Жизнь на ли­нии ог­ня

От ми­ра до вой­ны, от вой­ны до ми­ра

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Юлия ТИЩЕНКО, Юлия КАЗДОБИНА

(Укра­ин­ский неза­ви­си­мый центр по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний)

Чем жи­вут се­го­дня на­ши со­оте­че­ствен­ни­ки на ли­нии раз­ме­же­ва­ния, что их бес­по­ко­ит боль­ше все­го?

На пер­вый взгляд, от­ве­ты на эти во­про­сы оче­вид­ны, ведь на чет­вер­том го­ду вой­ны од­ной из са­мых се­рьез­ных оста­ет­ся про­бле­ма без­опас­но­сти — лич­ной, без­опас­но­сти род­ных и иму­ще­ства. Вой­на про­дол­жа­ет­ся, и к ней мож­но при­тер­петь­ся, но невоз­мож­но при­вык­нуть.

В те­че­ние июля-ав­гу­ста ны­неш­не­го го­да мы про­ве­ли в До­нец­кой об­ла­сти ряд фо­ку­с­групп и ин­тер­вью с на­ши­ми со­оте­че­ствен­ни­ка­ми в на­се­лен­ных пунк­тах, стра­да­ю­щих ныне от об­стре­лов с не кон­тро­ли­ру­е­мых Укра­и­ной тер­ри­то­рий. Во встре­чах участ­во­ва­ли 44 че­ло­ве­ка, бо­лее де­сят­ка да­ли ин­тер­вью — у всех бы­ли раз­ные взгля­ды на си­ту­а­цию в ре­ги­оне, все при­над­ле­жа­ли к раз­ным со­ци­аль­ным груп­пам, неко­то­рые из них ре­гу­ляр­но по­се­ща­ют непод­кон­троль­ные тер­ри­то­рии. Всем участ­ни­кам га­ран­ти­ро­ва­лась ано­ним­ность.

У лю­дей по на­шу сто­ро­ну ли­нии раз­ме­же­ва­ния (кста­ти, как и в ОРДЛО) по­рой диа­мет­раль­но раз­ные взгля­ды на вой­ну, но про­бле­мы оста­ют­ся об­щи­ми. Для го­ро­дов и по­сел­ков на ли­нии раз­ме­же­ва­ния ха­рак­тер­ны те же про­бле­мы, что и для осталь­ных го­ро­дов и по­сел­ков стра­ны, толь­ко здесь они мно­го­крат­но уси­ле­ны вой­ной. Мы по­ста­ра­ем­ся опи­сать си­ту­а­цию, как ее ви­дят те, кто се­го­дня жи­вет на ли­нии ог­ня. Это не о вве­де­нии ми­ро­твор­цев или по­сле­до­ва­тель­но­сти вы­пол­не­ния пунк­тов Мин­ских со­гла­ше­ний, это боль­ше о по­все­днев­ном. О жиз­ни, ка­кой она есть.

Быт, ко­то­рый за­еда­ет

Од­на из глав­ных про­блем, о ко­то­рой го­во­рят лю­ди и ко­то­рая та­ра­щит­ся на каж­до­го при­ез­же­го пу­сты­ми глаз­ни­ца­ми вы­би­тых окон­ных сте­кол и раз­ру­шен­ны­ми фа­са­да­ми стен, — вос­ста­нов­ле­ние уни­что­жен­ных вой­ной зда­ний. Си­ту­а­ция ги­брид­но­го по­лу­ми­ра­по­лу­вой­ны в Ев­ро­пе, к ко­то­рой при­ве­ла агрес­сив­ная по­ли­ти­ка Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, на­ру­ши­ла при­выч­ный ми­ро­вой по­ря­док и по­вли­я­ла на по­ли­ти­ку от­дель­ных стран.

В боль­шей сте­пе­ни это ка­са­ет­ся го­су­дарств быв­ше­го ком­му­ни­сти­че­ско­го ла­ге­ря. Поль­ша, так­же став­шая объ­ек­том ги­брид­ных атак Крем­ля (Смо­лен­ская ка­та­стро­фа, со­дей­ствие ак­ти­ви­за­ции уль­тра­пра­вых ра­ди­ка­лов и пр.), пы­та­ет­ся де­мон­стри­ро­вать осо­бую внут­рен­нюю и внеш­нюю по­ли­ти­ку, ко­то­рая ино­гда вы­хо­дит за пре­де­лы стан­дар­тов, при­ня­тых в Ев­ро­пей­ском Со­ю­зе. Со­вре­мен­ная поль­ская власть, ак­цен­ти­руя вни­ма­ние на тра­ги­че­ских стра­ни­цах на­шей об­щей ис­то­рии, про­во­дит ис­то­ри­че­скую по­ли­ти­ку, со­зда­ю­щую опре­де­лен­ные вы­зо­вы на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти Укра­и­ны.

По­сле при­хо­да к вла­сти пра­вых, ис­то­ри­че­ская те­ма­ти­ка ста­но­вит­ся в Поль­ше важ­ным эле­мен­том внут­рен­них и меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. Но­вая ис­то­ри­че­ская по­ли­ти­ка обу­слов­ле­на иден­ти­фи­ка­ци­он­ным кри­зи­сом, при­чи­ны ко­то­ро­го ви­дят­ся в пост­со­ци­а­ли­сти­че­ских транс­фор­ма­ци­ях, вступ­ле­нии в ЕС и рас­про­стра­не­нии ли­бе­раль­ной эко­но­ми­ки, эти­ки по­тре­би­тель­ства и то­ле­рант­но­сти, ни­ве­ли­ро­ва­нии ка­то­ли­че­ских и на­ци­о­наль­ных цен­но­стей, зна­чи­тель­ной ми­гра­ции по­ля­ков в бо­га­тые стра­ны Ев­ро­пы (чис­ло та­ких ми­гран­тов до­стиг­ло 5% на­се­ле­ния), фор­ми­ро­ва­нии кос­мо­по­ли­ти­че­ских на­стро­е­ний и раз­мы­ва­нии поль­ской тра­ди­ци­он­ной иден­тич­но­сти.

Вступ­ле­ние в НАТО ак­ту­а­ли­зи­ро­ва­ло те­му пат­ри­о­тиз­ма, по­сколь­ку, по утвер­жде­нию кон­сер­ва­то­ров, сти­му­лом рис­ко­вать жиз­нью долж­на быть поль­ская на­ци­о­наль­ная идея, а не ев­ро­пей­ские ли­бе­раль­ные мер­кан­тиль­ные цен­но­сти. На­плыв в стра­ну укра­ин­цев (до 1,3 млн на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков ра­бо­та­ют в Поль­ше) при­вел к уси­ле­нию ан­ти­укра­ин­ских на­стро­е­ний. Бо­лее тре­ти опро­шен­ных по­ля­ков счи­та­ют, что укра­ин­цы мо­гут пред­став­лять угро­зу без­опас­но­сти Поль­ши.

Та­ким об­ра­зом, по мне­нию кон­сер­ва­тив­ных по­ли­ти­ков, стра­на вста­ла пе­ред необ­хо­ди­мо­стью воз­рож­де­ния на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти, ба­зи­ру­ю­щей­ся на поль­ских тра­ди­ци­он­ных цен­но­стях. Пре­зи­дент Ан­джей Ду­да кон­ста­ти­ро­вал, что по­ля­ки яв­ля­ют­ся на­ци­ей, для ко­то­рой ис­то­ри­че­ское из­ме­ре­ние очень важ­но так­же и в оцен­ке со­вре­мен­ной по­ли­ти­ки. Он опре­де­лил ис­то­ри­че­скую по­ли­ти­ку как один из клю­че­вых ас­пек­тов внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки и необ­хо­ди­мое усло­вие для укреп­ле­ния го­су­дар­ства. Речь идет о: 1) за­щи­те «доб­ро­го име­ни» Поль­ши в ми­ре и уси­ле­нии ее по­зи­ции на меж­ду­на­род­ной арене; 2) вос­пи­та­нии пат­ри­о­тиз­ма по­сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний. Для это­го с но­яб­ря 2015 г. под ру­ко­вод­ством пре­зи­ден­та раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся Стра­те­гия ис­то­ри­че­ской по­ли­ти­ки Поль­ши.

Со­глас­но офи­ци­аль­ным укра­ин­ским ис­точ­ни­кам, с 2014-го по 2017 г. толь­ко на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии До­нец­кой об­ла­сти под­верг­лись по­вре­жде­ни­ям раз­лич­ной сте­пе­ни 10 682 жи­лых до­ма, 111 школ, 79 дет­ских са­дов и 50 ме­ди­цин­ских учре­жде­ний. На 36,4% вы­рос­ло ко­ли­че­ство об­ра­ще­ний от жи­те­лей До­нец­кой об­ла­сти в мест­ные ор­га­ны ис­пол­ни­тель­ной вла­сти и ор­га­нов мест­но­го са­мо­управ­ле­ния по по­во­ду жи­лищ­но-ком­му­наль­ных бед. Граж­дане ча­ще все­го под­ни­ма­ют имен­но во­прос жи­лищ­но-ком­му­наль­но­го хо­зяй­ства: 778 об­ра­ще­ний, или 22% от об­ще­го ко­ли­че­ства, ка­са­ют­ся на­сто­я­тель­ных про­блем ЖКХ; 115 об­ра­ще­ний (14,8%) — от жи­те­лей, чьи жи­лые до­ма оста­ют­ся по­вре­жден­ны­ми или раз­ру­шен­ны­ми вслед­ствие бо­е­вых дей­ствий. Ров­но по­ло­ви­на этих об­ра­ще­ний по­сту­пи­ла от жи­те­лей го­ро­дов Ав­де­ев­ка, Кра­ма­торск, Сла­вянск, То­рец­кое, и до 30% — из Ба­хмут­ско­го, Вол­но­вах­ско­го, Ма­рьин­ско­го, Сла­вян­ско­го и Яси­но­ват­ско­го рай­о­нов. «По­след­ние два об­стре­ла бы­ли две но­чи на­зад. Уже че­рез нас пе­ре­ле­те­ло к Оль­гин­ке. До Оль­гин­ки от нас еще 10 ки­ло­мет­ров, сна­ря­ды и ту­да до­ле­та­ют. До­ку­ча­евск от нас — в 20 ки­ло­мет­рах, так что мо­жет да­ле­ко до­ле­тать. В на­шем по­сел­ке еще не так страш­но, как здесь, в рай­оне мо­ста. Вон у Свет­ла­ны Алек­сан­дров­ны на ого­ро­де взо­рва­лось», — рас­ска­зы­ва­ет нам в ин­тер­вью жи­тель­ни­ца Но­во­тро­иц­ко­го.

В этих по­сел­ках бо­лее чем ак­ту­аль­ным оста­ет­ся вы­де­ле­ние по­мо­щи из го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та на вос­ста­нов­ле­ние по­вре­жден­но­го лич­но­го иму­ще­ства. Та­ких про­грамм до сих пор про­сто нет, несмот­ря на ста­ра­ния мест­ной вла­сти, и это ре­аль­ная про­бле­ма для тех, кто под­вер­га­ет­ся опас­но­сти, и тех, кто бо­рет­ся с ее по­след­стви­я­ми. От­сут­ствие бюд­жет­ной по­мо­щи на эти нуж­ды так­же фор­ми­ру­ет пред­став­ле­ние здеш­них жи­те­лей о том, на­сколь­ко тре­во­жат цен­траль­ную власть про­бле­мы граж­дан, при­чем, как вы по­ни­ма­е­те, фор­ми­ру­ет эти пред­став­ле­ния не в луч­шую для вла­сти сто­ро­ну.

В ре­ги­оне хва­та­ет гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи от непра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, во­лон­те­ров, меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, од­на­ко си­ту­а­ция на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии — как со­ци­аль­ная, так и эко­но­ми­че­ская — оста­ет­ся слож­ной. Мест­ные жи­те­ли ча­сто не вла­де­ют ин­фор­ма­ци­ей о воз­мож­но­стях гу­ма­ни­тар­ных про­грамм, на­при­мер — о кре­ди­тах для ма­ло­го биз­не­са от меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, а сле­до­ва­тель­но, да­ле­ко не все мо­гут ими вос­поль­зо­вать­ся.

Про­бле­ма без­опас­но­сти по­рож­да­ет и про­бле­му до­сту­па к обыч­ным, есте­ствен­ным для каж­до­го че­ло­ве­ка на мир­ной тер­ри­то­рии, ре­сур­сам. На­при­мер, лю­дям, жи­ву­щим на ли­нии раз­ме­же­ва­ния, мо­жет не хва­тать пи­тье­вой во­ды, ино­гда — це­лы­ми неде­ля­ми. У них по не­сколь­ко дней под­ряд мо­жет не быть све­та. Так, в кон­це июня 2017 г. вслед­ствие об­стре­ла со сто­ро­ны ОРДЛО свы­ше 380 ты­сяч жи­те­лей До­нет­чи­ны оста­лись без цен­тра­ли­зо­ван­но­го во­до­снаб­же­ния. Ава­рий­ный под­воз во­ды ор­га­ни­зо­ва­ли мест­ная власть, гу­ма­ни­тар­ные ор­га­ни­за­ции, ор­га­ны ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. Мест­ные, впро­чем, на­ре­ка­ли, что во­ду при­во­зи­ли пре­иму­ще­ствен­но в ра­бо­чее вре­мя, ко­гда не все мог­ли вос­поль­зо­вать­ся воз­мож­но­стью ее на­брать. «В по­се­лок во­ду во­зят, а сю­да ни­че­го не во­зят, мы са­ми, кто как мо­жет. Кто бе­рет дож­де­вую во­ду, кто из ре­ки, кто из лу­жи», — рас­ска­зы­ва­ет жи­тель­ни­ца Но­во­тро­иц­ко­го.

По срав­не­нию с дру­ги­ми ре­ги­о­на­ми стра­ны в го­ро­дах и по­сел­ках на ли­нии раз­ме­же­ва­ния за­мет­на су­ще­ствен­ная на­груз­ка на со­ци­аль­ную сфе­ру, ор­га­ны со­ци­аль­ной за­щи­ты. Ино­гда по­лу­чить пен­сию или снять сред­ства в бан­ко­ма­те Ощад­бан­ка ста­но­вит­ся нелег­кой за­да­чей. «Тол­пы лю­дей и в Ощад­бан­ке, и в со­бе­сах, и в Пен­си­он­ном фон­де. Все они — и мест­ные, и пе­ре­се­лен­цы, и лю­ди из сел, где нет бан­ко­ма­тов Ощад­бан­ка, хо­тя эти бан­ко­ма­ты про­си­ли по­ста­вить еще не­сколь­ко лет на­зад. Что­бы че­ло­век из Вла­ди­ми­ров­ки, из Ва­ле­рья­нов­ки не ехал сю­да сто­ять в оче­ре­ди, что­бы по­лу­чить свою пен­сию, а по­лу­чил ее в сво­ем се­ле», — жа­ло­ва­лись нам лю­ди из Вол­но­ва­хи.

По дан­ным Пен­си­он­но­го фон­да Укра­и­ны, в 2015 г. из 1,2 млн пен­си­о­не­ров, про­жи­вав­ших на непод­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях, 1,06 млн вста­ли на учет в ор­га­нах со­ци­аль­ной за­щи­ты и об­ра­ти­лись в ПФУ за по­лу­че­ни­ем пен­сии. Пе­ре­се­лен­цы и мест­ные жи­те­ли го­во­рят о по­сто­ян­ных оче­ре­дях в го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния и о кон­ку­рен­ции в по­лу­че­нии услуг. Хо­тя оче­ре­ди кое-где раз­де­ли­ли, это ча­сто не сни­ма­ет остро­ту про­бле­мы. Ре­зуль­та­ты фо­кус-групп по­ка­зы­ва­ют, что у ор­га­нов со­ци­аль­ной за­щи­ты и от­де­ле­ний Пен­си­он­но­го фон­да слож­но­сти с об­слу­жи­ва­ни­ем та­ко­го ко­ли­че­ства лю­дей.

На­при­мер, в До­нец­кой об­ла­сти функ­ци­о­ни­ру­ют 31 управ­ле­ние со­ци­аль­ной за­щи­ты на­се­ле­ния, 21 управ­ле­ние Пен­си­он­но­го фон­да, 29 цен­тров предо­став­ле­ния ад­ми­ни­стра­тив­ных услуг, но от это­го оче­ре­ди в раз­лич­ные го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры не умень­ша­ют­ся. Так, в го­ро­де Ба­хмут офи­ци­аль­но за­ре­ги­стри­ро­ва­но 116 ты­сяч пен­си­о­не­ров, боль­шин­ство из них — 82 300 че­ло­век — пен­си­о­не­ры, за­ре­ги­стри­ро­ван­ные как пе­ре­се­лен­цы, обыч­но про­жи­ва­ю­щие на некон­тро­ли­ру­е­мых тер­ри­то­ри­ях. В Вол­но­ва­хе до на­ча­ла во­ен­ных дей­ствий на­счи­ты­ва­лось 103 ты­ся­чи жи­те­лей, а се­го­дня в го­ро­де за­ре­ги­стри­ро­ва­но 52 ты­ся­чи пен­си­о­не­ров, из ко­то­рых 29 300 за­ре­ги­стри­ро­ва­ны как пе­ре­се­лен­цы.

Фи­ли­а­лы «Ощад­бан­ка Укра­и­ны», в ко­то­рых вы­пла­чи­ва­ют пен­сии, ра­бо­та­ют в 13 на­се­лен­ных пунк­тах До­нец­кой об­ла­сти, но это­го недо­ста­точ­но для об­слу­жи­ва­ния всех же­ла­ю­щих. «На­до еще учи­ты­вать об­щее на­пря­же­ние. В буд­ни, как пра­ви­ло, при­ез­жа­ют сот­ни че­ло­век с той тер­ри­то­рии, с опре­де­лен­ны­ми на­стро­е­ни­я­ми, опре­де­лен­ны­ми эмо­ци­я­ми. Они за­пол­ня­ют со­ци­аль­ные служ­бы, ма­га­зи­ны. Вро­де все хо­ро­шо. Но с дру­гой сто­ро­ны, это все очень труд­но эмо­ци­о­наль­но пе­ре­жи­вать. Осо­бен­но в со­ци­аль­ных служ­бах с су­ма­сшед­ши­ми оче­ре­дя­ми. Че­рез не­сколь­ко ча­сов на той тер­ри­то­рии улы­бать­ся лю­дям со­всем не хо­чет­ся, ра­до­вать­ся жиз­ни со­всем не хо­чет­ся. Они озлоб­лен­ные при­ез­жа­ют», — го­во­рит муж­чи­на из Ба­хму­та.

Са­мой чув­стви­тель­ной для мест­ных жи­те­лей яв­ля­ет­ся про­бле­ма без­ра­бо­ти­цы, и они небез­осно­ва­тель­но опа­са­ют­ся, что эта про­бле­ма бу­дет обост­рять­ся. «Это са­мая боль­шая, пер­вей­шая про­бле­ма — здесь нет ра­бо­ты. Очень вы­со­кая без­ра­бо­ти­ца, лю­ди вы­ез­жа­ют от­сю­да», — го­во­рят в Вол­но­ва­хе. Со­от­вет­ствен­но, воз­рас­та­ет тру­до­вая ми­гра­ция из ре­ги­о­на, оста­ют­ся пен­си­о­не­ры, от­сю­да оче­ре­ди и не­хват­ка средств в мест­ных бюд­же­тах. Толь­ко по офи­ци­аль­ным дан­ным Глав­но­го управ­ле­ния ста­ти­сти­ки в До­нец­кой об­ла­сти, на­груз­ка за­ре­ги­стри­ро­ван­ных без­ра­бот­ных на од­но сво­бод­ное ра­бо­чее ме­сто (ва­кант­ную долж­ность) на ко­нец ап­ре­ля 2017 г. со­став­ля­ла 12 че­ло­век, в це­лом в Укра­ине, по дан­ным Го­су­дар­ствен­ной служ­бы за­ня­то­сти, на 1 сен­тяб­ря 2017 г. на од­но сво­бод­ное ра­бо­чее ме­сто пре­тен­до­ва­ли че­ты­ре без­ра­бот­ных. В этом ин­ду­стри­аль­ном ре­ги­оне у граж­дан бы­ла ра­бо­та на круп­ных гра­до­об­ра­зу­ю­щих пред­при­я­ти­ях, ко­то­рые в по­след­ние го­ды, из-за кон­флик­та с Рос­си­ей, рез­ко со­кра­ти­ли свое про­из­вод­ство. Но­вые рын­ки фор­ми­ру­ют­ся здесь слож­но, к мест­ным жи­те­лям до­ба­ви­лись пе­ре­се­лен­цы с непод­кон­троль­ных тер­ри­то­рий, ко­то­рые ча­сто вос­при­ни­ма­ют­ся не как то­ва­ри­щи по несча­стью, а как за­яд­лые кон­ку­рен­ты.

В це­лом, по экс­перт­ным оцен­кам, сни­же­ние ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния, на­чи­ная с 2015 г., и невоз­мож­ность ско­рой ста­би­ли­за­ции со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в ре­ги­оне да­ют ос­но­ва­ния ожи­дать по­вы­ше­ния уров­ня аб­со­лют­ной бед­но­сти в До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стях до 30–40%.

Кро­ме это­го, лю­ди пе­ре­жи­ва­ют пер­ма­нент­ную уста­лость и стой­кое недо­ве­рие ко всем — от со­се­дей и до вла­сти. А так­же смут­ное ожи­да­ние с мо­ря по­го­ды, ведь они уве­ре­ны в том, что не мо­гут вли­ять на вы­со­кую по­ли­ти­ку и меж­ду­на­род­ные пе­ре­го­во­ры, ко­то­рые их непо­сред­ствен­но ка­са­ют­ся. Вме­сте с тем они жи­вут в по­сто­ян­ном стра­хе за жизнь, свою и сво­их род­ных, за иму­ще­ство, в об­ста­нов­ке по­сто­ян­ной угро­зы эс­ка­ла­ции во­ен­ных дей­ствий и рас­ши­ре­ния зо­ны кон­флик­та. Это по­рож­да­ет неуве­рен­ность в бу­ду­щем, неже­ла­ние стро­ить пла­ны на день гря­ду­щий.

Спе­ци­а­ли­сты, предо­став­ля­ю­щие пси­хо­ло­ги­че­скую по­мощь, ак­цен­ти­ру­ют на необ­хо­ди­мо­сти ле­чить по­ст­трав­ма­ти­че­ский син­дром у тех, ко­го за­тро­ну­ли во­ен­ные дей­ствия, в част­но­сти у де­тей. В даль­ней­шем пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы бу­дут лишь обост­рять­ся, ведь, как го­во­рят ро­ди­те­ли из Но­во­тро­иц­ко­го, по­сел­ка, то и де­ло стра­да­ю­ще­го от об­стре­лов, их де­ти «уже зна­ют, ко­гда с ни­ми иг­ра­ешь в ка­кие-то иг­ры, мо­де­ли во­ен­ной тех­ни­ки, раз­ное ору­жие, стро­ят в пе­соч­ни­це блок­по­сты и на­зы­ва­ют свои иг­ру­шеч­ные фи­гур­ки «Град», «Ура­ган», «Бе­лый танк». В про­шлом го­ду во вре­мя оче­ред­ных об­стре­лов де­ти да­же не хо­те­ли пре­кра­щать иг­ру в фут­бол — при­выч­ка к войне де­фор­ми­ру­ет ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния.

От­но­ше­ния граж­дан и вла­сти

От­но­ше­ние к по­ли­ти­че­ским пар­ти­ям и ор­га­нам вла­сти у мест­ных жи­те­лей весь­ма спе­ци­фи­че­ское: с од­ной сто­ро­ны, есть по­ни­ма­ние неспо­соб­но­сти мест­ной вла­сти ре­шить все про­бле­мы, а с дру­гой — все же боль­шин­ство граж­дан кри­ти­ку­ют власть осто­рож­но. Уко­ре­нив­ши­е­ся мест­ные тра­ди­ции ме­ня­ют­ся мед­лен­но. В пред­став­ле­нии дон­чан власть отож­деств­ле­на с боль­шим биз­не­сом, ко­то­рый остав­ля­ет про­стым лю­дям воз­мож­ность ра­бо­тать, но осте­ре­га­ет по­го­вор­кой «Бу­дешь са­мым ум­ным — по­те­ря­ешь все». Од­на­ко кри­ти­че­ский взгляд на власть и же­ла­ние из­ме­нить си­ту­а­цию есть у мо­ло­дых. «Лю­ди, ра­бо­та­ю­щие на гра­до­об­ра­зу­ю­щих пред­при­я­ти­ях, на­при­мер на же­лез­ной до­ро­ге, ко­то­рым на­чаль­ник всю жизнь дик­то­вал, что им нуж­но де­лать, как сесть, как встать, есте­ствен­но, за­пу­га­ны. И этот страх в них пре­об­ла­да­ет. Это очень за­мет­но. Ес­ли жур­на­лист при­ез­жа­ет в наш го­род и пы­та­ет­ся у ко­го-то вы­тя­нуть сло­во, взять ин­тер­вью, то у нас на­род очень бо­яз­ли­вый. Бо­ит­ся рас­ска­зать о про­бле­ме на ка­ме­ру», — де­лит­ся сво­и­ми на­блю­де­ни­я­ми мо­ло­дой муж­чи­на из Вол­но­ва­хи.

Сре­ди здеш­них жи­те­лей рас­про­стра­не­ны па­тер­на­лист­ские на­стро­е­ния, на­деж­ды на то, что власть как-то ре­шит про­бле­мы без уча­стия гро­ма­ды. Вме­сте с тем лю­ди по­ни­ма­ют и при­зна­ют: мест­ная власть в ны­неш­них усло­ви­ях не рас­по­ря­жа­ет­ся ре­сур­са­ми для ре­ше­ния мест­ных про­блем — на ре­монт школ, го­род­ские нуж­ды. По­это­му они воз­ла­га­ют на­деж­ды на объ­еди­не­ние гро­мад и де­цен­тра­ли­за­цию.

За­мет­но, что мо­ло­деж­ная ауди­то­рия су­ще­ствен­но от­ли­ча­ет­ся от пред­ста­ви­те­лей стар­ше­го по­ко­ле­ния в про­ду­ци­ро­ва­нии ини­ци­а­тив ком­му­ни­ка­ции с вла­стью. Эта ка­те­го­рия ин­тер­пре­ти­ру­ет ком­му­ни­ка­цию со сто­ро­ны вла­сти и про­ве­де­ние ме­ро­при­я­тий как фор­маль­ность, при этом без уче­та вла­стью ре­ко­мен­да­ций мест­ных ини­ци­а­тив. Мо­ло­дые участ­ни­ки фо­кус-групп так­же под­чер­ки­ва­ли, что кри­ти­ка дей­ствий ор­га­нов вла­сти мо­жет ин­тер­пре­ти­ро­вать­ся са­мой вла­стью в кон­тек­сте во­ен­ных дей­ствий как «про­яв­ле­ние се­па­ра­тиз­ма».

Но в це­лом, сле­ду­ет ска­зать, жи­те­ли До­нет­чи­ны в об­щих чер­тах зна­ют о де­я­тель­но­сти мест­ной вла­сти.

Так­же за­мет­но, что мест­ные жи­те­ли пре­иму­ще­ствен­но по­ло­жи­тель­но вос­при­ни­ма­ют пред­ста­ви­те­лей Во­ору­жен­ных сил Укра­и­ны. Они рас­ска­зы­ва­ют, что умень­ши­лось ко­ли­че­ство нега­тив­ных экс­цес­сов, ча­сто про­ис­хо­див­ших два го­да на­зад, — на­при­мер, пе­ре­дви­же­ние во­ен­ной тех­ни­ки в на­се­лен­ных пунк­тах, по­след­ствия про­да­жи спирт­но­го во­ен­ным. Ар­мей­цы ста­ра­ют­ся вза­и­мо­дей­ство­вать с мест­ны­ми людь­ми, в част­но­сти и че­рез от­дел во­ен­но­граж­дан­ско­го со­труд­ни­че­ства, про­во­дя раз­лич­ные гу­ма­ни­тар­ные ак­ции. Ин­сти­тут во­ен­но-граж­дан­ско­го со­труд­ни­че­ства был от­крыт как пи­лот­ный про­ект ВСУ в 2014 г. для раз­ви­тия вза­и­мо­дей­ствия с мест­ным на­се­ле­ни­ем, ор­га­на­ми вла­сти, ак­ти­ви­ста­ми, меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми в зоне кон­флик­та. Лю­ди с удо­воль­стви­ем рас­ска­зы­ва­ют об ор­га­ни­за­ции раз­лич­ных ме­ро­при­я­тий для де­тей, кон­кур­сов, хо­тя да­ле­ко не все жи­те­ли До­нет­чи­ны осве­дом­ле­ны о де­я­тель­но­сти та­ких гу­ма­ни­тар­ных мис­сий и ини­ци­а­тив. «Сна­ча­ла, го­да два на­зад, их (сол­дат) бы­ло мно­го, и они при­чи­ня­ли неко­то­рый дис­ком­форт. Не то что­бы по­ве­де­ни­ем. Про­сто слож­но ви­деть лю­дей в во­ен­ной фор­ме. Сей­час мы аб­со­лют­но к это­му при­вык­ли. Я, на­при­мер, ни­ко­гда не ви­де­ла про­яв­ле­ний неэтич­но­го по­ве­де­ния со сто­ро­ны во­ен­ных»,— при­зна­ет­ся жен­щи­на из Вол­но­ва­хи.

Воз­мо­жен ли диа­лог и при­ми­ре­ние с жи­те­ля­ми ОРДЛО?

Воз­мо­жен ли диа­лог и при­ми­ре­ние с граж­да­на­ми Укра­и­ны, остав­ши­ми­ся на тер­ри­то­рии ОРДЛО? По мне­нию тех, кто жи­вет на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии, это воз­мож­но толь­ко по­сле вы­во­да рос­сий­ских войск и де­ми­ли­та­ри­за­ции ре­ги­о­на. Кста­ти, по по­во­ду ам­ни­стии пол­но­го по­ни­ма­ния нет. Граж­дане на под­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях го­во­рят о слож­но­сти по­тен­ци­аль­но­го диа­ло­га с те­ми, кто про­жи­ва­ет на тер­ри­то­рии ОРДЛО, объ­яс­няя это за­бо­той об их без­опас­но­сти, вли­я­ни­ем рос­сий­ских СМИ и нега­тив­ной ин­фор­ма­ци­ей са­мо­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик о си­ту­а­ции в Укра­ине.

Од­на­ко, по сло­вам не­ко­то­рых участ­ни­ков, ком­му­ни­ка­ция с граж­да­на­ми с непод­кон­троль­ных тер­ри­то­рий прак­ти­че­ски не пре­кра­ща­ет­ся. Каж­дый день ты­ся­чи лю­дей пе­ре­ез­жа­ют с под­кон­троль­ной на непод­кон­троль­ную тер­ри­то­рию и на­обо­рот. По офи­ци­аль­ным дан­ным, в 2016 г. въе­ха­ли на под­кон­троль­ную тер­ри­то­рию 1 758 063 граж­да­ни­на, 1 742 520 — вы­еха­ли из Укра­и­ны в ОРДЛО. Прак­ти­че­ски неиз­мен­ной си­ту­а­ция оста­ет­ся и в 2017-м. Ком­му­ни­ка­ция про­ис­хо­дит всю­ду — в со­ци­аль­ных служ­бах, ма­га­зи­нах, на ба­за­рах, в раз­го­во­рах с род­ствен­ни­ка­ми.

Од­на­ко ча­сто в та­ких раз­го­во­рах стал­ки­ва­ют­ся диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные по­зи­ции в оцен­ке те­ку­щей си­ту­а­ции, ее при­чин и след­ствий. Ни­ку­да не де­ли­лись ло­каль­ные ми­ро­воз­зрен­че­ские кон­флик­ты меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми мест­ных гро­мад на­се­лен­ных пунк­тов ря­дом с ли­ни­ей раз­ме­же­ва­ния, в част­но­сти при со­ци­аль­ных кон­так­тах с жи­те­ля­ми непод­кон­троль­ных тер­ри­то­рий, ко­то­рые по­лу­ча­ют услу­ги на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии. По­ля­ри­за­ции ви­де­ния вой­ны хва­та­ет и на под­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях. Один и тот же че­ло­век мо­жет утвер­ждать, что на Дон­бас­се рос­си­ян нет, и тут же рас­ска­зы­вать о лич­ном опы­те об­ще­ния с рос­сий­ски­ми во­ен­ны­ми где-то в непод­кон­троль­ном Ена­ки­е­во. Но, как ни па­ра­док­саль­но, кон­флик­ты меж­ду людь­ми с непод­кон­троль­ной и под­кон­троль­ной тер­ри­то­рий ста­ли не та­ки­ми оже­сто­чен­ны­ми. При­вык­ли.

Жи­те­ли кон­тро­ли­ру­е­мых тер­ри­то­рий, на­хо­див­ши­е­ся под ок­ку­па­ци­ей не­сколь­ко ме­ся­цев в 2014 г., го­во­рят о необ­хо­ди­мо­сти при­ми­ре­ния в рам­ках соб­ствен­ной гро­ма­ды, ведь не сек­рет, что да­ле­ко не все од­но­знач­но от­но­си­лись к тем со­бы­ти­ям. Мно­гие под­дер­жи­ва­ли дей­ствия РФ и ре­жим ОРДЛО, по­сколь­ку под­вер­га­лись ин­фор­ма­ци­он­ным вли­я­ни­ям, от­ри­ца­тель­но от­но­си­лись к со­бы­ти­ям на Май­дане в 2014 г. Вме­сте с тем по­сле осво­бож­де­ния Сла­вян­ска, Кра­ма­тор­ска и дру­гих го­ро­дов лю­ди по­сте­пен­но на­ча­ли то­ле­рант­нее от­но­сить­ся к но­си­те­лям про­ти­во­по­лож­ной по­зи­ции, да­же несмот­ря на то, что и те и дру­гие от­кро­вен­но опа­са­ют­ся воз­об­нов­ле­ния вой­ны.

Обыч­ные лю­ди очень скеп­ти­че­ски от­но­сят­ся к воз­мож­но­сти лю­бо­го вли­я­ния на ход по­ли­ти­че­ских пе­ре­го­во­ров (мин­ский про­цесс, нор­манд­ский фор­мат) или на пре­кра­ще­ние об­стре­лов. У дру­гих так­же за­ме­тен устой­чи­вый скеп­сис к пла­мен­ной ри­то­ри­ке по­ли­ти­че­ских пар­тий об «уста­нов­ле­нии ми­ра в Дон­бас­се», осо­бен­но ес­ли та­кие при­зы­вы зву­чат от пред­ста­ви­те­лей преды­ду­щей вла­сти или по­ли­ти­че­ских пар­тий, на­хо­див­ших­ся при вла­сти до 2014 г. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что эти си­лы не го­во­рят о пу­тях, ко­то­ры­ми нуж­но дви­гать­ся к при­ми­ре­нию, а толь­ко ис­поль­зу­ют агит­ки, ча­сто про­рос­сий­ские. Скеп­ти­че­ски от­но­сят­ся мест­ные жи­те­ли и к те­зи­сам о «ми­ре лю­бой це­ной», рас­смат­ри­вая это как по­те­рю су­ве­ре­ни­те­та стра­ны и даль­ней­шие угро­зы без­опас­но­сти. Осо­бен­но это ха­рак­тер­но для пред­ста­ви­те­лей мо­ло­до­го по­ко­ле­ния, жи­ву­щих в на­се­лен­ных пунк­тах на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии.

Угро­зой для про­цес­са при­ми­ре­ния яв­ля­ет­ся де­струк­тив­ное ин­фор­ма­ци­он­ное вли­я­ние. По оцен­кам мест­ных жи­те­лей, как и три го­да на­зад, СМИ, в том чис­ле рос­сий­ские, при­сут­ству­ют в го­ро­дах на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии и ока­зы­ва­ют боль­шое вли­я­ние на об­ще­ствен­ное мне­ние. На пу­ти из Кра­ма­тор­ска в Вол­но­ва­ху мож­но услы­шать Fm-стан­ции, ве­ща­ю­щие из ОРДЛО, а лю­ди сред­не­го и стар­ше­го по­ко­ле­ний этим ис­точ­ни­кам ин­фор­ма­ции до­ве­ря­ют. Су­ди­те са­ми: «Нет укра­ин­ско­го те­ле­ви­де­ния. Но мож­но же на та­кой боль­шой рай­он, как Вол­но­вах­ский, по­ста­вить свое те­ле­ви­де­ние... Ведь мы пол­но­стью вы­шли из это­го ме­диа­про­стран­ства. У нас здесь ра­бо­та­ет те­ле­ви­де­ние «ДНР». При­чем в «ДНР» 4 ка­на­ла. И все рос­сий­ские. У нас 10 рос­сий­ских ка­на­лов», — го­во­рят в Но­во­тро­иц­ком. Со­глас­но это­му, во­пре­ки по­бед­ным ре­ля­ци­ям об укра­ин­ском те­ле­ви­де­нии на Во­сто­ке, на­ли­цо иная ин­фор­ма­ци­он­ная ре­аль­ность в оцен­ках по­тре­би­те­лей ин­фор­ма­ции.

Что де­лать?

Тер­ри­то­рии, близ­ле­жа­щие к зоне бо­е­вых дей­ствий, нуж­да­ют­ся в зна­чи­тель­ном вло­же­нии ре­сур­сов. Раз­ных ре­сур­сов. К со­жа­ле­нию, они так и не ста­ли ви­зит­ной кар­точ­кой Укра­и­ны, ко­то­рую сме­ло мож­но по­ка­зы­вать лю­дям, убеж­дая, что укра­ин­ская власть о них за­бо­тит­ся, дей­ству­ет си­стем­но, зна­ет, как вос­ста­но­вить, улуч­шить жизнь, в от­ли­чие от бес­пре­дель­ных ОРДЛО, РФ. Та­кое впе­чат­ле­ние, что это не в при­о­ри­те­тах, и о лю­дях про­сто за­бы­ли те, кто дол­жен от­ве­чать за вос­ста­нов­ле­ние. Ведь не хва­та­ет ви­де­ния раз­ви­тия ре­ги­о­на, его пер­спек­тив, вло­же­ния средств в ин­фра­струк­тур­ные про­ек­ты из го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та (стро­и­тель­ство и ре­монт до­рог), на­ла­жи­ва­ние бо­лее эф­фек­тив­ной си­сте­мы со­еди­не­ния меж­ду на­се­лен­ны­ми пунк­та­ми на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии, а так­же меж­ду До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стя­ми и дру­ги­ми ре­ги­о­на­ми Укра­и­ны. Ост­рый во­прос — раз­ра­бот­ка спе­ци­аль­ных про­грамм для ком­пен­са­ции и вос­ста­нов­ле­ния жи­лья для граж­дан (эта про­бле­ма оста­ет­ся ак­ту­аль­ной с 2014 г., и она ре­аль­но бес­по­ко­ит).

Еще 11 ян­ва­ря 2017 г. пра­ви­тель­ство Укра­и­ны утвер­ди­ло план мер, преду­смат­ри­ва­вав­ший борь­бу с кор­руп­ци­ей, ре­ше­ние ин­фра­струк­тур­ных во­про­сов, по­вы­ше­ние до­ве­рия в гро­ма­дах (ме­ры в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния, ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния). В то же вре­мя ныне слож­но го­во­рить о бес­про­блем­ной им­пле­мен­та­ции всех на­прав­ле­ний этой де­я­тель­но­сти. Не яв­ля­ет­ся тай­ной, что в 2016 г. боль­шая часть средств, пе­ре­чис­лен­ных в спе­ци­аль­ный фонд бюд­же­тов До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей в июле (3,8 млрд грн), прак­ти­че­ски не ис­поль­зо­ва­лась, несмот­ря на острую по­треб­ность в вос­ста­нов­ле­нии ин­фра­струк­ту­ры и жи­лищ­но­го фон­да. При­чи­ной это­го экс­пер­ты на­зы­ва­ли неоправ­дан­ную цен­тра­ли­за­цию управ­ле­ния про­ек­та­ми.

К пе­ре­зрев­шим во­про­сам от­но­сит­ся по­вы­ше­ние уров­ня ко­ор­ди­на­ции вы­пол­не­ния го­су­дар­ствен­ных про­грамм ор­га­на­ми вла­сти, на­ла­жи­ва­ние эф­фек­тив­но­го мо­ни­то­рин­га и кон­тро­ля над ре­сур­са­ми, вы­де­ля­е­мы­ми на ре­ше­ние про­блем ком­плекс­но­го вос­ста­нов­ле­ния ре­ги­о­на, ко­ор­ди­на­ция со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства меж­ду­на­род­ной тех­ни­че­ской по­мо­щи про­филь­ным ми­ни­стер­ствам, ин­фор­ми­ро­ва­ние об­ще­ствен­но­сти, обес­пе­че­ние про­зрач­ной де­я­тель­но­сти в рам­ках та­ких про­грамм.

Необ­хо­ди­мо раз­ви­тие граж­дан­ско­го об­ра­зо­ва­ния, в част­но­сти об­ра­зо­ва­ния в сфе­ре зна­ний о пра­вах и без­опас­но­сти че­ло­ве­ка. Та­кие ме­ры долж­ны не толь­ко спо­соб­ство­вать пас­сив­но­му ин­фор­ми­ро­ва­нию граж­дан о без­опас­но­сти и по­ли­ти­ке, осу­ществ­ля­е­мой ор­га­на­ми вла­сти в этом ре­ги­оне, но и по­вы­шать уча­стие мест­но­го на­се­ле­ния в фор­ми­ро­ва­нии этой по­ли­ти­ки.

Необ­хо­ди­мо бо­лее ши­ро­кое ин­фор­ми­ро­ва­ние о про­ек­тах тех­ни­че­ской по­мо­щи, на­прав­лен­ных на раз­ви­тие ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, под­держ­ка раз­лич­ных ини­ци­а­тив в сфе­ре раз­ви­тия куль­тур­ных про­ек­тов для ВПЛ и пред­ста­ви­те­лей мест­ных гро­мад, что­бы предот­вра­тить воз­мож­ную кон­ку­рен­цию.

Важ­ным яв­ля­ет­ся на­прав­ле­ние раз­ви­тия во­ен­но-граж­дан­ско­го со­труд­ни­че­ства на под­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях, ши­ро­ко­го ин­фор­ми­ро­ва­ния о про­ек­тах и ре­зуль­та­тах на кон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии и в дру­гих ре­ги­о­нах Укра­и­ны, в част­но­сти и о ро­ли внут­рен­них КПВВ, их функ­ции — ведь не все в ре­ги­оне по­ни­ма­ют их на­сто­я­щую необ­хо­ди­мость и од­но­знач­но от­но­сят­ся к оче­ре­дям и про­вер­кам.

Наз­ре­ло ре­ше­ние про­бле­мы по­вы­шен­ной на­груз­ки на со­ци­аль­ную сфе­ру, в част­но­сти необ­хо­ди­мо раз­ви­вать струк­ту­ру «Ощад­бан­ка» на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии: ведь ес­ли уста­нов­лен­ные бан­ко­ма­ты ло­ма­ют, воз­мож­но, на­до ста­вить их боль­ше, в том чис­ле и в се­лах?

Необ­хо­ди­мо обо­ру­до­вать и раз­вить струк­ту­ру КПВВ (туа­ле­ты, тен­ты, пунк­ты обо­гре­ва) за счет го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та, по­сколь­ку мест­ные бюд­же­ты про­сто не в со­сто­я­нии их со­дер­жать. На чет­вер­том го­ду вой­ны об об­ще­ствен­ных убор­ных на КПВВ го­во­рят на за­се­да­ни­ях пра­ви­тель­ства по­чти пол­ча­са, ну хоть так, но где пла­ны пер­спек­тив­но­го раз­ви­тия, ви­де­ние бу­ду­ще­го ре­ги­о­на?

Под­держ­ки тре­бу­ет си­сте­ма пси­хо­ло­ги­че­ской и пси­хи­ат­ри­че­ской по­мо­щи граж­да­нам, раз­ви­тие струк­ту­ры предо­став­ле­ния ме­ди­цин­ской по­мо­щи в зоне кон­флик­та, в зна­чи­тель­ной ме­ре этим за­ни­ма­ют­ся меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции и во­лон­те­ры, кто как мо­жет.

По на­ше­му мне­нию, нуж­но внед­рить по­ли­ти­ку ком­му­ни­ка­ции с граж­да­на­ми, про­жи­ва­ю­щи­ми на непод­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях, а так­же ре­а­ли­зо­вы­вать ме­ро­при­я­тия по укреп­ле­нию до­ве­рия к ним (со­ци­аль­ная по­ли­ти­ка, об­ра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние), впро­чем — иметь в ви­ду, что та­кие ме­ры в пол­ной ме­ре мо­гут быть осу­ществ­ле­ны лишь по­сле пре­кра­ще­ния бо­е­вых дей­ствий, вы­во­да рос­сий­ских войск, де­ми­ли­та­ри­за­ции ре­ги­о­на. Укра­ин­ские по­ли­ти­ки кри­ти­ку­ют та­кие пла­ны, на­ста­и­вая, что ре­ин­те­гра­ция невоз­мож­на без деок­ку­па­ции. Это бла­го­при­ят­ные за­ме­ча­ния, но Укра­ине нуж­но го­то­вить гу­ма­ни­тар­ную ос­но­ву, в част­но­сти, обу­стра­и­вать уже осво­бож­ден­ные тер­ри­то­рии.

Не­об­хо­ди­мы ме­ры по «сши­ва­нию» стра­ны, о ко­то­рых не пе­ре­ста­ют го­во­рить, — под­держ­ка про­грамм меж­ре­ги­о­наль­но­го со­труд­ни­че­ства раз­ных со­ци­аль­ных групп внут­ри Укра­и­ны, со­дей­ствие по­сто­ян­но­му об­ме­ну опы­том в раз­ных сфе­рах меж­ду граж­да­на­ми Укра­и­ны, про­жи­ва­ю­щи­ми на кон­тро­ли­ру­е­мых тер­ри­то­ри­ях и в дру­гих ре­ги­о­нах стра­ны.

Все вы­ше­пе­ре­чис­лен­ное — воз­мож­но. И здесь мно­гое за­ви­сит от кон­со­ли­ди­ро­ван­ной по­зи­ции ве­ду­щих по­ли­ти­че­ских иг­ро­ков (Вер­хов­ной Ра­ды, пре­зи­ден­та, ис­пол­ни­тель­ной вла­сти) от­но­си­тель­но бу­ду­ще­го ре­ги­о­на и ре­ше­ния ны­неш­них со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских и гу­ма­ни­тар­ных про­блем. Фор­ми­ро­ва­ние та­кой по­зи­ции долж­но про­ис­хо­дить на ос­но­ве ува­же­ния к пра­вам че­ло­ве­ка, ста­нов­ле­ния ин­фра­струк­ту­ры раз­ви­тия, га­ран­ти­ро­ва­ния без­опас­но­сти тех, кто жи­вет на под­кон­троль­ных тер­ри­то­ри­ях. Се­го­дня этот важ­ный эле­мент кол­лек­тив­но­го по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния на цен­траль­ном уровне, к со­жа­ле­нию, слаб.

Опро­вер­же­ние:

«Опро­вер­же­ние. Я, Оме­лян Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, со­об­щаю, что не со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти мои утвер­жде­ния о том, что Дуб­не­ви­чи хо­тят про­да­вать «Укр­за­ліз­ни­цю», ко­то­рые бы­ли сде­ла­ны мной в долж­но­сти ми­ни­стра ин­фра­струк­ту­ры Укра­и­ны и опуб­ли­ко­ва­ны 4 фев­ра­ля 2017 г. в вы­пус­ке №4 (300) укра­и­но­языч­ной и рус­ско­языч­ной пе­чат­ных вер­сий га­зе­ты Ин­фор­ма­ци­он­но­ана­ли­ти­че­ский еже­не­дель­ник «Зер­ка­ло неде­ли. Укра­и­на».

«Опро­вер­же­ние. Я, Оме­лян Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, со­об­щаю, что не со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти мои утвер­жде­ния о том, что участ­ни­ка­ми схе­мы от­мы­ва­ния средств ОАО «Укр­за­ліз­ни­ця» яв­ля­ют­ся фир­мы, аф­фи­ли­ро­ван­ные с Дуб­не­ви­ча­ми, ко­то­рые бы­ли сде­ла­ны мной в быт­ность ми­ни­стра ин­фра­струк­ту­ры Укра­и­ны и опуб­ли­ко­ва­ны 4 фев­ра­ля 2017 г. в вы­пус­ке №4 (300) укра­и­но­языч­ной и рус­ско­языч­ной пе­чат­ных вер­сий га­зе­ты Ин­фор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский еже­не­дель­ник «Зер­ка­ло неде­ли. Укра­и­на».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.