Рас­ка­лен­ное про­стран­ство

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Олег ПОКАЛЬЧУК

Де­ло бы­ло вес­ной 2015-го в Харь­ко­ве. Я ра­бо­тал с мест­ны­ми во­лон­те­ра­ми по про­грам­ме ши­ро­ко­мас­штаб­ной пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щи, осу­ществ­ляв­шей­ся Ин­сти­ту­том де­мо­кра­тии им. П. Ор­ли­ка при под­держ­ке по­соль­ства США. Го­во­ри­ли в част­но­сти о том, как пра­виль­но об­щать­ся со СМИ. Во­лон­те­ры на войне и в ты­лу, в гос­пи­та­лях, ви­де­ли очень мно­гое. Дер­жать это в се­бе невы­но­си­мо. Но про­чи­тан­ное чи­та­тель, ско­рее, ис­тол­ку­ет по-сво­е­му. А пе­ре­даст еще как-то ина­че. И факт ис­ка­зит­ся, и ито­го­вая эмо­ция ни­че­го, кро­ме го­ря, не при­не­сет.

Го­во­ри­ли о том, как об­щать­ся с се­мья­ми по­гиб­ших, с ра­не­ны­ми в гос­пи­та­ле. С ам­пу­тан­та­ми. Вро­де был до­ста­точ­но уз­кий, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный круг са­мо­от­вер­жен­ных лю­дей, но все рав­но — не все сло­ва всем уда­ва­лось сра­зу вы­го­во­рить. Вре­мя бы­ло та­кое, еще не при­вык­ли.

Од­на из участ­ниц, го­во­ря о са­мо­ощу­ще­нии (а все вы­ма­ты­ва­лись то­гда по пол­ной), на­ча­ла до­ста­точ­но точ­но опи­сы­вать симп­то­мы со­сто­я­ния, на­зы­ва­е­мо­го «эмо­ци­о­наль­ным вы­го­ра­ни­ем». В кон­крет­ной во­лон­тер­ской си­ту­а­ции это — ко­гда го­ре лю­дей, с ко­то­ры­ми ты ра­бо­та­ешь, ста­но­вит­ся тво­им лич­ным го­рем. С че­ло­ве­че­ской, пат­ри­о­ти­че­ской точ­ки зре­ния, — вполне есте­ствен­но, что ты стре­мишь­ся раз­де­лить боль дру­го­го, оши­боч­но по­ла­гая, что та­ким об­ра­зом она умень­шит­ся. На са­мом де­ле она кло­ни­ру­ет­ся.

Эм­па­тия по­вы­ша­ет са­мо­оцен­ку, улучшает по­ни­ма­ние, но это при­мер­но то же, как ес­ли бы мы по­вы­ша­ли уро­вень так­тиль­но­сти (ощу­ще­ния при­кос­но­ве­ний) пу­тем сди­ра­ния с се­бя ко­жи. Я пре­рвал ее и спро­сил: — Из­ви­ни­те. А кем, соб­ствен­но, вы ра­бо­та­е­те, по­ми­мо во­лон­тер­ства? — Я пси­хи­атр… С тех пор я ча­сто при­во­жу эту ис­то­рию на лек­ци­ях и тре­нин­гах в ка­че­стве при­ме­ра то­го, что зна­ние и об­ра­зо­ва­ние, сколь бы зна­чи­мы они ни бы­ли, са­ми по се­бе не защитят вас от пси­хо­ло­ги­че­ских травм. Ди­а­гно­сти­ка во­об­ще слож­ная вещь, а са­мо­ди­а­гно­сти­ка — еще и ко­вар­ная. Боль­шое за­блуж­де­ние счи­тать, что «со мной это­го никогда не мо­жет слу­чить­ся, по­то­му что я не по­хож/не по­хо­жа на лю­дей, с ко­то­ры­ми это слу­чи­лось».

По­сле спа­да (ча­стич­но вы­рож­де­ния, ча­стич­но про­фес­си­о­на­ли­за­ции) во­лон­тер­ско­го дви­же­ния в укра­ин­ском об­ще­стве се­го­дня при­ня­то го­во­рить об уста­ло­сти, апа­тии, утра­те цен­ност­ных ори­ен­ти­ров. Вер­нем­ся к ана­мне­зу этих про­цес­сов чуть по­го­дя, а сей­час рас­смот­рим са­мо яв­ле­ние «эмо­ци­о­наль­но­го вы­го­ра­ния».

Преж­де всего, это от­нюдь не су­гу­бо во­ен­ное яв­ле­ние.

Со­сто­я­ние вurn out «на граж­дан­ке» наи­бо­лее ча­сто ди­а­гно­сти­ро­ва­лось у учи­те­лей млад­ших клас­сов, по­ли­цей­ских, вра­чей, пред­ста­ви­те­лей дру­гих про­фес­сий, т.е. у тех, ко­то­рые по­сто­ян­но об­ща­ют­ся с людь­ми в со­сто­я­нии по­вы­шен­ной нер­воз­но­сти, де­ла­ют свою ра­бо­ту от­вет­ствен­но и от это­го са­ми же и стра­да­ют. Да, лю­ди, ко­то­рым на все и всех на­пле­вать, зна­чи­тель­но меньше под­вер­же­ны стрес­сам, вне за­ви­си­мо­сти от за­ни­ма­е­мой долж­но­сти.

Вы­го­ра­ние — это еще не стресс, а пре­ду­пре­жде­ние о стрес­се, на­бор по­ве­ден­че­ских сиг­на­лов, до­воль­но непри­ят­ных. Вам не нра­вит­ся то, чем вы за­ни­ма­е­тесь, вы де­ла­е­те это неохот­но, пло­хо, с пло­хи­ми ре­зуль­та­та­ми, вы разо­ча­ро­вы­ва­е­тесь (преж­де всего — во всем окру­жа­ю­щем ми­ре, вы же тут со­вер­шен­но ни при чем). У вас те­ря­ет­ся чув­ство вре­ме­ни, вы ни­ку­да и ни­че­го не успе­ва­е­те, но хва­та­е­тесь за дру­гие воз­мож­но­сти устать, да чтоб их бы­ло по­боль­ше. У вас про­па­да­ет чув­ство юмо­ра, пред­ло­же­ние от­дох­нуть де­нек-дру­гой вы при­рав­ни­ва­е­те к пре­да­тель­ству. Но «по-на­сто­я­ще­му силь­ным не бу­дешь до тех пор, по­ка во всем про­ис­хо­дя­щем не бу­дешь ви­деть смеш­ную сто­ро­ну» — го­во­рил Кен Ки­зи в «По­ле­те над гнез­дом ку­куш­ки».

В ре­зуль­та­те ча­ще, чем обыч­но, про­ис­хо­дят несчаст­ные слу­чаи, ка­зу­сы и т.п. Ста­но­вит­ся труд­но во­об­ще при­ни­мать ка­кие-ли­бо ре­ше­ния. Уст­ные и/ или пись­мен­ные до­кла­ды име­ют нечет­кий, бес­связ­ный ха­рак­тер, вас пе­ре­ста­ют по­ни­мать.

Ра­зу­ме­ет­ся, это вас раз­дра­жа­ет и гне­вит. И эта за­труд­нен­ность в об­ще­нии и под­дер­жа­нии дру­же­ских от­но­ше­ний с дру­ги­ми людь­ми пре­вра­ща­ет­ся в недо­ве­рие к окру­жа­ю­щим.

У вас стой­кое ощущение то­го, что вы за­бо­ле­ва­е­те, но ни тем­пе­ра­ту­ра, ни лю­бые дру­гие ана­ли­зы это­го не под­твер­жда­ют. Наи­бо­лее мни­тель­ные вспо­ми­на­ют о сгла­зе, кол­дов­стве, пси­хо­троп­ном ору­жии и ша­поч­ках из фоль­ги.

Тру­до­го­лизм при­об­ре­та­ет осо­бые чер­ты — лю­ди ча­ще ви­дят мир имен­но в та­ком све­те, ко­то­рый тре­бу­ет от них по­сто­ян­ных лич­ност­ных уси­лий. Ины­ми сло­ва­ми, че­ло­век сам по­рож­да­ет во­об­ра­жа­е­мые про­бле­мы, до­бав­ляя их к тем, ко­то­рые уже при­сут­ству­ют в его жиз­ни. Бег на­пе­ре­гон­ки с ча­со­вой стрел­кой, бо­лез­нен­ная по­треб­ность в по­сто­ян­ной ак­тив­но­сти и вы­пол­не­нии несколь­ких дел од­но­вре­мен­но (муль­ти­фа­зия).

Ну и, ра­зу­ме­ет­ся, у вас про­па­да­ет чув­ство юмо­ра. Да­же ис­те­ри­че­ское. По­то­му что ис­те­ри­ка — это пе­ре­кос энер­гии, а вы­го­ра­ние — ее стре­ми­тель­ное умень­ше­ние. Вы страш­но се­рьез­ны, и в ка­кой-то мо­мент сло­во «страш­но» ста­но­вит­ся глав­ным.

Те­перь вер­нем­ся к со­сто­я­нию об­ще­ства. Май­дан раз­бу­дил твор­че­ские, нрав­ствен­ные си­лы украинского об­ще­ства. И этот вул­ка­ни­че­ский про­цесс, как и по­ло­же­но гран­ди­оз­но­му тек­то­ни­че­ско­му яв­ле­нию, про­хо­дил до­ста­точ­но спон­тан­но. Са­мо­ор­га­ни­за­ция про­ис­хо­ди­ла так, как об­ра­зо­вы­ва­ет­ся новая су­ша, ко­гда маг­ма те­чет в мо­ре — мно­го па­ра, гро­хо­та, брызг, и бу­ду­щий ре­льеф шель­фа преду­га­дать невоз­мож­но.

Как в лю­бом вос­ста­нии, скуч­ных офи­ци­аль­ных по­ли­ти­ков на пер­вых по­рах силь­но по­тес­ни­ли на­род­ные мас­сы, и бы­ла боль­шая на­деж­да на то, что в ито­ге их спих­нут ку­да-то во­все, что­бы не пу­та­лись под но­га­ми.

Но не тут-то бы­ло. Про­пу­стим об­ще­из­вест­ные тра­ги­ко­ми­че­ские эпи­зо­ды кад­ро­вых на­зна­че­ний и по­то­ка лжи­вых обе­ща­ний. Но ко­гда пост­май­дан­ные на­зна­чен­цы от­но­си­тель­но проч­но усе­лись на сво­их на­се­стах, пе­ред ни­ми вста­ла за­да­ча ви­до­во­го по­ли­ти­че­ско­го вы­жи­ва­ния. Для это­го они по­пы­та­лись все еще бур­ля­щей энер­ги­ей вос­ста­ния по­управ­лять. Тех­ни­че­ски это бы­ло воз­мож­но, и в дру­гих стра­нах так слу­ча­лось. Но по­сле­до­вав­шие вза­им­ная нена­висть и кон­ку­рен­ция сде­ла­ли это, как и мно­гое дру­гое, невоз­мож­ным.

Ак­тив­ные во­ен­ные дей­ствия поз­во­ли­ли ви­до­из­ме­нить, умень­шить, а за­тем и лик­ви­ди­ро­вать са­мо­сто­я­тель­ную граж­дан­скую ак­тив­ность, на­прав­лен­ную на борь­бу с внеш­ним агрес­со­ром. Во­лон­тер­ское дви­же­ние по­стиг­ла участь доб­ро­воль­че­ских ба­та­льо­нов. Речь сей­час не о том, пло­хие они бы­ли или хо­ро­шие, ре­фор­ма ли это ВСУ или са­бо­таж со сто­ро­ны тех, кто нена­ви­дит идей­но мо­ти­ви­ро­ван­ных. Са­ма струк­ту­ра управ­ле­ния го­су­дар­ством, из­ме­нив­ша­я­ся за де­ся­ти­ле­тия лишь де­ко­ра­тив­но, в прин­ци­пе не при­ем­лет ка­ко­го-ли­бо са­мо­управ­ле­ния (из све­же­го — да­же фи­нан­си­ро­ва­ние но­во­ис­пе­чен­ных объ­еди­нен­ных тер­ри­то­ри­аль­ных гро­мад бу­дет ид­ти не на­пря­мую, а че­рез древ­ние об­ласт­ные или го­род­ские бюд­же­ты). На­род­ный эн­ту­зи­азм чи­нов­ни­ков силь­но раз­дра­жа­ет. Спра­вед­ли­во­сти ра­ди нуж­но ска­зать, что за эн­ту­зи­аз­мом ча­сто не на­блю­да­ет­ся ни ква­ли­фи­ка­ции, ни опы­та. Но здесь речь о том, что на­ша власть по опре­де­ле­нию не тер­пит иде­а­лиз­ма как ми­ро­воз­зре­ния, об­ра­ще­ния к иде­ям, а не к день­гам, и ге­ро­изм от­дель­ных лю­дей она при­зна­ет, скри­пя зу­ба­ми, лишь то­гда, ко­гда это са­мо­оче­вид­но. По­то­му что герои об­ще­ство вдох­нов­ля­ют, а чи­нов­ни­ки и де­пу­та­ты — нет. И по­след­ним от это­го очень за­вид­но.

Сле­до­ва­тель­но, вся кан­це­ляр­ская рать со­во­куп­но­стью уси­лий пы­та­ет­ся умно­жить на ноль то, что на­зы­ва­ет­ся че­ло­ве­че­ским и со­ци­аль­ным ка­пи­та­лом. Че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал по­вы­ша­ет спо­соб­ность адек­ват­но оце­ни­вать рис­ки и осу­ществ­лять стра­те­гии по их по­ни­же­нию, но в ос­но­ве этой спо­соб­но­сти ле­жат ду­хов­ные ка­те­го­рии — ве­ра, на­деж­да, лю­бовь, как бы ро­ман­ти­че­ски это ни зву­ча­ло в кон­тек­сте пси­хо­ло­ги­че­ских травм.

Со­ци­аль­ный ка­пи­тал — это до­ве­рие, он спо­соб­ству­ет ко­ор­ди­на­ции и со­труд­ни­че­ству, а так­же до­сту­пу к ре­сур­сам. Но до­ве­рие воз­ни­ка­ет на ос­но­ве сов­мест­но пе­ре­жи­то­го опы­та, и тут вот об­лом, по­то­му что у украинского об­ще­ства и укра­ин­ских чи­нов­ни­ков опы­ты со­вер­шен­но раз­ные. И до­ве­рие меж­ду ни­ми ес­ли и воз­ни­ка­ет, то в ис­клю­чи­тель­ных об­сто­я­тель­ствах, и нена­дол­го.

Го­су­дар­ствен­ный ап­па­рат со­сре­до­та­чи­ва­ет­ся на том, в чем он что-то по­ни­ма­ет — на эко­но­ми­че­ском ка­пи­та­ле, а так­же фи­зи­че­ском и при­род­ном.

Об­ще­ство ви­дит: то, что со­став­ля­ет для него цен­ность, го­су­дар­ством иг­но­ри­ру­ет­ся, а ри­ту­аль­ные же­сты как бы един­ства с об­ще­ством раз­дра­жа­ют так же ди­ко, как раз­дра­жа­ют те­ле­ви­зи­он­ные посещения хра­мов на ре­ли­ги­оз­ные празд­ни­ки. По­то­му что и в од­ном, и в дру­гом слу­ча­ях — это форма из­де­ва­тель­ства над ве­рой.

Об­ще­ство, прав­да, силь­но за­вы­си­ло шка­лу со­ци­аль­ных ожи­да­ний. Необ­хо­ди­мым усло­ви­ем до­сти­же­ния успе­ха яв­ля­ет­ся по­зи­тив­ная мо­ти­ва­ция. При этом чем силь­нее мо­тив до­сти­же­ния, тем боль­ше угро­за недо­сти­же­ния, что и про­изо­шло. Ре­фор­мы дей­стви­тель­но про­ис­хо­дят. Но это ре­фор­мы го­су­дар­ства за счет ути­ли­за­ции со­ци­аль­но­го и че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла, это их це­на. Об­ще­ство не го­то­во пла­тить та­кую це­ну, и ока­зы­ва­ет­ся в фа­зе, ко­то­рую в Сред­ние ве­ка со­чли бы под­го­тов­кой к войне за ве­ру.

Вой­на у нас вро­де как бы и идет, но го­су­дар­ство де­ла­ет все для то­го, что­бы пер­во­на­чаль­ные мо­ти­вы уча­стия граж­дан в ней обес­смыс­ли­лись (то­же из све­же­го — от­лов при­зыв­ни­ков). Это, соб­ствен­но го­во­ря, не ка­кое-то ад­ское изоб­ре­те­ние Бан­ко­вой и Гру­шев­ско­го. Спон­со­рам стра­ны со­вер­шен­но не нуж­на стра­на с ка­кой-то сво­ей пас­си­о­нар­ной идео­ло­ги­ей — они это­го страш­но бо­ят­ся. При этом обес­смыс­ли­ва­ние про­ис­хо­дит от­нюдь не на уровне пер­вых лиц — их ре­чи и тек­сты вполне хо­ро­ши, ино­гда да­же очень.

Но в этих текстах — ни сло­ва о ме­ха­низ­ме ре­а­ли­за­ции идей, в них со­дер­жа­щих­ся. По­то­му что та­ко­го ме­ха­низ­ма в гос­апппа­ра­те не су­ще­ству­ет. Ну раз­ве они вра­ги са­ми се­бе?

Ко­гда-то это со­ци­аль­ное со­сто­я­ние, в ко­то­рое нас вве­ли, на­зы­ва­лось ста­рин­ным марк­сист­ским тер­ми­ном «от­чуж­де­ние», по­лу­чив­шим вто­рое ды­ха­ние у фи­ло­со­фов 70-х про­шло­го ве­ка. Но ес­ли мы го­во­рим в ка­те­го­ри­ях пси­хо­ло­гии, то эмо­ци­о­наль­ное вы­го­ра­ние — са­мое оно. Что с этим со­сто­я­ни­ем де­лать? Власть никогда не пой­мет, что успех че­ло­ве­ка в боль­шей сте­пе­ни свя­зан с лич­ност­ны­ми пред­по­сыл­ка­ми, чем с си­ту­а­ци­он­ны­ми. Власть ис­кренне бу­дет счи­тать, что лю­ди не по­ни­ма­ют и не це­нят уси­лий, ко­то­рые чи­нов­ни­ки для них де­ла­ют. По­это­му спа­се­ние ис­клю­чи­тель­но в том, что­бы в са­мо­ди­а­гно­сти­ке бы­ла ори­ен­та­ция на лич­ный успех.

Да­же ра­зо­вое пе­ре­жи­ва­ние успе­ха мо­жет настоль­ко из­ме­нить пси­хо­ло­ги­че­ское са­мо­чув­ствие к луч­ше­му, что рез­ко ме­ня­ют­ся ритм и стиль де­я­тель­но­сти, вза­и­мо­от­но­ше­ния с окру­жа­ю­щи­ми. Зву­чит не очень по-во­лон­тер­ски, но вы ни­ко­му не смо­же­те по­мочь ни фи­зи­че­ски, ни эмо­ци­о­наль­но, ес­ли са­ми по­хо­жи на хо­дя­чую тень. То есть ес­ли вы пре­зрен­но от­ме­та­е­те лю­бые лич­ные по­зи­тив­ные по­движ­ки к луч­ше­му, да хоть в те­че­ние су­ток, по­то­му что «не вре­мя для это­го», то вам уже ой-ой. Ка­ко­ва фи­ло­со­фия эмо­ци­о­наль­но­го вы­го­ра­ния? Это кон­фликт ре­аль­но­го успе­ха (ведь каж­дый день у вас что-то, да по­лу­ча­ет­ся!) с пред­став­ле­ни­ем о се­бе как неудач­ни­ке или че­ло­ве­ке с за­ни­жен­ным уров­нем при­тя­за­ний.

Ко­гда объ­ек­тив­ные ре­зуль­та­ты (да, Кремль все еще не го­рит!) слиш­ком от­ли­ча­ют­ся от ожи­да­ний субъ­ек­та, то, счи­тая свой успех слу­чай­ным, пес­си­мист со­хра­ня­ет устой­чи­вость сво­ей «Я-кон­цеп­ции». То, о чем я пи­сал вы­ше, — это кон­фликт успе­ха с пред­став­ле­ни­я­ми о си­сте­ме со­ци­аль­ных цен­но­стей. Воз­ни­ка­ет, ко­гда че­ло­век нега­тив­но оце­ни­ва­ет гос­под­ству­ю­щие цен­но­сти в дан­ной со­ци­аль­ной си­сте­ме. Про­бле­ма в том, что имен­но гос­под­ству­ю­щих цен­но­стей в на­шей со­ци­аль­ной си­сте­ме нет во­об­ще. Это не так уж и пло­хо. Бы­ла уже од­на «цен­ность» по­чти сто­ле­тие, еле от нее из­ба­ви­лись. Пло­хо то, что на «бло­ши­ном рынке» цен­но­стей нрав­ствен­ность от­сут­ству­ет во­об­ще. Мож­но как угод­но сме­ять­ся над ев­ро­пей­ски­ми «ко­лен­ны­ми» скан­да­ла­ми, но это ис­те­ри­че­ская ре­ак­ция на тренд — нель­зя иг­но­ри­ро­вать нрав­ствен­ные ори­ен­ти­ры. Они мо­гут ме­нять­ся, ни­че­го не по­де­ла­ешь, но долж­ны быть в прин­ци­пе. А у нас с этим про­бле­ма.

Сло­во «вы­го­ра­ние» сю­жет­но пред­по­ла­га­ет некую вос­пла­ме­ня­ю­щу­ю­ся плос­кость, зем­лю, об­раз рас­трес­кав­шей­ся поч­вы без рас­ти­тель­но­сти и т.д. Но де­ло в том, что в укра­ин­ском слу­чае этот то­пос, эта тер­ри­то­рия еще не вполне со­сто­я­лись. Ки­пя­щая ла­ва все еще низ­вер­га­ет­ся в оке­ан. Хо­тя и не так мощ­но.

Эмоциональная про­бле­ма и боль­шин­ство со­ци­аль­ных дис­кус­сий ве­дут­ся имен­но о твер­ди, об идео­ло­ги­че­ской точ­ке опо­ры, от­сут­ствие ко­то­рой, кста­ти го­во­ря, нас во­об­ще де­ла­ет вы­год­ной жерт­вой на фоне тре­ща­ще­го по всем швам ЕС.

По­это­му умест­но го­во­рить о вы­го­ра­нии внут­рен­не­го про­стран­ства. Лю­ди, хоть раз по­бы­вав­шие в пес­ча­ной или ле­дя­ной пу­стыне, на­все­гда за­по­ми­на­ют это ощущение невоз­мож­но­сти вдо­ха. По­то­му что ды­шать нечем. Ор­га­ны ды­ха­ния есть, а вдох­нуть ими нече­го, хо­тя фи­зи­че­ски все есть. За­ды­ха­ешь­ся.

Укра­ин­ское об­ще­ство за­ды­ха­ет­ся, ед­ва ро­див­шись. То, что воль­но или неволь­но с ним де­ла­ет се­го­дняш­няя власть, на­по­ми­на­ет ло­бо­то­мию про­шло­го ве­ка. Это ней­ро­хи­рур­ги­че­ская опе­ра­ция, при ко­то­рой од­на из до­лей моз­га (лоб­ная, те­мен­ная, ви­соч­ная или за­ты­лоч­ная) ис­се­ка­ет­ся или разъ­еди­ня­ет­ся с дру­ги­ми об­ла­стя­ми моз­га. По тем вре­ме­нам это считалось на­ход­кой. «Буй­ный» боль­ной (при па­ра­но­ид­ной фор­ме ши­зо­фре­нии, на­при­мер) ста­но­вил­ся до­ста­точ­но адек­ват­ным, но при этом оста­вал­ся та­ким се­бе ми­лым по­лу­ово­щем.

Вла­сти нуж­но ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию ин­стру­мен­та­ми, ко­то­рые у нее есть, ра­ди це­лей, ко­то­рые у нее есть.

Об­ще­ству нуж­но за­щи­тить то, за что оно за­пла­ти­ло боль­шой кро­вью. В этом смыс­ле оно мо­жет быть до­ста­точ­но агрес­сив­ным.

«Ес­ли те­бе не для че­го про­сы­пать­ся, то бу­дешь дол­го и мут­но пла­вать в этом се­ром про­ме­жут­ке, но ес­ли те­бе очень на­до, то вы­ка­раб­кать­ся из него, я по­нял, мож­но» — это уже упо­ми­нав­ший­ся Кен Ки­зи.

Ав­тор не тео­ре­тик — он пе­ре­жил все со­сто­я­ния, о ко­то­рых го­во­рит. У вас то­же по­лу­чит­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.