Дон­басс. Ак­си­о­мы ре­ин­те­гра­ции

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

меж­ду уго­лов­ным на­ка­за­ни­ем, ам­ни­сти­ей и про­ще­ни­ем. Тут слож­но­сти воз­ни­ка­ют с са­мо­го на­ча­ла: что во­об­ще счи­тать пре­ступ­ле­ни­ем? Че­ло­век, хо­див­ший на так на­зы­ва­е­мый ре­фе­рен­дум, — пре­ступ­ник? А биз­нес­мен, ра­бо­тав­ший в ОРДЛО? А тот же со­труд­ник Пен­си­он­но­го фон­да или пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­мы, ко­то­рый остал­ся ра­бо­тать в ок­ку­па­ции? Да­же сей­час, в сво­бод­ной Укра­ине, Уго­лов­ный ко­декс, ре­аль­ная су­деб­ная прак­ти­ка и меж­ду­на­род­ное пра­во на­хо­дят­ся в слож­ном кон­флик­те. Тем бо­лее важ­но рас­ста­вить все точ­ки над «і».

Сра­зу ого­во­рюсь, я вы­сту­паю ка­те­го­ри­че­ски про­тив все­об­щей ам­ни­стии и пол­но­го про­ще­ния. На­ка­за­ние пре­ступ­ни­ков — это во­прос на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти. В на­шей но­вей­шей исто­рии уже бы­ли слу­чаи, ко­гда фак­ты се­па­ра­тиз­ма про­ща­ли. Еще в 1994 го­ду в Дон­бас­се про­хо­дил ре­фе­рен­дум, на ко­то­ром рас­смат­ри­ва­лись во­про­сы фе­де­ра­ли­за­ции и осо­бый ста­тус рус­ско­го язы­ка. А прак­ти­че­ски че­рез 10 лет, в 2005 го­ду, те­перь уже на се­ве­ре­до­нец­ком съез­де, так­же зву­ча­ли при­зы­вы к от­де­ле­нию. То­гда, как мы зна­ем, ни­кто на­ка­зан не был, и во мно­гом имен­но по этой при­чине, спу­стя еще 10 лет, вес­ной 2014-го се­па­ра­ти­стам уда­лось ре­а­ли­зо­вать свои пла­ны.

В то­же вре­мя я не яв­ля­юсь при­вер­жен­цем идеи то­таль­но­го осуж­де­ния. Оче­вид­но, есть очень мно­го лю­дей, ко­то­рые на­ру­ша­ли за­кон: ходили на ре­фе­рен­дум, про­па­ган­ди­ро­ва­ли се­па­ра­тизм, пла­ти­ли на­ло­ги в бюд­жет «ЛДНР» и т. д. Ес­ли при­вле­кать к от­вет­ствен­но­сти всех, то вста­нет во­прос об обес­пе­че­нии на­ка­за­ния. У нас эле­мен­тар­но нет воз­мож­но­сти со­дер­жать та­кое ко­ли­че­ство за­клю­чен­ных. Ведь счет пой­дет чуть ли не на сот­ни ты­сяч. Участ­ни­ки ак­ций про­те­ста, участ­ни­ки ре­фе­рен­ду­ма, весь гос­ап­па­рат, на­чи­ная от по­ли­ции (их око­ло 18 тыс.), Пе­ни­тен­ци­ар­ной служ­бы (их око­ло 2,5 тыс.) и за­кан­чи­вая чи­нов­ни­ка­ми со­ци­аль­ной сфе­ры и пре­по­да­ва­те­ля­ми.

На мой взгляд, наи­бо­лее ре­аль­ным прин­ци­пом для на­ка­за­ния кон­крет­но­го че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся при­ме­не­ние или го­тов­ность при­ме­не­ния им ору­жия. Про­ще го­во­ря, к ре­аль­но­му за­клю­че­нию в первую оче­редь долж­ны быть при­го­во­ре­ны те, кто брал в ру­ки оружие, при­ме­нял или го­тов был при­ме­нить, а так­же ор­га­ни­за­то­ры и ру­ко­во­ди­те­ли неза­кон­ных во­ен­фор­ми­ро­ва­ний (ч. 1 ст. 258-3 УК — уча­стие в тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пе или тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ции). Толь­ко в со­ста­ве ар­мии «ЛДНР» 35 тыс. че­ло­век, не го­во­ря уже о та­ких струк­ту­рах, как МГБ и дру­гих во­ен­ных от­ря­дах, ко­то­рые бы­ли рас­фор­ми­ро­ва­ны. По пред­ва­ри­тель­ным под­сче­там, толь­ко по это­му прин­ци­пу необ­хо­ди­мо как ми­ни­мум за­клю­чить под стра­жу око­ло 50 тыс. че­ло­век. А на дан­ный мо­мент по всей Укра­ине при­бли­зи­тель­но 44 тыс. за­клю­чен­ных. И вряд ли на­ша пе­ни­тен­ци­ар­ная си­сте­ма спра­вит­ся с та­ким ко­ли­че­ством осуж­ден­ных, ес­ли не на­чать ее усо­вер­шен­ство­ва­ние уже сей­час.

Ес­ли го­во­рить о за­коне об ам­ни­стии, то он дол­жен рас­про­стра­нять­ся в первую оче­редь на со­труд­ни­ков по­ли­ции, про­ку­ра­ту­ры, Пе­ни­тен­ци­ар­ной служ­бы, чьи дей­ствия под­па­да­ют под ч. 2 ст. 260 УК (уча­стие в де­я­тель­но­сти непреду­смот­рен­ных за­ко­ном во­ен­ных фор­ми­ро­ва­ний). Та­ким об­ра­зом, ам­ни­стия бу­дет при­ме­не­на лишь к тем, кто не со­вер­шал дру­гих пре­ступ­ле­ний. Дру­ги­ми сло­ва­ми, осуж­де­ны и от­пу­ще­ны, мо­гут быть толь­ко те, кто на­ру­шил кон­крет­но ст. 260 УК. К при­ме­ру, ес­ли со­труд­ник про­ку­ра­ту­ры «ЛДНР» по­ми­мо сво­ей пре­ступ­ной служ­бы на­ру­шил еще од­ну нор­му уго­лов­но­го ко­дек­са Укра­и­ны — он бу­дет на­ка­зан. Кро­ме осуж­де­ния и ам­ни­стии, этим лю­дям необ­хо­ди­мо за­пре­тить за­ни­мать долж­но­сти в го­су­дар­ствен­ном ап­па­ра­те (как ми­ни­мум на 10 лет), а в си­ло­вом бло­ке — на­все­гда. Это непол­ный пе­ре­чень ста­тей, осуж­ден­ные по ко­то­рым мо­гут быть ам­ни­сти­ро­ва­ны, здесь необ­хо­ди­мо глуб­же изу­чить су­деб­ную прак­ти­ку и вер­но оце­нить угро­зу об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти. Но в це­лом имен­но эту ка­те­го­рию сто­ит на­ка­зать, но в то же вре­мя не очень же­сто­ко. К то­му же это бу­дет сво­е­го ро­да люст­ра­ция, лю­ди бу­дут от­стра­не­ны от долж­но­стей.

К сле­ду­ю­щей ка­те­го­рии я бы от­нес на­ру­ше­ние ч. 2 ст. 110 УК (по­ся­га­тель­ство на тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность и непри­кос­но­вен­ность Укра­и­ны), под ко­то­рую по­па­да­ют все участ­ни­ки улич­ных ак­ций и лю­ди, го­ло­со­вав­шие на ре­фе­рен­ду­ме. А еще оста­ют­ся мел­кие чи­нов­ни­ки, пред­ста­ви­те­ли сфе­ры об­ра­зо­ва­ния, пред­при­ни­ма­те­ли или ру­ко­во­ди­те­ли част­ных и ком­му­наль­ных пред­при­я­тий — их де­я­тель­ность я бы не ква­ли­фи­ци­ро­вал как пре­ступ­ную. Эти лю­ди не долж­ны быть при­вле­че­ны к от­вет­ствен­но­сти в по­ряд­ке уго­лов­но­го про­из­вод­ства.

Ко­неч­но же, ка­кая-то часть лю­дей, по­ни­мая, что им гро­зит уго­лов­ная от­вет­ствен­ность (да­же услов­ная), вос­поль­зу­ет­ся воз­мож­но­стью и уедет в РФ. Но рас­счи­ты­вать на это осо­бо не сто­ит. Нам уже сей­час необ­хо­ди­мо чет­ко по­ни­мать, ка­кие за­да­чи пе­ред на­ми бу­дут сто­ять и как мы бу­дем их ре­шать, что­бы удер­жать си­ту­а­цию под кон­тро­лем. И чем рань­ше мы, на го­су­дар­ствен­ном уровне, нач­нем го­во­рить, что на­ка­за­ние по­не­сут толь­ко пре­ступ­ни­ки, взяв­шие в ру­ки оружие, а осталь­ные жи­те­ли не бу­дут под­вер­гать­ся ка­ким-ли­бо пре­сле­до­ва­ни­ям, тем лег­че нам бу­дет во­пло­тить этот план в жизнь.

Разору­же­ние и раз­ми­ни­ро­ва­ние

Ис­хо­дя из исто­рии со­вре­мен­ных войн, про­цесс раз­ми­ни­ро­ва­ния за­ни­ма­ет го­ды, а ино­гда це­лые де­ся­ти­ле­тия. Карт мин­ных по­лей у нас нет, и есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что в «ЛДНР» — то­же. При усло­вии ин­тен­сив­ной работы и по­мо­щи меж­ду­на­род­ных парт­не­ров за три-че­ты­ре го­да мож­но раз­ми­ни­ро­вать до 80% за­ми­ни­ро­ван­ной тер­ри­то­рии. В це­лом этот про­цесс мо­жет за­нять боль­ше 10 лет.

Разору­же­ние на­се­ле­ния — од­на из пер­во­оче­ред­ных за­дач. На ру­ках в «ЛДНР» на­хо­дит­ся при­бли­зи­тель­но 1 млн еди­ниц ог­не­стрель­но­го ору­жия. По­сколь­ку в об­ще­стве бу­дут силь­ны стра­хи и опа­се­ния пре­сле­до­ва­ния, необ­хо­ди­мо дать воз­мож­ность са­мо­сто­я­тель­но сдать оружие, а не на­чи­нать агрес­сив­ную кам­па­нию по при­ну­ди­тель­но­му разору­же­нию. Нуж­но дать го­дич­ный срок, в те­че­ние ко­то­ро­го мож­но доб­ро­воль­но пе­ре­дать оружие пра­во­охра­ни­те­лям. И да­же в слу­чае его при­ну­ди­тель­но­го изъ­я­тия в этот пе­ри­од уго­лов­ная от­вет­ствен­ность не на­сту­па­ет. При этом тор­гов­ля ору­жи­ем и но­ше­ние ору­жия — за­пре­ще­ны. По­сле это­го сро­ка всту­па­ет в си­лу за­кон, и за неза­кон­ное хра­не­ние ору­жия че­ло­век от­пра­вит­ся за ре­шет­ку, как и лю­бой дру­гой жи­тель Укра­и­ны.

Раз­вен­ча­ние про­па­ган­дист­ских ми­фов

Жи­те­ли ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии на­хо­дят­ся в ин­фор­ма­ци­он­ной бло­ка­де, они не по­лу­ча­ют объ­ек­тив­ной ин­фор­ма­ции о про­ис­хо­дя­щем ни в Укра­ине, ни в са­мой «ЛДНР». Бо­лее трех лет там ве­дет­ся ак­тив­ная рос­сий­ская про­па­ган­да, ко­то­рая по­рож­да­ет раз­лич­ные ми­фы. Яр­кий то­му при­мер — недав­нее за­яв­ле­ние Пу­ти­на о том, что в слу­чае ухо­да рос­сий­ских войск в Дон­бас­се про­изой­дут со­бы­тия, ана­ло­гич­ные про­изо­шед­шим в Среб­ре­ни­це. Вот та­кие те­ле­ви­зи­он­ные за­яв­ле­ния Пу­ти­на под­дер­жи­ва­ют и укреп­ля­ют стра­хи мест­но­го на­се­ле­ния. Не­смот­ря на то, что при­мер мир­но­го осво­бож­де­ния со­сед­не­го Сла­вян­ска или Друж­ков­ки дол­жен быть бо­лее убе­ди­те­лен, чем со­бы­тия 20 лет­ней дав­но­сти в Юго­сла­вии, лю­ди ве­рят имен­но в ложь Пу­ти­на. И по­доб­ных при­ме­ров мас­са, най­дет­ся очень не мно­го жи­те­лей ОРДЛО, ко­то­рые бы не опа­са­лись воз­вра­ще­ния укра­ин­ской вла­сти.

Эти ми­фы еще дол­го бу­дут вол­но­вать лю­дей, про­шед­ших че­рез ок­ку­па­ци­он­ную про­па­ган­ду. Их мож­но раз­ру­шить пу­тем де­мон­стра­ции эф­фек­тив­но­сти и си­лы Украинского го­су­дар­ства. Для это­го сра­зу по­сле деок­ку­па­ции необ­хо­ди­мо ре­шить ряд за­дач:

— вос­ста­нов­ле­ние са­мых глав­ных объ­ек­тов раз­ру­шен­ной ин­фра­струк­ту­ры: вок­за­лов, мо­стов, аэро­пор­тов, что так­же по­мо­жет ре­шить про­бле­му за­ня­то­сти на­се­ле­ния;

— пол­ное вос­ста­нов­ле­ние со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния. На тер­ри­то­рии ОРДЛО — око­ло 1 млн пен­си­о­не­ров;

— обес­пе­че­ние ме­ди­ка­мен­та­ми и ле­че­ни­ем. На­при­мер, в по­мо­щи нуж­да­ют­ся око­ло 35 тыс. про­жи­ва­ю­щих в ОРДЛО боль­ных ВИЧ и око­ло 95 тыс. боль­ных ра­ком;

— мак­си­маль­но спо­соб­ство­вать ком­му­ни­ка­ции с жи­те­ля­ми дру­гих ре­ги­о­нов.

По­след­ний пункт дол­жен стать од­ним из глав­ных при­о­ри­те­тов. Осо­бен­ное вни­ма­ние нуж­но уде­лять де­тям. На них не долж­но ока­зы­вать­ся пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние — они неви­нов­ны в про­изо­шед­шем. Имен­но они спо­соб­ны по­мочь раз­вен­чать ми­фы, ко­то­ры­ми жи­вут их ро­ди­те­ли. Од­на по­езд­ка во Ль­вов школь­ни­ков из Ал­чев­ска или Ена­ки­е­во бу­дет в де­сят­ки раз эф­фек­тив­нее, чем об­ра­ще­ние пре­зи­ден­та к их ро­ди­те­лям. Нуж­на го­су­дар­ствен­ная про­грам­ма, под­дер­жи­ва­ю­щая по­доб­ный туризм как сре­ди де­тей, так и сре­ди взрос­ло­го на­се­ле­ния. Я убеж­ден, что най­дут­ся меж­ду­на­род­ные парт­не­ры, го­то­вые ор­га­ни­зо­вать ту­ры и в Ев­ро­пу. Необ­хо­ди­мо предо­ста­вить воз­мож­ность сту­ден­там из ОРДЛО прой­ти ста­жи­ров­ку в лю­бом ву­зе Укра­и­ны, и в слу­чае ака­де­ми­че­ских успе­хов — дать воз­мож­ность до­учить­ся.

Так­же бу­дет спо­соб­ство­вать внут­рен­ней ком­му­ни­ка­ции воз­вра­ще­ние ву­зов, при­езд вы­нуж­ден­ных пе­ре­се­лен­цев и боль­шое ко­ли­че­ство но­вых чи­нов­ни­ков. Ко­неч­но, да­же этот внут­рен­ний диа­лог не все­гда бу­дет про­стым, сей­час мо­жет ка­зать­ся, что мы с жи­те­ля­ми ОРДЛО при­дер­жи­ва­ем­ся диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ных взгля­дов на на­сто­я­щее, не го­во­ря уже о бу­ду­щем. Но не сле­ду­ет за­бы­вать, что да­же са­мые оже­сто­чен­ные про­тив­ни­ки мо­гут стать вер­ны­ми со­юз­ни­ка­ми. Так бы­ло, на­при­мер, по­сле по­ра­же­ния Гер­ма­нии — в сек­то­ре, ко­то­рым управ­ля­ла ад­ми­ни­стра­ция США, бы­ло по­да­но 3600 за­яв­ле­ний от сол­дат с прось­бой раз­ре­шить брак с мест­ной де­вуш­кой.

Та­ким об­ра­зом, ос­нов­ной за­да­чей го­су­дар­ства бу­дет де­мон­стра­ция всем мест­ным жи­те­лям, что До­нецк и Лу­ганск — это Укра­и­на, и го­су­дар­ство от­но­сит­ся к этим тер­ри­то­ри­ям с та­кой же за­бо­той, как и к Ки­е­ву или Ль­во­ву.

Об­ра­зо­ва­ние

В первую оче­редь необ­хо­ди­мо от­стра­нить о работы в шко­лах и уни­вер­си­те­тах про­па­ган­ди­стов рус­ско­го ми­ра. Пре­по­да­ва­те­ли, учи­те­ля, ко­то­рые пре­по­да­ва­ли ис­то­рию России или ис­то­рию род­но­го края, долж­ны быть уво­ле­ны.

Дол­жен на­чать дей­ство­вать но­вый за­кон «Об об­ра­зо­ва­нии», а это зна­чит, что все учеб­ные за­ве­де­ния пе­ре­хо­дят на укра­ин­ский язык обу­че­ния. Я убеж­ден, что в этом не бу­дет про­бле­мы, по­сколь­ку со­сед­няя с До­нец­ком Ав­де­ев­ка адап­ти­ру­ет­ся к это­му за­ко­ну без про­блем. Этот путь прой­дут и шко­лы на тер­ри­то­рии ОРДЛО. И сей­час в шко­лах «ЛДНР» про­дол­жа­ют изу­чать укра­ин­ский язык.

Ву­зы, вы­нуж­ден­но по­ки­нув­шие свои го­ро­да, вер­нут­ся на ме­сто работы. Я бы­вал во мно­гих из них и знаю, что они это­го хо­тят. Всего их 17, в До­нец­кой об­ла­сти — 10 и в Лу­ган­ской — 7. На но­вых ме­стах мо­гут остать­ся ра­бо­тать фи­ли­а­лы, ес­ли в этом бу­дет не­об­хо­ди­мость.

Эко­но­ми­ка

В 2014–2015 го­дах неко­то­рые успеш­ные пред­при­я­тия по­ки­ну­ли ок­ку­пи­ро­ван­ную тер­ри­то­рию, сумев пе­ре­вез­ти свои про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти. Но уже в кон­це 2015 го­да ру­ко­вод­ство «ЛДНР» тща­тель­но кон­тро­ли­ро­ва­ло про­цесс то­го, что­бы про­мыш­лен­ное обо­ру­до­ва­ние не по­ки­да­ло тер­ри­то­рию непри­знан­ных рес­пуб­лик. В ре­зуль­та­те мно­гие пред­при­я­тия вы­нуж­де­ны бы­ли оста­но­вить де­я­тель­ность, по­сколь­ку ра­бо­тать в ок­ку­па­ции про­сто неце­ле­со­об­раз­но.

Не­смот­ря на гром­кие за­яв­ле­ния про­шлой вла­сти, эко­но­ми­ка Дон­бас­са бы­ла и оста­ет­ся сы­рье­вой и экс­порт­но ори­ен­ти­ро­ван­ной. Как и 100 лет на­зад, в Дон­бас­се про­дол­жа­ет ли­ди­ро­вать до­бы­ча уг­ля, ме­тал­лур­гия, хи­ми­че­ское про­из­вод­ство ли­бо про­из­вод­ство труб и до­бы­ча глин.

Ре­ги­он не про­из­во­дил про­дук­ты с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью, а сей­час и по­дав­но. Для по­ни­ма­ния, на­сколь­ко мас­штаб­ны эко­но­ми­че­ские про­бле­мы ок­ку­пи­ро­ван­но­го Дон­бас­са, при­ве­ду несколь­ко при­ме­ров. Круп­ней­ший Гор­лов­ский кон­церн «Сти­рол» не ра­бо­та­ет, шах­ты объ­еди­не­ния «Ма­ке­е­ву­голь» ча­стич­но за­топ­ле­ны, шах­та име­ни За­сядь­ко, шах­та име­ни Ско­чин­ско­го — при­оста­но­ви­ли ра­бо­ту из-за от­сут­ствия воз­мож­но­сти сбы­вать сы­рье. ЕМЗ — на гра­ни оста­нов­ки. Мно­гие сред­ние и часть круп­ных пред­при­я­тий ре­жут­ся на ме­тал­ло­лом ли­бо ра­бо­та­ют на гра­ни оста­нов­ки.

Я убеж­ден, что осо­бен­но­го сти­му­ла, да­же для внут­рен­них укра­ин­ских ин­ве­сти­ций в ре­ги­он, не бу­дет, а уж внеш­них — тем бо­лее. Нуж­ны неор­ди­нар­ные, но эф­фек­тив­ные ре­ше­ния. Од­ним из ко­то­рых мо­жет стать от­кры­тие тех­но­пар­ков со спе­ци­аль­ной си­сте­мой на­ло­го­об­ло­же­ния, дей­ству­ю­щей в при­вяз­ке к тер­ри­то­рии и рас­про­стра­ня­ю­щей­ся толь­ко на те ком­па­нии, ко­то­рые про­из­во­дят про­дук­ты ко­неч­но­го по­треб­ле­ния. И ко­то­рые со­зда­дут про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти на дан­ной тер­ри­то­рии. Си­сте­му на­ло­го­об­ло­же­ния для этих тех­но­пар­ков необ­хо­ди­мо упро­стить, в част­но­сти сни­зить на­лог на при­быль, предо­став­лять зем­лю в бес­плат­ную арен­ду.

Та­кие тех­но­пар­ки мож­но со­здать в несколь­ких ме­стах, вбли­зи от уз­ло­вых ж/д стан­ций и раз­ви­той до­рож­ной ин­фра­струк­ту­ры, а так­же ря­дом с аэро­пор­та­ми. Пи­лот­ный про­ект мо­жет быть за­пу­щен в пром­зоне Ав­де­ев­ки, неда­ле­ко есть уз­ло­вая ж/д стан­ция «Яси­но­ва­тая», До­нец­кий аэро­порт и хо­ро­шая ав­то­до­рож­ная ин­фра­струк­ту­ра. А так­же по­тен­ци­аль­ные тех­но­пар­ки мо­гут быть со­зда­ны в Ило­вай­ске и вбли­зи Лу­ган­ско­го аэро­пор­та.

Для то­го что­бы не те­рять вре­ме­ни в бу­ду­щем, пер­вый про­ект мож­но на­чи­нать ре­а­ли­зо­вы­вать уже сей­час, на­при­мер в Кра­ма­тор­ске или Ма­ри­у­по­ле. В слу­чае успе­ха этот опыт бу­дет по­ле­зен, и про­ект лег­ко бу­дет мас­шта­би­ро­вать. А для при­вле­че­ния ино­стран­ных ин­ве­сто­ров сле­ду­ет пой­ти на ра­ди­каль­ный шаг и пе­ре­дать су­деб­ную власть над эти­ми тер­ри­то­ри­я­ми в ино­стран­ную юрис­дик­цию. Это по­мо­жет при­влечь ка­пи­тал со всего ми­ра и даст шанс на эко­но­ми­че­ское возрождение Дон­бас­са.

Здесь при­ве­ден да­ле­ко не пол­ный пе­ре­чень про­блем и уж тем бо­лее не пол­ный пе­ре­чень пу­тей их ре­ше­ния для ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий. Нам еще пред­сто­ит ис­кать кон­сен­сус внут­ри об­ще­ства по мно­гим те­мам, под­ня­тым вы­ше. Но мно­гое из при­ве­ден­но­го здесь мо­жет стать от­прав­ной точ­кой для мо­де­ли­ро­ва­ния пол­но­цен­но­го пла­на ре­ин­те­гра­ции Дон­бас­са. Как бы стран­но это ни зву­ча­ло, но что­бы по­лу­чить от­вет на во­прос: «Как нам вер­нуть Дон­басс?», сна­ча­ла мы долж­ны по­нять, что мы с ним бу­дем де­лать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.