«Все на­чи­на­ет­ся с ПРО­ЗРАЧ­НО­СТИ. Что угод­но мож­но ре­гу­ли­ро­вать, как угод­но об­ла­гать на­ло­га­ми, но невоз­мож­но оце­нить пра­виль­ность этих ре­ше­ний, ес­ли нет про­зрач­но­сти», — Геор­гий ЛОЖЕНКО, пре­зи­дент ком­па­нии МСЛ

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей Следзь

Ло­те­рей­ный ры­нок — на краю про­па­сти. Пя­тый год Мин­фин не вы­да­ет опе­ра­то­рам ли­цен­зии. Де­я­тель­ность двух са­мых круп­ных опе­ра­то­ров свя­за­на санк­ци­я­ми. В ре­зуль­та­те их един­ствен­ный оп­по­нент пре­вра­тил­ся из ма­ло­зна­чи­мо­го участ­ни­ка рын­ка по фак­ту в част­но­го мо­но­по­ли­ста. Гос­бюд­жет несет по­те­ри. Ес­ли в 2013 г., по дан­ным Мин­фи­на, каз­на по­лу­чи­ла от этой сфе­ры 321 млн грн на­ло­гов, то уже в 2015­м по­ступ­ле­ния сни­зи­лись до 26,5 млн грн. И си­ту­а­ция ухуд­ша­ет­ся.

Что­бы разо­брать­ся, что на са­мом де­ле про­ис­хо­дит с ло­те­рей­ным рын­ком и как его «вы­ле­чить», ZN.UA при­гла­си­ла на ин­тер­вью ос­но­ва­те­ля оте­че­ствен­но­го ло­те­рей­но­го рын­ка, со­зда­те­ля пер­вой в Укра­ине ло­те­рей­ной ком­па­нии МСЛ, ее ны­неш­не­го пре­зи­ден­та Геор­гия ЛОЖЕНКО. — Геор­гий Алек­сан­дро­вич, рас­ска­жи­те на­шим чи­та­те­лям, ка­ким об­ра­зом ло­те­рея из ХХІ ве­ка вер­ну­лась в 1990-е го­ды? — В се­ре­дине 90-х го­дов, по­сле рас­па­да Со­ю­за, на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, кро­ме оскол­ков «Спорт­ло­то», про­во­ди­лось от 90 до 100 раз­лич­ных ло­те­рей. От­ли­чи­тель­ной чер­той это­го пе­ри­о­да бы­ла без­на­ка­зан­ность, по­то­му что мож­но бы­ло об­ма­ны­вать лю­дей про­сто так. И из-за это­го про­изо­шел ко­лос­саль­ный под­рыв до­ве­рия к ло­те­рее, в том чис­ле и к нам, пра­во­пре­ем­ни­кам «Спорт­ло­то». Как раз в те вре­ме­на по­яви­лось вы­ра­же­ние «ло­хо­трон». Увы, сей­час мы к это­му пе­ри­о­ду вер­ну­лись.

На­ша ком­па­ния при­ла­га­ла зна­чи­тель­ные уси­лия, что­бы на­ве­сти по­ря­док в 90-е. Так, мы ини­ци­и­ро­ва­ли при­ня­тие ре­ше­ния, при­рав­няв­ше­го ло­те­рей­ный би­лет к до­ку­мен­ту стро­гой от­чет­но­сти. Ко­гда это про­изо­шло, ко­ли­че­ство афе­ри­стов на­ча­ло рез­ко па­дать, т. к. по­яви­лась уго­лов­ная от­вет­ствен­ность за под­дел­ку. Кто-то эту нор­му убрал — ло­те­рей­ный би­лет уже не яв­ля­ет­ся блан­ком стро­гой от­чет­но­сти. — Кто это сде­лал и за­чем? — Я не по­ни­маю, как мож­но бы­ло так по­сту­пить. Но, ве­ро­ят­но, ко­му-то это бы­ло нуж­но. И, со­от­вет­ствен­но, ло­те­рея, сде­лав та­кой ис­то­ри­че­ский круг, вер­ну­лась к се­ре­дине 90-х. Прав­да, на сме­ну бу­маж­ным би­ле­ти­кам при­шли элек­трон­ные устрой­ства. А еще по­яви­лись «иг­ро­вые ав­то­ма­ты» в об­ра­зе пла­теж­ных тер­ми­на­лов в ма­га­зи­нах. Ес­ли вы об­ра­ти­ли вни­ма­ние, сей­час мож­но зай­ти в обыч­ный про­дук­то­вый мар­кет и сыг­рать в элек­трон­ную мгно­вен­ную ло­те­рею, ко­то­рая, по су­ти, яв­ля­ет­ся иг­рой на став­ках. Встав­ля­ешь ку­пю­ры в ку­пю­ро­при­ем­ник — и иг­ра­ешь, как на иг­ро­вом ав­то­ма­те. Прав­да, это уже кар­ти­на сре­ди­ны 2000-х го­дов. Пом­ни­те, у нас сто­я­ли так на­зы­ва­е­мые стол­би­ки с мо­не­то­при­ем­ни­ка­ми (то­гда мо­не­ты еще че­го-то сто­и­ли)? На них са­мые неза­щи­щен­ные слои на­се­ле­ния то­гда про­иг­ры­ва­ли су­ма­сшед­шие день­ги. У ме­ня в па­мя­ти до сих пор кар­ти­на, как в неболь­шом га­стро­но­ме ба­буш­ка вбра­сы­ва­ла в ав­то­мат ме­лочь. Ко­пей­ку вы­иг­ра­ла — и ее ту­да же…

Все это сви­де­тель­ству­ет о том, что кон­тро­ля прак­ти­че­ски нет, ведь непо­нят­но, что кон­тро­ли­ро­вать. По­это­му я и го­во­рю, что мы вер­ну­лись в 90-е. — Почему так про­изо­шло? Что

по­спо­соб­ство­ва­ло воз­вра­ту? — В 2012 г. был при­нят за­кон о ло­те­рее. И во­прос не в том, ка­кой пар­ла­мент его при­ни­мал. Ведь мы не от­ме­ни­ли все за­ко­ны, при­ня­тые при В. Яну­ко­ви­че. На­при­мер, На­ло­го­вый ко­декс и мно­го че­го дру­го­го. По­валь­ной от­ме­ны за­ко­нов не про­изо­шло. Ин­те­рес­но дру­гое: в 2013 г. пра­ви­тель­ство Н. Аза­ро­ва обя­за­но бы­ло пе­ре­офор­мить ли­цен­зии опе­ра­то­рам ло­те­реи, но не сде­ла­ло это­го. Вме­сто это­го там на­ча­ли за­яв­лять, что за­кон о ло­те­рее несо­вер­ше­нен (и это по­сле то­го, что Ка­б­мин со­гла­со­вы­вал текст это­го за­ко­на). Не пред­ла­гая ни­ка­ких из­ме­не­ний в за­кон, чи­нов­ни­ки ту­по за­бло­ки­ро­ва­ли вы­да­чу ли­цен­зий. Бо­лее то­го, на­ча­лись ак­тив­ные дей­ствия по оста­нов­ке на­шей де­я­тель­но­сти. Чи­нов­ни­кам за­хо­те­лось по­лу­чить опе­ра­тив­ный кон­троль над ло­те­рей­ным биз­не­сом че­рез Ощад­банк.

Од­на­ко оста­но­вить не уда­лось. По­ме­шал Май­дан и Ре­во­лю­ция до­сто­ин­ства. К вла­сти при­шли но­вые по­ли­ти­че­ские си­лы. И ко­неч­но, мы пред­став­ля­ли се­бе, что это да­ет воз­мож­ность раз­бло­ки­ро­вать во­прос ли­цен­зи­ро­ва­ния и обес­пе­чить стро­и­тель­ство ци­ви­ли­зо­ван­но­го рын­ка. Вме­сто это­го столк­ну­лись с тем, что новая власть за­хо­те­ла пе­ре­де­лить ры­нок. Точ­нее — убрать нас с рын­ка и пе­ре­дать пра­ва на ло­те­рею го­су­дар­ствен­но­му Ощад­бан­ку. — То есть фак­ти­че­ски про­дол­жи­лась ли­ния преды­ду­ще­го пра­ви­тель­ства, ко­то­рое то­же вы­на­ши­ва­ло пла­ны ре­ор­га­ни­за­ции рын­ка с по­мо­щью Ощад­бан­ка? — Да. Очень по­хо­же. Та­ким об­ра­зом, в нед­рах но­во­го Ка­б­ми­на был под­го­тов­лен, я ду­маю, при одоб­ре­нии пре­мьер-ми­ни­стра, про­ект за­ко­на, ко­то­рым пы­та­лись про­ве­сти в кон­це 2014 г. мо­но­по­лию на ло­те­рей­ный ры­нок в поль­зу Ощад­бан­ка плюс ле­га­ли­зо­вать весь игор­ный биз­нес: ка­зи­но, иг­ро­вые ав­то­ма­ты, бе­тинг. Ав­то­ры за­ко­но­про­ек­та все раз­ре­ша­ли, но не бы­ло по­нят­но, как го­су­дар­ство все это со­би­ра­ет­ся кон­тро­ли­ро­вать? На этот во­прос чи­нов­ни­ки про­сто от­во­ди­ли гла­за.

Геор­гий Ложенко Де­пу­та­ты украинского пар­ла­мен­та — очень ум­ные и ис­ку­шен­ные лю­ди. Все-та­ки это эли­та об­ще­ства. Почему они не про­го­ло­со­ва­ли, ес­ли все так глад­ко? По­то­му что по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство их по­ни­ма­ло, что пред­ла­га­е­мое — не в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства. А в ин­те­ре­сах ка­кой-то груп­пы, на­ме­ре­ва­ю­щей­ся за­брать ры­нок под се­бя.

Но од­но­вре­мен­но про­шли по­прав­ки к На­ло­го­во­му ко­дек­су, ко­то­рые вве­ли со­вер­шен­но де­струк­тив­ный на­лог с обо­ро­та для ло­те­реи. В дан­ном слу­чае за­мы­сел был до­воль­но про­стой.

1. Вве­сти непо­силь­ный на­лог и «по­ло­жить» дей­ству­ю­щих на рынке опе­ра­то­ров.

2. Вы­ве­сти ло­те­рею под эги­дой Ощад­бан­ка.

3. По­ме­нять на­ло­го­вое за­ко­но­да­тель­ство, что­бы уже свои мог­ли ком­форт­но за­ни­мать­ся ло­те­рей­ным биз­не­сом на за­чи­щен­ном рынке.

Т. е. на ли­цо про­стая двух­хо­дов­ка. Обра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние ню­анс. Дан­ным на­ло­гом об­кла­ды­ва­лись толь­ко ло­те­реи, а бе­тинг (его на­ме­ре­ва­лись раз­ре­шить) оста­вал­ся на преж­ней си­сте­ме на­ло­го­об­ло­же­ния.

Еще од­ну по­пыт­ку со­здать ре­гу­ля­цию на рынке по ка­ким-то но­вым пра­ви­лам пред­при­ня­ла уже ми­нистр Н. Яресь­ко. У нее бы­ла дру­гая за­да­ча. Ей на­до бы­ло сдать ры­нок од­но­му ино­стран­но­му участ­ни­ку. Идея с Ощад­бан­ком не сра­бо­та­ла, по­это­му по­явил­ся мощ­ный ино­стран­ный ин­ве­стор и юри­ди­че­ская струк­ту­ра, ко­то­рая под него на­ча­ла вы­пи­сы­вать за­кон. По­сле­до­ва­ли со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ские обе­ща­ния по­ступ­ле­ний в бюд­жет.

Фак­ти­че­ски име­ла ме­сто вто­рая по­пыт­ка пе­ре­де­ла рын­ка. А что­бы мы не ме­ша­ли, нас за­ве­ли в санк­ции. Боль­ше не за что бы­ло за­це­пить­ся, по­это­му и вы­со­са­ли из паль­ца фик­тив­ную идею при­част­но­сти нас к рос­сий­ско­му биз­не­су, к угро­зе… Вы пред­став­ля­е­те, на­сколь­ко смеш­ной вы­гля­дит угро­за без­опас­но­сти стра­ны со сто­ро­ны ло­те­рей­ной ком­па­нии?

Вве­ли нас в санк­ции, и ока­за­лось, что един­ствен­ная ком­па­ния, не по­пав­шая под них, — наш кон­ку­рент («Українсь­ка на­ціо­наль­на ло­те­рея». — Ред.). Эта ком­па­ния очень быст­ро по­ме­ня­ла соб­ствен­ни­ков, из­ба­ви­лась от за­пад­ных парт­не­ров. Сна­ча­ла ее хо­зя­и­ном стал ни­ко­му не из­вест­ный граж­да­нин Пин­дыч, по­том — тре­нер по ве­ло­спор­ту, а сей­час я уже и не знаю кто. В лю­бом слу­чае это че­ло­век ма­ло ко­му из­вест­ный.

Со­от­вет­ствен­но, в 2016 г. по­явил­ся за­мы­сел вы­пи­сать за­кон под но­вый рас­клад на рынке, т. е. под УНЛ. Но он то­же не про­шел. И не прой­дет ни один за­кон, по­то­му что на­род­ных депутатов нель­зя об­ма­нуть. По­ка лю­бо­му граж­да­ни­ну не бу­дет по­ня­тен прин­цип, по ко­то­ро­му дви­га­ют­ся день­ги в этой сфе­ре, по­ка лю­ди не пой­мут, ко­му они про­иг­ры­ва­ют, сколь­ко про­иг­ры­ва­ют, ка­ко­ва ве­ро­ят­ность вы­иг­ры­ша (как это есть в ци­ви­ли­зо­ван­ном ми­ре), до тех пор из­ме­не­ний за­ко­нов не бу­дет.

Что де­ла­ют на­ши кон­ку­рен­ты? Раз нель­зя про­ве­сти но­вый за­кон, они вы­тас­ки­ва­ют на свет Бо­жий за­кон, ко­то­рый ра­нее был плох всем чи­нов­ни­кам, ко­то­рые не мог­ли по нему ра­бо­тать, так как, по их мне­нию, «он имел кучу не­до­стат­ков и не да­вал воз­мож­ность го­су­дар­ству управ­лять». (На са­мом же де­ле за­кон о ло­те­рее не да­вал им со­би­рать дань, и с управ­ле­ни­ем это ни­как не свя­за­но.) В ре­зуль­та­те ре­а­ли­зу­ет­ся идея при­ня­тия ли­цен­зи­он­ных усло­вий, как то­го тре­бу­ет за­кон, при­ня­тый еще в 2012 г. Т. е. на ос­но­ва­нии за­ко­на о ло­те­рее, о ко­то­рый столь­ко лет вы­ти­ра­ли но­ги, на­ме­ре­ва­ют­ся при­нять ли­цен­зи­он­ные усло­вия, но мо­но­поль­ные. — Не при­вле­кая к этой за­да­че

упря­мый пар­ла­мент? — Да. Там же ум­ные си­дят. Они не го­ло­су­ют по лю­бой ко­ман­де. А как не вы­пол­нить ко­ман­ду в пра­ви­тель­стве, ко­гда сни­ма­ет­ся труб­ка и го­во­рят: «На­до!». Но са­мое глав­ное, что в про­ек­те но­вых ли­цен­зи­он­ных усло­вий о про­зрач­но­сти ни­че­го не ска­за­но. Нет там и си­сте­мы, поз­во­ля­ю­щей кон­тро­ли­ро­вать дви­же­ние де­нег, нет и кон­тро­ля за вы­пла­той вы­иг­ры­шей. А по­стра­дав­ший у нас — гос­по­дин Ляш­ко. — По­то­му что он три­жды за год

вы­иг­рал круп­ную сум­му? — При всей мо­ей сим­па­тии к это­му яр­ко­му по­ли­ти­ку, он стал жерт­вой этой непро­зрач­но­сти. Ведь ес­ли бы ра­бо­та­ла си­сте­ма (ее нуж­но бы­ло со­здать еще в 2013 г., и за­кон это поз­во­лял), то не при­шлось бы Оле­гу Ва­ле­рье­ви­чу ко­му-то да­вать ин­тер­вью и что-то объ­яс­нять. Ни­кто бы не сво­дил его с УНЛ, ко­то­рая ка­ким-то об­ра­зом вы­пла­ти­ла ему эти день­ги. Ни­че­го бы это­го не бы­ло. А все бы­ло бы по­нят­но и про­зрач­но для лю­бо­го дру­го­го граж­да­ни­на, ко­то­рый вы­иг­рал. Ни­ко­му бы в го­ло­ву не при­хо­ди­ло спра­ши­вать: «Ко­му ты и сколь­ко от­ка­тил?», «Как до­го­во­рить­ся о вы­иг­рыш­ном би­ле­ти­ке?», «Как узнать, ка­кие ша­ри­ки вы­па­дут?» Не бы­ло бы до­мыс­лов. А бы­ло бы на по­ря­док вы­ше до­ве­рие к этой сфе­ре, как это се­го­дня в Гер­ма­нии и Фран­ции. — Так почему власть не хо­чет хо­тя бы по­дой­ти к ре­ше­нию этой про­бле­мы? — Зна­чит, ей это не вы­год­но. Од­на­ко да­вай­те раз­ли­чать об­щее по­ня­тие «власть» и во­лю кон­крет­ных чи­нов­ни­ков, ко­то­рые упол­но­мо­че­ны при­ни­мать ре­ше­ния, но де­ла­ют это не все­гда в ин­те­ре­сах го­су­дар­ства. Им вы­год­на тем­ная ис­то­рия и кра­си­вые ло­зун­ги: «Мы за­чи­стим ры­нок от тех, кто не име­ет пра­ва на про­ве­де­ние игр», «Мы ле­га­ли­зу­ем его». Бе­да толь­ко, что от за­чист­ки ры­нок про­зрач­ней не ста­нет, по­то­му что все рав­но оста­нут­ся во­про­сы дви­же­ния де­нег, их ин­кас­са­ции. А еще — на ка­кие рас­чет­ные сче­та день­ги по­па­да­ют и как вы­пла­чи­ва­ют­ся вы­иг­ры­ши. На­ко­нец, са­мое глав­ное — как пла­тят­ся на­ло­ги. И кас­со­вые ап­па­ра­ты (КА) тут не спа­сут, ведь это ква­зи­про­зрач­ность, ко­то­рая не име­ет ни­че­го об­ще­го с ло­те­рей­ным биз­не­сом. Мы это все уже про­хо­ди­ли в 2007—2009 гг.

Ес­ли вы зай­де­те в зал, где рас­по­ло­же­ны ЛТС (ло­те­рей­ный тер­ми­нал са­мо­об­слу­жи­ва­ния), неза­ви­си­мо от то­го, светлый или тем­ный зал это бу­дет, вы по­лу­чи­те в об­мен на день­ги код до­сту­па к иг­ре. По это­му же ко­ду вы­пла­чи­ва­ют вы­иг­ры­ши. Все в от­но­ше­нии иг­ро­ка про­зрач­но и чест­но. Но кто зна­ет, сколь­ко вы за­пла­ти­ли? Кас­со­вый ап­па­рат? Но ес­ли вы по­сто­ян­ный кли­ент, иг­ра­ю­щий два-три ра­за в неделю, и про­да­вец вас зна­ет, за­чем ему про­би­вать чек?

Ес­ли же вы за­шли в пер­вый раз, чек вам про­бьют обя­за­тель­но. При этом по­сто­ян­ные кли­ен­ты со­став­ля­ют 80—85% иг­ро­ков. Это к слу­чай­но­му че­ло­ве­ку, за­шед­ше­му в зал, дол­го бу­дут при­смат­ри­вать­ся, пред­ла­гать по­мощь в иг­ре, изу­чать его по­тен­ци­ал, про­ве­рять, не яв­ля­ет­ся ли он со­труд­ни­ком по­ли­ции, на­ме­ре­ва­ю­щим­ся на чем-то под­ло­вить за­ве­де­ние. Это в хлеб­ном ма­га­зине ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет по­ку­па­тель. А здесь — со­всем на­обо­рот, по­то­му что это кли­ен­ту­ра. А по­том у вас по­про­сят но­мер мо­биль­но­го, что­бы со­об­щать об ак­ци­ях и розыг­ры­шах. Здесь вы по­сто­ян­ный кли­ент, ко­то­рый кас­со­вы­ми че­ка­ми не обес­пе­чи­ва­ет­ся. Они — для чу­жих. Ес­ли под­нять от­че­ты об уче­те де­нег че­рез кас­со­вые ап­па­ра­ты в пе­ри­од 2007—2009 гг., то бу­дет да­же не по­нят­но, от­ку­да день­ги на арен­ду, на зар­пла­ту пер­со­на­ла, на оформ­ле­ние за­ве­де­ния, под­свет­ку. Ну от­ку­да? Ес­ли обо­рот по КА в де­сять раз меньше, чем од­на арен­да. — Ко­му это нуж­но? — Это во­прос не ко мне. Я же не имею от­но­ше­ния к спец­служ­бам. — Но все рав­но вы мо­же­те знать

об этом. — Я мо­гу лишь пред­по­ла­гать. И ни­че­го но­во­го не ска­жу, на­при­мер, на­пом­нив, что с ком­па­ни­ей «Укра­ин­ская на­ци­о­наль­ная ло­те­рея» свя­зы­ва­ют неко­то­рых депутатов. Это в первую оче­редь Алек­сандр Тре­тья­ков. В Ин­тер­не­те до­ста­точ­но этой ин­фор­ма­ции. Не ду­маю, что бы­ва­ет дым без ог­ня. И срав­ни­вая, к при­ме­ру, вли­я­ние на ры­нок на­род­но­го де­пу­та­та и тре­не­ра по ве­ло­спор­ту (ко­то­рый чис­лил­ся соб­ствен­ни­ком УНЛ), по­ни­маю: что-то не сты­ку­ет­ся.

Те­перь, за­гнав нас в санк­ции и за­да­вив на­ло­га­ми, все­ми воз­мож­но­стя­ми стре­мят­ся уни­что­жить на­шу си­сте­му про­зрач­но­сти, по­то­му что она яв­ля­ет­ся эта­ло­ном для срав­не­ния. А это ме­ша­ет. Цель — до­бить­ся ухо­да на­шей ком­па­нии с рын­ка. Для оп­по­нен­тов глав­ное, что­бы те­бе вслед иг­ро­ки бро­са­ли кир­пи­чи за то, что ты с ни­ми не рас­счи­тал­ся. Ведь то­гда ты уже не под­ни­мешь­ся. Вот все, что де­ла­ет­ся про­тив нас.

Но так ры­нок не мо­жет ра­бо­тать. Ни в од­ной стране он так не ра­бо­та­ет. — А укра­ин­ский си­лой пы­та­ют­ся скло­нить к та­кой ра­бо­те? — Да. Сей­час ре­аль­но ло­те­рея уже ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет, как и до­ве­рие к джек-по­там, к иг­ре в длин­ную. А ин­те­ре­су­ет толь­ко пуб­ли­ка, ко­то­рая при­шла и на­жа­ла кноп­ку, т. е. так на­зы­ва­е­мые быст­рые иг­ры. По­то­му что они тре­бу­ют ло­каль­но­го до­ве­рия (в кон­крет­ной точ­ке про­даж). Но, увы, это не до­ве­рие об­ще­ства, депутатов и да­же чи­нов­ни­ков, ко­то­рые по­ни­ма­ют, на­сколь­ко ва­жен для стра­ны этот источ­ник фи­нан­си­ро­ва­ния, вклю­чая со­ци­аль­ные про­грам­мы.

Я уже да­же не пред­став­ляю се­бе, до ка­ко­го пре­де­ла мож­но про­дол­жать утап­ты­вать этот ры­нок. — Мо­жет быть, опять по­явил­ся план его ко­му-то пе­ре­про­дать? — То есть все сров­нять с зем­лей, а по­том при­гла­сить за­гра­нич­но­го гу­ру, ко­то­рый у нас на­ве­дет по­ря­док. Толь­ко мы всех этих гу­ру зна­ем, ведь са­ми 20 лет в Ев­ро­пей­ской ло­те­рей­ной ас­со­ци­а­ции. Впро­чем, мо­жет быть и так, как ска­зал мне один де­пу­тат: «Вы слиш­ком хо­ро­шо ду­ма­е­те о них. Им по­шла ко­ман­да в Мин­фине най­ти день­ги для бюд­же­та, вот они и при­ду­мы­ва­ют». — Но при та­ких под­хо­дах гос­бюд­жет, на­обо­рот, чет­вер­тый год под­ряд те­ря­ет день­ги. Для бюд­же­та луч­ше, ес­ли бы рын­ку хо­тя бы не ме­ша­ли. — А та­кой ко­ман­ды не бы­ло. На­до по­ни­мать, ка­кие лю­ди сей­час ра­бо­та­ют в Мин­фине. — И что бы вы по­со­ве­то­ва­ли за­ме­сти­те­лю ми­ни­стра фи­нан­сов Сер­гею Мар­чен­ко, под ру­ко­вод­ством ко­то­ро­го на­хо­дят­ся ло­те­рей­ные спе­ци­а­ли­сты? — Об­ра­тить вни­ма­ние на ква­ли­фи­ка­цию его под­чи­нен­ных. Оце­нить их не по вре­ме­ни пре­бы­ва­ния в крес­ле, а по эф­фек­тив­но­сти это­го пре­бы­ва­ния. Ведь чи­нов­ни­ки та­ко­го уров­ня, осо­бен­но «ста­рая аза­ров­ская гвар­дия», се­бя уме­ют хва­лить и кра­си­во пре­под­не­сти. Ко­гда об­ща­ешь­ся с ни­ми, то со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что без них уже и Укра­и­ны бы не бы­ло. А по су­ти, все лю­ди, за­ни­ма­ю­щи­е­ся сей­час ло­те­рей­ным рын­ком в Мин­фине, — став­лен­ни­ки Н. Аза­ро­ва. Они ор­га­ни­зо­вы­ва­ли игор­ный ры­нок в 2007 г. — Те, ко­му да­ли ко­ман­ду в 2013-м не вы­да­вать ло­те­рей­щи­кам ли­цен­зии? — Ко­неч­но. — А зна­чит, про­дол­же­ние той же исто­рии уже по­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства то­же не уди­ви­тель­но? — Там ни­че­го не по­ме­ня­лось. — Но ведь ми­нистр при­слу­ши­ва­ет­ся к этим спе­ци­а­ли­стам. — У ми­ни­стра столь­ко за­дач, что ес­ли он кон­цен­три­ру­ет­ся на ка­ком-то во­про­се и ему кра­си­во пре­зен­ту­ет­ся ре­ше­ние, то у него нет аль­тер­на­ти­вы. Да и вре­ме­ни нет на по­иск этой аль­тер­на­ти­вы. По­это­му он при­ни­ма­ет то, что на пер­вый взгляд ка­жет­ся ло­гич­ным. Да­же при том, что ми­нистр очень ум­ный че­ло­век и, без­услов­но, с го­су­дар­ствен­ной по­зи­ци­ей. — Но чи­нов­ни­ки сред­не­го зве­на мо­гут этим поль­зо­вать­ся. — Они не мо­гут, а поль­зу­ют­ся. — А что, по-ва­ше­му, нуж­но бы­ло бы сде­лать на ло­те­рей­ном рынке? — Все на­чи­на­ет­ся с про­зрач­но­сти. Что угод­но мож­но ре­гу­ли­ро­вать, ка­кие угод­но мож­но вво­дить на­ло­ги, но невоз­мож­но оце­нить пра­виль­ность этих ре­ше­ний, ес­ли нет про­зрач­но­сти. — Как вы оце­ни­ва­е­те по­тен­ци­ал ло­те­рей­но­го рын­ка? — Я вам не на­зо­ву кон­крет­ную циф­ру, т. к. по­тен­ци­ал мож­но рас­смат­ри­вать, толь­ко ко­гда су­ще­ству­ют по­нят­ные прин­ци­пы иг­ры и на­ло­го­об­ло­же­ния. Мо­гу ска­зать толь­ко, что, по ми­ро­вой ста­ти­сти­ке, по­ряд­ка 3% от де­нег, ко­то­рые оста­ют­ся у лю­дей в кар­мане, мо­жет быть со­бра­но с по­мо­щью ло­те­реи. — А ка­ко­вы по­те­ри го­су­дар­ства от неэф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния ло­те­реи? — На­ша ком­па­ния в 2014 г. под­готовила биз­нес-план на три по­сле­ду­ю­щих го­да. В 2015 г., по на­шим рас­че­там, по­ступ­ле­ния в бюд­жет толь­ко от ком­па­нии МСЛ долж­ны бы­ли со­став­лять 1,6 млрд грн, в 2016 г. эта сум­ма удва­и­ва­лась, а в ны­неш­нем го­ду МСЛ мог­ла бы упла­тить око­ло 6 млрд грн. Не ду­маю, что эти день­ги уле­те­ли на Лу­ну. Они на­хо­дят­ся в стране, про­сто име­ют дру­гую ипо­стась…

Пред­став­ля­е­те, ес­ли бы нас не прес­со­ва­ли и МСЛ сге­не­ри­ро­ва­ла столь­ко де­нег в гос­бюд­жет, а дру­гая ком­па­ния да­ла бы толь­ко 50 млн, бы­ли бы во­про­сы к по­след­ней ком­па­нии? Ко­неч­но. По­это­му и уби­ра­ют эта­лон с рын­ка как мож­но быст­рее. Не хо­тят про­зрач­но­сти…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.