Ар­хи­тек­тур­ная кон­спи­ро­ло­гия

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вла­ди­мир МОСТОВОЙ

На­ча­ло этой ис­то­рии те­ря­ет­ся в 70-х го­дах про­шло­го ве­ка. По­ра бы­ла го­ря­чая — вы­дви­га­ли кан­ди­да­тов в де­пу­та­ты Вер­хов­но­го Со­ве­та. Од­но из пред­вы­бор­ных со­бра­ний про­хо­ди­ло в Ки­ев­ском уни­вер­си­те­те име­ни Т. Шев­чен­ко. Кан­ди­дат от неру­ши­мо­го «бло­ка ком­му­ни­стов и бес­пар­тий­ных» был, есте­ствен­но, один — пер­вый сек­ре­тарь ЦК КПУ Вла­ди­мир Щер­биц­кий, а пред­се­да­тель­ство­вал то­гдаш­ний рек­тор Ми­ха­ил Бе­лый (кста­ти, бы­ла то­гда в хо­ду за­гад­ка: «По­че­му у крас­но­го уни­вер­си­те­та бе­лый рек­тор?»). Он при­звал вы­дви­жен­ца уско­рить со­ору­же­ние стан­ции мет­ро по­бли­же к но­вым кор­пу­сам ву­за на Ва­силь­ков­ской. Си­дя­щий в пре­зи­ди­у­ме Вла­ди­мир Ва­си­лье­вич тща­тель­но за­пи­сы­вал «на­род­ные на­ка­зы».

Стан­цию та­ки от­кры­ли, прав­да, лет че­рез две­на­дцать.

Итак, 30 де­каб­ря 1984 го­да, в ак­ку­рат к но­во­год­не­му празд­ни­ку ки­ев­ляне по­лу­чи­ли в по­да­рок стан­цию мет­ро «Дзер­жин­ская» на пло­ща­ди Дзер­жин­ско­го (ныне Лы­бед­ская), ря­дом с за­во­дом элек­тро­транс­пор­та име­ни Дзер­жин­ско­го и невда­ле­ке от ули­цы Дзер­жин­ско­го (ныне Пред­сла­вин­ской).

Лич­но ме­ня то­гда по­за­ба­ви­ло то, что глав­ным ар­хи­тек­то­ром про­ек­та зна­чил­ся В. Ежов. Для пол­но­го де­жа­вю не хва­та­ло, что­бы глав­ным ху­дож­ни­ком ока­за­лись Яго­да или Бе­рия. Но ес­ли та­кое сов­па­де­ние про­сто раз­влек­ло, то уви­ден­ное под зем­лей по-на­сто­я­ще­му оше­ло­ми­ло.

Де­ло в том, что все, что то­гда пе­ча­та­лось, зву­ча­ло, ри­со­ва­лось, вы­се­ка­лось, от­ли­ва­лось и воз­во­ди­лось, под­ле­жа­ло тща­тель­ной цен­зу­ре. И лю­бой, да­же са­мый за­ву­а­ли­ро­ван­ный на­мек на ина­ко­мыс­лие, без­жа­лост­но вы­ма­ры­вал­ся. Но, несмот­ря на это (а мо­жет, имен­но бла­го­да­ря это­му), со­вет­ские лю­ди на­учи­лись чи­тать меж­ду строк, овла­дев ис­кус­ством рас­шиф­ров­ки «эзо­по­ва язы­ка», тон­ко улав­ли­вая ню­ан­сы скры­то­го ав­тор­ско­го за­мыс­ла. На­вер­ное, имен­но в по­ис­ке этих «скры­тых смыс­лов» за­клю­чал­ся сек­рет по­пу­ляр­но­сти Окуд­жа­вы и Вы­соц­ко­го, Ев­ту­шен­ко и Воз­не­сен­ско­го, Не­из­вест­но­го и Шнит­ке, а у нас — Си­мо­нен­ко, Вин­гра­нов­ско­го, Ко­стен­ко, Тютюн­ни­ка.

Не на­зы­вай­ся стан­ция име­нем глав­но­го че­ки­ста, ее офор­ми­тель­ские эле­мен­ты, по всей ви­ди­мо­сти, не вы­зва­ли бы тех пря­мых ас­со­ци­а­ций, ко­то­рые, как по мне, про­чи­ты­ва­лись очень чет­ко. И — кра­моль­но! Ну вот хо­тя бы све­тиль­ни­ки под­зем­но­го ве­сти­бю­ля — яв­но на­по­ми­на­ют ла­гер­ную ко­лю­чую про­во­ло­ку. А эти звез­ды на ка­мер­ных ре­шет­ках… А све­тиль­ни­ки на плат­фор­мах? Раз­ве они не ко­пия вы­ся­щих­ся над ограж­де­ни­ем зон? Да и са­ми тон­не­ли вдоль плат­форм — раз­ве не на­по­ми­на­ют ство­лы на­рез­но­го ору­жия?

Пер­вы­ми пас­са­жи­ра­ми по­ез­да, при­быв­ше­го на стан­цию, бы­ли чле­ны По­лит­бю­ро ЦК КПУ и пра­ви­тель­ства рес­пуб­ли­ки — все, есте­ствен­но, в плане идео­ло­ги­че­ской вы­дер­жан­но­сти свя­тее Па­пы Рим­ско­го. И ес­ли у ко­го-то из них и воз­ник­ли ка­кие-то ас­со­ци­а­ции, то не пе­ре­де­лы­вать же из-за это­го стан­цию. Да и та­ких со­мне­ва­ю­щих­ся, по всей ви­ди­мо­сти, не на­шлось.

Че­рез несколь­ко лет, ко­гда я ра­бо­тал в га­зе­те «Хре­ща­тик», к нам в ре­дак­цию при­шел глав­ный ар­хи­тек­тор Ки­е­ва Ва­лен­тин Ежов. Зна­ко­мясь с ним, я не пре­ми­нул вы­ка­зать свое пре­кло­не­ние пе­ред его граж­дан­ским му­же­ством.

— Что вы име­е­те в ви­ду? — уди­вил­ся Ва­лен­тин Ива­но­вич.

То­гда я по­де­лил­ся сво­и­ми до­гад­ка­ми, опи­сан­ны­ми вы­ше.

Ар­хи­тек­тор, по­блед­нев, вос­клик­нул:

— Да что вы та­кое вы­ду­ма­ли! — и стре­ми­тель­но вы­шел из ка­би­не­та.

Я был оша­ра­шен. Ведь за ок­ном — пе­ре­строй­ка, зна­чит, мож­но уже при­знать­ся в ис­тин­ных за­мыс­лах оформ­ле­ния «Дзер­жин­ской»! Или он не име­ет к ним ни­ка­ко­го от­но­ше­ния? То­гда по­лу­ча­ет­ся, что про­ект де­ла­ли его «ар­хи­тек­тур­ные негры»?..

Из-за га­зет­ной те­куч­ки, сме­ны ре­дак­ций и про­че­го ру­ки до по­ис­ка от­ве­тов на за­гад­ки «Дзер­жин­ской» не до­хо­ди­ли. И толь­ко па­ру лет на­зад я встре­тил­ся с чле­ном ав­тор­ско­го кол­лек­ти­ва про­ек­та, «крест­ной ма­мой» мно­гих стан­ций ки­ев­ской под­зем­ки Та­ма­рой Алек­се­ев­ной Це­ли­ков­ской. Она то­же бы­ла удив­ле­на мо­и­ми «до­су­жи­ми до­мыс­ла­ми». Но, еще раз взгля­нув на сним­ки, ска­за­ла:

— Мы, ар­хи­тек­то­ры, от­ве­ча­ли за рас­че­ты несу­щих кон­струк­ций, ин­же­нер­ных ком­му­ни­ка­ций и про­че­го. А оформ­ле­ни­ем стан­ции за­ни­ма­лись ху­дож­ни­ки Эр­нест Ива­но­вич Кот­ков и Ни­ко­лай Гри­го­рье­вич Бар­то­сик. На­вер­ное, вам луч­ше по­ин­те­ре­со­вать­ся у них.

Дель­ный со­вет, да толь­ко, как ока­за­лось, Эр­нест Ива­но­вич ушел в луч­ший мир, а Ни­ко­лай Гри­го­рье­вич дав­но пе­ре­ехал за оке­ан.

Яс­но, что про­ект оформ­ле­ния «Дзер­жин­ской» ху­дож­ни­ки де­ла­ли вме­сте и вме­сте со­зна­тель­но шли на риск, по­ста­вив на кар­ту не толь­ко свою про­фес­си­о­наль­ную ка­рье­ру. Пред­ставь­те, что их ожи­да­ло, будь на­след­ни­ки Же­лез­но­го Фе­лик­са чуть по­до­гад­ли­вее. Но им, ко­неч­но, не мог­ло прий­ти в го­ло­ву, что кто-то осме­лит­ся про­дви­гать кра­мо­лу в свя­тая свя­тых — на стан­ции, но­ся­щей та­кое имя…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.