Алек­сандр Да­ни­люк: «В бу­ду­щем мы не долж­ны рас­счи­ты­вать на МВФ»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия САМАЕВА

Пра­ви­тель­ство пред­ста­ви­ло про­ект го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та на сле­ду­ю­щей год, на­звав его «бюд­же­том раз­ви­тия». Од­на­ко раз­гля­деть раз­ви­тие меж­ду бюд­жет­ны­ми стро­кам не уда­ет­ся — сред­не­сроч­ное пла­ни­ро­ва­ние за­бук­со­ва­ло, про­гноз об­мен­но­го кур­са не кор­ре­ли­ру­ет с про­гно­зом ин­фля­ции, при­сут­ствие го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке про­дол­жа­ет рас­ти, а льви­ная до­ля го­срас­хо­дов тра­ди­ци­он­но идет на со­дер­жа­ние бю­ро­кра­ти­че­ско­го ап­па­ра­та, «со­ци­аль­ные» вы­пла­ты и об­слу­жи­ва­ния го­су­дар­ствен­но­го дол­га.

ZN.UA по­ин­те­ре­со­ва­лось у ми­ни­стра фи­нан­сов Алек­сандра Да­ни­лю­ка, что имен­но и ка­ким об­ра­зом пла­ни­ру­ет раз­ви­вать пра­ви­тель­ство в сле­ду­ю­щем го­ду, а так­же кос­ну­лось ря­да дру­гих важ­ных во­про­сов, ре­ше­ние ко­то­рых на­хо­дит­ся в ком­пе­тен­ции Мин­фи­на, в част­но­сти мо­не­ти­за­ции суб­си­дий, вос­ста­нов­ле­ния кре­ди­то­ва­ния, ре­фор­ми­ро­ва­ния гос­бан­ков и, ко­неч­но, воз­вра­ще­ния Укра­и­ны на внеш­ние рын­ки за­им­ство­ва­ний.

Ри­то­ри­ка ми­ни­стра с мо­мен­та на­шей по­след­ней встре­чи ощу­ти­мо из­ме­ни­лась — он вни­ма­тель­но под­би­ра­ет сло­ва, из­бе­га­ет об­суж­де­ния пра­ви­тель­ствен­ных кон­флик­тов и пря­мых от­ве­тов на неудоб­ные во­про­сы. А еще ми­нистр уже без бо­яз­ни го­во­рит о со­труд­ни­че­стве с МВФ в про­шед­шем вре­ме­ни и о пер­спек­ти­вах са­мо­сто­я­тель­ной ра­бо­ты пра­ви­тель­ства, без вли­я­ния кре­ди­то­ра по­след­ней на­деж­ды. При­об­ре­тен­ные же на­вы­ки по­ли­ти­ка, оче­вид­но, по­мо­гут Да­ни­лю­ку в этой ра­бо­те. — Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, пра­ви­тель­ство счи­та­ет, что гос­бюд­жет-2018 — это бюд­жет раз­ви­тия. Раз­ви­тия че­го? — Это бюд­жет раз­ви­тия го­су­дар­ства, а го­су­дар­ство не су­ще­ству­ет без лю­дей. Мы рас­смат­ри­ва­ем этот бюд­жет как бюд­жет ин­ве­сти­ро­ва­ния в бу­ду­щие по­ко­ле­ния. В бюд­же­те на сле­ду­ю­щий год мы преду­смот­ре­ли фи­нан­си­ро­ва­ние всех ос­нов­ных ре­форм, на­прав­лен­ных на по­вы­ше­ние ка­че­ства жиз­ни граж­дан, преж­де все­го об­ра­зо­ва­тель­ной ре­фор­мы, ме­ди­цин­ской и ре­фор­мы со­ци­аль­ной за­щи­ты. Так­же в бюд­жет за­ло­же­на пен­си­он­ная ре­фор­ма, на­це­лен­ная на ста­би­ли­за­цию со­ли­дар­ной си­сте­мы, осо­вре­ме­ни­ва­ние пен­сий и обес­пе­че­ние до­стой­ных пен­сий в бу­ду­щем. Мы так­же фи­нан­си­ру­ем ин­фра­струк­ту­ру, раз­ви­тие до­рог, вы­де­ля­ем день­ги на раз­ви­тие ре­ги­о­нов. А это все в том чис­ле по­ло­жи­тель­но вли­я­ет на эко­но­ми­ку. Имен­но по­это­му мы счи­та­ем этот бюд­жет бюд­же­том раз­ви­тия и ин­ве­сти­ций в бу­ду­щие по­ко­ле­ния.

— Сме­ло в эти же «ин­ве­сти­ции» до­ба­вим суб­си­дии на опла­ту ЖКУ. За­ло­жен­ных в бюд­жет это­го го­да 47 млрд грн не хва­ти­ло, при­шлось ис­кать до­пол­ни­тель­ные сред­ства. Уже есть по­ни­ма­ние, сколь­ко все­го го­су­дар­ству по­на­до­бит­ся средств на суб­си­дии 2017-го? Око­ло или свы­ше 65 млрд? — Да, мы вы­де­ля­ли до­пол­ни­тель­ные сред­ства, еще око­ло 14 млрд. И пла­ни­ру­ем уло­жить­ся в вы­де­лен­ную сум­му. — А на сле­ду­ю­щий год 55 млрд хва­тит, при усло­вии, что в этом го­ду 60 млрд не хва­ти­ло? — Долж­но хва­тить. — В на­ча­ле го­да был на­чат про­цесс вве­де­ния мо­не­ти­за­ции суб­си­дий для теп­ло­ком­мунэнер­го (ТКЭ), про­хо­ди­ли об­суж­де­ния, со­би­ра­лась ра­бо­чая груп­па. Од­на­ко не очень по­нят­но, на­сколь­ко мы ре­аль­но про­дви­ну­лись в этом во­про­се. — Уже го­тов про­ект по­ста­нов­ле­ния пра­ви­тель­ства, раз­ра­бо­тан­ный Мин­фи­ном, ко­то­рый вво­дит мо­не­ти­за­цию суб­си­дий на уровне ТКЭ. Пла­ни­ро­ва­ли успеть до на­ча­ла ото­пи­тель­но­го се­зо­на, но нам по­на­до­би­лось вре­мя, что­бы со­гла­со­вать этот шаг с дру­ги­ми ми­ни­стер­ства­ми. По­то­му что это се­рьез­ное, мож­но ска­зать, ре­во­лю­ци­он­ное из­ме­не­ние. — НАК «Неф­те­газ Укра­и­ны» не по­ме­ша­ет это­му из­ме­не­нию? Посколь­ку дей­ству­ю­щая си­сте­ма вза­и­мо­за­че­тов поз­во­ля­ла ей про­во­дить опре­де­лен­ные ма­ни­пу­ля­ции, от ко­то­рых бу­дет труд­но от­ка­зать­ся. — Сей­час, фи­нан­си­руя суб­си­дии, мы по­лу­ча­ем тре­бо­ва­ния на огром­ные сум­мы и не пла­тим их, по­ка не прой­дут свер­ки по­сле за­вер­ше­ния ото­пи­тель­но­го се­зо­на. Так вот, по­сле све­рок эти сум­мы зна­чи­тель­но умень­ша­ют­ся. То есть ре­аль­ное по­треб­ле­ние су­ще­ствен­но мень­ше за­де­кла­ри­ро­ван­но­го. И это про­ис­хо­дит вто­рой год под­ряд. При та­ких усло­ви­ях мо­не­ти­за­ция — пра­виль­ный шаг. Дей­ству­ю­щая си­сте­ма вза­и­мо­за­че­тов — очень за­пу­тан­ный и слож­ный ме­ха­низм, со­здан­ный для обес­пе­че­ния ин­те­ре­сов опре­де­лен­ных групп и поз­во­ля­ю­щий «по­те­рять» в си­сте­ме мил­ли­ар­ды бюд­жет­ных гри­вен. А в этих зве­ньях рас­че­тов столь­ко участ­ни­ков, что най­ти ви­нов­ных прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Мо­не­ти­за­ция — шаг, ме­ня­ю­щий этот ме­ха­низм, посколь­ку ко­гда в си­сте­ме дви­жут­ся ре­аль­ные сред­ства, а не «бу­маж­ки», что-ли­бо скрыть уже очень слож­но. Да­же ес­ли этот шаг огор­чит НАК «Неф­те­газ». НАК — хо­зяй­ствен­ный субъ­ект, за­ни­ма­ю­щий­ся ис­клю­чи­тель­но ре­а­ли­за­ци­ей пра­ви­тель­ствен­ной по­ли­ти­ки, са­ма она по­ли­ти­ки не фор­ми­ру­ет. — Мо­не­ти­за­ция на уровне по­тре­би­те­лей — ло­гич­ный сле­ду­ю­щий шаг. Ко­гда его ждать? — Здесь нам по­на­до­бит­ся вре­мя. За­пу­стив мо­не­ти­за­цию для ТКЭ, мы ре­шим часть на­сущ­ных про­блем и по­том смо­жем дви­гать­ся даль­ше. Мо­не­ти­за­ция — слож­ный про­цесс, тре­бу­ю­щий вре­ме­ни и зна­чи­тель­ных уси­лий. — Зна­чи­тель­ная часть со­ци­аль­ных рас­хо­дов — это фи­нан­си­ро­ва­ние де­фи­ци­та Пен­си­он­но­го фон­да Укра­и­ны. Пен­си­он­ная ре­фор­ма в пер­спек­ти­ве хо­тя бы пя­ти лет смо­жет пре­одо­леть де­фи­цит? Посколь­ку су­ще­ству­ют раз­ные взгля­ды на про­бле­му де­фи­ци­та ПФУ да­же сре­ди экс­пер­тов МВФ. — Че­го-че­го, а де­фи­ци­та взгля­дов у нас ни­ко­гда нет. Мы фик­си­ру­ем де­фи­цит ПФ в аб­со­лют­ных циф­рах. Ко­неч­но, сам бюд­жет ПФ бу­дет рас­ти, а де­фи­цит в аб­со­лют­ных циф­рах — нет. По­это­му в про­цен­тах де­фи­цит бу­дет умень­шать­ся. Ко­г­да­ни­будь, воз­мож­но, мы вый­дем на без­де­фи­цит­ную пен­си­он­ную си­сте­му, но это точ­но не пер­спек­ти­ва пя­ти лет. Сей­час на­ша за­да­ча — умень­шить де­фи­цит до ми­ни­му­ма, что­бы ста­би­ли­зи­ро­вать со­ли­дар­ную си­сте­му. Ко­гда-ни­будь, в бу­ду­щем, мо­жет, он и бу­дет без­де­фи­цит­ным. — Умень­шат­ся ли от это­го бюд­жет­ные рас­хо­ды? Пен­си­он­ная ре­фор­ма пред­по­ла­га­ет, что часть на­се­ле­ния бу­дет по­лу­чать не пен­сию, а по­мощь для ма­ло­иму­щих. Для ПФУ — это прин­ци­пи­аль­ное из­ме­не­ние, для гос­бюд­же­та — нет. — Мы это по­ни­ма­ем, ведь ви­дим всю кар­ти­ну, а не толь­ко ее фраг­мен­ты. Для нас это все бюд­жет­ные рас­хо­ды, хоть как ты их ни на­зы­вай — пен­сия, по­со­бия, по­жиз­нен­ное со­дер­жа­ние. От пе­ре­ста­нов­ки сла­га­е­мых сум­ма не ме­ня­ет­ся. Мы ра­бо­та­ем над тем, что­бы по­вы­сить эф­фек­тив­ность ис­поль­зо­ва­ния бюд­жет­ных средств, в том чис­ле эф­фек­тив­ность и ад­рес­ность ока­за­ния по­мо­щи. — Но мы го­во­рим о пер­спек­ти­вах на го­ды. А как на­счет на­сто­я­ще­го и еже­год­но рас­ту­ще­го при­сут­ствия го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке, и ро­ста пе­ре­рас­пре­де­ле­ния средств имен­но че­рез го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты, хо­тя опыт дру­гих стран го­во­рит, что для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста при­сут­ствие го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке, на­обо­рот, сто­ит умень­шать? — Я со­гла­сен с эти­ми те­зи­са­ми, и я за умень­ше­ние ро­ли го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке. Но есть фак­то­ры, ко­то­рые нас сдер­жи­ва­ют. Име­ем ли мы пра­во со­кра­щать рас­хо­ды, на­при­мер, в сфе­ре здра­во­охра­не­ния, без про­ве­де­ния ре­фор­мы? Не мо­жем мы это­го сде­лать. Для нас клю­че­вым яв­ля­ет­ся пе­ре­ход от фи­нан­си­ро­ва­ния учре­жде­ний в ме­ди­цине, про­све­ще­нии, на­у­ке к фи­нан­си­ро­ва­нию услуг. Про­сто от­ка­зать­ся фи­нан­си­ро­вать ка­кие-то ста­тьи мы не мо­жем. Мы долж­ны де­лать это по­сте­пен­но и на­чи­нать с ре­форм. Я, на­при­мер, под­дер­жи­ваю ре­фор­му здра­во­охра­не­ния. Мы пе­ре­ста­ем фи­нан­си­ро­вать учре­жде­ния, а на­чи­на­ем фи­нан­си­ро­вать услу­ги, день­ги идут за па­ци­ен­том ту­да, где па­ци­ент хо­чет по­лу­чать услу­ги, ту­да, где они луч­шие. Го­су­дар­ство бу­дет пла­тить за ле­че­ние па­ци­ен­та, а не за со­дер­жа­ние ме­ди­цин­ско­го учре­жде­ния. Это со­здаст кон­ку­рен­цию, по­вы­сит ка­че­ство услуг. Мы сти­му­ли­ру­ем со­зда­ние ка­че­ствен­ных част­ных боль­ниц, в ко­то­рых лю­ди бу­дут по­лу­чать услу­ги, в том чис­ле и за го­су­дар­ствен­ный счет. — В чем от­ли­чие? В том, что сей­час за го­су­дар­ствен­ный счет фи­нан­си­ру­ют­ся толь­ко го­су­дар­ствен­ные, а по­том до­ба­вят­ся еще и част­ные? — Но по­явит­ся кон­ку­рен­ция. Вот в чем бу­дет роль рын­ка. Есть стра­ны, в ко­то­рых та­кой под­ход пол­но­стью из­ме­нил ин­фра­струк­ту­ру, при­влек ин­ве­сти­ции в част­ный сек­тор и в кон­це кон­цов при­вел к умень­ше­нию при­сут­ствия го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке. — Пла­ны на го­ды. Ско­рых из­ме­не­ний не

ждать? — Я то­же хо­чу, что­бы все де­ла­лось быст­рее. Что­бы быст­рее дви­га­лась ре­фор­ма об­ра­зо­ва­ния, ме­ди­цин­ская ре­фор­ма и дру­гие. Но это слож­ные про­цес­сы. С од­ной сто­ро­ны, со­про­тив­ле­ние очень се­рьез­ное, с дру­гой — неже­ла­ние с кем-ни­будь по­ссо­рить­ся. В ре­зуль­та­те все про­ис­хо­дит мед­лен­нее, чем хо­те­лось бы, и Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов име­ет огра­ни­чен­ное вли­я­ние на про­цес­сы. А без су­ще­ствен­ных ре­форм умень­шить при­сут­ствие го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке невоз­мож­но. Все ин­стру­мен­ты, ко­то­рые у ме­ня есть, я ис­поль­зую для то­го, что­бы уско­рить ре­фор­мы. Где мы мо­жем что-то из­ме­нить, мы ра­бо­та­ем. Но как ми­нистр фи­нан­сов я кон­цен­три­ру­юсь на сфе­рах сво­ей от­вет­ствен­но­сти. — Не ума­ляй­те ва­ше­го вли­я­ния. За­ме­ти­ли, го­во­ря о бюд­же­те раз­ви­тия, вы на са­мом де­ле го­во­ри­те о со­ци­аль­ных рас­хо­дах го­су­дар­ства, а не о раз­ви­тии. А вот пред­по­сы­лок для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, вос­ста­нов­ле­ния про­мыш­лен­но­сти, тор­гов­ли в бюд­же­те-2018 мы не ви­дим. — А что вы хо­те­ли бы там уви­деть? — На­при­мер, сти­му­лы улуч­ше­ния эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти, вос­ста­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния, улуч­ше­ние ин­ве­сти­ци­он­ной сре­ды, под­держ­ку экс­пор­та. Ме­ха­низ­мы есть, но все сред­ства идут на ад­ми­ни­стра­тив­ный ап­па­рат и со­ци­аль­ные рас­хо­ды, и все эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие в бюд­же­те-2018 — это до­та­ции аг­ра­ри­ям. — Смот­ри­те, до­та­ции аг­ра­ри­ям — это прак­ти­ка преды­ду­щих лет, сна­ча­ла она осу­ществ­ля­лась че­рез спе­ци­аль­ный ре­жим НДС, те­перь в ви­де пря­мых до­та­ций. Не­ко­то­рое вре­мя они бу­дут су­ще­ство­вать, но это пе­ре­ход­ный пе­ри­од. А что ка­са­ет­ся под­держ­ки осталь­ных от­рас­лей, сек­то­ров, на­прав­ле­ний, то я не счи­таю, что это луч­ший путь. Я ча­сто об­ща­юсь непо­сред­ствен­но с биз­не­сом. Им ино­гда боль­ше, чем день­ги, нуж­на бла­го­при­ят­ная сре­да, что­бы спо­кой­но и эф­фек­тив­но ра­бо­тать. — Вы зна­е­те биз­не­сме­нов, ко­то­рые от­ка­жут­ся, на­при­мер, от де­ше­вых кре­ди­тов ра­ди ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та? — Ра­зу­ме­ет­ся, ни­кто не от­ка­зы­ва­ет­ся от де­нег. Это во­об­ще про­ти­во­есте­ствен­но. Но Мин­фин от­ве­ча­ет за эф­фек­тив­ность за­тра­чен­ных средств. Ес­ли мы, на­при­мер, вы­де­ля­ем сред­ства на под­держ­ку ка­кой­то сфе­ры, то долж­ны быть уве­ре­ны, что эти сред­ства при­не­сут по­ло­жи­тель­ный эф­фект. Но очень ча­сто биз­нес не раз­ви­ва­ет­ся не из-за нехват­ки средств, а из-за дру­гих фак­то­ров, на­при­мер, про­блем в ре­гу­ли­ро­ва­нии, кор­руп­ции, дав­ле­ния си­ло­вых струк­тур. Без ре­ше­ния этих про­блем вы­де­ле­ние средств на до­пол­ни­тель­ную под­держ­ку бу­дет бес­по­лез­ным. — Со­глас­но ис­сле­до­ва­нию меж­ду­на­род­ной Ас­со­ци­а­ции сер­ти­фи­ци­ро­ван­ных бух­гал­те­ров, до­ля те­не­вой эко­но­ми­ки Укра­и­ны пре­вы­ша­ет трил­ли­он гри­вен. Как вер­нуть эти сред­ства в эко­но­ми­ку? — То, что боль­шая часть укра­ин­ской эко­но­ми­ки в «те­ни», — не но­вость. Един­ствен­ный эф­фек­тив­ный путь для де­те­ни­за­ции — де­ре­гу­ля­ция, упро­ще­ние ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния на­ло­гов, борь­ба с кор­руп­ци­ей, умень­ше­ние дав­ле­ния пра­во­охра­ни­тель­ных струк­тур че­рез их си­стем­ную ре­фор­му. Биз­нес дол­жен иметь воз­мож­ность спо­кой­но ра­бо­тать, лег­ко и про­сто пла­тить на­ло­ги, то­гда бу­дет сти­мул вы­хо­дить из «те­ни». — Не спо­соб­ству­ют воз­вра­ще­нию средств и до­воль­но жест­кие пра­ви­ла фи­нан­со­во­го мо­ни­то­рин­га, по ко­то­рым вклад­чи­ки не хо­тят воз­вра­щать сред­ства на де­по­зи­ты в бан­ки. И ре­ше­ние этой про­бле­мы так­же не тре­бу­ет средств. Но об­суж­да­ет­ся ли она во­об­ще? — Тре­бо­ва­ния за­ко­но­да­тель­ства по фин­мо­ни­то­рин­гу в Укра­ине не «жест­кие», а от­ве­ча­ю­щие меж­ду­на­род­ным стан­дар­там, в част­но­сти ре­ко­мен­да­ци­ям FATF. Сей­час во всем ми­ре об­ра­ща­ют осо­бое вни­ма­ние на фи­нан­со­вый мо­ни­то­ринг бан­ков­ских опе­ра­ций, что­бы пре­ду­пре­дить от­мы­ва­ние де­нег и дру­гие со­мни­тель­ные опе­ра­ции. Укра­и­на так­же ра­бо­та­ет в этом на­прав­ле­нии. Что ка­са­ет­ся воз­вра­та средств на де­по­зи­ты бан­ков, то это во­прос вре­ме­ни и вос­ста­нов­ле­ния до­ве­рия лю­дей к бан­ков­ской си­сте­ме. — На­при­мер, воз­об­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния не тре­бу­ет во­об­ще вы­де­ле­ния средств из бюд­же­та, оно лишь тре­бу­ет тес­но­го со­труд­ни­че­ства Мин­фи­на с НБУ в по­ис­ке ин­стру­мен­та­рия для то­го, что­бы сти­му­ли­ро­вать бан­ков­ское кре­ди­то­ва­ние. Та­кая ра­бо­та ве­дет­ся? — Мы по­сто­ян­но со­труд­ни­ча­ем с НБУ. Очень тес­но. Ко­неч­но, на все про­цес­сы мы смот­рим с раз­ных по­зи­ций, по­то­му что мы раз­ные ин­сти­ту­ты, и это нор­маль­но. Но мы все­гда на­стро­е­ны на то, что­бы най­ти об­щую по­зи­цию. Все­гда. — Ка­кие ин­стру­мен­ты вос­ста­нов­ле­ния кре­ди­то­ва­ния вы сей­час об­суж­да­е­те с НБУ? — Мы с НБУ ра­бо­та­ем по мно­гим на­прав­ле­ни­ям. От­но­си­тель­но кре­ди­то­ва­ния я вам мо­гу из­ло­жить свою по­зи­цию: Мин­фин сей­час, по­сле на­ци­о­на­ли­за­ции При­ват­бан­ка, яв­ля­ет­ся вла­дель­цем 55% бан­ков­ской си­сте­мы. По­это­му вос­ста­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния так­же и на­ша за­да­ча. Хо­те­лось бы, что­бы го­су­дар­ствен­ные бан­ки ста­ли об­раз­цом для дру­гих. Что для это­го нуж­но? Ну, во-пер­вых, долж­ны при­знать оче­вид­ную про­бле­му: боль­шую часть нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов в порт­фе­лях гос­бан­ков. В них фор­ми­ру­ют­ся ре­зер­вы, а этот ре­сурс мог бы быть ис­поль­зо­ван для но­во­го кре­ди­то­ва­ния. Во-вто­рых, нуж­но уси­ли­вать за­щи­ту прав кре­ди­то­ров.

Сей­час 70% всех нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов скон­цен­три­ро­ва­ны в го­су­дар­ствен­ных бан­ках, и это очень се­рьез­ная про­бле­ма, ре­ше­ние ко­то­рой яв­ля­ет­ся пред­по­сыл­кой для воз­об­нов­ле­ния кре­ди­то­ва­ния. Этот во­прос на­до ре­шать. У нас есть несколь­ко ва­ри­ан­тов, как это сде­лать. Сей­час мы во­пло­ща­ем со­от­вет­ству­ю­щий про­ект с уча­сти­ем япон­ских со­вет­ни­ков, ко­то­рые по­мо­га­ют нам про­ана­ли­зи­ро­вать 50 круп­ней­ших Npl-за­ем­щи­ков каж­до­го го­су­дар­ствен­но­го бан­ка. Мы столк­ну­лись с очень се­рьез­ным со­про­тив­ле­ни­ем. Мно­гих устра­и­ва­ет, как ока­за­лось, ста­тус-кво. — Мно­гих — это ко­го кон­крет­но? — Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что ни­ко­му быст­рое ре­ше­ние этой про­бле­мы не нуж­но. Но мы де­ла­ем все воз­мож­ное для то­го, что­бы япон­ские кон­суль­тан­ты за­шли в бан­ки, про­ана­ли­зи­ро­ва­ли со­сто­я­ние, сде­ла­ли вы­во­ды, рас­ска­за­ли нам о сво­ем ви­де­нии пу­тей ре­ше­ния про­блем. У на­ших япон­ских кол­лег, осо­бен­но у той ко­ман­ды, ко­то­рую мы сей­час при­влек­ли к со­труд­ни­че­ству, есть огром­ный опыт ра­бо­ты над этой про­бле­мой, и они дей­стви­тель­но мо­гут по­мочь. И эти экс­пер­ты офи­ци­аль­но при­гла­ше­ны укра­ин­ским пра­ви­тель­ством. Пре­мьер-ми­нистр Япо­нии об этом ви­зи­те зна­ет, осо­зна­ет важ­ность это­го во­про­са. Ко­неч­но, не­ко­то­рое вре­мя про­цесс шел до­воль­но мед­лен­но. — По прав­де го­во­ря, он и сей­час не про­дви­га­ет­ся. — Мы же по­ни­ма­ем, о ка­ких сум­мах идет речь. Огром­ные сред­ства. И посколь­ку речь идет о го­су­дар­ствен­ных бан­ках, то, в кон­це кон­цов, мы сно­ва го­во­рим о день­гах на­ло­го­пла­тель­щи­ков. По­это­му мы на­стро­е­ны на то, что­бы все-та­ки этот во­прос сдви­нуть с ме­ста. И ес­ли на на­шем пу­ти бу­дут ка­кие-то пре­гра­ды, не ду­маю, что они нас оста­но­вят. Мы по­ни­ма­ем при­чи­ну. Несколь­ко биз­нес-групп в про­шлом мно­гие го­ды от­кро­вен­но па­ра­зи­ти­ро­ва­ли на го­су­дар­ствен­ных бан­ках Укра­и­ны. Нечто по­доб­ное в част­ном сек­то­ре бы­ло бы про­сто невоз­мож­но. И я на­де­юсь, что на­шим го­су­дар­ствен­ным бан­кам удаст­ся очи­стить свои ба­лан­сы и ре­шить про­бле­му NPL, по­то­му что они отрав­ля­ют бан­ки и не поз­во­ля­ют им раз­ви­вать­ся. — Кста­ти, об отрав­лен­ных NPL, зна­чи­тель­ная часть ко­то­рых — это зай­мы в ва­лю­те. Гос­бюд­жет учи­ты­ва­ет ва­лют­ный курс око­ло 30 грн за дол­лар. То есть грив­ня бу­дет сла­беть, а об­слу­жи­ва­ние ва­лют­ных зай­мов до­ро­жать. Пла­ни­ру­ет­ся ли до­ка­пи­та­ли­за­ция го­су­дар­ствен­ных бан­ков? В про­шлом го­ду ее при­чи­ной для Ощад­бан­ка и Укр­эк­сим­бан­ка ста­ло имен­но из­ме­не­ние ва­лют­но­го кур­са? — Во-пер­вых, от­но­си­тель­но кур­са. Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов ва­лют­ный курс не пла­ни­ру­ет. Курс, за­ло­жен­ный в бюд­же­те, — это тех­ни­че­ский по­ка­за­тель, ис­поль­зу­е­мый для пе­ре­рас­че­та по­ка­за­те­лей до­хо­дов и рас­хо­дов, вы­ра­жен­ных в ино­стран­ной ва­лю­те, в грив­ню. А ре­аль­ный курс грив­ни бу­дет опре­де­лять ры­нок. Во­вто­рых, мы раз­ра­бо­та­ли трех­лет­нюю бюд­жет­ную ре­зо­лю­цию так­же на про­гно­зе кур­са и на мак­ро­про­гно­зах. И мы не преду­смат­ри­ва­ем фи­нан­си­ро­ва­ния на до­пол­ни­тель­ную ка­пи­та­ли­за­цию бан­ков в этой ре­зо­лю­ции. Глав­ное — за­вер­шить раз­ра­бот­ку стра­те­гии управ­ле­ния гос­бан­ка­ми, очи­стить бан­ки от нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов и под­го­то­вить их к при­вле­че­нию ин­ве­сто­ров в их ка­пи­тал. По­ка бан­ки не оздо­ро­вят­ся, про­бле­ма мо­жет воз­ник­нуть. — По­треб­ность в до­ка­пи­та­ли­за­ции гос­бан­ков од­но­знач­но воз­ник­нет ско­рее, чем Мин­фин ре­шит про­бле­му с NPL. Так ка­ким бу­дет от­вет Мин­фи­на? — На­ша по­зи­ция сле­ду­ю­щая: сей­час каж­дый ру­ко­во­ди­тель го­су­дар­ствен­но­го бан­ка дол­жен ис­поль­зо­вать весь предо­став­лен­ный ему за­ко­но­да­тель­ством ин­стру­мен­та­рий для то­го, что­бы ре­шать свои про­бле­мы са­мо­сто­я­тель­но, а не об­ра­щать­ся в бюд­жет за день­га­ми на­ло­го­пла­тель­щи­ков. У каж­до­го ру­ко­во­ди­те­ля го­су­дар­ствен­ных бан­ков есть та­кие воз­мож­но­сти. И Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов ни в ко­ем слу­чае не бу­дет огра­ни­чи­вать ру­ко­вод­ство го­су­дар­ствен­ных бан­ков в ис­поль­зо­ва­нии раз­но­об­раз­ных, до­ступ­ных им ин­стру­мен­тов для до­сти­же­ния этой бла­го­род­ной це­ли. — На про­шед­шей неде­ле Ка­б­мин на­ко­нец одоб­рил за­ко­но­про­ект о кор­по­ра­тив­ном управ­ле­нии го­су­дар­ствен­ных бан­ков. По­сле по­чти го­до­вой па­у­зы. По­че­му так мед­лен­но про­дви­га­ет­ся эта ре­фор­ма? Это же ва­ша пря­мая от­вет­ствен­ность и, на­де­ем­ся, ваш при­о­ри­тет. — Раз­ра­бо­тан­ный на­ми за­ко­но­про­ект уже несколь­ко раз дол­жен был быть пред­став­лен на рас­смот­ре­ние Ка­б­ми­на, од­на­ко по­сто­ян­но бы­ли ка­кие-то за­ме­ча­ния. Но мы учли все окон­ча­тель­ные за­ме­ча­ния и на­ко­нец пред­ста­ви­ли его на рас­смот­ре­ние пра­ви­тель­ства. — Прав­да ли, что про­цесс бло­ки­ро­вал

ви­це-пре­мьер Ку­бив? — Это бы­ла моя пер­со­наль­ная от­вет­ствен­ность — най­ти пу­ти для то­го, что­бы этот за­ко­но­про­ект был при­нят на Ка­б­мине. И на Ка­б­мине его при­ня­ли еди­но­глас­но. Но вы же не ду­ма­е­те, что этот за­ко­но­про­ект с нетер­пе­ни­ем ждут в пар­ла­мен­те? — Со­гла­ша­е­тесь ли вы с мне­ни­ем пред­ста­ви­те­лей НБУ и Все­мир­но­го бан­ка, что ре­шать про­бле­му NPL мож­но толь­ко по­сле то­го, как бу­дет осу­ществ­ле­на ре­фор­ма кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния го­су­дар­ствен­ных бан­ков? — Ка­кие-ли­бо про­цес­сы от­но­си­тель­но NPL не бу­дут за­пу­ще­ны до тех пор, по­ка не бу­дет чет­кой и по­нят­ной про­це­ду­ры ре­ше­ния этой про­бле­мы с уче­том ре­фор­мы кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния. Мы долж­ны по­нять, что де­ла­ем, как это де­ла­ем, в ка­ких усло­ви­ях. И есть ли у нас до­ве­рие к лю­дям, ко­то­рые это бу­дут де­лать. Но ре­фор­ма кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния нам нуж­на не из-за про­блем с NPL. Она нам про­сто необ­хо­ди­ма, посколь­ку это ло­ги­че­ская мо­дель, ис­поль­зу­е­мая во всем про­грес­сив­ном ми­ре и обес­пе­чи­ва­ю­щая бо­лее эф­фек­тив­ную ра­бо­ту ком­па­ний. — Но, кро­ме про­че­го, кор­по­ра­тив­ное управ­ле­ние яв­ля­ет­ся предо­хра­ни­те­лем то­го, что си­ту­а­ция с ток­сич­ны­ми кре­ди­та­ми в гос­бан­ках не по­вто­рит­ся. — Тео­ре­ти­че­ски мож­но по­стро­ить про­цес­сы так, что от на­блю­да­тель­но­го со­ве­та во­об­ще ни­че­го не бу­дет за­ви­сеть. — Вы на­столь­ко пес­си­ми­сти­че­ски смот­ри­те в бу­ду­щее? — Это ре­аль­ность. Ес­ли бу­дут лю­ди, за­ин­те­ре­со­ван­ные в схе­мах, то и схе­мы по­явят­ся. Мож­но все что угод­но при­ду­мать. Имен­но по­это­му мы долж­ны по­стро­ить про­цесс так, что­бы он был про­зрач­ный, и на каж­дом эта­пе при­ня­тия ре­ше­ний бы­ла преду­смот­ре­на от­вет­ствен­ность. У нас сей­час в двух бан­ках нет дее­спо­соб­но­го на­блю­да­тель­но­го со­ве­та (Ощад­банк и Укр­эк­сим­банк. — Ю.С.). Здесь уже не в ре­фор­ме де­ло, по­то­му что это эле­мен­тар­ный, ба­зо­вый шаг. А те­перь пред­ставь­те се­бе, что со­глас­но но­во­му за­ко­ну пред­по­ла­га­ет­ся очень пра­виль­ный на­блю­да­тель­ный со­вет. А по­том про­цесс его фор­ми­ро­ва­ния на прак­ти­ке не про­дви­га­ет­ся. И в кон­це кон­цов мы име­ем и нера­бо­та­ю­щий пра­виль­ный за­кон, и со­хра­ня­ют­ся дей­ству­ю­щие нера­бо­та­ю­щие на­блю­да­тель­ные со­ве­ты. Ва­ри­ан­тов, как эту ре­фор­му не за­пу­стить, — мно­же­ство. Но со­зда­ние дей­ствен­ных на­блю­да­тель­ных со­ве­тов в крат­чай­шие сро­ки кри­ти­че­ски важ­но. У на­блю­да­тель­ных со­ве­тов есть функ­ции, и кто-то их дол­жен вы­пол­нять. Эти функ­ции точ­но не долж­но вы­пол­нять пра­ви­тель­ство, ибо это на­ру­ша­ет лю­бую ло­ги­ку кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния. Это долж­но быть ре­ше­ние ру­ко­во­дя­щих ор­га­нов бан­ков. Посмот­ри­те на При­ват­банк, там силь­ный неза­ви­си­мый на­блю­да­тель­ный со­вет с про­фес­си­о­наль­ны­ми чле­на­ми, и он ра­бо­та­ет. — Не­убе­ди­тель­но, по­то­му что во­про­сов без от­ве­тов от­но­си­тель­но При­ват­бан­ка до сих пор мно­го. Есть ка­кие-то ито­ги фо­рен­зик-ауди­та? — Этим пол­но­стью за­ни­ма­ет­ся НБУ, мы ни­ко­им об­ра­зом не вме­ши­ва­ем­ся в про­цесс, по­то­му что у нас нет ин­фор­ма­ции и нет этих пол­но­мо­чий. Уве­рен, что кол­ле­ги ско­ро пред­ста­вят ре­зуль­та­ты их ана­ли­за. — Поды­то­жи­вая те­му гос­бан­ков, ка­ко­ва ва­ша по­зи­ция? Вы за со­зда­ние ком­па­нии по управ­ле­нию ак­ти­ва­ми (КУА) и про­да­жи NPL ей, вы за банк пло­хих ак­ти­вов или за ка­кой-то дру­гой ва­ри­ант? Ка­кое ре­ше­ние вам ка­жет­ся пра­виль­ным? — Сей­час мы на­ра­ба­ты­ва­ем несколь­ко ва­ри­ан­тов. Я ви­жу, как мож­но это уре­гу­ли­ро­вать как с со­зда­ни­ем, так и без со­зда­ния от­дель­ной струк­ту­ры. В дей­стви­тель­но­сти бан­ки са­ми все мо­гут сде­лать. Во­прос в дру­гом: как этот про­цесс уско­рить? И здесь мы воз­вра­ща­ем­ся к на­блю­да­тель­ным со­ве­там, посколь­ку без них бан­ки про­сто не смо­гут при­ни­мать необ­хо­ди­мые ре­ше­ния. То есть они мо­гут са­мо­сто­я­тель­но ре­шить эти про­бле­мы, но не хо­тят. А ме­ня ин­те­ре­су­ет ре­зуль­тат. Мне по­нят­на по­зи­ция тех, кто вы­сту­па­ет про­тив со­зда­ния от­дель­ной ком­па­нии по управ­ле­нию ак­ти­ва­ми, по­то­му что они бо­ят­ся, что в этой струк­ту­ре мож­но бу­дет раз­во­ро­вать ак­ти­вы. Но сре­ди про­тив­ни­ков есть и те, ко­го устра­и­ва­ет ны­неш­нее по­ло­же­ние дел, и они про­сто хо­тят из­бе­жать дис­ком­форт­ной си­ту­а­ции, по­это­му про­те­сту­ют про­тив КУА. Ин­те­ре­сов мно­го, за­ин­те­ре­со­ван­ных и неза­ин­те­ре­со­ван­ных сто­рон — то­же. И речь идет об очень круп­ных день­гах. — Имен­но по­это­му и рис­ков очень мно­го. — Рис­ки есть всю­ду. Так что, нам ни­че­го не де­лать, по­то­му что есть рис­ки? На­ци­о­на­ли­за­ция «При­ва­та» бы­ла не рис­ко­ван­ной? Ре­фор­ма воз­ме­ще­ния НДС бы­ла не рис­ко­ван­ной? К со­жа­ле­нию, наи­ме­нее рис­ко­ван­ная стра­те­гия — это ни­че­го не де­лать. — То­гда нам нече­го ждать, что гос­бан­ки пер­вы­ми нач­нут вос­ста­нов­ле­ние кре­ди­то­ва­ния, по­ка­жут при­мер, за­пу­стят эко­но­ми­ку. Нет, про­сто нуж­на мо­дель, ко­то­рая эти рис­ки ми­ни­ми­зи­ро­ва­ла бы. — Сей­час идет дис­кус­сия на экс­перт­ном уровне, об­суж­де­ния про­дол­жа­ют­ся. Я этой те­ма­ти­кой в по­след­нее вре­мя ак­тив­но не за­ни­мал­ся. Толь­ко сей­час у ме­ня по­яви­лась воз­мож­ность по­смот­реть, на ка­ком эта­пе мы на­хо­дим­ся, и от­кор­рек­ти­ро­вать про­цес­сы, ес­ли бу­дет та­кая необ­хо­ди­мость. Но ре­а­ги­ро­вать на необос­но­ван­ные ис­те­ри­ки я не бу­ду. Нам по­сто­ян­но го­во­рят, что мы про­ва­лим­ся — то здесь, то там. Но ра­бо­та идет, ме­ня­ем про­цес­сы и де­мон­стри­ру­ем ре­зуль­та­ты. Сей­час я дол­жен са­мо­сто­я­тель­но по­смот­реть и вы­яс­нить про­гресс, взве­сить все и ре­шить, как дви­гать­ся даль­ше. До это­го мо­мен­та при­о­ри­те­ты у ме­ня бы­ли несколь­ко иные — я за­ни­мал­ся го­су­дар­ствен­ным бюд­же­том и воз­вра­том Укра­и­ны на рын­ки внеш­них за­им­ство­ва­ний. Это бы­ли мои ос­нов­ные за­да­чи. — Да­вай­те по­го­во­рим о воз­вра­те Укра­и­ны на рын­ки внеш­них за­им­ство­ва­ний. Не­смот­ря на успеш­ность той опе­ра­ции, ко­то­рую про­вел Мин­фин, со­гла­ша­е­тесь ли вы, что вы­пол­нять про­грам­му МВФ и при­вле­кать их сред­ства как ми­ни­мум де­шев­ле? И на внеш­ние рын­ки мы вы­шли по­то­му, что ре­фор­мы хро­ма­ют, про­грам­ма вы­пол­ня­ет­ся вя­ло, а дол­ги уже на­до от­да­вать? — Я со­гла­ша­юсь с тем, что сред­ства МВФ де­шев­ле. Но здесь сле­ду­ет на­пом­нить, что сред­ства МВФ не мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны для фи­нан­си­ро­ва­ния бюд­же­та, по­то­му что тран­ши фон­да идут в зо­ло­то­ва­лют­ные ре­зер­вы НБУ, а сред­ства, при­вле­чен­ные на­ми от раз­ме­ще­ния об­ли­га­ций, ча­стич­но пой­дут на каз­на­чей­ский счет. То есть сто­и­мость, со­гла­ша­юсь, зна­че­ние име­ет, но на­зна­че­ние этих средств со­вер­шен­но дру­гое. Сред­ства МВФ идут в под­держ­ку на­ци­о­наль­ной де­неж­ной еди­ни­цы, а мы за­дей­ство­ва­ли сред­ства в бюд­жет.

Кро­ме то­го, часть этой опе­ра­ции бы­ла на­прав­ле­на на то, что­бы умень­шить дол­го­вую на­груз­ку на бюд­жет в 2019–2020 гг. По­то­му что в ре­зуль­та­те про­ве­ден­ной ра­нее ре­струк­ту­ри­за­ции мы по­лу­чи­ли зна­чи­тель­ные пи­ки вы­пла­ты в эти го­ды. Это су­ще­ствен­ные рис­ки. И бла­го­да­ря ра­бо­те на­шей про­фес­си­о­наль­ной ко­ман­ды и при­вле­чен­ной ин­ве­сти­ци­он­ной ком­па­нии, мы на­шли ре­ше­ние, как ми­ни­ми­зи­ро­вать эти рис­ки, умень­шив пи­ко­вые вы­пла­ты. Эта часть опе­ра­ции при­не­сет од­но­знач­ную поль­зу го­су­дар­ству, по­то­му что при­ве­дет к умень­ше­нию сто­и­мо­сти фи­нан­си­ро­ва­ния, в том чис­ле для биз­не­са, и мо­жет улуч­шить на­ши кре­дит­ные рей­тин­ги. Мы го­во­ри­ли со все­ми рей­тин­го­вы­ми агент­ства­ми, для них этот пик вы­плат в 2019–2020 гг. был ве­со­мой пре­гра­дой для по­вы­ше­ния на­ших рей­тин­гов. — Пред­де­фолт­ным со­сто­я­ни­ем. — Зна­чи­тель­ной про­бле­мой. И мы на­шли ва­ри­ант, как ее эф­фек­тив­но и про­фес­си­о­наль­но ре­шить. — Но этот успех, со­гла­си­тесь, де­мо­ти­ви­ру­ет. Мы и рань­ше про­грам­му МВФ не вы­пол­ня­ли. А те­перь вер­ну­лись на внеш­ние рын­ки, уви­де­ли, что спрос на на­ши об­ли­га­ции су­ще­ствен­но пре­вы­сил пред­ло­же­ние, что день­ги мож­но брать, не вы­пол­няя ни­ка­ких усло­вий. — Наш воз­врат на рын­ки внеш­них за­им­ство­ва­ний ни­ко­им об­ра­зом не вли­я­ет на со­труд­ни­че­ство с МВФ. Мы до сих пор мо­ти­ви­ро­ва­ны со­труд­ни­чать с МВФ. Но при этом мы ре­ши­ли про­бле­му фи­нан­си­ро­ва­ния бюд­же­та и сни­зи­ли рис­ки в 2019– 2020 гг. Бо­лее то­го, про­грам­ма МВФ яв­ля­ет­ся ин­ди­ка­то­ром для меж­ду­на­род­ных ин­ве­сто­ров, что мы на пра­виль­ном пу­ти, по­это­му нам вы­год­но успеш­но за­кон­чить про­грам­му. Так­же сле­ду­ет за­ме­тить, что воз­врат на меж­ду­на­род­ные рын­ки ка­пи­та­ла был ча­стью про­грам­мы МВФ. — Не до­ро­го ли мы за это за­пла­ти­ли, все же свы­ше 7% го­до­вых — это не да­ром? — Дар­мо­вой сыр толь­ко в мы­ше­лов­ке. По­че­му все счи­та­ют, что 7% — это до­ро­го? Это ры­ноч­ная став­ка. В дей­стви­тель­но­сти мы впер­вые за­дей­ство­ва­ли та­кие длин­ные день­ги — на це­лых 15 лет. Ес­ли бы мы при­влек­ли стан­дарт­ные 10-лет­ние об­ли­га­ции, став­ка бы­ла бы ни­же, но 15-лет­ние об­ли­га­ции — это но­вый и бо­лее вы­год­ный для нас ин­стру­мент. Бо­лее то­го, в даль­ней­шем, посколь­ку мы ре­ши­ли про­бле­му 2019 г., мы ожи­да­ем, что наш су­ве­рен­ный рей­тинг улуч­шит­ся, и сто­и­мость по­сле­ду­ю­щих за­им­ство­ва­ний бу­дет сни­жать­ся. — Что при име­ю­щем­ся спро­се яв­ля­ет­ся ис­ку­ше­ни­ем для при­вле­че­ния дру­гих кре­ди­тов, а сле­до­ва­тель­но, уве­ли­че­ния дол­го­вой на­груз­ки на бюд­жет. — Но сей­час мы все рав­но за­им­ству­ем день­ги. У нас есть де­фи­цит бюд­же­та, его на­до фи­нан­си­ро­вать, и ни­кто еще в ми­ре не при­ду­мал, как его фи­нан­си­ро­вать, кро­ме за­им­ство­ва­ний и при­ва­ти­за­ции, си­ту­а­цию с ко­то­рой объ­яс­нять не на­до. По­это­му — да, мы бу­дем вы­хо­дить на рын­ки, ко­гда нам это бу­дет нуж­но, и рас­счи­ты­ва­ем, что смо­жем при­вле­кать сред­ства зна­чи­тель­но де­шев­ле, чем сде­ла­ли это сей­час. Но смо­жем ли мы от­ка­зать­ся от со­труд­ни­че­ства с МВФ, ес­ли са­мо оно, кро­ме про­че­го, яв­ля­ет­ся за­ло­гом то­го, что к на­шим цен­ным бу­ма­гам есть ин­те­рес? Про­грам­ма МВФ — это ин­ди­ка­тор для ин­ве­сто­ров, как для пря­мых, так и для тех, ко­то­рые по­ку­па­ют на­ши бон­ды, что мы дви­жем­ся в пра­виль­ном на­прав­ле­нии.

Сей­час МВФ иг­ра­ет очень важ­ную роль для раз­ви­тия Укра­и­ны. Но так­же я по­ни­маю, что в бу­ду­щем мы не долж­ны рас­счи­ты­вать на МВФ. Это сла­бая по­зи­ция. МВФ не де­ла­ет про­грамм на 10 лет, они под­дер­жи­ва­ют стра­ну в слож­ный пе­ри­од, что­бы она име­ла воз­мож­ность вый­ти из кри­зи­са, ста­би­ли­зи­ро­вать со­сто­я­ние эко­но­ми­ки в тот мо­мент, ко­гда част­ные ин­ве­сто­ры стра­ной не ин­те­ре­су­ют­ся, и нет ни­ко­го, кто ее под­дер­жал бы, и ни­ка­кие ин­стру­мен­ты, кро­ме фи­нан­си­ро­ва­ния МВФ, не ра­бо­та­ют. Но ко­гда мы ду­ма­ем о бу­ду­щем, непра­виль­но рас­счи­ты­вать на под­держ­ку МВФ. За­чем то­гда стране пра­ви­тель­ство? Что мы здесь де­ла­ем? На­ко­нец, МВФ — это так­же кре­ди­ты, и их то­же на­до от­да­вать. Наш вы­ход на рын­ки внеш­них за­им­ство­ва­ний го­во­рит о до­ве­рии ин­ве­сто­ров, да. Но ес­ли мы пре­кра­тим ид­ти пу­тем ре­форм, нас не бу­дут под­дер­жи­вать ни МВФ, ни ры­ноч­ные ин­ве­сто­ры. Да, мы уже мно­гое сде­ла­ли, но си­ту­а­ция еще хруп­кая. У нас огром­ная часть ре­форм неза­вер­ше­на, а есть важ­ные ре­фор­мы, ко­то­рые мы да­же не на­ча­ли, — пен­си­он­ная, ме­ди­цин­ская, зе­мель­ная. Мы да­же Служ­бу фи­нан­со­вых рас­сле­до­ва­ний до сих пор не со­зда­ли. — Вы предот­вра­ти­ли де­фолт в год пре­зи­дент­ских вы­бо­ров. Это дей­стви­тель­но неоце­ни­мая услу­га пре­зи­ден­ту. Так, мо­жет, хо­тя бы Служ­бу финрас­сле­до­ва­ний вам да­дут со­здать? — Я ми­нистр фи­нан­сов. И я де­лаю то, что необ­хо­ди­мо для го­су­дар­ства. Раз­ме­ще­ние об­ли­га­ций бы­ло чрез­вы­чай­но важ­ным де­лом. Оно ре­ша­ет се­рьез­ные про­бле­мы в си­сте­ме гос­фи­нан­сов. И все. Ни­кто ни­че­го ни­ко­му не дол­жен. Мы все ра­бо­та­ем на го­су­дар­ство, и я хо­чу, что­бы то, что мы сде­ла­ли, оце­ни­ва­лось имен­но так.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.