­ло­ри­том, ко­то­рые мог­ли бы стать обе­ре­га­ми мно­гих юных душ. Но то­гдаш­ней стране это бы­ло не нуж­но. И он ушел из жиз­ни нере­а­ли­зо­ван­ным и за­бы­тым. Но мы долж­ны обо всем этом пом­нить, что­бы не рас­то­ча­лись ны­неш­ние и бу­ду­щие та­лан­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.