Dura Lex,

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр Ша­ров, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, про­фес­сор ана­ли­тик «Аль­па­ри»

Каж­дый зна­ет, да­же ес­ли он ни­че­го боль­ше не зна­ет, что Укра­ине ну­жен но­вый за­кон о ва­лют­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии.

По­че­му? Ну, во-пер­вых, пра­ви­тель­ствен­ный Де­крет 1993 го­да, дей­ству­ю­щий в ста­ту­се за­ко­на, — воз­мож­но, са­мый ста­рый из ныне дей­ству­ю­щих за­ко­но­да­тель­ных до­ку­мен­тов в сфе­ре эко­но­ми­ки. Тра­ди­ци­он­ные ссыл­ки на аме­ри­кан­скую Кон­сти­ту­цию, ко­то­рой две­сти лет, в этом слу­чае не ре­ле­вант­ны. Во-вто­рых, он недо­ста­точ­но ли­бе­ра­лен: в част­но­сти, для вы­во­да ка­пи­та­ла за ру­беж нуж­но об­ра­щать­ся в НБУ. И по­это­му Нац­банк вме­сто то­го, что­бы ли­бе­ра­ли­зо­вать тре­бо­ва­ния по та­ким раз­ре­ше­ни­ям (что до­пус­ка­ет­ся Де­кре­том), но, по край­ней ме­ре, иметь ре­аль­ную ста­ти­сти­ку, про­сит во­об­ще от­ме­нить свои раз­ре­ше­ния: «мень­ше зна­ешь — креп­че спишь». Ну и, в-тре­тьих, все же что-то ре­фор­ми­ру­ют...

Ма­ло кто риск­нет от­ри­цать необ­хо­ди­мость под­го­тов­ки и при­ня­тия но­во­го за­ко­на. И не толь­ко по­то­му, что дей­ству­ю­щий Де­крет — это немно­го «под­прав­лен­ный» (не все­гда в пра­виль­ном на­прав­ле­нии) ва­ри­ант про­ек­та За­ко­на, под­го­тов­лен­но­го на­ми в Нац­бан­ке еще в 1992 го­ду, ко­то­рый не по­пал на рас­смот­ре­ние ВРУ толь­ко «бла­го­да­ря» по­зи­ции то­гдаш­не­го пра­ви­тель­ства. (Все рав­но на­до бла­го­да­рить С.те­ре­хи­на, ко­то­рый в долж­но­сти ми­ни­стра эко­но­ми­ки в пра­ви­тель­стве Л.ку­ч­мы, «пе­ре­та­щил» эту те­му на се­бя и все-та­ки «про­толк­нул» со­от­вет­ству­ю­щий Де­крет.) Глав­ное, что он с са­мо­го на­ча­ла ви­дел­ся пе­ре­ход­ным, и уже че­рез два го­да ме­ня при­гла­си­ли в ра­бо­чую груп­пу Ко­ми­те­та ВР по ино­стран­ным де­лам, ко­то­рая взя­ла на се­бя первую ини­ци­а­ти­ву по мо­дер­ни­за­ции на­ше­го ва­лют­но­го за­ко­но­да­тель­ства. За­тем та­кие по­пыт­ки осу­ществ­ля­лись не раз под эги­дой и дру­гих ко­ми­те­тов...

Сре­ди оте­че­ствен­ных спе­ци­а­ли­стов су­ще­ству­ют раз­лич­ные трак­тов­ки про­шло­го опы­та, со­вре­мен­но­го со­сто­я­ния и на­прав­ле­ния стра­те­ги­че­ско­го раз­ви­тия си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. При этом от­ме­ча­ют­ся за­мет­ные раз­ли­чия в вос­при­я­тии опы­та и во взгля­дах на пер­спек­ти­вы ва­лют­ной по­ли­ти­ки в це­лом в за­ви­си­мо­сти от из­ме­не­ний со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в стране. Та­кое по­ло­же­ние ве­щей обу­слов­ле­но нехват­кой фун­да­мен­таль­ных на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний и от­сут­стви­ем тео­ре­ти­че­ской ос­но­вы для объ­ек­тив­но­го по­ни­ма­ния и оцен­ки про­бле­мы ва­лют­ных от­но­ше­ний (как внут­ри стра­ны, так и с внеш­ним ми­ром). В ре­зуль­та­те до­ми­ни­ру­ет конъ­юнк­тур­но-по­ли­ти­че­ский под­ход к при­ня­тию ре­ше­ний в об­ла­сти ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.

Обостре­ние ва­лют­ных от­но­ше­ний, обу­слов­лен­ное углуб­ле­ни­ем кри­зис­ных си­ту­а­ций на ми­ро­вом ва­лют­ном рын­ке, а так­же воз­рас­та­ние зна­че­ния во­про­сов ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в Укра­ине в свя­зи с бо­лее глу­бо­кой ин­те­гра­ци­ей стра­ны в меж­ду­на­род­ную эко­но­ми­че­скую си­сте­му и сре­ди про­че­го, с уче­том при­со­еди­не­ния Укра­и­ны к Все­мир­ной тор­го­вой ор­га­ни­за­ции и Со­гла­ше­нию об ас­со­ци­а­ции с ЕС — опре­де­ля­ют на­сущ­ную необ­хо­ди­мость окон­ча­тель­но опре­де­лить­ся со­от­вет­ству­ю­щим го­сор­га­нам с вос­при­я­ти­ем ос­нов­ных про­блем ва­лют­ных от­но­ше­ний и ва­лют­ной по­ли­ти­ки и вы­брать еди­ный кон­цеп­ту­аль­ный под­ход к раз­ви­тию си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.

Та­кой под­ход дол­жен ба­зи­ро­вать­ся на ре­а­ли­стич­ном вос­при­я­тии со­вре­мен­ной гло­ба­ли­зи­ро­ван­ной ми­ро­вой эко­но­ми­че­ской си­сте­мы и дать обос­но­ван­ные и взве­шен­ные от­ве­ты на ос­нов­ные вы­зо­вы фи­нан­со­вой гло­ба­ли­за­ции.

Для Укра­и­ны в этом от­но­ше­нии опре­де­ля­ю­щи­ми яв­ля­ют­ся во­прос уча­стия го­су­дар­ства в со­зда­нии со­от­вет­ству­ю­щих ин­сти­ту­тов ры­ноч­ной эко­но­ми­ки (ва­лют­ной и фон­до­вой бир­жи, де­по­зи­тар­ных учре­жде­ний и т.д.), а так­же ре­ше­ние о ре­аль­ной воз­мож­но­сти со­зда­ния пол­но­цен­но­го фи­нан­со­во­го рын­ка в усло­ви­ях от­сут­ствия до­ста­точ­ных объ­е­мов на­ци­о­наль­но­го ка­пи­та­ла и низ­кой мо­не­ти­за­ции на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки. По­след­нее усло­вие ста­вит Укра­и­ну пе­ред угро­зой по­гло­ще­ния оте­че­ствен­ной фи­нан­со­вой си­сте­мы ак­тив­ны­ми участ­ни­ка­ми фи­нан­со­вых гло­ба­ли­за­ци­он­ных про­цес­сов, аль­тер­на­ти­вой че­му мо­жет быть толь­ко от­каз от пас­сив­но­го ожи­да­ния даль­ней­ше­го раз­ви­тия со­бы­тий и ак­тив­ное ин­те­гри­ро­ва­ние в ми­ро­вой фи­нан­со­вый ры­нок. На са­мом де­ле речь идет о про­хож­де­нии Укра­и­ной свое­об­раз­ной точ­ки би­фур­ка­ции раз­ви­тия си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, по­сле ко­то­рой долж­на чет­ко и со­зна­тель­но осу­ществ­лять­ся по­ли­ти­ка ли­бо «кон­тро­ли­ру­е­мо­го по­гло­ще­ния», ли­бо «управ­ля­е­мой ин­те­гра­ции».

Мне не раз при­хо­ди­лось вы­сту­пать (в том чис­ле и на стра­ни­цах ZN) по во­про­су необ­хо­ди­мо­сти со­вер­шен­ство­ва­ния ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и, в част­но­сти, при­ня­тия но­во­го про­филь­но­го за­ко­на. В по­след­ний раз (см. ZN.UA, 25.03.2017) я пред­по­ло­жил, что раз­ра­бот­ка оче­ред­но­го про­ек­та за­ко­на вы­зва­на по­треб­но­стя­ми раз­ви­тия де­неж­ных функ­ций на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты (преж­де все­го обес­пе­че­ние пол­ной кон­вер­ти­ру­е­мо­сти), под­твер­ждая та­ким об­ра­зом ла­тин­скую мак­си­му «Aurum lex sequitur» — «За­кон сле­ду­ет за день­га­ми». Но, к со­жа­ле­нию, ка­жет­ся, мы име­ем де­ло с дру­гим слу­ча­ем.

В кон­це мая это­го го­да Со­вет НБУ ор­га­ни­зо­вал ши­ро­кое об­суж­де­ние во­про­са по­ли­ти­ки кур­со­об­ра­зо­ва­ния и ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, на ко­то­ром ве­ду­щие экс­пер­ты до­воль­но кри­тич­но (что­бы не ска­зать боль­ше) оце­ни­ли и кур­со­вую по­ли­ти­ку Нац­бан­ка, и про­ект но­во­го за­ко­на. Сре­ди нас не бы­ло ни од­но­го Джо­на­та­на Свиф­та — не толь­ко по та­лан­ту, но и по его ве­ре в си­лу кри­ти­ки (как из­вест­но, ав­тор «Пу­те­ше­ствий Гул­ли­ве­ра» был очень разо­ча­ро­ван тем, что че­ло­ве­че­ские по­ро­ки про­дол­жа­ли су­ще­ство­вать и по­сле то­го как он под­верг их уни­что­жи­тель­ной кри­ти­ке и осме­я­нию, и толь­ко на смерт­ном од­ре с го­ре­чью при­знал: «Ка­ким же глуп­цом я был...»). По­это­му на кар­ди­наль­ные из­ме­не­ния в по­ли­ти­ке и про­ек­те за­ко­на ни­кто не рас­счи­ты­вал, но, по край­ней ме­ре, на ка­ки­е­то кор­рек­ти­вы на­де­я­лись. Но на­прас­но. Про­ект За­ко­на си­ла­ми ана­ли­ти­че­ской по­псы про­дол­жа­ют «про­тал­ки­вать» в том же ви­де. И чув­ству­ет­ся, что в на­ше вре­мя «фе­лье­тон­ной эпо­хи» (о ко­то­рой упо­ми­нал Гес­се в сво­ей «Иг­ре в би­сер») это вполне воз­мож­но.

Я не со­би­ра­юсь сей­час де­таль­но ана­ли­зи­ро­вать этот до­ку­мент: как го­во­рят, для то­го, что­бы убе­дить­ся, что яйца про­тух­ли, не обя­за­тель­но съесть всю яич­ни­цу. По­это­му «по­про­бу­ем» по край­ней ме­ре на­зва­ние: «За­кон о ва­лю­те». О ка­кой ва­лю­те идет речь, ес­ли ис­хо­дить из по­зи­ции юри­ди­че­ско­го пе­дан­тиз­ма, по­нять нелег­ко — ведь в про­ек­те нет опре­де­ле­ния это­го тер­ми­на, так что пред­мет за­ко­на, стро­го го­во­ря, неиз­ве­стен. Ес­ли пред­по­ло­жить, что речь идет о на­ци­о­наль­ной ва­лю­те (что ло­гич­но с точ­ки зре­ния сфе­ры дей­ствия на­ци­о­наль­но­го за­ко­но­да­тель­ства), то речь долж­на ид­ти о ста­ту­се грив­ны как един­ствен­но­го за­кон­но­го сред­ства пла­те­жа и дру­гих по­доб­ных ве­щах. Но за­кон не об этом. А ес­ли име­ет­ся в ви­ду «ино­стран­ная ва­лю­та», то по­лу­ча­ет­ся, что укра­ин­ско­му за­ко­но­да­те­лю пред­ла­га­ют ре­гу­ли­ро­вать чу­жие ва­лю­ты. То есть име­ет­ся в ви­ду «за­кон о дол­ла­ре»? Впро­чем, на са­мом де­ле все го­раз­до про­ще: на­зва­ние про­сто ско­пи­ро­ва­но пе­ре­во­дом с ан­глий­ско­го (Foreign Exchange Act) — и то бла­го, что не пе­ре­ве­ли так, как это ча­сто де­ла­ли еще лет два­дцать на­зад («ино­стран­ный об­мен»). Пред­став­ля­ет­ся, что речь идет не о са­мой ва­лю­те, а о по­ряд­ке ее ис­поль­зо­ва­ния ре­зи­ден­та­ми дан­ной стра­ны, то есть о «ва­лют­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии» (для че­го неко­то­рые ан­гло­языч­ные стра­ны уточ­ня­ют это в на­зва­нии та­ких за­ко­нов — «Foreign Exchange Regulation» или «Foreign Exchange Management»). Счи­та­е­те, это все мел­кие при­дир­ки? Не ска­жи­те — ведь как там по­ют: «Как вы ях­ту на­зо­ве­те, так она и по­плы­вет»? В этом слу­чае неопре­де­лен­ность пред­ме­та про­яв­ля­ет­ся по­сто­ян­но. Уже в пре­ам­бу­ле це­лью За­ко­на опре­де­ля­ет­ся вве­де­ние сво­бод­но­го про­ве­де­ния ва­лют­ных опе­ра­ций. Хо­тя осталь­ной текст по­чти пол­но­стью по­свя­щен опи­са­нию раз­но­го ро­да ре­гу­ля­тив­ных норм и огра­ни­че­ний: ин­фор­ми­ро­ва­ние, де­кла­ри­ро­ва­ние, ли­цен­зи­ро­ва­ние, за­пре­ты... Весь­ма ори­ги­наль­ное пред­став­ле­ние о сво­бод­ных опе­ра­ци­ях! Пря­мо по Дж. Ору­эл­лу: «Сво­бо­да — это раб­ство». Ав­то­ры и са­ми, на­вер­ное, это чув­ству­ют, по­это­му в сво­их пред­ло­же­ни­ях к но­во­му за­ко­но­да­тель­ству пред­ла­га­ют «для при­вле­че­ния ино­стран­ных ин­ве­сто­ров вве­сти в за­кон нор­му, ко­то­рая пря­мо за­пре­ща­ет НБУ вво­дить огра­ни­че­ния на ре­па­три­а­цию ино­стран­ных ин­ве­сти­ций и ди­ви­ден­дов за гра­ни­цу». «Фиш­ка», как го­во­рит­ся, в том, что ав­тор­ство про­ек­та при­над­ле­жит то­му же НБУ, ко­то­рый про­сит за­пре­тить вво­дить до­пол­ни­тель­ные огра­ни­че­ния. Что, соб­ствен­но, это зна­чит? Что: 1) НБУ по­ни­ма­ет, что по­рой де­ла­ет глу­по­сти, но не спо­со­бен удер­жать­ся и про­сит его «свя­зать его как мож­но креп­че»; 2) у НБУ «пра­вая ру­ка не зна­ет, что де­ла­ет ле­вая» или 3) име­ем де­ло с раз­дво­е­ни­ем юри­ди­че­ской лич­но­сти, ко­гда по­рой она счи­та­ет се­бя ад­ми­ни­стра­то­ром, а по­рой — ли­бе­ра­ли­за­то­ром? От­вет пред­ла­гаю чи­та­те­лям вы­брать са­мо­сто­я­тель­но. Хо­тя есть еще один ва­ри­ант: ав­то­ры та­ким об­ра­зом пред­ла­га­ют огра­ни­чить пра­ва цен­траль­но­го бан­ка в вы­бо­ре мер ва­лют­ной по­ли­ти­ки, пе­ре­кла­ды­вая часть бре­ме­ни на за­ко­но­да­те­лей. Ка­за­лось бы, вполне ло­гич­но, ес­ли бы в пер­вой же ста­тье про­ек­та не бы­ло про­пи­са­но: «Ва­лют­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние в Укра­ине ос­но­вы­ва­ет­ся на сле­ду­ю­щих прин­ци­пах: ... в) неза­ви­си­мость НБУ в фор­ми­ро­ва­нии и внед­ре­нии ва­лют­ной по­ли­ти­ки». Вот так! Неза­ви­си­мость че­рез внеш­ние огра­ни­че­ния прав. И да­лее в том же ду­хе на каж­дой стра­ни­це про­ек­та. Как там го­во­рил Жва­нец­кий: «Это кро­ва­вая, про­стре­лен­ная в ше­сти ме­стах тет­радь» — толь­ко мест та­ких не шесть, а шест­на­дцать — по ко­ли­че­ству ста­тей. (Так ли­ста­ешь клас­си­ков и по­сто­ян­но на­тал­ки­ва­ешь­ся на со­вре­мен­ность. Ви­ди­мо, по­то­му они и клас­си­ки.)

Вспо­ми­ная при­ве­ден­ную вы­ше ла­тин­скую по­сло­ви­цу, я имел в ви­ду, что за­кон дол­жен не опи­сы­вать ка­кие-то уви­ден­ные за ру­бе­жом «кра­си­во­сти», а удо­вле­тво­рять ре­аль­ные по­треб­но­сти (в дан­ном слу­чае — дей­стви­тель­но свя­зан­ные с зо­ло­том и дру­ги­ми ва­лют­ны­ми цен­но­стя­ми). Соб­ствен­но, я не счи­таю та­кие за­им­ство­ва­ния чем-то пло­хим: од­на­жды уже при­зна­вал­ся, что текст про­ек­та пер­во­го за­ко­на о ва­лют­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии (ко­то­рый прак­ти­че­ски без из­ме­не­ний су­ще­ству­ет в ви­де пра­ви­тель­ствен­но­го Де­кре­та) ав­тор этих строк в свое вре­мя про­сто пе­ре­вел с ана­ло­гич­но­го поль­ско­го за­ко­на. Но! Во-пер­вых, поль­ские условия в то вре­мя боль­ше все­го со­от­вет­ство­ва­ли си­ту­а­ции в Укра­ине (че­го не ска­жешь о раз­ви­тых стра­нах, из ли­бе­раль­но­го за­ко­но­да­тель­ства ко­то­рых пред­ла­га­ет­ся за­во­зить нор­мы но­во­го за­ко­на). И, во-вто­рых, в текст бы­ли вне­се­ны кор­рек­ти­вы, ис­хо­дя­щие из спе­ци­фи­ки Укра­и­ны и, глав­ное, кон­цеп­ции даль­ней­ше­го раз­ви­тия си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и ва­лют­но­го рын­ка. А вот соб­ствен­но кон­цеп­ту­аль­но­го ви­де­ния и не хва­та­ет раз­ра­бот­чи­кам но­во­го про­ек­та. То есть они его де­кла­ри­ру­ют, но мож­но ли счи­тать фраг­мен­ти­ро­ван­ные де­кла­ра­ции на­сто­я­щей кон­цеп­ци­ей, оста­ет­ся под во­про­сом.

Насто­я­щая кон­цеп­ция долж­на преж­де все­го рас­смот­реть тен­ден­ции раз­ви­тия ми­ро­вой ва­лют­ной си­сте­мы — и те, ко­то­рые на­блю­да­ют­ся уже на про­тя­же­нии де­ся­ти­ле­тий, и по­след­ние, опре­де­лив ме­сто Укра­и­ны в ми­ро­вой ва­лют­ной си­сте­ме (в ее ди­на­ми­ке). То­гда уж мож­но пе­рей­ти к ана­ли­зу ди­на­ми­ки и со­сто­я­ния ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в Укра­ине (в ка­ких усло­ви­ях и с ка­кой це­лью со­зда­ва­лась эта си­сте­ма бо­лее чет­вер­ти ве­ка на­зад, ка­кие вы­зо­вы жда­ли ее и как она с ни­ми спра­ви­лась, ка­кая си­ту­а­ция сфор­ми­ро­ва­лась сей­час и ка­кие це­ли долж­ны быть опре­де­ле­ны на будущее). И толь­ко вы­яс­нив все эти во­про­сы, мож­но пе­рей­ти к раз­ра­бот­ке стра­те­гии даль­ней­ше­го раз­ви­тия на­ци­о­наль­ной ва­лют­ной си­сте­мы.

Го­во­ря о ва­лют­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии, необ­хо­ди­мо преж­де все­го по­ни­мать, что оно ка­са­ет­ся в ос­нов­ном двух важ­ных по­ня­тий: сте­пе­ни кон­вер­ти­ру­е­мо­сти на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты и ре­жи­ма ва­лют­но­го кур­са. Что ка­са­ет­ся кон­вер­ти­ру­е­мо­сти, то ее пер­вая сту­пень («те­ку­щая кон­вер­ти­ру­е­мость») преду­смот­ре­на как цель для каж­дой стра­ны-чле­на МВФ (СТ.VIII (2) Со­гла­ше­ния о МВФ), и Укра­и­на уже вы­пол­ни­ла это тре­бо­ва­ние в 1996 г. (хо­тя ре­аль­ное со­блю­де­ние этих тре­бо­ва­ний все еще на со­ве­сти НБУ). Вы­со­кий уро­вень кон­вер­ти­ру­е­мо­сти («ка­пи­таль­ная кон­вер­ти­ру­е­мость») не име­ет ни­ка­ко­го обя­зу­ю­ще­го ха­рак­те­ра, по­сколь­ку СТ.VI (3) Со­гла­ше­ния о МВФ пря­мо преду­смат­ри­ва­ет пра­во стран-чле­нов на кон­троль опе­ра­ций с ка­пи­та­лом. Ко­ми­тет Та­ра­пу­ра (Tarapore Committee), ко­то­рый спе­ци­аль­но изу­чал эту про­бле­му пе­ред тем как Ин­дия на­ча­ла ва­лют­ную ли­бе­ра­ли­за­цию, ре­ко­мен­до­вал «со­че­та­ние сво­бод­но­го раз­ме­ще­ния ак­ти­вов со стро­гим кон­тро­лем». Но для Нац­бан­ка, ко­неч­но, ни мне­ние все­мир­но из­вест­но­го ин­дий­ско­го эко­но­ми­ста (ко­то­ро­го на­зы­ва­ют «ко­лос­сом» в об­ла­сти ре­фор­ми­ро­ва­ния де­я­тель­но­сти цен­тро­бан­ков), ни тем бо­лее предо­сте­ре­же­ния «мест­ных Та­ра­пу­ров» ни­че­го не сто­ят. По на­шей «доб­рой» тра­ди­ции, еще не обес­пе­чив долж­ным об­ра­зом вы­пол­не­ние пред­ва­ри­тель­ных усло­вий (по те­ку­щей кон­вер­ти­ру­е­мо­сти), он уже пы­та­ет­ся «взять» сле­ду­ю­щую вы­со­ту. Как го­во­рят у нас: «Дай, Бо­же, на­ше­му те­лен­ку вол­ка съесть».

Вто­рая со­став­ля­ю­щая ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния — это ре­жим ва­лют­но­го кур­са. С точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го пра­ва и прак­ти­ки в этом во­про­се ца­рит пол­ный ли­бе­ра­лизм: ведь по­сле пе­реч­ня всех воз­мож­ных ва­ри­ан­тов уста­нов­ле­ния ва­лют­но­го кур­са (от фик­са­ции до сво­бод­но­го пла­ва­ния) ст.iv (2b) Со­гла­ше­ния о МВФ об­ра­ща­ет вни­ма­ние еще на воз­мож­ность уста­нав­ли­вать «дру­гие фор­мы ва­лют­но­го ре­жи­ма по вы­бо­ру го­су­дар­ствачле­на» — на слу­чай, ес­ли кто-то при­ду­ма­ет еще ка­кой-то при­ем­ле­мый ва­ри­ант.

Этап­ность ва­лют­ной ли­бе­ра­ли­за­ции преду­смат­ри­ва­ет в об­ла­сти кон­вер­ти­ру­е­мо­сти по­сте­пен­ное ско­ор­ди­ни­ро­ван­ное дви­же­ние по двум па­рал­лель­ны­ми на­прав­ле­ни­я­ми. По те­ку­щей кон­вер­ти­ру­е­мо­сти это: ли­бе­ра­ли­за­ция ва­лют­ных опе­ра­ций внут­ри стра­ны, да­лее — опе­ра­ций с нере­зи­ден­та­ми («с за­гра­ни­цей») и на­ко­нец — опе­ра­ций за ру­бе­жом. По ка­пи­таль­ной кон­вер­ти­ру­е­мо­сти это: до­сти­же­ние «ре­зи­дент­ской кон­вер­ти­ру­е­мо­сти», да­лее — «не-ре­зи­дент­ской» и на­ко­нец по­лу­че­ние ста­ту­са меж­ду­на­род­ной ва­лю­ты (internationally used currency — по тер­ми­но­ло­гии МВФ), для че­го необ­хо­ди­мо бу­дет со­от­вет­ство­вать кри­те­ри­ям си­сте­мы CLS (Continuous Linked Settlement) и «ре­зерв­ных ва­лют» МВФ (ну это нам по­ка «не угро­жа­ет», но стра­те­гия долж­на опи­сы­вать на­ше от­но­ше­ние к та­ким воз­мож­но­стям).

Что ка­са­ет­ся ре­жи­ма ва­лют­но­го кур­са, то еже­год­ный от­чет МВФ по во­про­сам ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния от­ме­ча­ет, что из 189 стран-чле­нов толь­ко 29 ис­поль­зу­ют «сво­бод­но пла­ва­ю­щий курс» (free floating) и еще 36 — «пла­ва­ю­щий курс» с раз­лич­ны­ми фор­ма­ми управ­ле­ния. Же­ла­ние ока­зать­ся на вер­шине рей­тин­га «про­дви­ну­то­сти» в во­про­сах сво­бод­но­го пла­ва­ния вполне по­нят­но (ведь там на­хо­дит­ся при­ят­ная ком­па­ния из стран ЕС, США и дру­гих стран ОЭСР). Но ведь Укра­и­на по­ка не толь­ко не в ЕС, но да­же не в ОЭСР, ре­шая во­про­сы при­об­ре­те­ния ста­ту­са на­блю­да­те­ля в этой ор­га­ни­за­ции. А вот та­кие его пол­но­прав­ные чле­ны, как Чи­ли и Тур­ция, и до сих пор ис­поль­зу­ют ре­жим огра­ни­чен­но­го пла­ва­ния свои ва­лют. Ко­ста-ри­ка, ко­то­рую при­гла­си­ли на пе­ре­го­во­ры о при­со­еди­не­нии к ОЭСР, в свя­зи с этим два го­да на­зад от­ка­за­лась от фик­са­ции кур­са сво­е­го ко­ло­на к дол­ла­ру США и пе­ре­шла к ... управ­ля­е­мо­му пла­ва­нию.

Прав­да, Укра­и­на под­пи­са­ла Со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции с ЕС, ко­то­рое сре­ди про­че­го со­дер­жит по­ло­же­ния, ка­са­ю­щи­е­ся на­шей те­мы. В част­но­сти, ста­тья 145 Со­гла­ше­ния преду­смат­ри­ва­ет, что «...Сто­ро­ны долж­ны обес­пе­чи­вать: i) сво­бод­ное дви­же­ние ка­пи­та­ла, свя­зан­но­го с по­ступ­ле­ни­ем пря­мых ин­ве­сти­ций...; ii) сво­бод­ное дви­же­ние ка­пи­та­ла, свя­зан­но­го с предо­став­ле­ни­ем кре­ди­тов, ка­са­ю­щих­ся тор­го­вых опе­ра­ций, или с предо­став­ле­ни­ем услуг...; iii) сво­бод­ное дви­же­ние ка­пи­та­ла, свя­зан­но­го с порт­фель­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми и фи­нан­со­вы­ми зай­ма­ми и кре­ди­та­ми .... Но при этом, уже ста­тья 147 пря­мо го­во­рит о том, что «в те­че­ние пер­вых 4-х лет ... Сто­ро­ны при­ни­ма­ют ме­ры для со­зда­ния необ­хо­ди­мых усло­вий для даль­ней­ше­го по­сте­пен­но­го при­ме­не­ния пра­вил Сто­ро­ны ЕС о свободном дви­же­нии ка­пи­та­ла». И толь­ко «к кон­цу 5-го го­да от да­ты вступ­ле­ния в си­лу на­сто­я­ще­го Со­гла­ше­ния Ко­ми­тет по тор­гов­ле рас­смат­ри­ва­ет при­ня­тые ме­ры и опре­де­ля­ет условия даль­ней­шей ли­бе­ра­ли­за­ции». Ли­бе­ра­ли­за­ции до уров­ня пра­вил ЕС, ко­то­рые, кста­ти, то­же до­ста­точ­но гиб­кие в этом во­про­се. Ди­рек­ти­ва Со­ве­та ЕС (88/361 ( ЕЭС от 24.06.1988) в прин­ци­пе за­пре­ща­ет стра­нам-чле­нам огра­ни­че­ние дви­же­ние ка­пи­та­ла меж­ду граж­да­на­ми, но поз­во­ля­ет при­ме­нять за­щит­ные вре­мен­ные ме­ры в слу­ча­ях «...ко­гда крат­ко­сроч­ные дви­же­ния ка­пи­та­ла... вно­сят зна­чи­тель­ное на­пря­же­ние на рын­ки ино­стран­ных ва­лют и ве­дут к се­рьез­ным на­ру­ше­ни­ям в осу­ществ­ле­нии де­неж­ной и ва­лют­ной по­ли­тик лю­бо­го го­су­дар­ства-чле­на». Так мо­жет луч­ше (невзи­рая на то, с ка­ко­го мо­мен­та ве­сти от­счет) ис­поль­зо­вать от­ве­ден­ное Со­гла­ше­ни­ем об ас­со­ци­а­ции вре­мя для со­зда­ния необ­хо­ди­мых усло­вий ва­лют­ной ка­пи­та­ли­за­ции, а по­том уже при­ни­мать ре­ше­ние о том, сто­ит ли пры­гать в бас­сейн, в ко­то­ром еще нет во­ды? То есть, ина­че го­во­ря, мо­жет мы все же бу­дем при­дер­жи­вать­ся об­щей ло­ги­ки ва­лют­ной ли­бе­ра­ли­за­ции?

At last but not at least: ва­лют­ная ли­бе­ра­ли­за­ция долж­на учи­ты­вать рис­ки, воз­ни­ка­ю­щие в этой сфе­ре для на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти. По это­му по­во­ду мож­но бы­ло бы сде­лать от­дель­ный до­клад, но огра­ни­чим­ся лишь на­по­ми­на­ни­ем ос­нов­ных угроз: дол­ла­ри­за­ция, ва­лют­ная спе­ку­ля­ция, непро­гно­зи­ру­е­мые кур­со­вые ко­ле­ба­ния, бег­ство ка­пи­та­ла за гра­ни­цу, по­те­ря ва­лют­ных ре­зер­вов, необос­но­ван­ные ва­лют­ные огра­ни­че­ния. К со­жа­ле­нию, в «кон­цеп­ции» Нац­бан­ка эти про­бле­мы оста­лись без вни­ма­ния, а к спе­ци­а­ли­стам ни­кто не об­ра­щал­ся. В лю­бом слу­чае к оте­че­ствен­ным, так как дру­гие о сво­ей на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, ко­неч­но, по­за­бо­ти­лись. Мак­сим ПАРХОМЕНКО, В ок­тяб­ре грив­ня стар­то­ва­ла с ми­нор­ной но­ты. Ди­на­ми­ка кур­са на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты в пер­вые дни ок­тяб­ря бы­ла крайне нега­тив­ной, про­сев с 26,60 до 26,81 за три дня. Спо­соб­ство­ва­ло это­му за­кры­тие боль­шей ча­сти ва­лют­ной вы­руч­ки или, как вы­ра­зил­ся ре­гу­ля­тор, спе­ку­лян­ты. За­тем в иг­ру всту­пил НБУ, удо­вле­тво­рив спрос по­ку­па­те­лей. Дей­ствия ре­гу­ля­то­ра по­зи­тив­но от­ра­зи­лись на рын­ке — к се­ре­дине ок­тяб­ря курс про­сел до 26,4 грн за дол­лар.

Прак­ти­че­ски две неде­ли, с 10-го до 23-го чис­ла, курс дер­жал­ся ни­же цен от­кры­тия ок­тяб­ря, что на­блю­да­лось впер­вые за по­след­ние го­ды стре­ми­тель­ной де­валь­ва­ции. Эти дан­ные от­ра­жа­ют по­зи­тив­ную ди­на­ми­ку не толь­ко ва­лют­но­го рын­ка, но и со­сто­я­ния эко­но­ми­ки. Спо­соб­ству­ет это­му рост цен на сы­рье на внеш­них рын­ках в ми­ре. Но, несмот­ря на это, уже в про­шлую пят­ни­цу, 27 ок­тяб­ря, дол­лар был на мак­си­му­мах, за­кры­вая сес­сию на уровне 26,9 грн. По­вы­шен­ный спрос на на­шу ва­лю­ту сфор­ми­ро­ва­ли вы­пла­та ди­ви­ден­дов и опла­та внеш­них обя­за­тельств, ко­то­рые при­хо­дят­ся на ко­нец ме­ся­ца. Прав­да, по сло­вам ре­гу­ля­то­ра, ос­нов­ная при­чи­на ро­ста ва­лю­ты — уве­ли­че­ние спро­са со сто­ро­ны на­се­ле­ния, мол, са­ми ви­но­ва­ты. Та­кие за­яв­ле­ния бан­ка вы­гля­дят лу­ка­вы­ми на фоне ста­ти­сти­ки по об­ме­ну ва­лю­ты на­ши­ми со­граж­да­на­ми, в рам­ках ко­то­рой мы про­да­ем ва­лю­ты при­мер­но в че­ты­ре ра­за боль­ше, неже­ли по­ку­па­ем.

Несмот­ря на сни­же­ние в ок­тяб­ре, ди­на­ми­ка кур­са грив­ни в те­ку­щих ре­а­ли­ях вы­гля­дит бо­лее чем по­ло­жи­тель­ной. Взяв за от­мет­ку на­ча­ло те­ку­ще­го го­да, мо­жем уви­деть, что грив­ня тор­гу­ет­ся ни­же цен от­кры­тия ян­ва­ря, что про­ис­хо­дит впер­вые за три го­да с мо­мен­та от­ка­за от фик­си­ро­ван­но­го кур­са ва­лют.

Смо­жет ли грив­ня по­ка­зать та­кие же ре­зуль­та­ты и в те­ку­щем ме­ся­це? Ско­рее все­го, да. Рост цен на ме­тал­лы при­но­сит на­шим экс­пор­те­рам до­пол­ни­тель­ную вы­руч­ку, а дол­го­сроч­ные кон­трак­ты за­ча­стую за­клю­ча­ют­ся за два ме­ся­ца до их ис­пол­не­ния. В свя­зи с этим ва­лют­ные по­ступ­ле­ния по инер­ции еще бу­дут до­бав­лять дол­ла­ро­вую лик­вид­ность на наш ва­лют­ный ры­нок, и ре­аль­ный курс дол­ла­ра мо­жет удер­жать­ся на уровне 27 грн. На на­лич­ном рын­ке це­на бу­дет немно­го вы­ше — на уровне 27,1 грн за дол­лар.

Что бу­дет с кур­сом грив­ни по от­но­ше­нию к ев­ро? Вли­я­ние на ев­ро­пей­скую ва­лю­ту име­ют ре­ше­ние ЕЦБ и вол­не­ния в Ка­та­ло­нии. Ис­хо­дя из за­яв­ле­ний мо­не­тар­ных вла­стей Ев­ро­пы, про­грам­ма вы­ку­па ак­ти­вов про­длит­ся до сен­тяб­ря 2018 г. и бу­дет со­кра­ще­на до 30 млрд ев­ро на­чи­ная с ян­ва­ря. Та­ким об­ра­зом, ин­ве­сто­ры пред­по­ло­жи­ли, что Цен­тро­банк не бу­дет под­ни­мать став­ки до 2019 г., что яв­ля­ет­ся нега­тив­ным фак­то­ром для ев­ро. На­пря­жен­ная си­ту­а­ция в Ис­па­нии и при­зы­вы гла­вы Ка­та­ло­нии Кар­ло­са Пуч­де­мо­на к со­зда­нию «де­мо­кра­ти­че­ской оп­по­зи­ции» ста­биль­но­сти ев­ро не до­ба­вят. До кон­ца те­ку­ще­го ме­ся­ца ро­ста его ко­ти­ро­вок к гривне ожи­дать не сто­ит, а за­кры­вать ме­сяц в слу­чае неболь­шо­го сни­же­ния кур­са грив­ни мы бу­дем на том же уровне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.