Ин­фо­сфе­ра в ги­брид­ной ре­аль­но­сти

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­то­рия СЮМАР,

пред­се­да­тель ко­ми­те­та по во­про­сам сво­бо­ды сло­ва и ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки ВРУ

Со­вре­мен­ный мир — это в первую оче­редь мир ин­фор­ма­ци­он­ный, рав­но как и со­вре­мен­ное об­ще­ство. Ведь ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство — та со­став­ля­ю­щая, ко­то­рая на­ря­ду с се­мьей и шко­лой фор­ми­ру­ет ми­ро­воз­зре­ние лич­но­сти.

От то­го, ка­ким бу­дет ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство со­вре­мен­ной Укра­и­ны, за­ви­сит, соб­ствен­но, и бу­ду­щее са­мой стра­ны и нас, ее граж­дан. 20 лет в Укра­ине не бы­ло ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки, и во мно­гом за это при­шлось рас­пла­чи­вать­ся в 2014-м… Ибо вой­ну, раз­вя­зан­ную про­тив на­шей стра­ны, не зря на­зы­ва­ют ги­брид­ной, ко­гда ин­фор­ма­ци­он­ное ору­жие «рас­чи­ща­ет и со­про­вож­да­ет» ору­жие ле­таль­ное.

Кар­тин­ка 2014-го: Рос­сия ан­нек­си­ру­ет Крым, на Во­сто­ке Укра­и­ны да­ле­ко от ста­биль­но­сти, а рос­сий­ские те­ле­ка­на­лы во­всю ве­ща­ют о том, как пра­во­ра­ди­ка­лы из Ки­е­ва «го­то­вят от­ря­ды для за­чист­ки во­сточ­ной ча­сти стра­ны от «рус­ско­языч­но­го на­се­ле­ния». И все это по­все­мест­но смот­ре­ли укра­ин­ские граж­дане, а мно­гие не про­сто смот­ре­ли, но ре­аль­но ве­ри­ли.

И да­же в усло­ви­ях во­ен­ной агрес­сии, ко­гда по­ме­ло язы­ка нена­ви­сти сти­му­ли­ро­ва­ло ре­аль­ный граж­дан­ский кон­фликт, укра­ин­ский суд смог толь­ко вре­мен­но за­пре­тить ве­ща­ние рос­сий­ских те­ле­ка­на­лов на тер­ри­то­рии Укра­и­ны.

Все это — ре­зуль­тат си­стем­ной и це­ле­на­прав­лен­ной по­ли­ти­ки, бе­ру­щей на­ча­ло со вре­мен фор­маль­но­го утвер­жде­ния укра­ин­ской неза­ви­си­мо­сти, ко­гда рос­сий­ское счи­та­лось «луч­шим» и под пред­ло­гом «сво­бо­ды сло­ва» ве­ща­ло сво­бод­но в ана­ло­ге и со­зна­тель­но за­во­ди­лось «в циф­ру», ибо для ка­бель­ных опе­ра­то­ров да­ва­ло воз­мож­ность за­ра­ба­ты­вать боль­шие день­ги.

И тот факт, что «укра­ин­ский во­прос» уже дав­но стал в рос­сий­ских СМИ пря­мым си­но­ни­мом к «пя­ти­ми­нут­кам нена­ви­сти» в еже­днев­ных пря­мых эфи­рах, ни­ко­го осо­бо не на­пря­гал и не тре­во­жил.

Но за­прет ве­ща­ния рос­сий­ских ка­на­лов мас­со­вой про­па­ган­ды, а не ин­фор­ма­ции — в 2014 г. ока­зал­ся по­лу­ша­гом, ибо для мно­гих соб­ствен­ни­ков укра­ин­ских те­ле­ка­на­лов «биз­нес» ока­зы­вал­ся го­раз­до боль­шей цен­но­стью, неже­ли на­ци­о­наль­ная без­опас­ность и от­вет­ствен­ность за стра­ну. Ведь так удоб­но поль­зо­вать­ся сте­рео­ти­пом, в со­от­вет­ствии с ко­то­рым без кон­цер­тов из Крем­ля сред­не­ста­ти­сти­че­ский укра­и­нец не смо­жет ни Но­вый год встре­тить, ни пе­ре­жить вы­ход­ные; без по­сред­ствен­но­го юмо­ра «Кри­во­го зер­ка­ла» по­про­сту умрет от тос­ки, а жизнь без рос­сий­ско­го се­ри­аль­но­го «мы­ла» ли­ше­на кра­сок ра­до­сти. То есть глав­ные про­дук­ты те­ле­ви­де­ния рос­сий­ско­го вполне проч­но обос­но­ва­лись на оте­че­ствен­ных те­ле­ка­на­лах.

И сте­рео­тип этот был весь­ма удоб­ным для ре­а­ли­за­ции имен­но биз­нес-ин­те­ре­сов соб­ствен­ни­ков, ведь рос­сий­ский ин­форм­про­дукт го­раз­до де­шев­ле. При­чем рос­си­яне вполне со­зна­тель­но сни­жа­ют це­ны. Укра­ин­ский ры­нок для них вто­ри­чен, их кон­цер­ты и се­ри­а­лы уже с лих­вой оку­па­ют­ся в Рос­сии, и по­это­му в Укра­ине они вполне мо­гут поз­во­лить се­бе дем­пин­го­вать, про­да­вая се­ри­ал за 30% его сто­и­мо­сти. В этих усло­ви­ях укра­ин­ско­му ме­диа­про­дук­ту, осо­бен­но ки­но­про­из­вод­ству, по­явить­ся бы­ло прак­ти­че­ски нере­аль­но.

Но вой­на усло­вия из­ме­ни­ла. И на­ко­нец-то из­ме­ни­ла ча­сто лоб­бист­ские, но за­мас­ки­ро­ван­ные под «ли­бе­ра­лизм», взгля­ды мно­гих по­ли­ти­ков. Что и поз­во­ли­ло ре­а­ли­зо­вать ряд мер, на­прав­лен­ных на за­щи­ту ин­форм­про­стран­ства стра­ны. И ес­ли мно­гие стра­ны се­го­дня уже ак­тив­но и пуб­лич­но дис­ку­ти­ру­ют на те­му «Как за­щи­щать­ся и про­ти­во­сто­ять рос­сий­ской про­па­ган­де?», то за по­след­ние три го­да Укра­и­на на­ра­бо­та­ла соб­ствен­ный объ­ем­ный кейс по это­му жиз­нен­но важ­но­му во­про­су.

В этом кей­се встре­ча­ют­ся и не со­всем по­пу­ляр­ные ме­ры: за­прет ки­но и се­ри­а­лов го­су­дар­ства-агрес­со­ра, книг, ко­то­рые со­дер­жат по­пу­ля­ри­за­цию ор­га­нов вла­сти и си­ло­вых струк­тур РФ, вы­ве­де­ние рос­сий­ско­го ин­форм­про­дук­та из утвер­жден­ной за­ко­ном кво­ты ев­ро­пей­ско­го про­дук­та (за­кон уста­нав­ли­ва­ет эту кво­ту в 75%, ку­да мо­жет вхо­дить и укра­ин­ский про­дукт, но рань­ше пре­иму­ще­ствен­но за­ни­мал рос­сий­ский по при­чине де­ше­виз­ны) на том за­ко­но­да­тель­ном ос­но­ва­нии, что рос­си­яне так и не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ли Ев­ро­пей­скую кон­вен­цию по транс­гра­нич­но­му ве­ща­нию, а ина­че го­во­ря — «на­чха­ли» на все дей­ству­ю­щие ев­ро­пей­ские нор­мы. Раз­ра­ба­ты­вая дан­ный па­кет про­ти­во­дей­ствия ин­фор­ма­грес­сии, мы ис­хо­ди­ли так­же из на­ших меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств, не на­ру­шая ба­зо­вые ев­ро­пей­ские прин­ци­пы и дей­ствуя в со­от­вет­ствии с Хар­ти­ей по пра­вам че­ло­ве­ка. И это бы­ла очень слож­ная за­да­ча — при­бли­зи­тель­но как иг­рать в шах­ма­ты с бок­се­ром…

Че­го скры­вать, ча­сто та­кие ре­ше­ния при­ни­ма­лись со зна­чи­тель­ным про­ти­во­дей­стви­ем про­рос­сий­ских ин­форм­маг­на­тов и ме­диа­соб­ствен­ни­ков. Не все го­ло­со­ва­лось с пер­во­го ра­за, неко­то­рые за­ко­ны ле­жа­ли «под сук­ном» по че­ты­ре ме­ся­ца по­сле их утвер­жде­ния в за­ле Вер­хов­ной Ра­ды. Но в ре­зуль­та­те ком­плекс ша­гов при­вел, на­ко­нец, к то­му, что часть ин­фор­ма­ци­он­но­го про­дук­та рос­сий­ско­го про­из­вод­ства в Укра­ине рез­ко со­кра­ти­лась. И от­кры­лась воз­мож­ность для раз­ви­тия укра­ин­ско­го ме­диа­про­дук­та.

Один из спо­со­бов сти­му­ли­ро­ва­ния раз­ви­тия укра­ин­ско­го ин­фор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства, ко­то­рый при­шлось взять на во­ору­же­ние, — это кво­ты. «Это не ли­бе­раль­ная и слиш­ком ре­гла­мен­ти­ру­ю­щая ме­ра», «это невоз­мож­но в со­вре­мен­ном от­кры­том ми­ре», «это не бу­дет ра­бо­тать, ибо дик­ту­ет ры­нок и по­тре­би­тель», «у нас нет столь­ко укра­и­но­языч­но­го ка­че­ствен­но­го про­дук­та, что­бы обес­пе­чить 24 ча­са эфи­ра» — это толь­ко часть ар­гу­мен­тов, ко­то­рые ме­ся­ца­ми до­во­ди­лось слу­шать, вво­дя кво­ты на укра­ин­скую пес­ню в ра­дио­эфи­ре.

И вот че­рез год у нас есть ре­зуль­тат. Весь этот год дей­ство­ва­ла кво­та в 25%, с но­яб­ря — уста­нов­лен­ный за­ко­ном на ра­дио ми­ни­мум — 30% пе­сен. Но си­ту­а­ция ока­за­лась ку­да бо­лее оп­ти­ми­стич­ной, чем на­ши са­мые сме­лые пред­по­ло­же­ния. Уже сей­час ре­аль­ная часть укра­ин­ских пе­сен в ра­дио­эфи­ре — свы­ше 40%. По­че­му? Все про­сто. Да, ры­нок от­ре­гу­ли­ро­вал. Укра­ин­цы мо­гут про­из­во­дить ка­че­ствен­ный му­зы­каль­ный про­дукт и, глав­ное, хо­тят его слу­шать. Он име­ет вы­со­кий рей­тинг. клю­че­вой, по­во­рот­ный мо­мент: или вос­поль­зу­ем­ся на­ли­чи­ем опре­де­лен­но­го воз­ник­ше­го ва­ку­у­ма и за­пу­стим ре­аль­ные ме­ха­низ­мы сти­му­ли­ро­ва­ния ка­че­ствен­но­го оте­че­ствен­но­го про­дук­та, спо­соб­но­го со вре­ме­нем кон­ку­ри­ро­вать с ино­стран­ны­ми, или же ска­тим­ся на лу­бок, бу­та­фо­рию и под­дель­ные сви­де­тель­ства то­го, что рос­сий­ские се­ри­а­лы — «гор­дый про­дукт» сов­мест­но­го про­из­вод­ства — ста­но­вят­ся «укра­ин­ски­ми», ес­ли снять па­ру сцен в Ки­е­ве с рос­сий­ски­ми ак­те­ра­ми. Ка­че­ство невоз­мож­но без вло­же­ний в твор­че­ство, про­ще го­во­ря, без де­нег.

Как и в слу­чае с ра­дио, укра­ин­ское ки­но­про­из­вод­ство в этом го­ду де­мон­стри­ру­ет ре­корд­ные по­ка­за­те­ли. Ста­ти­сти­ка та­ко­ва: ес­ли в 2010-м в Укра­ине не бы­ло ни од­ной оте­че­ствен­ной ки­но­пре­мье­ры, то в 2016-м — 30 филь­мов, а в этом го­ду ожи­да­ет­ся 40 пре­мьер­ных ки­но­по­ка­зов укра­ин­ско­го или сов­мест­но­го про­из­вод­ства. На­ши ре­жис­се­ры пре­зен­ту­ют ки­но на пре­стиж­ных меж­ду­на­род­ных фе­сти­ва­лях, укра­ин­ские лен­ты хо­ро­шо идут в мас­со­вом про­ка­те.

Да­бы удо­вле­тво­рить по­треб­но­сти зри­те­ля, стране необ­хо­ди­мо, что­бы каж­дая боль­шая те­ле­груп­па сни­ма­ла несколь­ко се­ри­а­лов в год и смог­ла сде­лать хо­тя бы 10 ки­но­пре­мьер в эфи­ре. То­гда раз в неде­лю те­ле­зри­тель на­шей стра­ны смо­жет уви­деть Боль­шое укра­ин­ское ки­но в эфи­ре од­но­го из ше­сти боль­ших те­ле­ка­на­лов и ре­аль­ные се­ри­а­лы укра­ин­ско­го про­из­вод­ства, в том чис­ле и на ак­ту­аль­ные для стра­ны те­мы, вос­пи­ты­ва­ю­щие пат­ри­о­тиз­ма, ру­ша­щие со­вет­ско-крем­лев­ские исто­ри­че­ские ми­фы.

Но ре­аль­ность та­ко­ва. Не­до­фи­нан­си­ро­ва­ние Об­ще­ствен­но­го ве­ща­ния в про­ек­те бюд­же­та на сле­ду­ю­щий год со­став­ля­ет бо­лее 50%. По ки­но си­ту­а­ция еще ху­же. Про­ект бюд­же­та на сле­ду­ю­щий год пред­по­ла­га­ет 502 млн грн на под­держ­ку ки­не­ма­то­гра­фа. Но про­бле­ма в том, что лишь за­ка­зы и обя­за­тель­ства Го­с­ки­но на 2018 г. уже предо­став­ле­ны на су­му бо­лее 700 млн грн из рас­че­та за­ко­но­да­тель­ных норм. То есть для то­го, что­бы в 2018-м снять за­ка­зан­ное, сей­час необ­хо­ди­мо еще ми­ни­мум 200 млн. А что­бы сти­му­ли­ро­вать до­пол­ни­тель­но и на 2019-й — еще 500 млн грн.

Ни­че­го бюд­жет не за­кла­ды­ва­ет и на т.н. ри­бей­ты — воз­врат ча­сти вло­же­ний в ки­но­про­из­вод­ство. Хо­тя, как по­ка­зы­ва­ет опыт мно­гих стран, имен­но этот ме­ха­низм при­вле­ка­ет в стра­ну ев­ро­пей­ских и аме­ри­кан­ских про­из­во­ди­те­лей и в це­лом ка­пи­та­ли­зи­ру­ет ры­нок. И имен­но это пред­по­ла­га­ет на­ко­нец­то при­ня­тый пар­ла­мен­том за­кон о под­держ­ке ки­но, ко­то­рый так дол­го со­гла­со­вы­ва­ли, что те­перь ре­ши­ли не вы­пол­нять.

Ес­ли се­го­дня мы ра­ду­ем­ся все­го лишь несколь­ким, сня­тым в Ки­е­ве ро­ли­кам транс­на­ци­о­наль­ных ком­па­ний, то, за­пу­стив эту си­сте­му, мо­жем иметь, в си­лу раз­ных при­чин, огром­ное ко­ли­че­ство ТВ про­дак­ше­на. Это вполне ры­ноч­ный ме­ха­низм, ко­то­рый поз­во­ля­ет че­рез воз­врат ча­сти упла­чен­ных на­ло­гов по­лу­чить ос­но­ва­тель­ные ка­пи­та­ло­вло­же­ния.

Точ­но так­же необ­хо­ди­мо вкла­ды­вать и в ин­фор­ма­ци­он­ную ин­фра­струк­ту­ру. Со­сед­няя Поль­ша уже за­кан­чи­ва­ет ли­цен­зи­ро­ва­ние для ве­ща­те­лей в фор­ма­те 4G, мы еще не пе­ре­шли да­же на циф­ро­вой фор­мат ве­ща­ния. Кста­ти, по вполне объ­яс­ни­мым и при­выч­ным при­чи­нам, по ко­то­рым в стране тор­мо­зит­ся мно­гое, — мо­но­по­лия и кор­руп­ция.

Яр­кий при­мер этих двух ти­пич­ных укра­ин­ских яв­ле­ний — ком­па­ния «Зеон­буд», — со­здан­ный во вре­ме­на Яну­ко­ви­ча мо­но­по­лист на рын­ке циф­ро­во­го ве­ща­ния.

Струк­ту­ра соб­ствен­но­сти ком­па­нии — крайне непро­зрач­на. По спе­ци­фи­че­ско­му оф­шор­но­му по­чер­ку мы мо­жем до­га­ды­вать­ся, что за ней сто­ят несколь­ко клю­че­вых пер­со­на­лий быв­ше­го ре­жи­ма. То, как на­по­ри­сто и си­стем­но про­ис­хо­ди­ла за­чист­ка рын­ка под «Зеон­буд» шесть лет на­зад, — лиш­нее то­му под­твер­жде­ние. Од­на­ко за три с по­ло­ви­ной го­да по­стре­во­лю­ци­он­ной вла­сти ров­но ни­че­го не сде­ла­но для де­мо­но­по­ли­за­ции рын­ка циф­ро­во­го те­ле­ра­дио­ве­ща­ния! В стране, втя­ну­той в ги­брид­ную вой­ну, все ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство мо­жет тех­ни­че­ски за­ви­сеть от скры­ва­ю­ще­го­ся в Рос­сии Яну­ко­ви­ча и Ко. То есть ес­ли Укра­и­на от­клю­ча­ет ана­ло­го­вое ве­ща­ние, а соб­ствен­ни­ки «Зеон­бу­да» про­сто на­жмут на ру­биль­ник, Укра­и­на вполне мо­жет ока­зать­ся без те­ле­ви­де­ния и ра­дио. Во-об-ще.

И при этом «Зеон­буд» успеш­но па­ри­ру­ет ис­ки ан­ти­мо­но­поль­но­го ко­ми­те­та, ведь опять-та­ки кор­руп­ция и до­го­вор­ня­ки…

Бо­лее то­го, у ре­гу­ли­ру­ю­щих ор­га­нов по идее вполне долж­но хва­тать кон­крет­ных пре­тен­зий к «Зеон­бу­ду», ко­то­рый обя­зы­вал­ся со­здать ин­фра­струк­ту­ру для по­кры­тия всей тер­ри­то­рии стра­ны, по­сле за­пус­ка те­ле­выш­ки в Ба­хмут­ке, мы смог­ли за­крыть укра­ин­ским те­ле­ви­зи­он­ным сиг­на­лом Лу­ган­скую об­ласть. Укра­ин­ский па­рад на День неза­ви­си­мо­сти впер­вые за по­след­ние го­ды уви­де­ли во вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ном Лу­ган­ске. Но До­нец­кую об­ласть -- не за­кры­ли. Там у нас огром­ней­шее «сле­пое пят­но». Пред­ставь­те, укра­ин­ско­го те­ле­ви­де­ния нет на тер­ри­то­рии раз­ме­ром, срав­ни­мым с ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми Дон­бас­са. Да, фор­маль­но это укра­ин­ская тер­ри­то­рия, но на­сколь­ко она укра­ин­ская, мож­но лишь пред­по­ла­гать. Ведь что тво­рит­ся в го­ло­вах лю­дей, ко­то­рые стра­да­ют от вой­ны, ви­дят укра­ин­ских во­ен­ных в сво­их го­ро­дах и… смот­рят рос­сий­ское те­ле­ви­де­ние или со­здан­ные там рос­сий­ской про­па­ган­дой ка­на­лы «са­мо­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик»?… Это дол­жен быть клю­че­вой во­прос для Ми­ни­стер­ства ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки, во­ен­но-граж­дан­ских ад­ми­ни­стра­ций, ведь на­ли­чие та­ких «сле­пых пя­тен» в важ­ней­шем ре­ги­оне на чет­вер­том го­ду вой­ны — это непро­сти­тель­ная «рос­кошь». Во­об­ще нуж­но осо­знать — бо­лее 1 млн граж­дан Укра­и­ны жи­вут в чу­жом, пре­иму­ще­ствен­но рос­сий­ском, ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве.

Рос­си­яне в этом плане, кста­ти, дей­ству­ют очень си­стем­но, вполне в ду­хе «за­ве­тов Ильи­ча». За­хва­тив в 2014 г. те­ле­выш­ку в До­нец­ке од­ним из пер­вых объ­ек­тов, они тща­тель­но ее охра­ня­ют, уси­ли­вая сиг­нал для по­кры­тия всей об­ла­сти. Эта выш­ка — на­ша огром­ная про­бле­ма, ведь имея 360 м вы­со­ты и раз­ме­ща­ясь на воз­вы­шен­но­сти, она поз­во­ля­ет бес­пре­пят­ствен­но обес­пе­чи­вать транс­ля­цию сиг­на­ла агрес­со­ра по всей тер­ри­то­рии До­нец­кой об­ла­сти.

Я уже не го­во­рю о том, что кон­ку­ри­ро­вать с пе­ча­та­ю­щей шаг рус­ской про­па­ган­дой, укра­ин­ским плю­ра­ли­сти­че­ским ин­форм­про­стран­ством -- со­мни­тель­но эф­фек­тив­но. А укра­ин­ской про­па­ган­ды по­про­сту нет, и что го­раз­до пе­чаль­нее — по­ка нет ка­че­ствен­но­го ка­на­ла, спо­соб­но­го дез­аву­и­ро­вать рос­сий­ские про­па­ган­дист­ские кли­ше.

По­это­му жиз­нен­но важ­но — бло­ки­ро­вать сиг­нал от­ту­да в со­от­вет­ствии с за­ко­но­да­тель­ством стра­ны и рас­про­стра­нять сиг­нал луч­ших укра­ин­ских СМИ на тер­ри­то­рии До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей.

С дру­гой сто­ро­ны, на фоне жест­ких мер от­но­си­тель­но рос­сий­ской про­па­ган­ды, мы долж­ны по­ни­мать, что ме­дий­ный плю­ра­лизм внут­ри на­шей стра­ны жиз­нен­но необ­хо­дим. Как эф­фек­тив­но за­щи­щать­ся и при этом быть цен­ност­ной про­ти­во­по­лож­но­стью рос­сий­ской прак­ти­че­ски мо­но­поль­но­про­па­ган­дист­кой ин­форм­сре­ды? Это клю­че­вой во­прос и вы­зов.

Как сви­де­тель­ству­ют дан­ные аме­ри­кан­ско­го ин­сти­ту­та ис­сле­до­ва­ния об­ще­ствен­но­го мне­ния Gallup, уро­вень сча­стья в стра­нах со сво­бо­дой сло­ва ни­же, неже­ли в стра­нах с цен­зу­рой. Ибо «мно­же­ство зна­ний мно­жит пе­ча­ли». Но толь­ко так мож­но при­учить граж­дан кри­ти­че­ски мыс­лить, а власть — к на­ли­чию об­ще­ствен­но­го кон­тро­ля и необ­хо­ди­мо­сти адек­ват­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния на него. А всех нас вме­сте при­учить к сов­мест­но­му по­ис­ку от­ве­тов на во­прос: «что и как де­лать даль­ше?».

Укра­ин­ский ме­диа­ры­нок до сих пор де-фа­кто не со­здан, его мо­не­ти­за­ции яв­но не хва­та­ет на всех иг­ро­ков. Раз­мер ре­клам­но­го Тв-рын­ка в этом го­ду со­ста­вит око­ло 7 млрд грн, при этом все клю­че­вые иг­ро­ки оста­ют­ся до­та­ци­он­ны­ми, т.е. клю­че­вые СМИ, вви­ду убы­точ­но­сти, оста­ют­ся ин­стру­мен­та­ми сво­их соб­ствен­ни­ков. Мы, за­ко­ном о про­зрач­но­сти ме­диа­соб­ствен­но­сти, от­кры­ли их име­на (ко­то­рые рань­ше хо­ро­шо зна­ли лишь в уз­ком кру­гу). Но это зна­ние ни­как не удер­жи­ва­ет соб­ствен­ни­ков от ис­поль­зо­ва­ния СМИ в сво­их ин­те­ре­сах и це­лях. Ведь вы­пла­тив до­та­ции те­ле­ка­на­лам биз­нес пы­та­ет­ся вер­нуть свои вло­же­ния пу­тем за­клю­че­ния и ре­а­ли­за­ции раз­лич­ных до­го­во­рен­но­стей. И без при­быль­но­го ме­диа­рын­ка этот по­роч­ный круг разо­рвать весь­ма слож­но.

Об­ще­ствен­ное ве­ща­ние толь­ко пы­та­ет­ся про­клю­нуть­ся и ро­дить­ся. Мы его со­зда­ем на ба­зе го­су­дар­ствен­но­го. И, воз­мож­но, в этом бы­ла ошиб­ка. Ведь 7 тыс. со­труд­ни­ков, ко­то­рых очень слож­но уво­лить из-за тру­до­во­го за­ко­но­да­тель­ства, за­ко­сте­не­лые струк­ту­ры на ме­стах, огром­ное ко­ли­че­ство лиш­не­го по фак­ту иму­ще­ства — все это неподъ­ем­ные утя­же­ли­те­ли на кры­льях птен­ца. Эти про­бле­мы по­жи­ра­ют вре­мя и день­ги, а ведь их эф­фек­тив­ней сто­и­ло бы тра­тить на со­зда­ние кон­тен­та, ко­то­рый не про­из­во­дят ком­мер­че­ские ка­на­лы, да­ле­ко не все­гда при­дер­жи­ва­ю­щи­е­ся вы­со­ких стан­дар­тов жур­на­ли­сти­ки. Но по­ка эти пла­ны да­ле­ки от ре­аль­но­сти.

Ну и клю­че­вая те­ма — по­тре­би­те­ли ин­фор­ма­ции. Од­на из за­дач ны­неш­ней ре­фор­мы об­ра­зо­ва­ния — это пе­ре­ход от зна­ний к ком­пе­тен­ци­ям. Так вот ком­пе­тен­ция вос­при­я­тия ин­фор­ма­ции в со­вре­мен­ном ми­ре — од­на из ба­зо­вых, ко­то­рой долж­ны обу­чать на уровне шко­лы. Это не ноу-хау, это нор­ма для мно­гих раз­ви­тых стран — пред­мет ме­диа­гра­мот­ность, обу­ча­ю­щий де­тей то­му, как про­ве­рять, от­се­и­вать и ис­поль­зо­вать ин­фор­ма­цию.

Все это необ­хо­ди­мо для со­зда­ния и раз­ви­тия со­вре­мен­но­го пост­мо­дер­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го об­ще­ства. Без него не бу­дет зав­траш­ней Укра­и­ны, толь­ко вче­раш­няя.

Клю­че­вые за­да­чи стра­ны се­го­дня: даль­ней­шее внед­ре­ние ев­ро­пей­ских стан­дар­тов на уровне за­ко­но­да­тель­ства — на­чи­ная от тер­ми­но­ло­гии и прин­ци­пов вза­и­мо­дей­ствия иг­ро­ков на рын­ке, за­пус­ка дей­ствен­ных ин­стру­мен­тов сти­му­ли­ро­ва­ния, за­кан­чи­вая ре­аль­ны­ми ме­ха­низ­ма­ми за­щи­ты ав­тор­ско­го пра­ва и ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти! Жиз­нен­но не­об­хо­ди­мы тех­но­ло­ги­че­ские ин­но­ва­ции — мы долж­ны внед­рять тех­но­ло­гию 4G, ко­то­рая да­ет прин­ци­пи­аль­но но­вые воз­мож­но­сти те­ле­ра­дио­ве­ща­нию, пла­ни­ро­вать, как бу­дут раз­ви­вать­ся аудио­ви­зу­аль­ные плат­фор­мы в Ин­тер­не­те, про­ти­во­дей­ство­вать пи­рат­ским опе­ра­то­рам спут­ни­ко­во­го ТВ. Не за­бы­вая при этом со­зда­вать, стро­ить со­вре­мен­ные му­зеи, биб­лио­те­ки, те­ат­ры, фор­ма­ты — сре­ду для раз­ви­тия. Мы долж­ны и спо­соб­ны со­зда­вать ка­че­ствен­ный со­вре­мен­ный кон­тент, наш, укра­ин­ский, по­нят­ный ми­ру. По­сто­ян­но сти­му­ли­ро­вать твор­че­ство и кре­а­тив.

То есть вкла­ды­вать в раз­ви­тие Че­ло­ве­ка. Кон­тент — ба­зо­вый про­дукт, и его со­зда­ют лю­ди.

Явив ми­ру три ре­во­лю­ции эпо­хи пост­мо­дер­на, по­след­няя из ко­то­рых на­зва­на Ре­во­лю­ци­ей до­сто­ин­ства, мы во мно­гом опре­де­ли­ли для се­бя век­тор даль­ней­ше­го раз­ви­тия стра­ны — став­ка на че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал как клю­че­вой ре­сурс раз­ви­тия. Это од­на из ба­зо­вых укра­ин­ских цен­но­стей — ува­же­ние и че­ло­ве­че­ское до­сто­ин­ство.

По­след­ние го­ды нас дви­га­ют внеш­ние вы­зо­вы, и пред­при­ни­ма­е­мые дей­ствия во мно­гом про­ис­хо­дят не бла­го­да­ря на­ли­чию стра­те­гии, а во­пре­ки внеш­ним воз­дей­стви­ям. Но без стра­те­гии раз­ви­тия ин­фор­ма­ци­он­ной и гу­ма­ни­тар­ной сфе­ры, и без по­ни­ма­ния, на­сколь­ко это важ­но, мы рис­ку­ем сно­ва упу­стить шанс на окон­ча­тель­ное утвер­жде­ние укра­ин­ской иден­тич­но­сти и со­зда­ние ре­аль­но­го ба­зи­са для со­вре­мен­но­го и осо­знан­но спло­чен­но­го об­ще­ства.

Без Че­ло­ве­ка и осо­знан­но­сти нет и не бу­дет силь­но­го го­су­дар­ства. Вло­же­ние в раз­ви­тие че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла — са­мая силь­ная ин­ве­сти­ция в бу­ду­щее, ко­то­рую мо­жет сде­лать го­су­дар­ство. Осо­зна­ние это­го необ­хо­ди­мо на уровне как по­ли­ти­ку­ма во­об­ще, так и ис­пол­ни­тель­ной вла­сти в част­но­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.