Укра­и­на: рост, ко­то­рый не оста­но­вить да­же от­сут­стви­ем ре­форм

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ми­ха­ил КУХАР, Гри­го­рий КУКУРУЗА

Ино­гда уди­ви­тель­но слы­шать, но еще да­ле­ко не все в на­шей стране свык­лись с мыс­лью, что эко­но­ми­ка Укра­и­ны не па­да­ет, а вновь рас­тет. Но ос­нов­ные по­ка­за­те­ли аб­со­лют­но чет­ко го­во­рят о том, что по­сле до­стиг­ну­той два го­да на­зад мак­ро­эко­но­ми­че­ской ста­би­ли­за­ции эко­но­ми­ка на­шей стра­ны от­толк­ну­лась от дна и уже ше­стой квар­тал под­ряд на­хо­дит­ся на трен­де ро­ста.

Так, в про­шлом го­ду тем­пы ро­ста ре­аль­но­го ВВП до­стиг­ли 2,3%, а ок­тябрь­ский про­гноз МВФ на те­ку­щий год пред­по­ла­гал его уско­ре­ние до 2,53%.

Бы­ли и еще бо­лее сме­лые про­гно­зы, го­во­ря­щие о том, что так на­зы­ва­е­мый от­скок на­шей эко­но­ми­ки по­сле глу­бо­ко­го па­де­ния мог бы уско­рить­ся и до 5–7% в год.

Но, как вы зна­е­те, в эко­но­ми­ке есть по­ня­тия, ко­то­рые при­ня­то на­зы­вать «Чер­ным ле­бе­дем», то есть неожи­дан­ным со­бы­ти­ем, ча­сто из по­ли­ти­че­ской жиз­ни, ко­то­рый силь­но ме­ня­ет ба­зо­вый мак­ро­эко­но­ми­че­ский про­гноз. В пер­вом по­лу­го­дии та­ким «Чер­ным ле­бе­дем» ста­ло пре­кра­ще­ние тор­го­вых от­но­ше­ний с ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми (ОРДЛО). Кто бы как по­ли­ти­че­ски ни от­но­сил­ся к это­му пре­зи­дент­ско­му ре­ше­нию, но оно су­ще­ствен­но за­мед­ли­ло на­ше вос­ста­нов­ле­ние: по трем па­рал­лель­ным рас­че­там (МВФ, НБУ и на­ше­му), дан­ное ре­ше­ние сто­и­ло нам по­чти од­но­го про­цен­та ВВП, или мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

В свою оче­редь, на­чав­ше­е­ся с 2016 г. вос­ста­нов­ле­ние цен на сы­рье­вые то­ва­ры и по­сле­ду­ю­щий рост Ин­дек­са цен про­из­во­ди­те­лей по­ка­за­ли без­успеш­ность по­ли­ти­ки НБУ ка­са­тель­но ре­гу­ли­ро­ва­ния об­щей ин­фля­ции в эко­но­ми­ке (де­фля­то­ра). А спа­да­ю­щий тренд про­цент­ных ста­вок ока­зал­ся лишь ре­ак­ци­ей бан­ков­ско­го сек­то­ра на при­ток де­по­зи­тов и за­ме­ще­ние ре­аль­но­го кре­ди­то­ва­ния ре­струк­ту­ри­за­ци­ей ра­нее вы­дан­ных зай­мов.

По­это­му для пе­ре­хо­да из се­го­дняш­не­го вя­ло­го вос­ста­нов­ле­ния к ак­тив­но­му ро­сту нам еще пред­сто­ит про­ве­сти це­лый ряд ре­форм, в том чис­ле и по очист­ке бан­ков­ско­го сек­то­ра от на­ко­пив­ших­ся 55% про­блем­ных кре­ди­тов. И это — по да­ле­ко не са­мым пес­си­ми­стич­ным оцен­кам.

Нуж­да­лись ли мы в дан­ных ре­фор­мах че­ты­ре го­да на­зад? Пра­ви­тель­ство Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча, при­шед­шее к вла­сти в 2010 г., по удач­но­му сте­че­нию об­сто­я­тельств при­ня­ло на се­бя управ­ле­ние эко­но­ми­кой в са­мом на­ча­ле цик­ла стре­ми­тель­но­го ро­ста ми­ро­вых цен на сы­рье­вые то­ва­ры, что и поз­во­ли­ло нам к 2013 г. по­чти вер­нуть­ся к уров­ню бла­го­со­сто­я­ния пи­ка «Зо­ло­той эпо­хи» укра­ин­ской эко­но­ми­ки — пред­кри­зис­но­го 2008-го.

Од­на­ко то вос­ста­нов­ле­ние цен на сы­рье­вые то­ва­ры бы­ло в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни вы­зва­но спе­ку­ля­тив­ным фак­то­ром: на­хо­дя­щи­е­ся в па­ни­ке круп­ней­шие в ми­ре бан­ки и хэдж­фон­ды «пар­ко­ва­лись» в без­опас­ные ин­стру­мен­ты, обес­пе­чен­ные бу­ду­щей по­став­кой при­род­ных ре­сур­сов. Па­де­ние цен на ко­то­рые бы­ло огра­ни­че­но уров­нем се­бе­сто­и­мо­сти их про­из­вод­ства.

Со­от­вет­ствен­но, по­сле ис­то­ще­ния спе­ку­ля­тив­но­го фак­то­ра сы­рье­вые рын­ки, не по­лу­чив ком­пен­си­ру­ю­ще­го спро­са со сто­ро­ны тем­пов раз­ви­тия ми­ро­вой эко­но­ми­ки, на­ча­ли стаг­на­цию вслед за Ки­та­ем, США, ЕС и дру­ги­ми ли­де­ра­ми ми­ро­вой эко­но­ми­ки.

Обид­но, что мно­гие по­ли­ти­ки до сих пор да­ле­ки от по­ни­ма­ния этой мыс­ли. На­де­ем­ся, при­ве­ден­ные в на­шем тек­сте ри­сун­ки им все объ­яс­нят: как это ни па­ра­док­саль­но зву­чит, но эко­но­ми­че­ский кри­зис 2014–2015 гг. был пред­ре­шен неза­ви­си­мо от по­ли­ти­че­ских со­бы­тий внут­ри на­шей стра­ны и во­ен­ной агрес­сии РФ.

Про­сто вли­я­ние внут­ри­по­ли­ти­че­ских фак­то­ров бы­ло так силь­но в этот мо­мент (2014– 2015 гг.), что вли­я­нию внеш­них (как то по­ве­де­ние сы­рье­вых рын­ков) ни­кто не уде­лял долж­но­го вни­ма­ния.

Дру­гой во­прос: нас­коль­ко силь­нее мы упа­ли из-за дан­ных фак­то­ров и негра­мот­ных дей­ствий На­ци­о­наль­но­го бан­ка в раз­гар кри­зи­са?

Как вы по­ни­ма­е­те, укра­ин­ская эко­но­ми­ка не яв­ля­ет­ся уни­каль­ной в сво­ей сы­рье­вой за­ви­си­мо­сти, и по­это­му мы мо­жем срав­нить наш уро­вень па­де­ния с осталь­ны­ми стра­на­ми СНГ, струк­ту­ра эко­но­мик ко­то­рых близ­ка к на­шей, что поз­во­лит ко­ли­че­ствен­но опре­де­лить вли­я­ние каж­дой из групп фак­то­ров.

Как по­ка­зы­ва­ют рас­че­ты, ку­му­ля­тив­ное па­да­ние на­ших со­се­дей со схо­жей струк­ту­рой эко­но­ми­ки (Ар­ме­нии, Азер­бай­джа­на, Бе­ла­ру­си, Ка­зах­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Мол­до­вы) за 2014–2016 гг. в сред­нем со­ста­ви­ло 26,6% в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те, то­гда как ВВП Укра­и­ны сни­зил­ся на 48,1%.

Это на­гляд­но по­ка­зы­ва­ет нам сто­и­мость до­пу­щен­ных оши­бок в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке. К при­ме­ру, от­сут­ствие у то­гдаш­не­го ру­ко­вод­ства На­ци­о­наль­но­го бан­ка осо­зна­ния необ­хо­ди­мо­сти вве­де­ния мо­ра­то­рия на вы­да­чу де­по­зи­тов в пик бег­ства вклад­чи­ков, лик­ви­да­ция си­сте­мо­об­ра­зу­ю­ще­го бан­ка — «Дель­ты» и по­пыт­ка удер­жать курс за счет без­рас­суд­ной тра­ты зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов. Все это пря­мые след­ствия то­го, что мы ока­за­лись ни­же всех на при­ве­ден­ном рис. 1.

Но сколь­ко бы это ни удив­ля­ло по­ли­ти­ков, эко­но­ми­ка — это са­мо­вос­ста­нав­ли­ва­ю­щий­ся ме­ха­низм. И в про­шлом го­ду бла­го­да­ря уси­лен­но­му ро­сту це­ло­го ря­да от­рас­лей, та­ких, как стро­и­тель­ство, IT, сель­ское хо­зяй­ство и тор­гов­ля, нам все же уда­лось вый­ти на по­ло­жи­тель­ные тем­пы ро­ста ре­аль­но­го ВВП. Вос­ста­но­ви­тель­ный рост в Укра­ине, неиз­беж­но на­сту­па­ю­щий по­сле столь глу­бо­ко­го па­де­ния, ко­то­рое мы пе­ре­жи­ли, длит­ся уже пол­то­ра го­да. И по­ли­ти­кам, при­вык­шим кри­ти­ко­вать пра­ви­тель­ство за то, что «все пло­хо» и «все ни­ща­ют», по­ра пе­ре­хо­дить к ри­то­ри­ке «мы слиш­ком мед­лен­но рас­тем». По­то­му что в бли­жай­шие 3–5 лет кри­ти­ко­вать ис­пол­ни­тель­ную власть (ес­ли она уж со­всем не на­ло­ма­ет дров, при­ве­дя к но­во­му спа­ду) бу­дет ре­ши­тель­но не за что. Ведь да­же вы­ше­упо­мя­ну­тые по­те­ри от бло­ка­ды не яв­ля­ют­ся зна­чи­мой угро­зой на­ше­му даль­ней­ше­му вос­ста­нов­ле­нию, по­сколь­ку это ра­зо­вые утра­ты, ка­са­ю­щи­е­ся толь­ко огра­ни­чен­но­го ко­ли­че­ства от­рас­лей: гор­но­до­бы­ва­ю­щей, энер­ге­ти­че­ской и ме­тал­лур­гии.

В то же вре­мя кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство в ви­де де­ше­вой ра­бо­чей си­лы, де­ше­вых ак­ти­вов и зо­ны сво­бод­ной тор­гов­ли с ЕС сти­му­ли­ру­ет как внут­рен­нее про­из­вод­ство, ори­ен­ти­ро­ван­ное на экс­порт, так и пе­ре­ме­ще­ние в Укра­и­ну из ЕС це­ло­го ря­да от­рас­лей, функ­ци­о­ни­ру­ю­щих по схе­мам да­валь­че­ско­го сы­рья (см. рис. 2).

Возь­мем хо­тя бы ко­ли­че­ство от­кры­тых в Укра­ине за­во­дов с 2015 г. — 85, и еще 44 на­хо­дят­ся в про­цес­се стро­и­тель­ства. По 24 ста­тьям экс­пор­та рост в про­шлом го­ду со­ста­вил дву­знач­ное зна­че­ние, при­ток пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций вы­рос на 40%.

Хо­тим мы это­го или нет, но по­сле по­те­ри ве­со­мой ча­сти на­шей тя­же­лой про­мыш­лен­но­сти (До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей) и фак­ти­че­ско­го раз­ры­ва эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний со стра­на­ми СНГ на­ша эко­но­ми­ка вы­шла из неко­е­го про­мыш­лен­но­го гет­то, остав­ше­го­ся нам от СССР. А трех­крат­ная де­валь­ва­ция ста­ла тем са­мым драй­ве­ром, поз­во­ля­ю­щим на­чать ре­струк­ту­ри­за­цию эко­но­ми­ки и пе­ре­вод ее на про­мыш­лен­ный аут­сор­синг для стран ЕС.

Все очень про­сто: Укра­и­на — это «Ки­тай» для стран Европы, толь­ко не пер­во­го а вто­ро­го де­ся­ти­ле­тия XXI ст. Это рань­ше в Ки­тай шли все про­из­вод­ства, по­то­му что у них все мож­но бы­ло про­из­во­дить при зар­пла­те в 100 долл. А те­перь вви­ду слу­чив­ше­го­ся в на­шей стране эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са 2014–2015 гг. у нас сред­няя зар­пла­та 210 долл., а в Ки­тае — уже дав­но 700!

Те­перь у нас есть шанс стать «но­вым Ки­та­ем» для ЕС! К то­му же, в от­ли­чие от то­го Ки­тая, — с об­щей (на ми­ну­точ­ку!) гра­ни­цей и зо­ной сво­бод­ной тор­гов­ли с ЕС!

Но вер­нем­ся к на­ше­му сред­не­сроч­но­му мак­ро­эко­но­ми­че­ско­му про­гно­зу. Что нас ждет в бли­жай­шие пять лет? Со­глас­но оцен­кам МВФ, ко­то­рый, с од­ной сто­ро­ны, яв­ля­ет­ся од­ним из клю­че­вых раз­ра­бот­чи­ков эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки Укра­и­ны, а с дру­гой — наи­бо­лее пол­ным и ува­жа­е­мым ис­точ­ни­ком мак­ро­ста­ти­сти­ки и про­гно­зов в ми­ре, на­шей стране в сле­ду­ю­щие пять лет удаст­ся вый­ти на тренд плав­но­го, но устой­чи­во­го раз­ви­тия, ха­рак­тер­но­го для стран ЕС (см. рис. 3).

С чем это свя­за­но? Что ка­са­ет­ся фис­каль­ной по­ли­ти­ки, то си­сте­ма на­ло­го­об­ло­же­ния Укра­и­ны оста­нет­ся в те­ку­щем фор­ма­те, пред­по­ла­га­ю­щем вы­со­кую роль со­ци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­но­го го­су­дар­ства. Со­от­вет­ствен­но, со­во­куп­ное на­ло­го­об­ло­же­ние на эко­но­ми­ку в сле­ду­ю­щие пять лет оста­нет­ся на уровне 38,5%, что поз­во­ля­ет эко­но­ми­ке раз­ви­вать­ся в сред­нем все­го на 3,5–4,5% в год.

Ес­ли го­во­рить о дру­гой со­став­ля­ю­щей эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки — мо­не­тар­ной, то Нац­банк про­дол­жит при­дер­жи­вать­ся ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния, сти­му­ли­руя эко­но­ми­че­ский рост толь­ко в тех рам­ках, ко­то­рые поз­во­ля­ют удер­жать ин­фля­цию в пре­де­лах тар­ге­та.

То есть, ско­рее все­го, НБУ про­дол­жит по­кры­вать де­фи­цит гос­бюд­же­та за счет непря­мо­го вы­ку­па ОВГЗ (чи­стой эмис­сии грив­ни), од­на­ко сам де­фи­цит бу­дет сни­жен до 2%, что ни­ве­ли­ру­ет ин­фля­ци­он­ный риск. Де­кла­ри­ру­е­мая неза­ви­си­мость от пра­ви­тель­ства про­явит­ся в спра­вед­ли­вом от­но­ше­нии ко всем участ­ни­кам бан­ков­ско­го рын­ка, в том чис­ле и к го­су­дар­ствен­ным бан­кам, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ос­нов­ным ис­точ­ни­ком про­блем­ных кре­ди­тов. И как след­ствие — огром­ней­ших рас­хо­дов Ми­ни­стер­ства фи­нан­сов на их оздо­ров­ле­ние, про­ис­хо­дя­щее в фор­ме рас­тя­ну­той во вре­ме­ни чи­стой эмис­сии де­нег.

Как ре­зуль­тат, но­ми­наль­ные про­цент­ные став­ки про­дол­жат сни­жать­ся вслед за ин­фля­ци­ей и, со­глас­но про­гно­зу на­шей IMF Group, до кон­ца 2019 г. в пре­де­ле кре­дит­ные упа­дут до 13,6% по гривне и 6,7% — по дол­ла­ру, а де­по­зит­ные — до 7,4% в гривне и 3% — для дол­ла­ро­вых вкла­дов, что так­же долж­но бла­го­твор­но ска­зать­ся на тем­пах на­ше­го даль­ней­ше­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста (см. рис. 4).

В ко­неч­ном сче­те ре­аль­ный ВВП Укра­и­ны бу­дет рас­ти в сред­нем на 4% в год и до­стиг­нет 1140 млрд грн, или уров­ня 2013 г. (за вы­че­том некон­тро­ли­ру­е­мых об­ла­стей), толь­ко к 2021 г. (см. рис. 5).

Впро­чем, это во­все не зна­чит, что уро­вень жиз­ни в Укра­ине вы­рас­тет ана­ло­гич­ным об­ра­зом. Де­ло в том, что из-за це­ло­го ря­да по­греш­но­стей и недо­уче­тов при рас­че­те ре­аль­но­го ВВП по­след­ний отоб­ра­жа­ет на­ше бла­го­со­сто­я­ние с го­раз­до мень­шей точ­но­стью, неже­ли его дол­ла­ро­вый эк­ви­ва­лент (ко­то­рый, к сло­ву, в от­ли­чие от ре­аль­но­го, за по­след­ние три го­да сни­зил­ся по­чти в два ра­за). И со­глас­но про­гно­зу МВФ, дол­ла­ро­вый эк­ви­ва­лент ВВП Укра­и­ны вер­нет­ся к 180 млрд долл. от те­ку­щих 93 млрд толь­ко к 2026 г. Свя­за­но это с тем, что ос­но­вой для ро­ста дол­ла­ро­во­го ВВП слу­жит при­ток ва­лю­ты в стра­ну и по­сле­ду­ю­щая пря­мая или кос­вен­ная ре­валь­ва­ция. А по­сколь­ку при­ток ва­лю­ты в Укра­и­ну за­ви­сит непо­сред­ствен­но от Commodity price index, ро­ста ко­то­ро­го МВФ в сле­ду­ю­щие пять лет не ожи­да­ет (см. рис. 6 на сай­те ZN.UA), то наш дол­ла­ро­вый ВВП в сле­ду­ю­щие 6–7 лет бу­дет рас­ти в сред­нем все­го на 9,5% в год (см. рис. 7 на сай­те ZN.UA).

«Неп­ло­хо! — вос­клик­нет тут кто-то, — что зна­чит «все­го лишь»?». А «все­го лишь» по­то­му, что, для срав­не­ния, в пе­ри­од «зо­ло­той эпо­хи» укра­ин­ской эко­но­ми­ки 2000–2008 гг. сред­не­го­до­вой рост дан­но­го по­ка­за­те­ля со­став­лял в сред­нем 22% год к го­ду! За счет пол­ной ста­биль­но­сти кур­са грив­ни к дол­ла­ру на про­тя­же­нии вось­ми лет (не счи­тая лег­ких ко­ле­ба­ний от 4,86 до 5,30 грн/ долл.) Укра­и­на «кон­вер­ти­ро­ва­ла», по су­ти, всю свою внут­рен­нюю ин­фля­цию (от 12 до 26% в год) в рост дол­ла­ро­во­го ВВП.

Неопре­де­лен­ность МВФ в про­гно­зи­ро­ва­нии цен на ос­нов­ные ка­те­го­рии сы­рье­вых то­ва­ров свя­за­на, в первую оче­редь, со стаг­на­ци­ей ми­ро­вой эко­но­ми­ки и сме­ной клю­че­во­го дис­кур­са в по­ли­ти­че­ской по­вест­ке дня За­пад­но­го ми­ра с борь­бы ле­вых и пра­вых на борь­бу изо­ля­ци­о­ни­стов с гло­ба­ли­ста­ми. Так, ес­ли Трамп все же нач­нет тор­го­вую вой­ну с Ки­та­ем (наи­боль­шим по­тре­би­те­лем ме­тал­лов в ми­ре), уси­лит санк­ции про­тив Рос­сии с од­но­вре­мен­ным рас­ши­ре­ни­ем до­бы­чи неф­ти и га­за в США (что од­но­мо­мент­но сни­зит тем­пы раз­ви­тия ЕС, Рос­сии и стран — чле­нов ОПЕК), а па­рал­лель­но по ЕС прой­дет­ся вол­на по­бед по­пу­ли­стов, то про­гноз МВФ ока­жет­ся вер­ным. И нам при­дет­ся ли­бо про­во­дить ра­ди­каль­ные ре­фор­мы и при­вле­кать ка­пи­тал извне, ли­бо раз­ви­вать­ся на 9–10% в год и до­жи­дать­ся на­ше­го преж­не­го уров­ня жиз­ни еще 7,5 го­да.

Од­на­ко ре­гу­ляр­но кри­ти­ку­е­мая ли­бе­ра­ла­ми си­сте­ма ев­ро­пей­ско­го со­ци­а­лиз­ма име­ет неоспо­ри­мое пре­иму­ще­ство в ви­де бо­лее вы­со­кой устой­чи­во­сти на­се­ле­ния к по­пу­лиз­му, что мы уви­де­ли по ито­гам пре­зи­дент­ских вы­бо­ров во Фран­ции, а вер­хо­вен­ство за­ко­на в США су­ще­ствен­но огра­ни­чи­ло пол­но­мо­чия Трам­па и поз­во­ли­ло Кон­грес­су спу­стя неболь­шое вре­мя уре­гу­ли­ро­вать си­ту­а­цию. Мир ока­зал­ся бо­лее без­опас­ным ме­стом, чем мы пред­по­ла­га­ли, и эко­но­ми­че­ский на­ци­о­на­лизм с па­рал­лель­ным огра­ни­че­ни­ем гло­ба­ли­за­ции ока­за­лись для раз­ви­тых стран нере­а­ли­зу­е­мой по­ли­ти­кой.

Имен­но по­это­му, мы счи­та­ем, су­ще­ству­ет вы­со­кая ве­ро­ят­ность аль­тер­на­тив­но­го по­ве­де­ния ми­ро­вой эко­но­ми­ки в сле­ду­ю­щие пять лет, а со­от­вет­ствен­но, и сы­рье­вых рын­ков. Изу­чив цик­лич­ность по­ве­де­ния его клю­че­вых со­став­ля­ю­щих (аг­ро­про­дук­ции, ме­тал­лов и энер­ге­ти­ки) с 1962 г., мы об­на­ру­жи­ли ряд за­ко­но­мер­но­стей, поз­во­ля­ю­щих спро­гно­зи­ро­вать даль­ней­шее по­ве­де­ние об­ще­го Ин­дек­са цен сы­рье­вых ре­сур­сов в сле­ду­ю­щие пять лет. Так, сред­ний пе­ри­од па­де­ния рын­ка со­став­ля­ет 3,7 го­да, а учи­ты­вая 12-про­цент­ный рост Ин­дек­са цен на сы­рье­вые ре­сур­сы по­сле его че­ты­рех­лет­не­го па­де­ния, оче­ви­ден вы­вод, что ес­ли в ми­ро­вой эко­но­ми­ке не слу­чит­ся но­вых «чер­ных ле­бе­дей», то 2017– 2021 гг. с очень вы­со­кой ве­ро­ят­но­стью ста­нут сле­ду­ю­щим цик­лом вос­ста­нов­ле­ния ми­ро­во­го рын­ка сы­рье­вых ре­сур­сов (см. сай­те ZN.UA).

Что озна­ча­ет для Укра­и­ны бо­лее стре­ми­тель­ное, по срав­не­нию с ба­зо­вым про­гно­зом МВФ, вос­ста­нов­ле­ние меж­ду­на­род­ных сы­рье­вых рын­ков? По со­сто­я­нию на про­шлый год чи­стая ва­лют­ная вы­руч­ка Укра­и­ны от экс­пор­та сы­рье­вых то­ва­ров со­ста­ви­ла 6,4 млрд долл. А по­сколь­ку этот по­ка­за­тель пря­мо про­пор­ци­о­наль­но за­ви­сит от Commodity price index, то, ко­гда це­ны на сы­рье­вые ре­сур­сы рас­тут, при­ток ва­лю­ты в стра­ну уве­ли­чи­ва­ет­ся. В свою оче­редь, НБУ вы­ку­па­ет из­лиш­ки экс­порт­ной вы­руч­ки на меж­бан­ке, для че­го про­во­дит до­пол­ни­тель­ную эмис­сию и уве­ли­чи­ва­ет ко­ли­че­ство де­нег в обо­ро­те.

Па­рал­лель­но пред­при­я­тия, ори­ен­ти­ро­ван­ные на внут­рен­ний ры­нок, точ­но так же стал­ки­ва­ют­ся с рас­ту­щи­ми це­на­ми на сы­рье, что в ко­неч­ном ито­ге по­вы­ша­ет как Ин­декс цен про­из­во­ди­те­лей, так и уро­вень по­тре­би­тель­ской ин­фля­ции (см. рис. 9 на сай­те ZN.UA).

Со­глас­но про­гно­зу IMF Group, об­щая ин­фля­ция в эко­но­ми­ке (де­фля­тор) вви­ду су­ще­ствен­но­го ро­ста Ин­дек­са цен про­из­во­ди­те­лей в те­ку­щем го­ду уве­ли­чит­ся до 18%, что на 0,9 п.п. вы­ше про­шло­год­не­го зна­че­ния. В 2018-м ин­фля­ция так­же про­дол­жит рас­ти (до 19,8%). И толь­ко на­чи­ная с 2019-го ин­фля­ци­он­ный тренд сме­нит на­прав­ле­ние на про­ти­во­по­лож­ное.

Пло­хая ли это но­вость для Укра­и­ны? Это с ка­кой сто­ро­ны по­смот­реть. Яв­но фи­нан­со­вым вла­стям не суж­де­но от­чи­тать­ся о пла­ни­ру­е­мом обуз­да­нии ин­фля­ции. Но и тем­пы дол­ла­ро­во­го ВВП, и до­хо­ды бюд­же­та в бли­жай­шие три го­да бу­дут яв­но ни­же про­гно­зи­ру­е­мых.

Но вви­ду на­ру­шен­но­го ме­ха­низ­ма кре­ди­то­ва­ния в Укра­ине по­сле бан­ков­ско­го кри­зи­са 2014– 2016 гг. су­ще­ству­ю­щие при­чин­но­след­ствен­ные свя­зи во­все не так оче­вид­ны. Так, на­чи­ная с 2015-го бан­ки, не­смот­ря на сни­жа­ю­щий­ся тренд кре­дит­ных ста­вок, про­дол­жа­ют со­кра­щать свои кре­дит­ные порт­фе­ли. А сам бан­ков­ский биз­нес ис­ка­зил­ся и транс­фор­ми­ро­вал­ся для круп­ных бан­ков — в по­куп­ку де­по­зит­ных сер­ти­фи­ка­тов НБУ за счет вкла­дов на­се­ле­ния, а для всех осталь­ных — в по­иск средств для до­ка­пи­та­ли­за­ции и уве­ли­че­ния устав­но­го ка­пи­та­ла, со­от­вет­ству­ю­ще­го но­вым нор­ма­ти­вам.

По­это­му ожи­дать вос­ста­нов­ле­ния кре­ди­то­ва­ния в Укра­ине в зна­чи­мых мас­шта­бах, без ка­ких­ли­бо дей­ствий НБУ по ра­бо­те с на­ко­пив­ши­ми­ся про­блем­ны­ми кре­ди­та­ми, да­же при даль­ней­шем сни­же­нии ста­вок все же не сто­ит (см. рис. 10 на сай­те ZN.UA).

В свою оче­редь, фак­то­ром, ком­пен­си­ру­ю­щим по­вы­ше­ние ин­фля­ции, ста­нет уско­рен­ное вос­ста­нов­ле­ние дол­ла­ро­вых до­хо­дов пред­при­я­тий и со­от­вет­ству­ю­щее рас­ши­ре­ние их воз­мож­но­стей пе­ре­осна­стить су­ще­ству­ю­щие фон­ды бо­лее до­ро­гим и про­из­во­ди­тель­ным им­порт­ным обо­ру­до­ва­ни­ем.

В ко­неч­ном ито­ге, ес­ли сде­лать гру­бое до­пу­ще­ние и пред­по­ло­жить, что по обо­им сце­на­ри­ям на­ша эко­но­ми­ка в 2023–2026 гг. бу­дет рас­ти в сред­нем те­ми же тем­па­ми, что и в 2017–2022-х, то мож­но рас­счи­тать пе­ри­од, необ­хо­ди­мый рис. 8 на для до­сти­же­ния Укра­и­ной уров­ня 2013 г. в дол­ла­ро­вом эк­ви­ва­лен­те.

Как вид­но из рис. 11 (см. на сай­те ZN.UA), ре­зуль­та­ты ре­а­ли­за­ции каж­до­го из сце­на­ри­ев раз­нят­ся все­го в один год. Так, ес­ли ми­ро­вые рын­ки сы­рья нач­нут ак­тив­ное вос­ста­нов­ле­ние (тра­ди­ци­он­но — клю­че­вой фак­тор на­ше­го раз­ви­тия), то эко­но­ми­ка Укра­и­ны вы­рас­тет до 180 млрд долл. в 2024м, а при ре­а­ли­за­ции ба­зо­во­го про­гно­за МВФ (ко­то­рый во­все не пред­по­ла­га­ет ро­ста Commodity price index) — все­го в 2025-м.

И здесь мы стал­ки­ва­ем­ся со сле­ду­ю­щим фе­но­ме­ном: ли­бо МВФ рас­счи­тал свой про­гноз на ос­но­ве ли­ней­но­го трен­да, не учи­ты­ва­ю­ще­го зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ю­щи­е­ся с 2019 г. вы­пла­ты по внеш­не­му дол­гу, ли­бо учел в сво­ем про­гно­зе до­ход от про­да­жи сель­хоз­зе­мель Укра­и­ны ино­стран­цам.

Как по­ка­зы­ва­ют на­ши рас­че­ты, для ре­а­ли­за­ции про­гно­за МВФ при стагни­ру­ю­щих рын­ках сы­рья нам необ­хо­ди­мо еже­год­но по­лу­чать до­пол­ни­тель­ный при­ток ва­лю­ты в 5 млрд долл. Ес­ли же это­го не про­изой­дет, к 2025 г. (по­след­не­му, ко­гда вы­пла­ты по кон­вер­си­он­ным об­ли­га­ци­ям, вы­пу­щен­ным в хо­де до­го­во­ра о ре­струк­ту­ри­за­ции, под­пи­сан­но­го ми­ни­стром фи­нан­сов Н.яресь­ко, огра­ни­че­ны 1% ВВП) на­ша єко­но­ми­ка вы­рас­тет все­го на 16% — до 108 млрд долл.

И по­сколь­ку это яв­ля­ет­ся од­ним из важ­ней­ших фак­то­ров, вли­я­ю­щих на наш рост в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве, мы так­же поз­во­лим се­бе по­дроб­нее оста­но­вить­ся на «про­бле­ме пи­ко­вых вы­плат по кон­вер­си­он­ным об­ли­га­ци­ям». Как уже бы­ло ска­за­но вы­ше, во­пер­вых, у нас нет угро­зы де­фол­та, а есть лишь фак­тор се­рьез­но­го за­мед­ле­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста еще на пя­ти­лет­ку 2019–2025 гг. Но это, по­вто­рим­ся, в пре­дель­ном пес­си­ми­сти­че­ском сце­на­рии. По­то­му что очень слож­но пред­ста­вить се­бе жи­вую эко­но­ми­ку, ко­то­рая на­хо­дит­ся в сред­не­сроч­ном цик­ле ро­ста и ак­ку­рат­но та­щит на се­бе тяж­кое бре­мя вы­плат от 4 до 8% ВВП, да­же не пы­та­ясь их ре­фи­нан­си­ро­вать под бо­лее низ­кие став­ки и на бо­лее ком­форт­ный для се­бя срок. Как и не мо­жет на фи­нан­со­вой кар­те ми­ра, где гос­под­ству­ют «ну­ле­вые» про­цент­ные став­ки (от 0,25 до 0,75%), су­ще­ство­вать стра­на с рас­ту­щей эко­но­ми­кой, у ко­то­рой су­ве­рен­ный долг ко­ти­ру­ет­ся по 7,5%! Да его про­сто-на­про­сто пе­ре­ку­пят под 2–3%. И ни­ко­го ис­кать и упра­ши­вать в этот раз не при­дет­ся. К кон­цу 2018-го Мин­фин бу­дет за­ва­лен за­яв­ка­ми о ре­струк­ту­ри­за­ции под бо­лее низ­кие став­ки безо вся­ких до­пол­ни­тель­ных recovering от круп­ней­ших ин­вест­бан­ков ми­ра.

Что мо­жет сде­лать го­су­дар­ство?

Мы уве­ре­ны в том, что эко­но­ми­ка Укра­и­ны при каж­дом из сце­на­ри­ев по­ве­де­ния сы­рье­вых рын­ков до­стиг­нет уров­ня 2013-го го­да в 180 млрд долл. уже к 2024– 2026 гг. Ка­ким об­ра­зом нам удаст­ся до­бить­ся это­го? От­ча­сти бла­го­да­ря ре­струк­ту­ри­за­ции внеш­не­го дол­га и пе­ре­но­са вы­плат на несколь­ко лет впе­ред. От­ча­сти бла­го­да­ря от­кры­тию рын­ка зем­ли и при­вле­че­нию ва­лю­ты ли­бо извне, ли­бо из те­не­вых сбе­ре­же­ний на­се­ле­ния.

Не­ма­ло­важ­ным фак­то­ром ста­нет при­ток пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций, объ­ем ко­то­рых, со­глас­но на­ше­му про­гно­зу, вы­рас­тет до 8 млрд долл. к 2020 г. и со­хра­нит­ся на этом уровне в сле­ду­ю­щие пять лет (см. рис. 12 на сай­те ZN.UA). В лю­бом слу­чае при­ток ва­лю­ты в Укра­и­ну вый­дет на по­ло­жи­тель­ный уро­вень, и в рас­по­ря­же­нии на­шей стра­ны ока­жет­ся все боль­ше аль­тер­на­тив в ее ис­поль­зо­ва­нии.

И здесь мы рис­ку­ем за­но­во по­пасть в ло­вуш­ку сы­рье­вых эко­но­мик: ес­ли оста­вить «фис­каль­ный про­цент» ВВП (да­же при усло­вии, что нам удаст­ся ис­ко­ре­нить кор­руп­цию) на преж­нем уровне (42–44%), то до­пол­ни­тель­ный при­ток ва­лю­ты от экс­пор­та сы­рья и при­то­ка ин­ве­сти­ций под ис­поль­зо­ва­ние де­ше­вой ра­бо­чей си­лы уй­дет на по­тре­би­тель­ский им­порт, оста­вив стра­ну с той же струк­ту­рой эко­но­ми­ки, ка­кой она бы­ла в на­ча­ле цик­ла эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

А с сы­рье­вой струк­ту­рой ми­ни­маль­ное за­мед­ле­ние тем­пов раз­ви­тия ми­ро­вой эко­но­ми­ки тут же экс­по­нен­ци­аль­но сни­жа­ет на­ши до­хо­ды и об­ре­ка­ет Укра­и­ну и даль­ше жить в по­доб­ной сверхво­ла­тиль­но­сти. Ко­гда при ма­лей­шем за­мед­ле­нии или спа­де ми­ро­вой эко­но­ми­ки на­ша эко­но­ми­ка упа­дет в ра­зы быст­рее.

С дру­гой сто­ро­ны, сни­зив на­ло­го­вую на­груз­ку на эко­но­ми­ку и сте­пень дав­ле­ния го­су­дар­ства на биз­нес, мы мо­жем по­пы­тать­ся из­ме­нить струк­ту­ру укра­ин­ско­го им­пор­та, уве­ли­чив в нем удель­ный вес тех­но­ло­гий и обо­ру­до­ва­ния, и уско­рен­но прой­ти но­вый этап ин­ду­стри­а­ли­за­ции, пе­рей­дя к пост­ин­ду­стри­аль­ной, сер­вис­ной эко­но­ми­ке за ка­кое-то де­ся­ти­ле­тие. Впро­чем, по­след­нее пред­ло­же­ние опи­сы­ва­ет ве­ро­ят­ност­ный, но все же оп­ти­ми­сти­че­ский сце­на­рий раз­ви­тия со­бы­тий.

Неп­ло­хо то, что да­же при сред­не­пес­си­ми­стич­ном сце­на­рии нас все рав­но ждет эко­но­ми­че­ский рост в бли­жай­шие, по край­ней ме­ре, пять лет. Да, не про­во­дя необ­хо­ди­мых струк­тур­ных ре­форм, пра­ви­тель­ство мо­жет лишь до­бить­ся то­го, что он бу­дет не та­ким уж боль­шим. Но нуж­но при­ло­жить нема­ло це­ле­на­прав­лен­ных уси­лий для то­го, что­бы его оста­но­вить или об­ра­тить в ми­нус. На­де­ем­ся, ума не до­пу­стить это­го и у ны­неш­не­го пра­ви­тель­ства, и у сле­ду­ю­ще­го вполне хва­тит.

За­кон­чить эту ста­тью-про­гноз мы хо­те­ли бы при­клад­ным со­ве­том на­се­ле­нию, как сле­ду­ет ве­сти се­бя во вре­мя вос­ста­но­ви­тель­но­го ро­ста. Вс­пом­ни­те, ка­кие стра­те­гии лич­но­го ин­ве­сти­ро­ва­ния бы­ли наи­бо­лее эф­фек­тив­ны в 2004– 2008 гг.? На­мно­го опе­ре­жа­ю­щи­ми рост ВВП тем­па­ми по­вы­ша­лись в цене недви­жи­мость, сто­и­мость зем­ли (во­круг го­ро­дов-мил­ли­он­ни­ков), вы­пол­няв­шие у нас роль аль­тер­на­тив­но­го «пор­та» для сбе­ре­же­ний в усло­ви­ях от­сут­ствия фон­до­во­го рын­ка. Все то же с неиз­беж­но­стью до­ждя (ко­гда на небе со­бра­лись ту­чи) по­вто­рит­ся и сей­час. Нын­че мы на­хо­дим­ся в са­мом на­ча­ле та­ко­го же дли­тель­но­го пе­ри­о­да вос­ста­нов­ле­ния. Так что дей­ствуй­те! У вас, с боль­шой ве­ро­ят­но­стью, есть вре­мя до 2024 г.!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.