По­ли­ти­че­ская во­ля и по­ли­ти­че­ское пред­став­ле­ние

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

В по­ис­ках раз­но­об­раз­ных ма­ги­че­ских средств, при­зван­ных од­но­мо­мент­но ре­шить со­ци­аль­но­по­ли­ти­че­ские про­бле­мы Укра­и­ны, все ча­ще зву­чит сло­во­со­че­та­ние «по­ли­ти­че­ская во­ля».

Де­с­кать, есть у нас мно­же­ство хо­ро­ших пла­нов, один дру­го­го луч­ше. По­сколь­ку мы — стра­на стра­те­гов: брось пал­ку в де­пу­та­та — по­па­дешь в стра­те­га. Но вот ме­ша­ет их осу­ществ­ле­нию от­сут­ствие этой са­мой за­га­доч­ной «по­ли­ти­че­ской во­ли» у чи­нов­ни­ков, ми­ни­стров и… до пре­зи­ден­та. Как же без него го­во­рить об от­сут­ствии че­го-ли­бо в стране? Сна­ча­ла немнож­ко на­у­ки. В ан­тич­ные вре­ме­на во­ля вхо­ди­ла в три­а­ду со­став­ля­ю­щих ду­ши: ра­зум — чув­ства — во­ля. Там все бы­ло про­сто: у ко­го во­ля длин­нее, тот и ге­рой, по­ме­рял­ся — и пря­ми­ком в ми­фы.

За­тем вы­де­ли­лись три ос­нов­ных под­хо­да, в ко­то­рых оце­ни­ва­ет­ся по­ли­ти­че­ская во­ля: ин­тел­лек­ту­а­лизм, во­люн­та­ризм, мо­ти­визм.

По­зи­ция ин­тел­лек­ту­а­лиз­ма то­же неза­тей­ли­ва. Кто ум­нее, тот и мо­ло­дец, и чем боль­ше ин­тел­лек­та, тем как бы боль­ше прав на вме­ша­тель­ство в по­ли­ти­че­скую жизнь долж­но быть.

Этим под­хо­дом объ­яс­ня­ет­ся необы­чай­ная по­пу­ляр­ность ли­по­вых ди­пло­мов и фаль­ши­вых уче­ных сте­пе­ней у укра­ин­ско­го ис­теб­лиш­мен­та. По­сколь­ку ди­плом у нас дол­гое вре­мя вы­пол­нял (и все еще вы­пол­ня­ет) роль справ­ки о на­ли­чии ума, то по прин­ци­пу «ум хо­ро­шо, а два — луч­ше» и про­ис­хо­ди­ли у на­ших пат­ри­ци­ев за­куп­ки по­ли­ти­че­ской во­ли впрок.

У ре­аль­ных ин­тел­лек­ту­а­лов по­ли­ти­че­ская во­ля это­го раз­ли­ва бы­ла на­прав­ле­на как раз на то, что­бы мак­си­маль­но из­бе­жать уча­стия в по­ли­ти­ке.

У во­люн­та­риз­ма бо­лее груст­ная ис­то­рия, по­сколь­ку все на­ча­ло ХХ ве­ка про­шло под фла­гом тор­же­ства лич­ной во­ли как фор­мо­об­ра­зу­ю­ще­го на­ча­ла для масс. По­про­сту го­во­ря, куль­ты крас­ных и ко­рич­не­вых во­ждей бы­ли от­ве­том на за­про­сы масс со­вер­шить со­ци­аль­ное чу­до од­ним ти­та­ни­че­ским уси­ли­ем во­ли. Ра­зу­му здесь от­во­ди­лось очень скром­ное ме­сто. Ко­гда мас­сы по­ня­ли, что ти­та­ни­че­скую це­ну за ти­та­ни­че­ские из­ме­не­ния пла­тить имен­но им, а во­все не во­ждям, бы­ло уже позд­но.

Из-за этой со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской трав­мы по­сле Вто­рой ми­ро­вой по­ня­тие во­ли во­об­ще ушло из про­бле­ма­ти­ки за­пад­ной тео­ре­ти­че­ской и при­клад­ной пси­хо­ло­гии.

Мо­ти­ва­ци­он­ная па­ра­диг­ма «рас­тво­ри­ла» во­ле­вые про­цес­сы в так на­зы­ва­е­мой эмо­ци­о­наль­но-во­ле­вой сфе­ре.

Ина­че го­во­ря, чув­ства и ин­тен­сив­ность их вы­ра­же­ния ста­ли тем уве­ли­чи­тель­ным стек­лом, сквозь ко­то­рое смот­ре­ли на, ска­жем так, ги­пе­р­ак­тив­ное со­ци­аль­ное по­ве­де­ние. Как ча­сто бы­ва­ет с трав­ма­ми, все сло­ва, свя­зан­ные с ни­ми, та­бу­и­ру­ют­ся, за­пре­ща­ют­ся со­зна­ни­ем. Страх вы­звать к жиз­ни де­мо­на во­люн­та­риз­ма сыг­рал с уче­ны­ми злую шут­ку: яв­ле­ни­е­то су­ще­ство­ва­ло, а сло­ва для него не бы­ло, как в из­вест­ном анек­до­те о ча­сти те­ла на бук­ву «ж».

Вплоть до 1980-х го­дов про­шло­го ве­ка за­пад­ная пси­хо­ло­гия объ­яс­ня­ет слож­ные по­ве­ден­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские про­яв­ле­ния че­ло­ве­ка, не об­ра­ща­ясь к по­ня­тию во­ли. В на­ча­ле 1990-х ока­за­лось, что мно­же­ство со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ских из­ме­не­ний в ми­ре обя­за­ны имен­но этой са­мой по­ли­ти­че­ской во­ле — как ли­де­ров, так и масс.

Но­вые вре­ме­на, но­вая си­ту­а­ция, ко­гда граж­дан­ское об­ще­ство мог­ло вы­сту­пать как кол­лек­тив­ный ли­дер, а по­ли­ти­че­ский ли­дер, как сер­фин­гист, мог ис­поль­зо­вать вол­ны на­род­ных эмо­ций, что­бы ока­зать­ся впе­ре­ди си­ту­а­ции.

«По­ли­ти­че­ская во­ля пред­по­ла­га­ет спо­соб­ность встать над мел­ки­ми лич­ны­ми и груп­по­вы­ми ин­те­ре­са­ми во имя на­ци­о­наль­ных. Без по­ли­ти­че­ской во­ли нель­зя вый­ти за пре­де­лы по­ли­ти­че­ских сте­рео­ти­пов и пре­одо­леть инер­цию мыш­ле­ния» (Л.я.гоз­ман и Е.б.ше­сто­пал. «По­ли­ти­че­ская пси­хо­ло­гия»).

И вот здесь как раз на­чи­на­ют­ся непо­нят­ки. Не слу­чай­ные, а ор­га­ни­зо­ван­ные субъ­ек­та­ми про­цес­са, и это уже вполне ка­са­ет­ся и Укра­и­ны.

Пра­вя­щий класс не мыс­лит на­ци­о­наль­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми, счи­тая их эт­ни­че­ски­ми (его так учи­ли). Он не в со­сто­я­нии со­об­ра­зить, что по­ли­ти­че­ская на­ция соз­да­ет­ся на ос­но­ве не «кро­ви и поч­вы», а на­ци­о­наль­ных цен­но­стей, ко­то­рые мо­жет раз­де­лить и при­нять лю­бой че­ло­век, по доб­рой во­ле и по со­зна­тель­но­му вы­бо­ру.

Пра­вя­щий класс мыс­лит го­су­дар­ствен­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми, при этом неза­тей­ли­во счи­тая (его так учи­ли), что имен­но он и есть го­су­дар­ство, а на­род — это так, ра­бо­чие по най­му, об­слу­жи­ва­ю­щий их (го­су­дар­ство) пер­со­нал.

Обра­ти­те вни­ма­ние, что в вы­ше­упо­мя­ну­том опре­де­ле­нии по­ли­ти­че­ской во­ли ни­че­го не го­во­рит­ся о го­су­дар­стве, как бы это ни бы­ло обид­но чи­нов­ни­кам. И вот по­че­му. Сей­час страш­ную ересь ска­жу. Го­су­дар­ствен­ные ин­те­ре­сы есть часть на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, а не на­обо­рот.

По­это­му во все вре­ме­на при­зы­вы к за­щи­те на­ции на­хо­ди­ли боль­ше эмо­ци­о­наль­но­го от­кли­ка и при­ме­ров са­мо­от­вер­жен­но­сти, чем при­зы­вы к за­щи­те го­су­дар­ства.

Тут чи­стая ариф­ме­ти­ка. При­зыв к на­ции ар­хе­ти­пи­чен, он мо­би­ли­зу­ет боль­шин­ство на­се­ле­ния по умол­ча­нию, это же как бы их стра­на. Го­су­дар­ство обя­за­но на этот при­зыв ре­а­ги­ро­вать, по­сколь­ку гос­ап­па­рат, по-хо­ро­ше­му, и есть об­слу­га стра­ны. Эда­кие сан­тех­ни­ки­элек­три­ки в на­ци­о­наль­ном ОСББ.

А при­зыв к за­щи­те го­су­дар­ства — это в первую оче­редь фор­ма при­ка­за лю­дям, обя­зан­ным это де­лать по дол­гу служ­бы. А они уже сво­им при­ме­ром под­тя­ги­ва­ют (или нет) осталь­ных. За­ви­сит от то­го, как на­род на те­ку­щий мо­мент от­но­сит­ся к сво­е­му го­су­дар­ству. Все до­воль­но про­сто. Эмо­ции — объ­еди­ня­ют, а спо­со­бы кон­сти­ту­ци­он­но по­ум­ни­чать — у каж­до­го свои.

Те­перь вер­нем­ся к на­ча­лу по­вест­во­ва­ния — по­сто­ян­но го­во­рят об от­сут­ствии или на­ли­чии по­ли­ти­че­ской во­ли что-ли­бо ре­шать.

В прак­ти­че­ской ин­тер­пре­та­ции — это тре­бо­ва­ние к чи­нов­ни­ку лю­бо­го уров­ня брать на се­бя от­вет­ствен­ность за дей­ствия, неза­кон­ные на те­ку­щий мо­мент с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния, но спра­вед­ли­вые — с со­ци­аль­ной.

То есть по умол­ча­нию пред­по­ла­га­ет­ся, что же­ла­ния со­ци­у­ма — и есть их по­ли­ти­че­ская во­ля, а чи­нов­ник дол­жен ее ма­те­ри­а­ли­зо­вать.

Даль­ше при­пом­ним аб­зац о цене во­люн­та­риз­ма, по­то­му как опла­чи­вать это бу­дут са­ми граж­дане, из сво­их кар­ма­нов, а го­су­дар­ство — из ка­ких-то ми­фи­че­ских за­кро­мов.

Нет, так то­же бы­ва­ет: лю­ди го­то­вы мас­со­во жерт­во­вать и сред­ства­ми, и жиз­нью, Бри­та­ния вре­мен Вто­рой ми­ро­вой, Из­ра­иль… И у них по­лу­ча­ет­ся со­ци­аль­ный мас­штаб­ный ре­зуль­тат, а не про­сто мо­ги­лы ге­ро­ев и па­мять на­род­ная.

Толь­ко что-то под­ска­зы­ва­ет: «как один» — это не вполне наш слу­чай, ес­ли вы­ра­жать­ся очень де­ли­кат­но.

С точ­ки зре­ния дей­ствия по­ли­ти­че­ской во­ли, со­глас­но уров­не­во­му под­хо­ду, сле­ду­ет вы­де­лить сле­ду­ю­щие субъ­ек­ты.

— По­ли­ти­че­ский ли­дер. На­до осо­знать, что гла­вы по­ли­ти­че­ских ор­га­ни­за­ций, как бы они ни пы­жи­лись, ав­то­ма­ти­че­ски по­ли­ти­че­ски­ми ли­де­ра­ми не яв­ля­ют­ся. Да­же но­ми­наль­ное на­зна­че­ние или из­бра­ние, вклю­чая гла­ву го­су­дар­ства, не де­ла­ет че­ло­ве­ка по­ли­ти­че­ским ли­де­ром, он про­сто субъ­ект по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са.

Ли­дер ор­га­ни­зо­вы­ва­ет лю­дей для вы­ра­же­ния их по­ли­ти­че­ской во­ли, он яв­ля­ет­ся ее вы­ра­зи­те­лем. По­это­му все так по­жи­ма­ют пле­ча­ми при раз­го­во­рах о воз­мож­ных пе­ре­вы­бо­рах: «Не, ну а ко­го?...»

— По­ли­ти­че­ская эли­та (вклю­чая и кон­тр­э­ли­ту). С этим и про­ще, и слож­нее. Оли­гар­хи­че­ский до­го­вор­няк, ко­то­рый при вла­сти, рав­но как и их зер­каль­ные близ­не­цы в как-бы­оп­по­зи­ции, ру­лят стра­ной. Эли­тар­ная про­слой­ка су­ще­ству­ет, но она — не бо­ец, и за­ня­ла ари­сто­кра­ти­че­ски-вы­со­ко­мер­ную по­зи­цию. С од­ной сто­ро­ны, по при­чине ма­ло­чис­лен­но­сти и невли­я­тель­но­сти, с дру­гой — от обыч­но­го стра­ха, кра­си­во мас­ки­ру­е­мо­го ин­тел­лек­том. Бо­ять­ся, в об­щем-то есть че­го. Оли­гар­хат мгно­вен­но и боль­но объ­еди­нит­ся про­тив лю­бых но­вых иг­ро­ков, осо­бен­но име­ю­щих на­ме­ки на пер­спек­ти­ву.

— Груп­пы по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния — здесь у нас все пу­тем, и это ра­ду­ет, по­то­му что пусть луч­ше стал­ки­ва­ют­ся груп­пы, чем их мас­сов­ки.

— Го­су­дар­ство. Без­услов­но, есть, вы­сто­я­ло, вкривь и вкось, но все же раз­ви­ва­ет­ся. Но до­ро­го (см. те­зи­сы о цене за со­ци­аль­ные из­ме­не­ния).

— Трансго­су­дар­ствен­ные по­ли­ти­че­ские субъ­ек­ты. Неко­то­рые в Ав­стрии, неко­то­рые в Же­не­ве. Вро­де и субъ­ек­ты не ма­лень­кие, по на­шим мер­кам, но, вы­хо­дя в от­кры­тые по­ли­ти­че­ские во­ды, они свою субъ­ект­ность слег­ка те­ря­ют.

Оха­рак­те­ри­зу­ем их струк­ту­ру и дей­ствия с точ­ки зре­ния во­ле­во­го кри­те­рия.

Си­ту­а­ции, в ко­то­рых дей­ству­ет по­ли­ти­че­ский ли­дер (или в ко­то­рых воз­ни­ка­ет ост­рая по­треб­ность в нем, как сей­час), с точ­ки зре­ния во­ле­вой ком­по­нен­ты ха­рак­те­ри­зу­ют­ся сле­ду­ю­щи­ми по­ка­за­те­ля­ми:

— есть раз­ные при­ем­ле­мые сце­на­рии, нет вре­ме­ни, день­ги кон­ча­ют­ся, нуж­но вы­би­рать);

— дав­ле­ние со всех сто­рон, все в стране ру­га­ют­ся со все­ми, и это гро­зит неуправ­ля­е­мым ха­о­сом;

— про­ти­во­дей­ствие кон­ку­ри­ру­ю­щих по­ли­ти­ков;

— усло­вия де­я­тель­но­сти неумо­ли­мо ухуд­ша­ют­ся, а на дол­го­вре­мен­ные и си­сте­ма­ти­че­ские контр­дей­ствия неко­го на­пра­вить — спе­ци­а­ли­сты раз­бе­га­ют­ся;

— не­уда­чи, без­ре­зуль­та­тив­ность или неэф­фек­тив­ность пред­ше­ствен­ни­ков;

— дол­го­вре­мен­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние в бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях, со­зда­ю­щее об­ста­нов­ку успо­ко­ен­но­сти, рас­слаб­лен­но­сти, «за­стоя».

Фак­ти­че­ски не бы­ло пре­зи­ден­та Укра­и­ны (воз­мож­но, Крав­чук — ис­клю­че­ние), во­круг ко­то­ро­го бы не со­зда­ва­лось про­блем­ное по­ле с та­ки­ми па­ра­мет­ра­ми, тре­бу­ю­щи­ми про­яв­ле­ния по­ли­ти­че­ской во­ли.

Но во­ле­вые ка­че­ства в их раз­ви­тии пред­по­ла­га­ют, что си­ла во­ли про­яв­ля­ет­ся в первую оче­редь по от­но­ше­нию к са­мо­му се­бе.

И тут у нас пол­ный э-э-э…про­вал, мяг­ко го­во­ря.

Си­ла, энер­гич­ность, на­по­ри­стость, жад­ность и агрес­сив­ность не яв­ля­ют­ся во­ле­вы­ми ка­че­ства­ми.

Это как ак­тер, иг­ра­ю­щий ха­риз­ма­тич­но­го ли­де­ра про­шлых эпох: сам он ха­риз­мой не об­ла­да­ет ни­чуть, но очень по­хо­же вы­гля­дит.

Ска­зать, что у ак­те­ра во­об­ще нет ха­риз­мы, — бу­дет неправ­дой. Но ее хва­та­ет ров­но для его ро­ли, а ре­аль­ным пра­ви­те­лем ак­тер быть не в со­сто­я­нии. И не на­до вспо­ми­нать Рей­га­на, у него по­сле ак­тер­ства был при­лич­ный бю­ро­кра­ти­че­ский по­служ­ной спи­сок.

Ска­зать, что у на­ших по­ли­ти­ков во­об­ще нет ха­риз­мы, — то же са­мое. Кто-то же за них го­ло­со­вал, ко­му-то они при­гля­ну­лись? Ка­ка­я­то во­ля у них то­же есть. По­ли­ти­че­ской недо­ста­точ­но.

Ибо обыч­ные за­гре­бу­щие че­ло­ве­че­ские ка­че­ства все же пре­об­ла­да­ют.

Воз­ник­ла па­ра­док­саль­ная си­ту­а­ция, ко­гда зна­чи­тель­ная часть Укра­и­ны про­дол­жа­ет оста­вать­ся «об­ще­ством спек­так­ля», в ко­то­ром при­вет­ству­ют­ся раз­лич­но­го ро­да ими­та­ции.

Но от­нюдь не рас­тво­ри­лась, как меч­та­лось неко­то­рым, та часть Укра­и­ны, ко­то­рая уже не толь­ко го­то­ва жерт­во­вать со­бой (это до­ка­за­но), но и при­но­сить в жерт­ву. Это «пар­тия вой­ны», по­то­му что кон­текст раз­го­во­ров о ми­ре, что меж­ду­на­род­ный, что укра­ин­ский, вы­гля­дит уже во­все как-то уни­зи­тель­но и под­ло од­но­вре­мен­но. По­это­му сто­рон­ни­ков услов­ной «пар­тии ми­ра» (ино­гда да­же ис­крен­них) ча­сто на­зы­ва­ют раз­ны­ми нехо­ро­ши­ми сло­ва­ми.

По­ли­ти­че­ский кон­фликт меж­ду эти­ми со­ци­аль­ны­ми груп­па­ми уже су­ще­ству­ет, и за­да­ча об­ще­ства — оста­вить его в этой плос­ко­сти, а не пе­ре­во­дить в со­ци­аль­ный. По­то­му что та­кой риск есть, и враг над этим то­же усерд­но ра­бо­та­ет.

По­ли­ти­ка и при­ду­ма­на для неле­таль­ной кон­фликт­но­сти, по­это­му чем боль­ше ада и зра­ды бу­дет в се­тях, тем луч­ше. Есть риск, прав­да, что с пе­ре­пу­гу выс­шие чи­нов­ни­ки про­явят по­ли­ти­че­скую во­лю и вве­дут ка­ко­е­ни­будь по­ло­же­ние, что­бы не ид­ти на вы­бо­ры. Ти­па они по­шли на­встре­чу ча­я­ни­ям на­ро­да. Толь­ко на­род ча­ял во­ен­но­го по­ло­же­ния в 2014-м, а сей­час он ча­ет, что­бы кто-то пре­кра­тил это сты­до­би­ще, на­зы­ва­е­мое го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­кой.

Или он сам про­явит во­лю — и пре­кра­тит.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.