От сты­да до го­но­ра

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юрий ОПОКА

Эво­лю­ция и ме­та­мор­фо­зы внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки Поль­ши

Брюс­сель, 9 мар­та 2017 г. 28 стран Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за из­би­ра­ют но­во­го пре­зи­ден­та Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та, по­сколь­ку пол­но­мо­чия преды­ду­ще­го за­кон­чи­лись. До­нальд Туск, экс­пре­мьер Поль­ши, справ­лял­ся на долж­но­сти хо­ро­шо: быст­ро вы­учил ан­глий­ский язык, по­стро­ил хо­ро­шие пер­со­наль­ные от­но­ше­ния с ли­де­ра­ми Ев­ро­со­ю­за. В кон­це кон­цов, ЕС на­хо­дит­ся на пе­ре­ход­ном эта­пе, а на та­ких пе­ре­пра­вах ко­ней не при­ня­то ме­нять. Так что утвер­жде­ние пре­зи­ден­та на еще од­ну ка­ден­цию не вы­зва­ло со­про­тив­ле­ния у боль­шин­ства ев­ро­пей­ских ли­де­ров. Не все, од­на­ко, по­ло­жи­тель­но вос­при­ня­ли эти кад­ро­вые ре­ше­ния. Па­ра­док­саль­но, но Поль­ша ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лась под­дер­жать сво­е­го экс-пре­мье­ра.

Что­бы не го­ло­со­вать за Тус­ка, но и из­бе­жать кри­ти­ки до­ма за от­сут­ствие со­ли­дар­но­сти меж­ду по­ля­ка­ми, в Вар­ша­ве при­ду­ма­ли ком­би­на­цию: по­ли­ти­ки ПИС «за­вер­бо­ва­ли» по­ля­ка, ев­ро­де­пу­та­та от Ев­ро­пей­ской на­род­ной пар­тии Яце­ка Са­ри­уша­воль­ско­го, что­бы тот вы­сту­пил кон­ку­рен­том Тус­ка. Ар­гу­мен­та­ция для до­маш­не­го упо­треб­ле­ния го­то­ва — мы под­дер­жи­ва­ем со­оте­че­ствен­ни­ка, но не Тус­ка, а дру­го­го. Ес­ли до­ма этот ар­гу­мент кое-как про­шел, то в Брюс­се­ле ни­кто да­же слу­шать не стал. Са­ри­уша-воль­ско­го ис­клю­чи­ли из до­маш­ней пар­тии — «Граж­дан­ской плат­фор­мы», со­от­вет­ствен­но он по­те­рял член­ство в Ев­ро­пей­ской на­род­ной пар­тии и к вы­бо­рам до­пу­щен не был. За­клю­чи­тель­ный рас­клад го­ло­сов бо­лее чем вы­ра­зи­те­лен: 27 — за До­наль­да Тус­ка, 1 (Поль­ша) — про­тив.

Од­на­ко власть в Вар­ша­ве не рас­те­ря­лась. Тус­ка окре­сти­ли «немец­ким кан­ди­да­том». Пуб­лич­ные ме­диа пред­ста­ви­ли про­вал как пра­вед­ную борь­бу Вар­ша­вы про­тив ав­то­ри­тар­ных по­ряд­ков в ЕС. Все это, де­скать, оче­ред­ной до­вод о необ­хо­ди­мо­сти про­ве­сти глу­бин­ные ре­фор­мы в Со­ю­зе.

Опи­сан­ный вы­ше кейс пре­крас­но ил­лю­стри­ру­ет ны­неш­нюю поль­скую ев­ро­пей­скую по­ли­ти­ку. Он от­ра­жа­ет фа­на­тич­ное упрям­ство поль­ской вла­сти на меж­ду­на­род­ной арене, — ре­зуль­тат 27 про­тив 1 не остав­ля­ет про­стран­ства для дру­гих ин­тер­пре­та­ций. Он так­же де­мон­стри­ру­ет ре­аль­ную по­зи­цию меж­ду­на­род­ных иг­ро­ков: ведь да­же Вен­грия — вер­ный со­юз­ник Поль­ши — про­го­ло­со­ва­ла во­пре­ки во­ле Вар­ша­вы. Еще один ин­те­рес­ный ас­пект — это лег­кий на­лет пре­вос­ход­ства, ко­то­рое де­мон­стри­ро­ва­ли ев­ро­пей­ские ли­де­ры от­но­си­тель­но дей­ству­ю­щей поль­ской вла­сти. Кто бы что ни го­во­рил, но До­нальд Туск — по­ли­тик из Поль­ши, и го­лос Вар­ша­вы сле­до­ва­ло бы вос­при­ни­мать се­рьез­нее. По край­ней ме­ре ес­ли обе сто­ро­ны хо­тят со­труд­ни­че­ства. Од­на­ко наи­бо­лее яр­ко вы­бо­ры Тус­ка де­мон­стри­ру­ют неви­дан­ное до сих пор в Поль­ше яв­ле­ние: внеш­няя по­ли­ти­ка ста­ла ав­то­ма­ти­че­ской функ­ци­ей по­ли­ти­ки внут­рен­ней. Ди­п­ло­ма­ты окон­ча­тель­но по­па­ли в плен де­пу­та­тов.

Мно­го­век­тор­ность по-поль­ски

Тра­ди­ци­он­но поль­скую внеш­нюю по­ли­ти­ку опре­де­ля­ли несколь­ко об­ще­из­вест­ных гео­по­ли­ти­че­ских кон­цеп­ций. Са­мы­ми глав­ны­ми все­гда бы­ли две: «ягел­лон­ская» и «пя­стов­ская». Назва­ния про­ис­хо­дят от ко­ро­лев­ских ди­на­стий и их внеш­не­по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов. Пер­вая пред­по­ла­га­ет глав­ную ак­тив­ность Поль­ши на Во­сто­ке. Вто­рая пе­ре­но­сит ак­цент на За­пад и имен­но там усмат­ри­ва­ет ос­нов­ное про­стран­ство для поль­ской са­мо­ре­а­ли­за­ции. Эти под­хо­ды Вар­ша­ва дис­ку­ти­ро­ва­ла и апро­би­ро­ва­ла в раз­ные вре­ме­на и при раз­ных об­сто­я­тель­ствах. У каж­до­го есть по­зи­ти­вы и нега­ти­вы.

Меж­во­ен­ная Поль­ша пре­иму­ще­ствен­но сто­я­ла на ягел­лон­ской док­трине. Юзеф Пил­суд­ский да­же про­бо­вал со­зда­вать но­вые го­су­дар­ства на во­сточ­ной гра­ни­це, трак­туя Поль­шу как ре­ги­о­наль­но­го ге­ге­мо­на. По­сле упад­ка ком­му­низ­ма Вар­ша­ва ста­ра­лась иметь хо­ро­шие от­но­ше­ния и на За­па­де, и на Во­сто­ке. Хо­тя за­пад­ный век­тор был, бе­з­услов­но, при­о­ри­тет­ным. По­сле вступ­ле­ния Поль­ши в НАТО и ЕС си­ту­а­ция ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, и на Во­сто­ке по­яви­лось бо­лее ши­ро­кое по­ле для ма­нев­ра. По­кой­ный пре­зи­дент Лех Ка­чинь­ский лич­но за­ни­мал­ся Во­сточ­ной по­ли­ти­кой. Он ак­тив­но со­труд­ни­чал со стра­на­ми пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Близ­ко дру­жил с Вик­то­ром Ющен­ко и Ми­хе­и­лом Са­а­ка­шви­ли. Пла­ни­ро­вал про­ек­ты, в част­но­сти гео­по­ли­ти­че­ские и энер­ге­ти­че­ские, как, на­при­мер, неф­тет­ранс­порт­ный ко­ри­дор «Одес­са— Бро­ды—гданьск». Быв­ший ми­нистр ино­стран­ных дел Ра­до­слав Си­кор­ский про­бо­вал пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать Вар­ша­ву на за­пад. В но­яб­ре 2011-го, вы­сту­пая в Бер­лине, Си­кор­ский при­звал Гер­ма­нию взять от­вет­ствен­ность и стать на­сто­я­щим ли­де­ром Европы, а Поль­ша долж­на бы­ла бы быть ее парт­не­ром.

Дви­же­ние Поль­ши по тра­ек­то­рии «За­пад—во­сток» все­гда ха­рак­те­ри­зо­вал­ся ря­дом осо­бен­но­стей. На За­па­де Поль­ша тра­ди­ци­он­но яв­ля­ет­ся ря­до­вым участ­ни­ком про­цес­сов. За­то на Во­сто­ке Европы Вар­ша­ва ча­сто вы­пол­ня­ет ли­дер­ские функ­ции. На­при­мер, про­ект «Во­сточ­ное парт­нер­ство», ини­ци­и­ро­ван­ный Вар­ша­вой и Сток­голь­мом, сви­де­тель­ству­ет об ак­тив­но­сти, а глав­ное — спо­соб­но­сти Поль­ши кон­стру­и­ро­вать и во­пло­щать во­сточ­ные гео­по­ли­ти­че­ские про­ек­ты на уровне ЕС. Эф­фек­тив­ность «Парт­нер­ства» мож­но вы­не­сти за скоб­ки, но его су­ще­ство­ва­ние непо­сред­ствен­но за­ви­се­ло от Поль­ши.

Од­на­ко дви­же­ние по оси «За­пад— Во­сток» — это все­гда слож­ная ди­лем­ма. Де­ло в том, что уро­вень фак­ти­че­ско­го су­ве­ре­ни­те­та Вар­ша­вы, т.е. спо­соб­ность поль­ской вла­сти при­ни­мать и во­пло­щать са­мо­сто­я­тель­ные по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния, очень за­ви­сит от ее гео­по­ли­ти­че­ско­го ме­ста на ука­зан­ной оси. Фак­ти­че­ски, чем даль­ше на во­сток, тем боль­ше су­ве­ре­ни­тет. С дви­же­ни­ем на за­пад уро­вень са­мо­сто­я­тель­но­сти поль­ской вла­сти сни­жа­ет­ся, по­сколь­ку Брюс­сель как маг­нит при­тя­ги­ва­ет от­дель­ные ат­ри­бу­ты су­ве­ре­ни­те­та и бе­рет на се­бя функ­ции внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го цен­тра. Дру­гая пробле­ма ле­жит в плос­ко­сти без­опас­но­сти, уро­вень ко­то­рой об­рат­но про­пор­ци­о­на­лен уров­ню су­ве­ре­ни­те­та. Чем боль­ше су­ве­ре­ни­тет, тем го­су­дар­ствен­ная власть ста­но­вит­ся бо­лее неза­ви­си­мой. Раз­вя­зан­ные ру­ки де­ла­ют из нее иг­ро­ка. Бе­да, прав­да, в том, что, в тер­ми­нах без­опас­но­сти, от­да­ле­ние от кол­лек­ти­ва уси­ли­ва­ет рис­ки. Ты пор­тишь от­но­ше­ния на Во­сто­ке, по­сколь­ку ли­дер все­гда пор­тит от­но­ше­ния с кон­ку­рен­та­ми. Во­сточ­нее Вис­лы — все кон­ку­рен­ты, ведь ма­ло ка­кая на­ция Во­сточ­ной Европы не ви­дит се­бя ре­ги­о­наль­ным ли­де­ром. В то же вре­мя ты пор­тишь от­но­ше­ния с За­па­дом, ведь Брюс­сель, Бер­лин или Па­риж враж­деб­но вос­при­ни­ма­ют цен­тро­беж­ные дви­же­ния.

Поль­ское ре­ги­о­наль­ное ли­дер­ство — это внут­ри­по­ли­ти­че­ский кон­цепт, а зна­чит при­о­ри­тет для ны­неш­ней вла­сти, пред­став­лен­ной пар­ти­ей «Пра­во и Спра­вед­ли­вость», в част­но­сти ее ли­де­ром Яро­сла­вом Ка­чинь­ским. Они не мо­гут от него от­ка­зать­ся, неза­ви­си­мо от то­го, бу­дет ли это пор­тить от­но­ше­ния с ев­ро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми или нет. Од­на­ко ли­де­ры ПИС пре­крас­но по­ни­ма­ют опи­сан­ную гео­по­ли­ти­че­скую ло­вуш­ку: «За­пад—поль­ша—во­сток». Что­бы ее ней­тра­ли­зо­вать, поль­ская власть на­ча­ла дви­же­ние од­но­вре­мен­но в трех на­прав­ле­ни­ях. Во-пер­вых, по­лу­чив пло­хие кар­ты во вре­мя сда­чи (т.е. небла­го­по­луч­ная сре­да и на За­па­де, и на Во­сто­ке), «Пра­во и Спра­вед­ли­вость» про­сто пе­ре­вер­ну­ла иг­раль­ный стол и пе­ре­ссо­ри­лась со все­ми участ­ни­ка­ми. Во-вто­рых, уз­кий ко­ри­дор «За­пад—во­сток» в Вар­ша­ве про­бу­ют ме­нять ма­ги­стра­лью «Се­вер—юг» («Меж­мо­рье», «Три­мо­рье» и дру­гие ре­ги­о­наль­ные ини­ци­а­ти­вы). В-тре­тьих, от­да­ля­ясь от ев­ро­пей­цев, од­на­ко трез­во оце­ни­вая без­опас­ную си­ту­а­цию, по­ля­ки ищут парт­не­ра за пре­де­ла­ми кон­ти­нен­та и оправ­дан­но усмат­ри­ва­ют его в США.

IV Речь Пос­по­ли­тая

По­сколь­ку ключ к по­ни­ма­нию внеш­ней по­ли­ти­ки ле­жит внут­ри Поль­ши, то сле­ду­ет хо­тя бы пунк­тир­но очер­тить осо­бен­но­сти внут­ри­по­ли­ти­че­ских про­цес­сов по­след­них несколь­ких лет. Они в це­лом вме­ща­ют­ся в два кон­цеп­та. Пер­вый — кар­ди­наль­ное из­ме­не­ние ос­нов­ных прин­ци­пов го­су­дар­ствен­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. Вто­рой — лич­ные убеж­де­ния по­ли­ти­че­ских ли­де­ров Поль­ши.

С 1989 г. по­ля­ки ис­поль­зо­ва­ли два тож­де­ствен­ных опре­де­ле­ния для сво­ей стра­ны: пер­вое — «Поль­ша», вто­рое — «Речь Пос­по­ли­тая». Речь Пос­по­ли­тая, вос­ста­нов­лен­ная в 1989 г., сим­во­ли­зи­ро­ва­ла ве­ко­вую дли­тель­ность поль­ско­го го­су­дар­ства. Пер­вой бы­ла Речь Пос­по­ли­тая Обо­их На­ро­дов (1569–1795), за­тем бы­ла ІІ Речь Пос­по­ли­тая (1918–1945). В 1989 г. в ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров и Круг­ло­го сто­ла по­яви­лась ІІІ Речь Пос­по­ли­тая, т.е. Поль­ша, ко­то­рую все зна­ют, — при­мер де­мо­кра­ти­че­ских и ры­ноч­ных пре­об­ра­зо­ва­ний. В 2015 г., од­на­ко, к вла­сти при­хо­дит пра­во-по­пу­лист­ская пар­тия «Пра­во и Спра­вед­ли­вость», ли­де­ры ко­то­рой не скры­ва­ют, что на­ме­ре­ны из­ме­нить (раз­ру­шить) преж­ний го­су­дар­ствен­ный по­ря­док. ІІІ Речь Пос­по­ли­тую они счи­та­ют след­стви­ем непра­виль­ных до­го­во­рен­но­стей с ком­му­ни­ста­ми, ко­то­рые че­рез Круг­лый стол су­ме­ли за­про­ек­ти­ро­вать «неоком­му­ни­сти­че­ское» го­су­дар­ство. Бо­лее то­го, ос­но­ван­ные то­гда учре­жде­ния ра­бо­та­ют на по­сто­ян­ное са­мо­вос­про­из­вод­ство то­го по­роч­но­го го­су­дар­ства. Ре­ше­ние про­стое — поль­ский на­род дол­жен по­стро­ить ис­тин­ное поль­ское го­су­дар­ство. Для это­го нуж­но раз­ру­шить преды­ду­щий пост­ком­му­ни­сти­че­ский ги­брид, а зна­чит — ІІІ Речь Пос­по­ли­тая долж­на быть раз­ру­ше­на.

По­ли­ти­ки «Пра­ва и спра­вед­ли­во­сти» взя­лись за де­ло с за­вид­ным упор­ством с пер­вых дней. Сна­ча­ла па­ли пуб­лич­ные ме­диа, ко­то­рые те­перь ра­бо­та­ют в наи­худ­ших тра­ди­ци­ях пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Ес­ли ка­кое­то учре­жде­ние не уда­ва­лось взять с на­ско­ка и вруч­ную за­ме­нить кад­ры, то его бра­ли в оса­ду, и власть жда­ла, по­ка кон­чит­ся ка­ден­ция ее ру­ко­во­ди­те­лей. Так про­изо­шло с Три­бу­на­лом кон­сти­ту­ци­он­ным. За­тем бы­ли об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, част­ные ме­диа. По­след­нее со­бы­тие, по­ста­вив­шее весь мир на уши, — су­деб­ная ре­фор­ма, ко­то­рая, фак­ти­че­ски, преду­смат­ри­ва­ет встра­и­ва­ние су­дов всех уров­ней в ми­ни­стер­скую вер­ти­каль. В Поль­ше ми­нистр юс­ти­ции яв­ля­ет­ся од­но­вре­мен­но ге­не­раль­ным про­ку­ро­ром и, со­глас­но ре­фор­ме, дол­жен был бы стать ге­не­раль­ным су­дьей. Кста­ти, ре­фор­му от­ло­жи­ли до осе­ни, но ни­кто не ду­ма­ет от нее от­ка­зы­вать­ся.

Па­рал­лель­но ста­ха­нов­ски­ми тем­па­ми пе­ре­ши­ва­лась гу­ма­ни­тар­ная сет­ка об­ще­ства. В об­щем, ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка ока­за­лась од­ним из наи­бо­лее эф­фек­тив­ных ин­стру­мен­тов кон­со­ли­да­ции вла­сти. Уко­ряя пред­ше­ствен­ни­ков в чрез­мер­ной по­лит­кор­рект­но­сти в ис­то­ри­че­ских во­про­сах, ПИС сня­ла, фак­ти­че­ски, все огра­ни­че­ния и та­бу. Яро­слав Ка­чинь­ский на­звал по­ли­ти­ку ис­то­ри­че­ской па­мя­ти преды­ду­щих лет «пе­да­го­ги­кой сты­да». Де­скать, по­ля­ков при­ну­ди­ли рас­ка­и­вать­ся за соб­ствен­ные пре­ступ­ле­ния, на­при­мер, пе­ред ев­ре­я­ми. Од­на­ко ни­кто не рас­ка­и­ва­ет­ся пе­ред по­ля­ка­ми. Бо­лее то­го, что­бы уго­дить со­се­дям, Поль­ша го­да­ми за­мал­чи­ва­ла соб­ствен­ные тра­ге­дии. Вы­ра­зи­тель­ный при­мер — стра­сти во­круг «Во­лы­ни». Де­скать, в уго­ду укра­ин­цам по­ля­ки от­рек­лись от сво­ей ис­то­рии и «по­лит­кор­рект­но» мол­ча­ли о ге­но­ци­де. Все это на­до ис­пра­вить. «Пе­да­го­ги­ке сты­да» сле­ду­ет по­ло­жить ко­нец раз и на­все­гда. Ре­зо­лю­ция пар­ла­мен­та о «Во­лын­ском ге­но­ци­де» — яр­кая ил­лю­стра­ция смер­ти меж­ду­на­род­ной по­лит­кор­рект­но­сти. Идея изоб­ра­же­ния «Острой бра­мы» и ме­мо­ри­а­ла «Ль­вов­ских ор­лят» в поль­ских пас­пор­тах — то­же. Как и вне­зап­ные тре­бо­ва­ния к Гер­ма­нии пла­тить ре­па­ра­ции Поль­ше за Вто­рую ми­ро­вую вой­ну.

Дру­гой сверхваж­ный де­тер­ми­нант поль­ской по­ли­ти­ки — пер­со­на Яро­сла­ва Ка­чинь­ско­го. Че­ло­век с ко­лос­саль­ным по­ли­ти­че­ским опы­том су­мел за­во­е­вать фак­ти­че­ски всю власть в го­су­дар­стве. Важ­но по­ни­мать, что Ка­чинь­ский не ря­до­вой кор­рум­пи­ро­ван­ный по­ли­тик пост­со­вет­ско­го по­ши­ба. Он — ви­зи­о­нер. Имен­но его взгля­ды и ве­ро­ва­ния опре­де­ля­ют об­щий век­тор дви­же­ния Поль­ши. Два ин­те­рес­ных убеж­де­ния Ка­чинь­ско­го. Пер­вое — он не ве­рит в жиз­не­спо­соб­ность Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за как еди­но­го ор­га­низ­ма. Не до­ве­ря­ет ли­бе­раль­ным эли­там, не до­ве­ря­ет нем­цам и фран­цу­зам. Та­ким об­ра­зом, дер­жит Поль­шу на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки от Брюс­се­ля.

Впро­чем, это не озна­ча­ет, что ПИС ре­ши­ла пол­но­стью вы­ве­сти Поль­шу из ЕС. Во-пер­вых, это ей не по си­лам. Во-вто­рых, нера­зум­но бу­дет не вос­поль­зо­вать­ся ги­гант­ски­ми ма­те­ри­аль­ны­ми ре­сур­са­ми, ко­то­рые Ев­ро­со­юз пред­ла­га­ет Поль­ше. В кон­це кон­цов, ли­де­ры ПИС не скры­ва­ют, что их боль­ше ин­те­ре­су­ет эко­но­ми­че­ская, а не по­ли­ти­че­ская со­став­ля­ю­щая уча­стия в ЕС. На­при­мер, с 2004-го по 2014-й Поль­ша по­лу­чи­ла 109 млрд ев­ро от Брюс­се­ля. А от­да­ла 35 млрд. Чи­стая раз­ни­ца — 74 млрд. На пе­ри­од 2014–2020 гг. преду­смот­ре­но бо­лее 100 млрд для Поль­ши. Прав­да, вы­пла­ты в об­щий ев­ро­пей­ский бюд­жет на этот раз воз­рас­тут по­чти вдвое. Нетруд­но пред­ви­деть, что по­сле 2020 г. до­ля по­лу­чен­ных де­нег и тех, что при­дет­ся от­да­вать, фак­ти­че­ски срав­ня­ет­ся, и это бу­дет до­пол­ни­тель­ной при­чи­ной не об­ра­щать вни­ма­ния на ев­ро­бю­ро­кра­тов.

Вто­рое важ­ное убеж­де­ние — Яро­слав Ка­чинь­ский ве­рит, что его бра­та, пре­зи­ден­та Ле­ха Ка­чинь­ско­го и осталь­ную на­ци­о­наль­ную эли­ту в 2010-м убил Вла­ди­мир Пу­тин. То есть имен­но рос­си­яне сто­ят за авиа­ка­та­стро­фой под Смо­лен­ском. Воз­мож­но, в за­го­во­ре с До­наль­дом Тус­ком. Бо­лее то­го, есть ин­фор­ма­ция, что на неофи­ци­аль­ной встре­че с Пет­ром По­ро­шен­ко в Вар­ша­ве Яро­слав Ка­чинь­ский пря­мым тек­стом об­ви­нил Укра­и­ну в хам­ской небла­го­дар­но­сти. Яко­бы Ле­ха Ка­чинь­ско­го уби­ли имен­но из-за его ак­тив­но­сти на Во­сто­ке. Из-за по­ез­док в Гру­зию, из-за про­ек­тов с Укра­и­ной и друж­бу с Ющен­ко. Де­скать, Пу­тин ото­мстил по­кой­но­му пре­зи­ден­ту. А Укра­и­на на та­кую жерт­ву от­ве­ча­ет ге­ро­иза­ци­ей УПА.

В су­хом ито­ге, Вар­ша­ва по раз­ным при­чи­нам ис­пор­ти­ла от­но­ше­ния с боль­шин­ством ве­ду­щих го­су­дарств ев­ро­пей­ско­го кон­ти­нен­та. За по­след­ний год ей ре­гу­ляр­но гро­зят жест­ки­ми санк­ци­я­ми из Брюс­се­ля и Бер­ли­на. Офи­ци­аль­ный Па­риж не скры­ва­ет сво­е­го раз­дра­же­ния Поль­шей. Рос­си­яне — по дру­гим при­чи­нам, но то­же го­во­рят о санк­ци­ях. Лит­ва и Укра­и­на уже дав­но смот­рят на Поль­шу про­хлад­но. По­хо­же, что толь­ко с Бе­ла­русью от­но­ше­ния на­ча­ли нор­ма­ли­зо­вать­ся, но, при­ни­мая во вни­ма­ние из­мен­чи­вость Лу­ка­шен­ко, труд­но быть в этом уве­рен­ным.

Та­ким об­ра­зом, пер­со­наль­ные ве­ро­ва­ния и оби­ды, от­каз от по­лит­кор­рект­но­сти от­но­си­тель­но со­се­дей, ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка и по­иск ви­нов­ных, край­няя ори­ен­ти­ро­ван­ность на соб­ствен­ный ин­те­рес — все это за­ве­ло Вар­ша­ву в ту­пик и на Во­сто­ке, и на За­па­де. Что­бы вы­брать­ся из ло­вуш­ки, ПИС ре­ши­ла на­во­дить мо­сты — сна­ча­ла че­рез Ла-манш, а по­том — че­рез Ат­лан­ти­ку.

Ев­ро­ат­лан­ти­че­ский со­юз

Мост че­рез Ла-манш ока­зал­ся нена­деж­ным и да­же фе­е­ри­че­ским. Анон­си­руя в ян­ва­ре 2016-го в пар­ла­мен­те пла­ны по­ли­ти­ки от­но­си­тель­но ЕС, ми­нистр ино­стран­ных дел Поль­ши Ви­тольд Ва­щи­ков­ский объ­явил но­во­го глав­но­го со­юз­ни­ка Вар­ша­вы в ЕС — Объ­еди­нен­ное Ко­ро­лев­ство. Но уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев Лон­дон анон­си­ро­вал Brexit, и глав­ный со­юз­ник от­кла­нял­ся.

Си­ту­а­цию раз­ря­ди­ла по­бе­да До­наль­да Трам­па. Аме­ри­ка и в це­лом ан­гло­сак­сон­ский мир все­гда пред­став­лял­ся при­вле­ка­тель­ным, с точ­ки зре­ния парт­нер­ства, для стран Цен­траль­но-во­сточ­ной Европы. США из­дав­на за­ин­те­ре­со­ва­ны в неза­ви­си­мо­сти го­су­дарств ре­ги­о­на и ак­тив­ном про­ти­во­дей­ствии Рос­сии. Прав­да, ко­гда в Аме­ри­ке у вла­сти де­мо­кра­ты, их бес­по­ко­ят во­про­сы де­мо­кра­тии, по­это­му ни на Ба­ра­ка Оба­му, ни на Хил­ла­ри Клин­тон став­ку не де­ла­ли.

Вне­зап­ная по­бе­да Трам­па по­двиг­ла по­ли­ти­ков ПИС. Нуж­но от­дать Вар­ша­ве долж­ное — она ис­кус­но иг­ра­ет на внут­рен­нем по­ли­ти­че­ском рын­ке Аме­ри­ки пре­зи­ден­та Трам­па. На­при­мер, кан­ди­дат Трамп встре­чал­ся с поль­ской диас­по­рой в США и за­ру­чил­ся ее под­держ­кой в несколь­ких клю­че­вых шта­тах. Нем­но­гие иг­ро­ки то­гда от­ва­жи­ва­лись де­лать та­кие рис­ко­ван­ные став­ки. По­ля­ки сде­ла­ли и по­бе­ди­ли.

То­гда вы­ри­со­ва­лась ны­неш­няя внеш­не­по­ли­ти­че­ская док­три­на Поль­ши. Она на­ча­ла по­зи­ци­о­ни­ро­вать се­бя глав­ным парт­не­ром США в ре­ги­оне, не скры­вая, что хо­чет стать «Из­ра­и­лем Цен­траль­но-во­сточ­ной Европы». С этой це­лью соб­ствен­но раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся кон­цеп­ция «Меж­ду­мо­рья» или «Бал­то-чер­но­мор­ско­го со­ю­за». Ко­гда с Ки­е­вом де­ло не пошло из-за сла­бо­сти Укра­и­ны и внут­рен­ней ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки, «Меж­ду­мо­рье» за­ме­ни­ли на «Три­мо­рье» без Укра­и­ны. Фак­ти­че­ски од­на из са­мых глав­ных за­дач и Вы­ше­град­ской ини­ци­а­ти­вы, и про­ек­та «Три­мо­рье» — уве­ли­чить вес го­ло­сов неболь­ших го­су­дарств Цен­траль­но-во­сточ­ной Европы, т.е. уси­лить их меж­ду­на­род­ную субъ­ект­ность.

До­нальд Трамп по­се­тил сам­мит «Три­мо­рья», ко­то­рый про­хо­дил в Вар­ша­ве 6 июля, за день до сам­ми­та G20 в Гам­бур­ге. На­ка­нуне по­езд­ки в Гер­ма­нию пре­зи­ден­ту США ста­ра­лись по­ка­зать, что в этой ча­сти ми­ра есть на­ции, с ко­то­ры­ми мож­но ве­сти де­ла, и это не ис­клю­чи­тель­но нем­цы с рос­си­я­на­ми. При­езд Трам­па к Поль­шу ока­зал­ся квинт­эс­сен­ци­ей внеш­не­по­ли­ти­че­ской стра­те­гии ПИС. Его «вар­шав­ская речь», про­воз­гла­шен­ная в ду­хе бес­ком­про­мисс­но­го ли­де­ра за­пад­но­го ми­ра, как раз сов­па­ла с ам­би­ци­я­ми ре­ги­о­наль­но­го пред­ста­ви­те­ля это­го ли­де­ра — Поль­ши.

На­ко­нец, и ПИС, и Яро­слав Ка­чинь­ский лич­но стра­да­ют от кри­ти­ки ми­ро­во­го ме­диа-мейн­стри­ма так же, как До­нальд Трамп, — это еще од­на плат­фор­ма сбли­же­ния. Поль­ской вла­сти лег­ко го­во­рить с Трам­пом, ведь его не бес­по­ко­ят во­про­сы де­мо­кра­тии и су­деб­ной ре­фор­мы. Его мож­но под­ку­пить во­ен­ны­ми и энер­ге­ти­че­ски­ми кон­трак­та­ми, пуб­лич­ны­ми по­хва­ла­ми и ра­дост­ны­ми вос­кли­ца­ни­я­ми мно­го­ты­сяч­ной тол­пы. В род­ной Аме­ри­ке Трам­пу это­го не хва­та­ет. За­то до­ста­точ­но спе­ци­аль­ных про­ку­ро­ров и ко­мис­сий, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся его ве­ро­ят­ным за­го­во­ром с Крем­лем.

На пер­вый взгляд, стра­те­ги­че­ский со­юз ПИС и Бе­ло­го до­ма пред­став­ля­ет­ся ло­гич­ным по той про­стой при­чине, что, кро­ме аме­ри­кан­цев, пер­вой боль­ше не с кем дру­жить. Од­на­ко в са­мом от­сут­ствии вы­бо­ра од­но­вре­мен­но кро­ет­ся и угро­за. Дру­гая опас­ность — шат­кая по­зи­ция са­мо­го Трам­па. По­ток бес­ко­неч­ных рас­сле­до­ва­ний не при­ве­дет аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та к доб­ру. По­ка что речь не идет об им­пич­мен­те, од­на­ко и о пе­ре­из­бра­нии го­во­рить труд­но. За­то со­жжен­ные мо­сты меж­ду ны­неш­ней поль­ской вла­стью и все­ми ми­ро­вы­ми ли­бе­раль­ны­ми эли­та­ми, ко­то­рые по­сте­пен­но при­хо­дят в се­бя от пра­во­по­пу­лист­ской вол­ны, на­крыв­шей За­пад, не су­лят этой пер­вой ком­форт­ной меж­ду­на­род­ной сре­ды. Ко­неч­но, не факт, что она в ней нуж­да­ет­ся.

По­след­ние со­цио­ло­ги­че­ские дан­ные сви­де­тель­ству­ют, что у «Пра­ва и спра­вед­ли­во­сти» ре­корд­ный рей­тинг под­держ­ки со вре­ме­ни вы­бо­ров — око­ло 40%. Это под­твер­жда­ет элек­то­раль­ную це­ле­со­об­раз­ность и эф­фек­тив­ность ее стра­те­гии. ПИС ос­но­ва­тель­но уко­ре­ни­лась на кон­сер­ва­тив­ном поль­ском се­ле, и не сле­ду­ет вос­при­ни­мать вар­шав­ские про­те­сты как по­зи­цию все­го на­ро­да. Ни скан­даль­ные ре­фор­мы, ни на­ру­ше­ние кон­сти­ту­ции, ни ссо­ры с Ев­ро­пей­ским Со­ю­зом и дру­ги­ми со­се­дя­ми не сни­зи­ли се­рьез­ный уро­вень под­держ­ки ПИС.

А это озна­ча­ет, что ре­фор­мы, т.е. кон­со­ли­да­ция вла­сти в ру­ках од­ной пар­тии, бу­дут про­дол­жать­ся, не­смот­ря на внут­рен­ние и внеш­ние про­те­сты. Бу­дет про­дол­жать­ся и т.н. кон­флик­то­кра­тия, т.е. управ­ле­ние че­рез ис­кус­ствен­ное и эмо­ци­о­наль­ное про­ти­во­по­став­ле­ние ли­бе­раль­ной и тра­ди­ци­о­на­ли­сти­че­ской ча­стей об­ще­ства. Оче­вид­но, что с та­ким уров­нем под­держ­ки вла­сти и неспо­соб­но­стью оп­по­зи­ции эф­фек­тив­но ей про­ти­во­дей­ство­вать «Пра­во и спра­вед­ли­вость» по­бе­дит на оче­ред­ных мест­ных вы­бо­рах, а поз­же — и на пар­ла­мент­ских.

Ед­ва ли и в меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке мож­но ожи­дать из­ме­не­ний. Ан­ти­ев­ро­пей­ская, ан­ти­не­мец­кая или ан­ти­укра­ин­ская ри­то­ри­ки да­ют же­ла­тель­ные ре­зуль­та­ты. Они пре­крас­но кон­со­ли­ди­ру­ют и мо­би­ли­зу­ют при­вер­жен­цев. По­мо­га­ют со­зда­вать вир­ту­аль­ных про­тив­ни­ков, что­бы по­том с ни­ми ре­ши­тель­но бо­роть­ся. Так что меж­ду­на­род­ные ис­то­ри­че­ские спо­ры не бу­дут ути­хать еще дол­го.

В кон­це ав­гу­ста но­во­из­бран­ный пре­зи­дент Фран­ции Эм­ма­ню­эль Мак­рон от­прав­ля­ет­ся в пер­вое турне по стра­нам Цен­траль­но-во­сточ­ной Европы. По­се­тит Ав­стрию, Ру­мы­нию и Бол­га­рию. Бу­дет раз­го­ва­ри­вать с пре­мье­ра­ми Че­хии и Сло­ва­кии. Сре­ди за­пла­ни­ро­ван­ных го­ро­дов, од­на­ко, нет ве­ду­щей сто­ли­цы ре­ги­о­на — Вар­ша­вы. Шаг за ша­гом Поль­ша пе­ре­хо­дит в ре­жим оса­жден­ной кре­по­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.