Три всад­ни­ка де­мо­гра­фи­че­ско­го апо­ка­лип­си­са. Ос­нов­ные трен­ды в Укра­ине

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ли­дия ТКАЧЕНКО, кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та де­мо­гра­фии и со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний име­ни М.пту­хи НАН Укра­и­ны

Ди­на­ми­ка чис­лен­но­сти и струк­ту­ры на­се­ле­ния тес­но вза­и­мо­свя­за­на с ка­че­ством че­ло­ве­че­ско­го по­тен­ци­а­ла, при­чем эта вза­и­мо­связь име­ет дву­сто­рон­ний и не все­гда од­но­знач­ный ха­рак­тер.

Вза­и­мо­дей­ствие де­мо­гра­фи­че­ских из­ме­не­ний с про­цес­са­ми эко­но­ми­че­ско­го и со­ци­аль­но­го раз­ви­тия опре­де­ля­ет­ся мно­же­ством фак­то­ров, что обу­слав­ли­ва­ет слож­ность оцен­ки их по­след­ствий. Мно­гие де­мо­гра­фи­че­ские из­ме­не­ния, про­ис­хо­дя­щие в Укра­ине, но­сят гло­баль­ный ха­рак­тер и в той или иной ме­ре охва­ты­ва­ют боль­шин­ство стран со­вре­мен­но­го ми­ра. Вме­сте с тем су­ще­ству­ют зна­чи­тель­ные осо­бен­но­сти, ко­то­рые то­же нель­зя на­звать су­гу­бо на­ци­о­наль­ны­ми. Они на­блю­да­ют­ся в боль­шин­стве стран Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы, но в Укра­ине про­яв­ля­ют­ся наи­бо­лее ост­ро, до­сти­гая пи­ко­вых зна­че­ний.

До­сто­вер­ность дан­ных офи­ци­аль­ной де­мо­гра­фи­че­ской ста­ти­сти­ки за по­след­нюю де­ка­ду ча­сто ста­вит­ся под со­мне­ние, по­сколь­ку ра­унд пе­ре­пи­си 2010 г. был про­пу­щен, дан­ные ад­ми­ни­стра­тив­ных ре­ест­ров раз­роз­не­ны и ма­ло­до­ступ­ны для ста­ти­сти­че­ских це­лей, нет ста­ти­сти­че­ских оце­нок по непод­кон­троль­ным тер­ри­то­ри­ям. Тем не ме­нее об­щие про­пор­ции и тен­ден­ции име­ю­ща­я­ся ста­ти­сти­ка от­ра­жа­ет. Что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать вли­я­ние тер­ри­то­ри­аль­ных из­ме­не­ний на со­по­ста­ви­мость ди­на­ми­че­ских ря­дов, ис­поль­зу­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но от­но­си­тель­ные и сред­ние по­ка­за­те­ли.

Ана­лиз поз­во­ля­ет вы­де­лить три ос­нов­ных де­мо­гра­фи­че­ских трен­да, ока­зы­ва­ю­щих наи­бо­лее мощ­ное воз­дей­ствие как на се­го­дняш­нюю си­ту­а­цию, так и на дол­го­сроч­ные пер­спек­ти­вы раз­ви­тия на­шей стра­ны.

Со­кра­ще­ние на­се­ле­ния вслед­ствие де­по­пу­ля­ции. Пре­вы­ше­ние уров­ня смерт­но­сти над рож­да­е­мо­стью со­про­вож­да­ет Укра­и­ну весь пе­ри­од по­сле рас­па­да СССР. За­тяж­ной кри­зис пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да спро­во­ци­ро­вал рост смерт­но­сти и рез­кое сни­же­ние рож­да­е­мо­сти. Са­мый вы­со­кий уро­вень смерт­но­сти был за­фик­си­ро­ван в 1995 г., ко­гда ожи­да­е­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни при рож­де­нии со­ста­ви­ла для муж­чин 61,22 го­да, для жен­щин — 72,54. По срав­не­нию с 1990 г. по­ка­за­те­ли про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни сни­зи­лись на 4,38 и 2,28 го­да со­от­вет­ствен­но. Да­лее си­ту­а­ция ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, но вер­нуть­ся к уров­ню 1990-го уда­лось толь­ко в 2009– 2010 гг., при­чем од­ним рыв­ком. В ны­неш­ней де­ка­де по­ло­жи­тель­ная ди­на­ми­ка про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни сно­ва за­мед­ли­лась, за ис­тек­шие шесть лет при­рост со­ста­вил 1,45 го­да для муж­чин и 0,96 — для жен­щин. По дан­ным World Population Prospects: The 2017 Revision, Укра­и­на вме­сте с Мол­до­вой и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей име­ют са­мые низ­кие по­ка­за­те­ли ожи­да­е­мой про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни в Ев­ро­пе (70– 71 год при рож­де­нии в сред­нем по все­му на­се­ле­нию).

Сни­же­ние рож­да­е­мо­сти наи­бо­лее ин­тен­сив­но про­ис­хо­ди­ло так­же в пе­ри­од 1991–1995 гг., но про­дол­жа­лось го­раз­до доль­ше. Ре­корд­но низ­кий уро­вень сум­мар­но­го ко­эф­фи­ци­ен­та рож­да­е­мо­сти (ме­нее 1,1 ре­бен­ка на од­ну жен­щи­ну) был за­фик­си­ро­ван в 2001– 2002 гг. С улуч­ше­ни­ем об­щей си­ту­а­ции в стране, по дан­ным Гос­ста­та, по­ка­за­те­ли рож­да­е­мо­сти ста­ли по­не­мно­гу вос­ста­нав­ли­вать­ся, но мак­си­мум, че­го уда­лось до­стичь, — это 1,53 ре­бен­ка на од­ну жен­щи­ну в 2012 г. (в 1990 г. — 1,85). Ны­неш­ний уро­вень рож­да­е­мо­сти в Укра­ине бли­зок к сред­не­му по Ев­ро­пе, од­на­ко очень да­лек от необ­хо­ди­мо­го для про­сто­го за­ме­ще­ния по­ко­ле­ний.

Наи­боль­ший раз­рыв в об­щих ко­эф­фи­ци­ен­тах рож­да­е­мо­сти и смерт­но­сти на­блю­дал­ся в 1999– 2005 гг. (бо­лее 7‰ еже­год­но; см. рис. 1). В 2011–2013 гг. он со­кра­тил­ся до 3–3,5‰, и пра­ви­тель­ство да­же по­спе­ши­ло по­обе­щать ско­рое пре­одо­ле­ние де­по­пу­ля­ции, воз­ла­гая на­деж­ды на по­вы­ше­ние рож­да­е­мо­сти. Од­на­ко с на­ча­лом оче­ред­но­го по­ли­ти­че­ско­го и фи­нан­со­во­эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са по­ка­за­те­ли рож­да­е­мо­сти опять по­шли вниз, и ста­ло еще бо­лее оче­вид­но, что оста­но­вить де­по­пу­ля­цию за счет ро­ста рож­да­е­мо­сти при со­хра­не­нии кри­тич­но ко­рот­кой про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни невоз­мож­но.

По про­гно­зу ООН, Укра­и­на вхо­дит в де­сят­ку стран ми­ра с наи­выс­ши­ми тем­па­ми со­кра­ще­ния на­се­ле­ния (бо­лее чем на 15% до 2050 г.). По­след­ствия та­кой ин­тен­сив­ной убы­ли на­се­ле­ния вы­хо­дят да­ле­ко за рам­ки про­сто­го суже­ния фи­зи­че­ской ос­но­вы фор­ми­ро­ва­ния че­ло­ве­че­ско­го по­тен­ци­а­ла. По мне­нию ис­то­ри­ков и со­цио­ло­гов, кон­цен­тра­ция на­се­ле­ния яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мой пред­по­сыл­кой эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и со­ци­аль­ной спло­чен­но­сти. Со­кра­ще­ние на­се­ле­ния ве­дет к умень­ше­нию плот­но­сти за­се­лен­но­сти тер­ри­то­рии, что чре­ва­то на­ру­ше­ни­ем со­ци­аль­ных свя­зей, де­прес­сив­но­стью и раз­ру­ше­ни­ем ин­фра­струк­ту­ры. По­сколь­ку глав­ной при­чи­ной де­по­пу­ля­ции оста­ет­ся вы­со­кая смерт­ность, сам факт со­кра­ще­ния на­се­ле­ния яв­ля­ет­ся сви­де­тель­ством глу­бо­ко­го со­ци­аль­но­го небла­го­по­лу­чия.

Ста­ре­ние на­се­ле­ния за счет со­кра­ще­ния кон­тин­ген­тов тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та. Дол­гое вре­мя глав­ным и прак­ти­че­ски един­ствен­ным фак­то­ром ста­ре­ния на­се­ле­ния Укра­и­ны слу­жи­ло со­кра­ще­ние уров­ня рож­да­е­мо­сти и чис­лен­но­сти де­тей — так на­зы­ва­е­мое по­ста­ре­ние сни­зу. В те­че­ние 1991– 2002 гг., ко­гда шел рез­кий спад рож­да­е­мо­сти, удель­ный вес лю­дей в воз­расте 60 лет и стар­ше уве­ли­чил­ся с 18,3 до 21,4%. По­сле­до­вав­шее за­тем неко­то­рое вос­ста­нов­ле­ние уров­ня рож­да­е­мо­сти поз­во­ли­ло сни­зить эту до­лю до 20,3% в 2007– 2008 гг. Од­на­ко да­лее уро­вень ста­ре­ния сно­ва стал на­рас­тать и на на­ча­ло 2017 г. уже до­стиг 22,5%.

Ана­лиз струк­тур­ных сдви­гов по укруп­нен­ным воз­раст­ным груп­пам сви­де­тель­ству­ет, что в про­цес­се ста­ре­ния на­се­ле­ния Укра­и­ны на­ме­тил­ся но­вый этап: с на­ча­ла вто­рой де­ка­ды 2000-х удель­ный вес лю­дей в воз­расте 60 лет и стар­ше рас­тет за счет умень­ше­ния до­ли по­ко­ле­ний тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та, а не де­тей (их до­ля ста­би­ли­зи­ро­ва­лась). Ес­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся на юри­ди­че­ски обо­зна­чен­ный тру­до­спо­соб­ный воз­раст (16–59 лет), до­ля этой воз­раст­ной груп­пы умень­ши­лась с мак­си­маль­ных 64,4% в 2008–2009 гг. до 61,3%. Ес­ли при­ни­мать во вни­ма­ние ре­а­лии рын­ка тру­да, бо­лее адек­ват­ной ниж­ней гра­ни­цей взрос­ло­го и тру­до­ак­тив­но­го воз­рас­та сле­ду­ет счи­тать 20 лет, по­сколь­ку в бо­лее ран­нем воз­расте уро­вень эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти бли­зок к ну­ле­во­му. Удель­ный вес на­се­ле­ния в воз­расте 20–59 лет до­сти­гал мак­си­му­ма 59,0% в 2011 г., а сей­час сни­зил­ся до 57,6%. Та­ким об­ра­зом, мы име­ем по­ста­ре­ние уже не «сни­зу» и, ко­неч­но же, еще не «свер­ху», по­сколь­ку ди­на­ми­ка про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни склон­на к стаг­на­ции. Это по­ста­ре­ние как бы «со сре­ди­ны», и ме­ха­низм та­ко­го по­ста­ре­ния за­ло­жен в са­мой струк­ту­ре на­се­ле­ния (рис. 2).

Гра­фи­че­скую ил­лю­стра­цию воз­раст­но-по­ло­вой струк­ту­ры на­се­ле­ния Укра­и­ны труд­но на­звать пи­ра­ми­дой, по­сколь­ку ее ос­но­ва­ние го­раз­до уже, чем сред­няя часть. По чис­лен­но­сти ны­неш­ние по­ко­ле­ния де­тей зна­чи­тель­но усту­па­ют да­же по­ко­ле­ни­ям 60-лет­них. В обо­зри­мой пер­спек­ти­ве эти ма­ло­чис­лен­ные по­ко­ле­ния бу­дут всту­пать в тру­до­ак­тив­ный воз­раст, то­гда как пен­си­он­но­го воз­рас­та бу­дут до­сти­гать го­раз­до бо­лее мно­го­чис­лен­ные по­ко­ле­ния, рож­ден­ные в 1960– 1980-х го­дах. След­стви­ем та­ко­го на­хле­ста де­мо­гра­фи­че­ских волн сле­ду­ет ожи­дать но­вый ви­ток в про­цес­се по­ста­ре­ния, инер­ци­он­ная при­ро­да ко­то­ро­го де­ла­ет его пред­ска­зу­е­мым, но неот­вра­ти­мым.

Со­кра­ще­ние на­се­ле­ния тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та как дви­жу­щая си­ла, а так­же быст­рый темп по­ста­ре­ния крайне обост­ря­ют все тра­ди­ци­он­ные вы­зо­вы, свя­зан­ные со ста­ре­ни­ем. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что пре­одо­леть эти вы­зо­вы в усло­ви­ях мак­ро­эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­сти, сла­бо­сти си­сте­мы со­ци­аль­ной за­щи­ты и от­кры­то­го кон­флик­та по­ко­ле­ний не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным.

Пре­об­ла­да­ние по­то­ков тру­до­вых ми­гра­ций над по­сто­ян­ны­ми. Не­смот­ря на гло­баль­ную тен­ден­цию ро­ста ми­гра­ци­он­ной ак­тив­но­сти, для на­се­ле­ния Укра­и­ны ха­рак­тер­но, ско­рее, ее за­ту­ха­ние, при­чем как по внеш­ним, так и по внут­рен­ним пе­ре­ме­ще­ни­ям. По­сле эми­гра­ци­он­но­го бу­ма 1990-х обо­рот меж­го­су­дар­ствен­ных ми­гра­ций со­кра­тил­ся до 1–1,6‰. По­ло­жи­тель­ное саль­до на­блю­да­ет­ся с 2005 г., то есть при­ез­жа­ет в Укра­и­ну боль­ше лю­дей, чем вы­ез­жа­ет из нее. Од­на­ко при­рост на­се­ле­ния в ре­зуль­та­те ми­гра­ций очень незна­чи­тель­ный, а в по­след­ние го­ды стре­мит­ся к ну­лю. По­ло­ви­ну внеш­не­го ми­гра­ци­он­но­го обо­ро­та со­став­ля­ют лю­ди в воз­расте 15–34 лет (мо­ло­дежь со­глас­но дей­ству­ю­ще­му на­ци­о­наль­но­му за­ко­но­да­тель­ству), но су­ще­ствен­ное по­ло­жи­тель­ное саль­до на­блю­да­ет­ся толь­ко в груп­пе 15–19 лет, то есть при­ток мо­ло­де­жи обес­пе­чи­ва­ет­ся по­чти ис­клю­чи­тель­но за счет учеб­ной ми­гра­ции. Сре­ди взрос­ло­го на­се­ле­ния наи­боль­ший ми­гра­ци­он­ный при­рост фор­ми­ру­ют воз­раст­ные груп­пы 45–59 лет, в со­во­куп­но­сти они обес­пе­чи­ва­ют бо­лее тре­ти всего при­ро­ста (На­се­лен­ня Украї­ни за 2015 рік: Де­мо­гра­фіч­ний щоріч­ник/дер­жав­на служ­ба ста­ти­сти­ки Украї­ни). Та­ким об­ра­зом, ми­гра­ции не толь­ко не вос­пол­ня­ют по­терь на­се­ле­ния вслед­ствие де­по­пу­ля­ции, но и не спо­соб­ству­ют омо­ло­же­нию воз­раст­ной струк­ту­ры на­се­ле­ния.

Низ­кий уро­вень ми­гра­ций со сме­ной по­сто­ян­но­го ме­ста жи­тель­ства в зна­чи­тель­ной ме­ре ком­пен­си­ру­ет­ся тру­до­вы­ми ми­гра­ци­я­ми. По дан­ным об­сле­до­ва­ния тру­до­вой ми­гра­ции, про­ве­ден­но­го Го­су­дар­ствен­ной служ­бой ста­ти­сти­ки Укра­и­ны сов­мест­но с Ин­сти­ту­том де­мо­гра­фии и со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний в два ра­ун­да (в 2008-м и 2012 г.), внеш­ние тру­до­вые ми­гран­ты со­став­ля­ли 4–5% на­се­ле­ния тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та. Спе­ци­а­ли­сты Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции ми­гра­ций счи­та­ют, что под вли­я­ни­ем во­ен­но­го кон­флик­та и глу­бо­ко­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са ми­гра­ци­он­ные на­стро­е­ния укра­ин­цев воз­рас­та­ют, осо­бен­но в от­но­ше­нии тру­до­вых ми­гра­ций («Мі­гра­ція в Україні: фак­ти і циф­ри»). Ожи­да­ния ин­тен­си­фи­ка­ции ми­гра­ций свя­зы­ва­ют­ся так­же с рас­ши­ре­ни­ем гео­гра­фии без­ви­зо­во­го ре­жи­ма для граж­дан Укра­и­ны.

Вме­сте с тем есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что сег­мент ра­бо­чей си­лы, на­стро­ен­ной на внеш­ние тру­до­вые ми­гра­ции, уже до­ста­точ­но сло­жив­ший­ся и бли­зок к сво­ей мак­си­ми­за­ции. Мас­шта­бы внеш­них тру­до­вых ми­гра­ций опре­де­ля­ют­ся не толь­ко и не столь­ко си­ту­а­ци­ей в стране, сколь­ко про­цен­том на­се­ле­ния, го­то­во­го ре­шить­ся на по­езд­ку и при­нять усло­вия за­ня­то­сти, ко­то­рые ти­пич­ны для тру­до­вых ми­гран­тов. Про­ве­ден­ные ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что внеш­ние тру­до­вые ми­гра­ции со­вер­ша­ют пре­иму­ще­ствен­но лю­ди со сред­ним уров­нем об­ра­зо­ва­ния; вы­пол­ня­е­мые ими работы обыч­но не тре­бу­ют осо­бой ква­ли­фи­ка­ции и скон­цен­три­ро­ва­ны в спе­ци­фи­че­ских сек­то­рах эко­но­ми­ки (сель­ское хо­зяй­ство, стро­и­тель­ство, домашняя при­слу­га). Ча­ще всего, это цик­лич­ный ли­бо се­зон­ный ха­рак­тер за­ня­то­сти, неред­ко свя­зан­ный с не вполне за­кон­ны­ми спо­со­ба­ми тру­до­устрой­ства. Раз­мер за­ра­бот­ка тру­до­вых ми­гран­тов мо­жет счи­тать­ся вы­со­ким раз­ве что по срав­не­нию с уров­нем зар­плат в Укра­ине. Имен­но по­это­му ве­ро­ят­ность воз­вра­ще­ния тру­до­вых ми­гран­тов до­ста­точ­но ве­ли­ка: с уче­том ва­лют­но-кур­со­вых и це­но­вых раз­ли­чий за­ра­бо­тан­ные за гра­ни­цей день­ги им го­раз­до вы­год­нее тра­тить в Укра­ине, чем в стране тру­до­устрой­ства.

Ве­ро­ят­но, эта оче­вид­ная эко­но­ми­че­ская вы­го­да и от­но­си­тель­ная лег­кость тру­до­вых ми­гра­ций как раз и спо­соб­ству­ют за­ме­ще­нию пе­ре­ез­да на ПМЖ тру­до­вы­ми ми­гра­ци­я­ми. К то­му же на­коп­лен­ный опыт, в том чис­ле эми­грант­ской вол­ны 1990-х, по­ка­зы­ва­ет, на­сколь­ко непро­сто уко­ре­нить­ся в но­вой стране. Да­же в стра­нах ЕС, где по­ли­ти­ке ин­те­гра­ции ми­гран­тов от­во­дит­ся важное ме­сто, си­ту­а­ция не вдох­нов­ля­ет. По­след­нее ис­сле­до­ва­ние Ев­ро­ста­та по­ка­зы­ва­ет, что ми­гран­ты (осо­бен­но ес­ли они вы­ход­цы не из стран ЕС) по срав­не­нию с граж­да­на­ми стра­ны про­жи­ва­ния име­ют бо­лее вы­со­кий уро­вень без­ра­бо­ти­цы, ча­ще ра­бо­та­ют на усло­ви­ях непо­сто­ян­ной или ча­стич­ной за­ня­то­сти, у них меньше воз­мож­но­стей по­лу­чить выс­шее об­ра­зо­ва­ние, при­об­ре­сти соб­ствен­ное жи­лье и го­раз­до бо­лее вы­со­кие рис­ки бед­но­сти (Migrant integration, 2017 edition: Statistical Books). На­ла­жен­ные де­ся­ти­ле­ти­я­ми по­то­ки тру­до­вых ми­гра­ций хоть и не ре­ша­ют про­бле­му ста­биль­но­сти за­ня­то­сти, за­то поз­во­ля­ют су­ще­ствен­но уве­ли­чить до­хо­ды до­мо­хо­зяйств ми­гран­тов, ста­вя их в го­раз­до бо­лее вы­год­ное по­ло­же­ние по срав­не­нию с те­ми, у ко­го нет за­гра­нич­ных до­хо­дов. Это мо­жет быть вполне до­ста­точ­ной ма­те­ри­аль­ной и мо­раль­ной ком­пен­са­ци­ей за невы­со­кий со­ци­аль­ный ста­тус ми­гран­та в стране тру­до­устрой­ства.

В кон­тек­сте ка­че­ства че­ло­ве­че­ско­го по­тен­ци­а­ла за­ме­на по­то­ков по­сто­ян­ных ми­гра­ций тру­до­вы­ми не име­ет од­но­знач­ной оцен­ки. С од­ной сто­ро­ны, тру­до­вые ми­гра­ции да­ют воз­мож­ность не до­пу­стить от­то­ка на­се­ле­ния, что кри­тич­но важ­но в усло­ви­ях де­по­пу­ля­ции. С дру­гой — Укра­и­на фак­ти­че­ски ли­ша­ет­ся ча­сти ра­бо­чей си­лы, по­сколь­ку ми­гран­ты те­ря­ют ин­те­рес к внут­рен­не­му рын­ку тру­да. От­дель­ным во­про­сом оста­ет­ся оцен­ка эф­фек­тив­но­сти тру­до­вых ми­гра­ций, осо­бен­но в плане воз­мож­но­стей про­фес­си­о­наль­но­го ро­ста и са­мо­ре­а­ли­за­ции.

Де­мо­гра­фи­че­ские пер­спек­ти­вы Укра­и­ны. В обо­зри­мой пер­спек­ти­ве де­по­пу­ля­ция, стаг­на­ция ми­гра­ций, со­кра­ще­ние и ста­ре­ние на­се­ле­ния про­дол­жат­ся быст­ры­ми тем­па­ми. Эти тен­ден­ции опре­де­ля­ют неуте­ши­тель­ный де­мо­гра­фи­че­ский про­гноз для Укра­и­ны (рис. 3). В пе­ри­од до 2050 г. чис­лен­ность на­се­ле­ния умень­шит­ся на 5,5 млн чел. При этом чис­лен­ность лю­дей тру­до­ак­тив­но­го воз­рас­та (20–59 лет) со­кра­тит­ся на 6,6 млн, то­гда как чис­лен­ность лю­дей в воз­расте 60 лет и стар­ше уве­ли­чит­ся на 2,6 млн, а их до­ля в на­се­ле­нии (уро­вень ста­ре­ния) воз­рас­тет до 33%. Со­от­но­ше­ние воз­раст­ных кон­тин­ген­тов тру­до­ак­тив­но­го (20–59 лет) и пен­си­он­но­го воз­рас­та (60 лет и стар­ше) умень­шит­ся с ны­неш­них 2,6 до 2 в на­ча­ле 2030-х и до 1,5 — в кон­це про­гно­зи­ру­е­мо­го пе­ри­о­да.

Что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать нега­тив­ные по­след­ствия де­мо­гра­фи­че­ских из­ме­не­ний, необ­хо­ди­мо пе­ре­осмыс­ле­ние це­лей и ин­стру­мен­тов по­ли­ти­ки во всех сфе­рах. С уче­том за­ру­беж­но­го опы­та и ре­ко­мен­да­ций меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций, од­ним из ва­ри­ан­тов ком­плекс­но­го ре­ше­ния яв­ля­ет­ся при­ня­тие На­ци­о­наль­но­го пла­на дей­ствий по во­про­сам ста­ре­ния в фор­ме це­ле­вой го­су­дар­ствен­ной про­грам­мы. Прав­да, мо­ни­то­ринг Ми­ни­стер­ства эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли Укра­и­ны о хо­де вы­пол­не­ния уже при­ня­тых про­грамм по­ка­зы­ва­ет, что они во­все не га­ран­ти­ру­ет ре­аль­но­го во­пло­ще­ния преду­смот­рен­ных мер по­ли­ти­ки, по­сколь­ку не име­ют пря­мой при­вяз­ки к про­цес­су бюд­же­ти­ро­ва­ния и хро­ни­че­ски недо­фи­нан­си­ру­ют­ся. Тем не ме­нее при­ня­тие на го­су­дар­ствен­ном уровне На­ци­о­наль­но­го пла­на дей­ствий по во­про­сам ста­ре­ния, да­же в са­мой де­кла­ра­тив­ной фор­ме, ста­ло бы под­твер­жде­ни­ем по­ни­ма­ния слож­но­сти дан­но­го во­про­са и вни­ма­ния к по­ло­же­нию по­жи­лых лю­дей, поз­во­ли­ло бы по­ста­вить за­да­чу в ка­че­ствен­но но­вом фор­ма­те, в том чис­ле с при­вле­че­ни­ем об­ще­ствен­но­го со­дей­ствия и до­нор­ских средств.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.