Вла­ди­мир Вятро­вич: «Неко­то­рым поль­ским по­ли­ти­кам при­су­ща уве­рен­ность в том, что Укра­и­на спо­соб­на тор­го­вать ис­то­ри­ей»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей МАХУН

Ми­нистр ино­стран­ных дел Рес­пуб­ли­ки Поль­ша Ви­тольд Ва­щи­ков­ский в про­шлый чет­верг сде­лал гром­кое за­яв­ле­ние, где от­ме­тил, что его стра­на на­ме­ре­на за­пу­стить про­це­ду­ры, при­зван­ные огра­ни­чить воз­мож­ность «въез­да в стра­ну укра­ин­цев, де­мон­стри­ру­ю­щих ан­ти­поль­ские взгля­ды».

«Лю­ди, ко­то­рые де­мон­стра­тив­но на­де­ва­ют мун­ди­ры СС «Га­ли­чи­на», в Поль­шу не при­едут», — до­ба­вил гла­ва поль­ско­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ве­дом­ства. Это скан­даль­ное за­яв­ле­ние гла­вы внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ве­дом­ства со­сед­не­го го­су­дар­ства (ко­то­рый ра­нее от­ме­чал, что Поль­ша на­ло­жит ве­то на по­тен­ци­аль­ное вступ­ле­ние Укра­и­ны в Ев­ро­со­юз, ес­ли не бу­дут ре­ше­ны ис­то­ри­че­ские во­про­сы и во­про­сы прав мень­шинств) вы­зва­ло боль­шой ре­зо­нанс в на­шей стране.

ZN.UA об­ра­ти­лось к пред­се­да­те­лю Укра­ин­ско­го ин­сти­ту­та на­ци­о­наль­ной па­мя­ти Вла­ди­ми­ру Вятро­ви­чу с прось­бой из­ло­жить свое ви­де­ние си­ту­а­ции в укра­ин­ско-поль­ском диа­ло­ге по труд­ным во­про­сам про­шло­го. — В по­след­них за­яв­ле­ни­ях поль­ских по­ли­ти­ков Укра­и­на об­ви­ня­ет­ся в вар­вар­ском по­ве­де­нии в от­но­ше­нии об­щей ис­то­ри­че­ской па­мя­ти. Чем это вы­зва­но? — Ес­ли го­во­рить о во­про­сах «вар­вар­ства» в от­но­ше­нии к ис­то­рии, то имен­но на­ши со­оте­че­ствен­ни­ки, к со­жа­ле­нию, мо­гут об­ви­нять от­дель­ных пред­ста­ви­те­лей поль­ско­го об­ще­ства в вар­вар­ском от­но­ше­нии к укра­ин­ским ме­стам па­мя­ти. За по­след­ние три го­да про­изо­шли 15 слу­ча­ев осквер­не­ния укра­ин­ских па­мят­ни­ков, в част­но­сти мо­гил и кре­стов, на тер­ри­то­рии Поль­ши. За­ча­стую это про­ис­хо­ди­ло в пря­мом эфи­ре или за­пи­сы­ва­лось и за­тем вы­кла­ды­ва­лось в Ютуб. От­вет­ствен­ность на се­бя бра­ли пра­во­ра­ди­каль­ные груп­пы. Но ни­ка­кой ре­ак­ции офи­ци­аль­ной Вар­ша­вы на та­кое дей­стви­тель­но вар­вар­ское от­но­ше­ние к укра­ин­ской па­мя­ти не бы­ло. По­след­ний, са­мый во­пи­ю­щий слу­чай про­изо­шел в ап­ре­ле в се­ле Гру­ше­ви­чи, где пра­во­ра­ди­каль­ные «ак­ти­ви­сты» де­мон­ти­ро­ва­ли на клад­би­ще па­мят­ник по­гиб­шим во­и­нам Укра­ин­ской по­встан­че­ской ар­мии и осквер­ни­ли их могилы. Со­сто­ял­ся и акт над­ру­га­тель­ства над три­зу­бом — сим­во­лом Укра­и­ны.

Вме­сто из­ви­не­ний или осуж­де­ния ван­да­лиз­ма мы по­лу­чи­ли за­яв­ле­ние ми­ни­стер­ства куль­ту­ры Поль­ши и Ин­сти­ту­та на­ци­о­наль­ной па­мя­ти о том, что па­мят­ник был неза­кон­ным, и, со­от­вет­ствен­но, ни­ка­кой про­бле­мы в его де­мон­та­же нет. «Вой­на па­мят­ни­ков» пе­ре­ки­ну­лась на тер­ри­то­рию Укра­и­ны, где ка­ки­е­то непо­нят­ные си­лы (ду­маю, что про­рос­сий­ские) осквер­ни­ли че­ты­ре поль­ских па­мят­ни­ка. Раз­ни­ца за­клю­ча­ет­ся в том, что по­сле этих слу­ча­ев ван­да­лиз­ма все по­ли­ти­че­ские си­лы в Укра­ине, вклю­чая пра­вых ра­ди­ка­лов, осу­ди­ли по­доб­ные ак­ты. Все поль­ские па­мят­ни­ки бы­ли вос­ста­нов­ле­ны за счет укра­ин­ской сто­ро­ны. И сей­час нет ни од­но­го ра­зо­рен­но­го поль­ско­го па­мят­ни­ка на укра­ин­ской тер­ри­то­рии, и нет, к со­жа­ле­нию, ни од­но­го вос­ста­нов­лен­но­го укра­ин­ско­го — на поль­ской. Со сто­ро­ны Вар­ша­вы зву­чит те­зис, что эти па­мят­ни­ки не яв­ля­ют­ся ле­га­ли­зо­ван­ны­ми; воз­мож­но, он да­же про­во­ка­ци­о­нен. По­сколь­ку про­во­ци­ру­ет ка­кие-то даль­ней­шие дей­ствия со сто­ро­ны раз­но­го ро­да ра­ди­каль­ных сил в Поль­ше. Да, дей­стви­тель­но, на тер­ри­то­ри­ях и Поль­ши, и Укра­и­ны есть мно­го па­мят­ни­ков, уста­нов­лен­ных еще до утвер­жде­ния за­ко­но­да­тель­ных норм. Уже мно­го лет идут пе­ре­го­во­ры, что де­лать с эти­ми па­мят­ни­ка­ми, ка­ким об­ра­зом их ле­га­ли­зо­вать... — Уже несколь­ко лет ра­бо­та­ет

сов­мест­ная укра­ин­ско-поль­ская ко­мис­сия, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся бла­го­устрой­ством за­хо­ро­не­ний, со­от­вет­ствен­но по­ля­ков в Укра­ине и укра­ин­цев в Поль­ше... — Да, есть упол­но­мо­чен­ные ор­га­ны: с укра­ин­ской сто­ро­ны это Ин­сти­тут на­ци­о­наль­ной па­мя­ти и Го­су­дар­ствен­ная меж­ве­дом­ствен­ная ко­мис­сия по во­про­сам за­хо­ро­не­ний жертв вой­ны и по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, с поль­ской — Ин­сти­тут на­ци­о­наль­ной па­мя­ти и ми­ни­стер­ство куль­ту­ры. На­ша позиция неиз­мен­на: мы пред­ла­га­ем ле­га­ли­за­цию па­мят­ни­ков по фор­му­ле «все — на все». Ес­ли сей­час раз­би­рать­ся — ка­кой и ко­гда по­став­лен, это толь­ко по­ли­ти­зи­ро­вать те­му. Мы этой по­зи­ции при­дер­жи­ва­ем­ся, хо­тя пре­крас­но по­ни­ма­ем, что со­от­но­ше­ние в циф­рах яв­но в поль­зу поль­ских па­мят­ни­ков. Бо­лее 150 поль­ских неза­кон­ных па­мят­ни­ков на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, и где-то око­ло 50 укра­ин­ских — на тер­ри­то­рии Поль­ши. Пе­ре­го­во­ры, ко­то­рые долж­ны бы­ли со­сто­ять­ся в Поль­ше в сен­тяб­ре это­го го­да и ко­то­рые мог­ли увен­чать­ся успе­хом (про­бле­ма не яв­ля­ет­ся та­кой уж непре­одо­ли­мой), не со­сто­я­лись. За­то со­сто­я­лась встре­ча на уровне ви­це-пре­мьер-ми­ни­стра и ми­ни­стра куль­ту­ры Поль­ши Пет­ра Глин­ско­го с ми­ни­стром куль­ту­ры Укра­и­ны Ев­ге­ни­ем Ни­щу­ком, в ко­то­рой, в част­но­сти, участвовали пред­ста­ви­те­ли УИНП. Пан Глин­ский пред­ло­жил но­вый фор­мат ре­ше­ния про­бле­мы: со­здать но­вую меж­пра­ви­тель­ствен­ную ко­мис­сию. Пред­ло­же­ние не бы­ло вос­при­ня­то укра­ин­ской сто­ро­ной, по­сколь­ку со­зда­ние меж­пра­ви­тель­ствен­ной ко­мис­сии — очень дли­тель­ный про­цесс. Мы уве­ре­ны, что струк­ту­ры, упол­но­мо­чен­ные в Укра­ине и Поль­ше, еще не ис­чер­па­ли сво­е­го по­тен­ци­а­ла. Со­глас­но укра­ин­ско­му за­ко­но­да­тель­ству, УИНП и Меж­ве­дом­ствен­ная ко­мис­сия оста­ют­ся от­вет­ствен­ны­ми за ре­а­ли­за­цию этой по­ли­ти­ки. По­сле это­го чле­ны поль­ской де­ле­га­ции вер­ну­лись в Вар­ша­ву, и в СМИ пуб­ли­ко­ва­лись очень ра­ди­каль­ные их за­яв­ле­ния... — В по­след­ние дни зву­чат за­яв­ле­ния Вар­ша­вы, что с укра­ин­ца­ми невоз­мож­но до­го­во­рить­ся. Дей­стви­тель­но ли си­ту­а­ция на­столь­ко слож­на? — Да, пер­вые за­яв­ле­ния озву­чи­ли ми­нистр куль­ту­ры и за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля поль­ско­го Ин­сти­ту­та на­ци­о­наль­ной па­мя­ти. Вме­сто то­го что­бы кон­струк­тив­но ре­шить про­бле­му, ее ис­поль­зу­ют для по­лу­че­ния по­ли­ти­че­ских ди­ви­ден­дов. Укра­ин­ская сто­ро­на де­мо­ни­зи­ру­ет­ся. И по­след­няя угро­за, про­зву­чав­шая в сло­вах ми­ни­стра ино­стран­ных дел Ви­толь­да Ва­щи­ков­ско­го, сле­ду­ю­ще­го со­дер­жа­ния: ли­ца, ме­ша­ю­щие по­чи­та­нию па­мя­ти по­гиб­ших по­ля­ков на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, мо­гут быть объ­яв­ле­ны пер­со­на­ми нон-гра­та. Ока­зы­ва­ет­ся, поль­ское пра­ви­тель­ство хо­чет на­ка­зать укра­ин­ских чи­нов­ни­ков за их тре­бо­ва­ние со­блю­дать за­ко­но­да­тель­ство Укра­и­ны. Пи­кант­но­сти этой си­ту­а­ции до­бав­ля­ет то, что по­ка идут все эти пе­ре­го­во­ры, раз­вер­нул­ся скан­дал меж­ду Вар­ша­вой и Ки­е­вом: на тер­ри­то­рии Укра­и­ны от­кры­ва­ет­ся но­вый па­мят­ник, аб­со­лют­но неза­кон­ный, в Вин­ниц­кой об­ла­сти. Уча­стие в его от­кры­тии при­ни­ма­ли го­су­дар­ствен­ные чи­нов­ни­ки РП. У ме­ня скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что на са­мом де­ле для поль­ской сто­ро­ны важ­но не ре­ше­ние этой про­бле­мы, а удер­жа­ние ее в си­ту­а­ции нере­шен­но­сти и кон­флик­та как мож­но доль­ше. — У Поль­ши сей­час непро­стые от­но­ше­ния со стра­на­ми Ев­ро­со­ю­за. Вот и во вре­мя ви­зи­та пре­зи­ден­та Фран­ции Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на про­зву­ча­ли очень непри­ят­ные для Вар­ша­вы во­про­сы. Вам не ка­жет­ся, что ко­гда воз­ни­ка­ют про­бле­мы внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра, пра­вя­щая пар­тия «Пра­во и спра­вед­ли­вость» пы­та­ет­ся от­влечь вни­ма­ние об­ще­ства, пе­ре­клю­чить его на «неот­лож­ные» ис­то­ри­че­ские про­бле­мы со сво­им во­сточ­ным со­се­дом? — На­до по­ни­мать, что раз­ни­ца меж­ду укра­ин­ским и поль­ским об­ще­ства­ми до­воль­но ве­ли­ка. Поль­ское об­ще­ство го­раз­до бо­лее по­гру­же­но в ис­то­рию, чем укра­ин­ское. Со все­ми плю­са­ми и ми­ну­са­ми. Плю­сы, оче­вид­но, со­сто­ят в том, что по­ля­ки го­раз­до луч­ше зна­ют свою ис­то­рию. Из ми­ну­сов — исто­рия про­дол­жа­ет оста­вать­ся очень важ­ным эле­мен­том со­вре­мен­ной по­ли­ти­ки. Для укра­ин­ских по­ли­ти­ков это ме­нее ха­рак­тер­но. И то, что дей­стви­тель­но мож­но ре­шить на уровне спе­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов, умыш­лен­но вы­но­сит­ся на выс­ший уро­вень. На уро­вень ви­це­пре­мье­ра, а по­том зву­чат за­яв­ле­ния, что во­прос дол­жен ре­шать­ся на уровне глав го­су­дарств. Во­про­су умыш­лен­но при­да­ют по­ли­ти­че­ский ре­зо­нанс. Ви­ди­мо, со­вре­мен­ным поль­ским по­ли­ти­кам зна­чи­тель­но лег­че пред­ста­вить се­бя за­щит­ни­ка­ми Поль­ско­го го­су­дар­ства в от­но­ше­ни­ях с Укра­и­ной, чем де­лать эф­фек­тив­ные ша­ги в рам­ках Ев­ро­со­ю­за. — Мо­жет ли это озна­чать, что Поль­ша сей­час счи­та­ет Укра­и­ну сла­бым го­су­дар­ством, ко­то­ро­му мож­но на­вя­зать соб­ствен­ное ви­де­ние про­шло­го? — Это очень от­чет­ли­во про­яв­ля­ет­ся в за­яв­ле­ни­ях се­на­то­ра Яна Жа­ри­на, в ко­то­рых зву­чат в опре­де­лен­ной сте­пе­ни да­же им­пер­ские, по­учи­тель­ные нот­ки в от­но­ше­нии укра­ин­цев. И в фор­ми­ро­ва­нии та­ко­го от­но­ше­ния в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ви­но­ва­ты са­ми укра­ин­цы. На про­тя­же­нии мно­гих лет укра­ин­ская сто­ро­на не по­ни­ма­ла важ­но­сти этой те­мы. И ча­сто, идя на пе­ре­го­во­ры, поль­ская сто­ро­на чув­ство­ва­ла, что не обя­за­тель­но при­дер­жи­вать­ся дей­ству­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ства Укра­и­ны. Яр­кий при­мер — один из неле­галь­ных поль­ских па­мят­ни­ков на на­шей тер­ри­то­рии. Я имею в ви­ду боль­шой ме­мо­ри­ал в Бы­ковне под Ки­е­вом. Де-юре он аб­со­лют­но неле­га­лен и по­явил­ся бла­го­да­ря то­му, что Варшава ре­ши­ла этот во­прос непо­сред­ствен­но с то­гдаш­ним пре­зи­ден­том Укра­и­ны Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем. Воз­мож­ность ре­шать во­про­сы на та­ком уровне по­ощ­ри­ла ны­неш­ние поль­ские вла­сти: за­чем со­блю­дать ка­кую-то скру­пу­лез­ную про­це­ду­ру, преду­смот­рен­ную за­ко­но­да­тель­ством Укра­и­ны... Но по­сле 2013 го­да си­ту­а­ция в Укра­ине из­ме­ни­лась, и мы ста­ра­ем­ся стро­ить пра­во­вое го­су­дар­ство. У нас в этой сфе­ре ни с од­ной дру­гой стра­ной не су­ще­ству­ет та­ко­го мас­шта­ба про­блем, ка­кие мы име­ем сей­час с на­ши­ми поль­ски­ми кол­ле­га­ми. — В ин­тер­вью из­да­нию Do Rzeczy Яро­слав Ка­чинь­ский за­явил, что во вре­мя встре­чи с укра­ин­ским пре­зи­ден­том ска­зал Пет­ру По­ро­шен­ко: мол, с Бан­де­рой Укра­и­на в Ев­ро­пу не вой­дет. Зна­чит ли это, что в бли­жай­шее вре­мя во взгля­дах на ис­то­рию Ки­ев не смо­жет най­ти то­чек со­при­кос­но­ве­ния с Вар­ша­вой? — Неко­то­рым поль­ским по­ли­ти­кам при­су­ща уве­рен­ность в том, что Укра­и­на спо­соб­на тор­го­вать ис­то­ри­ей. Мол, на­ша стра­на дол­гое вре­мя, так ска­зать, про­да­ва­ла свою ис­то­рию во­сточ­но­му со­се­ду. И ме­ня­ла взгля­ды на свое про­шлое, в за­ви­си­мо­сти от скидки на газ. По­это­му мож­но попробовать и за­пад­но­му со­се­ду. Но мне ка­жет­ся, что со­вре­мен­ные поль­ские по­ли­ти­ки, по­вто­ря­юсь, не учи­ты­ва­ют тех фун­да­мен­таль­ных из­ме­не­ний, ко­то­рые про­изо­шли в Укра­ине за по­след­ние 3–4 го­да. И мы, на­ко­нец, в об­ще­нии со сво­им во­сточ­ным со­се­дом по­ня­ли, на­сколь­ко важ­но иметь соб­ствен­ные взгля­ды на свое про­шлое, и по­ня­ли, ка­кие опас­ные ве­щи про­ис­хо­дят по­сле то­го, как взгля­ды на на­ше про­шлое нам на­вя­зы­ва­ют­ся извне. Мы уже уви­де­ли это со сто­ро­ны Рос­сии (кон­цеп­ция «Но­во­рос­сии», «Крым наш») Эти кон­цеп­ции на­вя­зы­ва­лись сна­ча­ла с точ­ки зре­ния ис­то­рии, нам го­во­ри­ли о но­сталь­гии, а даль­ше все обер­ну­лось вой­ной с Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей. Ра­зу­ме­ет­ся, ни­кто не го­во­рит да­же о воз­мож­но­сти вой­ны меж­ду Укра­и­ной и Поль­шей, но в то же вре­мя я по­ни­маю тех укра­ин­цев, ко­то­рые, об­жег­шись в от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей, счи­та­ют крайне опас­ны­ми та­ко­го ро­да за­яв­ле­ния со сто­ро­ны Вар­ша­вы. Нам до­воль­но стран­но слы­шать по­след­ние за­яв­ле­ния Яро­сла­ва Ка­чинь­ско­го или Ви­толь­да Ва­щи­ков­ско­го. В сво­их от­но­ше­ни­ях с Ев­ро­со­ю­зом они вы­сту­па­ют как опре­де­лен­ные ев­рос­кеп­ти­ки, то есть скеп­ти­че­ски от­но­сят­ся к бу­ду­ще­му Ев­ро­со­ю­за. А вот ко­гда речь идет об Укра­ине, они пы­та­ют­ся ре­шать, ко­му вхо­дить в Ев­ро­со­юз, а ко­му — нет. Мне ка­жет­ся, поль­ским по­ли­ти­кам в от­но­ше­ни­ях Укра­и­ны с Ев­ро­со­ю­зом не сто­ит при­ни­мать на се­бя роль вах­те­ров ЕС. — В 2008-м вы ста­ли пер­со­ной нон гра­та в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Те­перь, ка­жет­ся, рис­ку­е­те по­лу­чить ана­ло­гич­ный ста­тус в Поль­ше. — Дей­стви­тель­но, де­вять лет на­зад ме­ня, к то­му вре­ме­ни гла­ву ар­хи­ва СБУ, при­зна­ли пер­со­ной нон гра­та в Рос­сии. Се­год­ня я по­чув­ство­вал ка­кое-то де­жа­вю, слу­шая за­яв­ле­ние г-на Ви­толь­да Ва­щи­ков­ско­го в эфи­ре: он не на­звал мо­ей фа­ми­лии, хо­тя ее упо­ми­нал те­ле­ве­ду­щий, и на­мек был до­воль­но про­зрач­ным.

Я ни в ко­ем слу­чае не ме­шаю ока­за­нию по­че­стей па­мя­ти по­ля­ков, по­хо­ро­нен­ных на тер­ри­то­рии на­ше­го го­су­дар­ства. Мы толь­ко хо­тим, что­бы все про­ис­хо­ди­ло со­глас­но дей­ству­ю­ще­му укра­ин­ско­му за­ко­но­да­тель­ству. Оче­вид­но, что угро­зы объ­явить ко­го-то пер­со­ной нон гра­та за тре­бо­ва­ние со­блю­дать за­ко­но­да­тель­ство сво­е­го го­су­дар­ства аб­со­лют­но недо­пу­сти­мы. Воз­мож­но, кро­ме ме­ня, эта угро­за ка­са­ет­ся еще несколь­ких че­ло­век, прин­ци­пи­аль­но от­ста­и­ва­ю­щих свою по­зи­цию. Сре­ди них сек­ре­тарь Го­су­дар­ствен­ной меж­ве­дом­ствен­ной ко­мис­сии Свя­то­слав Ше­ре­ме­та. Воз­мож­но, это за­яв­ле­ние так­же ад­ре­со­ва­но пред­ста­ви­те­лям ор­га­нов мест­но­го са­мо­управ­ле­ния, что­бы они бы­ли бо­лее уступ­чи­вы­ми… По­пыт­ка по­чтить па­мять по­ля­ков, по­хо­ро­нен­ных в Укра­ине в об­ход упол­но­мо­чен­ных струк­тур, ис­поль­зо­вать «так­ти­ку со­вер­шен­ных фак­тов», ко­гда мы слу­чай­но узна­ем о су­ще­ство­ва­нии ка­ких-то но­вых па­мят­ни­ков, и со­еди­не­ние это­го все­го с вол­ной де­мон­та­жа укра­ин­ских па­мят­ни­ков в Поль­ше — аб­со­лют­но недо­пу­сти­мый под­ход. Счи­таю, что про­шлым долж­ны за­ни­мать­ся исто­ри­ки.

В укра­ин­ском об­ще­стве, нам, ис­то­ри­кам (в том чис­ле Ин­сти­ту­ту на­ци­о­наль­ной па­мя­ти), уда­ет­ся дер­жать по­ли­ти­ков на до­воль­но без­опас­ном рас­сто­я­нии от ин­тер­пре­та­ции про­шло­го. Че­го не мо­гу ска­зать, к со­жа­ле­нию, о со­сед­ней Поль­ше. Там в дис­кус­си­ях во­круг про­шло­го пер­вым и глав­ным го­ло­сом как раз яв­ля­ют­ся по­ли­ти­ки, ко­то­рые да­ют оцен­ки и дер­жат тон дис­кус­сии

Как мы, к со­жа­ле­нию, и пред­по­ла­га­ли, по­ли­ти­за­ция ис­то­ри­че­ских во­про­сов, в част­но­сти укра­и­но-поль­ско­го кон­флик­та, на­чи­на­ет вли­ять на от­но­ше­ния двух го­су­дарств. И по­сто­ян­ное озву­че­ние по­ли­ти­ка­ми в сво­их за­яв­ле­ни­ях тех или иных оце­нок поль­ско-укра­ин­ско­го кон­флик­та, при­чем од­но­сто­рон­них, с об­ви­не­ни­ем ис­клю­чи­тель­но укра­ин­цев, на­чи­на­ет вли­ять на от­но­ше­ние по­ля­ков к укра­ин­цам. Мы ста­ли сви­де­те­ля­ми мно­гих ак­ций ксе­но­фо­бии от­но­си­тель­но на­ших граж­дан. Мы зна­ем, что сей­час мно­го укра­ин­цев (до 1,5 млн) ра­бо­та­ют в Поль­ше как тру­до­вые ми­гран­ты. Мы ста­ли сви­де­те­ля­ми на­па­де­ний на них, за­пре­та укра­ин­ских ис­пол­ни­те­лей, на­при­мер груп­пы «От вин­та», ко­то­рые ни­ко­гда не от­ме­ча­лись ан­ти­поль­ски­ми за­яв­ле­ни­я­ми. Из по­ли­ти­че­ской плос­ко­сти этот во­прос в Поль­ше на­чи­на­ет пе­ре­те­кать на со­ци­аль­но­бы­то­вую. И это крайне опас­но. К то­му же от­кры­ва­ет­ся «куль­тур­ный фронт». Я имею в ви­ду фильм «Во­лынь», ко­то­рый яв­ля­ет­ся об­раз­цом меж­на­ци­о­наль­ной нена­ви­сти. Убеж­ден, что этот фильм уже сыг­рал и еще сыг­ра­ет нега­тив­ную роль в от­но­ше­ни­ях укра­ин­цев и по­ля­ков. Очень ча­сто со сто­ро­ны Вар­ша­вы зву­чат за­яв­ле­ния, яко­бы ге­ро­иза­ция УПА, ко­то­рая про­ис­хо­дит в Укра­ине, вре­дит на­шим от­но­ше­ни­ям. На са­мом де­ле это аб­со­лют­ный миф. Как сви­де­тель­ству­ют со­цио­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния, имен­но на тех тер­ри­то­ри­ях, где боль­ше все­го ува­жа­ют во­и­нов УПА как ге­ро­ев, вме­сте с тем с наи­боль­шим ува­же­ни­ем от­но­сят­ся к по­ля­кам. Нет ни­ка­кой кор­ре­ля­ции меж­ду от­но­ше­ни­ем к Бан­де­ре и по­ля­кам. Я уже неод­но­крат­но го­во­рил, что рост в Укра­ине по­пу­ляр­но­сти УПА преж­де все­го свя­зан с ан­ти­рос­сий­ской борь­бой. И во­и­ны УПА вос­при­ни­ма­ют­ся как ге­рои ан­ти­со­вет­ско­го со­про­тив­ле­ния. — В 2003-м вы­шла кни­га Се­маш­ко «Ге­но­цид українсь­ких на­ціо­налістів що­до польсь­кої люд­но­сті Во­лині. 1939–1945». То­гда Поль­ское го­су­дар­ство по­мо­га­ло ее из­дать, кни­га вы­шла боль­шим как для на­уч­но-по­пу­ляр­но­го из­да­ния ти­ра­жом в 5 тыс. эк­зем­пля­ров. В 2016-м на ши­ро­кие экра­ны вы­шел ху­до­же­ствен­ный фильм «Во­лынь»… — Дей­стви­тель­но, в на­ча­ле 2000-х дис­кус­сию о поль­ско­укра­ин­ском кон­флик­те су­ще­ствен­но ра­ди­ка­ли­зи­ро­ва­ла кни­га Вла­ди­сла­ва и Евы Се­маш­ко. Это двух­том­ник на 1434 стра­ни­цы, в ко­то­ром бы­ли со­бра­ны вос­по­ми­на­ния во­лын­ских по­ля­ков, за­пи­сан­ные боль­шей ча­стью че­рез дол­гое вре­мя по­сле этих со­бы­тий. И они да­ва­ли ис­ка­жен­ную кар­ти­ну кон­флик­та, как до­ка­за­ли по­том укра­ин­ские ис­сле­до­ва­те­ли, про­ве­ряв­шие фак­ты. Пре­уве­ли­чен­ное ко­ли­че­ство поль­ских по­терь, укра­ин­цы ука­за­ны как уби­тые по­ля­ки. Эта кни­га сыг­ра­ла боль­шую роль в поль­ском по­ни­ма­нии кон­флик­та. По­яв­ле­ние филь­ма «Во­лынь» сыг­ра­ет еще бо­лее нега­тив­ную роль, по­сколь­ку кни­га Се­маш­ко, так или ина­че, яв­ля­ет­ся на­уч­ным из­да­ни­ем, ко­то­рое по­вли­я­ло на неболь­шую ауди­то­рию. Очень ма­ло лю­дей чи­та­ли ее.

А фильм — это вы­ход на уро­вень мас­со­вой куль­ту­ры. Бо­юсь, что лен­та та­лант­ли­во­го ре­жис­се­ра Вой­це­ха Сма­жов­ско­го спо­соб­на на­дол­го отра­вить на­ши от­но­ше­ния. Мне ка­жет­ся, здесь речь долж­на бы­ла бы ид­ти о ка­кой-то мо­раль­ной от­вет­ствен­но­сти ху­дож­ни­ка за та­ко­го ро­да ве­щи. Су­дя по его ин­тер­вью, для Сма­жов­ско­го это был сво­е­го ро­да вы­зов, же­ла­ние попробовать се­бя в чем-то но­вом. Не­кая твор­че­ская про­во­ка­ция. На­вер­ное, он не до кон­ца по­ни­ма­ет, в ка­ких усло­ви­ях про­зву­ча­ла эта яко­бы твор­че­ская про­во­ка­ция, ка­ки­ми по­ли­ти­че­ски­ми по­след­стви­я­ми она гро­зит.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.