Че­ло­век за ин­фор­ма­ци­он­ной ре­шет­кой

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Геор­гий ПОЧЕПЦОВ

Мир во мно­гом пе­ре­стал под­чи­нять­ся кра­си­вым фор­му­лам про­шло­го, по­сколь­ку в него вторг­лись эле­мен­ты ар­ха­и­ки, ха­рак­тер­ным для ко­то­рых яв­ля­ет­ся ис­поль­зо­ва­ние агрес­сив­ных ме­то­дов вза­и­мо­дей­ствия.

Все это — следствие прин­ци­пи­аль­но­го услож­не­ния ми­ра, ко­гда си­сте­мы управ­ле­ния на­чи­на­ют за­паз­ды­вать по от­но­ше­нию к раз­ре­ше­нию но­во­го ти­па про­блем, по­это­му на пер­вое ме­сто вы­хо­дит чрез­вы­чай­ный ин­стру­мен­та­рий — агрес­сив­ный по сво­ей су­ти. Но се­го­дня он дол­жен пря­тать­ся и по­се­му ре­а­ли­зу­ет­ся не в фи­зи­че­ском, а в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве.

Т.н. ин­фор­ма­ци­он­ные вой­ны ста­ли обы­ден­но­стью на­ше­го вре­ме­ни. Их це­лью яв­ля­ет­ся вли­я­ние во всех об­ла­стях, зна­чи­мых для че­ло­ве­че­ства. Это фи­нан­сы, эко­но­ми­ка, по­ли­ти­ка, биз­нес, меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния. Все зна­чи­мые и об­суж­да­е­мые со­бы­тия по­след­не­го вре­ме­ни соз­да­ют­ся с по­мо­щью по­доб­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го ин­стру­мен­та­рия. Это Брек­сит, вы­бо­ры Трам­па, ан­нек­сия Кры­ма. Вез­де здесь ин­фор­ма­ци­он­ный ин­стру­мен­та­рий пе­ре­стал про­сто опи­сы­вать со­бы­тия, как это бы­ло рань­ше, а стал со­зда­вать их. Во всех этих слу­ча­ях са­мо­сто­я­тель­ная роль че­ло­ве­ка осла­бе­ва­ет, по­сколь­ку ему про­ти­во­сто­ят мощ­ные ин­фор­ма­ци­он­ные ма­ши­ны, за­да­ю­щие все нуж­ные ин­тер­пре­та­ции.

Это и 11 сен­тяб­ря — как яр­кий при­мер то­го, как ин­фор­ма­ци­он­ные по­след­ствия ока­зы­ва­ют­ся силь­нее са­мо­го фи­зи­че­ско­го со­бы­тия. Это, в прин­ци­пе, ха­рак­тер­но для со­вре­мен­но­го тер­ро­риз­ма, ко­то­рый по­сле со­бы­тий 2001 г. ак­тив­но осва­и­вал этот ин­стру­мен­та­рий. Тер­ро­ри­сты со­зда­ют свои со­бы­тия для воз­дей­ствия на мас­со­вое со­зна­ние.

Кра­си­вым тер­ми­ном «ин­фор­ма­ци­он­ная вой­на» мы ста­ли опи­сы­вать раз­но­об­раз­ные опе­ра­ции вли­я­ния, на­прав­лен­ные на ин­ди­ви­ду­аль­ное и мас­со­вое со­зна­ние. При­чем прин­ци­пи­аль­ной но­виз­ной это­го при­ме­не­ния ста­ло то, что ап­па­рат при­нуж­де­ния, ко­то­рый был столь ва­жен в ре­ли­ги­оз­ном и идео­ло­ги­че­ском воз­дей­ствии, по­сте­пен­но ока­зал­ся спря­тан­ным. По су­ти, все ста­ло мяг­кой си­лой, ко­то­рая, по опре­де­ле­нию со­зда­те­ля это­го кон­цеп­та Дж.ная, не при­нуж­да­ет, а при­вле­ка­ет. Мож­но пой­ти да­же даль­ше и ска­зать, что ес­ли рань­ше ап­па­рат при­нуж­де­ния на­хо­дил­ся вне че­ло­ве­ка, то те­перь он на­хо­дит­ся внут­ри че­ло­ве­ка. При этом лю­дям ка­жет­ся, что все свои ре­ше­ния они при­ни­ма­ют са­ми.

Три фак­то­ра по­вли­я­ли на эту сме­ну ба­зо­во­го ин­стру­мен­та­рия воз­дей­ствия на че­ло­ве­че­ство. Пер­вый — пе­ре­ход от книж­но-вер­баль­ной ци­ви­ли­за­ции к ви­зу­аль­ной. Это уси­ли­ло воз­дей­ствие, но осла­би­ло моз­ги. Вто­рой — это Ин­тер­нет и со­ци­аль­ные ме­диа, со­здав­шие кон­текст мно­же­ства ис­точ­ни­ков по по­рож­де­нию ин­фор­ма­ции с од­но­вре­мен­ным уни­что­же­ни­ем или ми­ни­ми­за­ци­ей ре­дак­тор­ско­го со­про­вож­де­ния но­во­го ин­фор­ма­ци­он­но­го по­то­ка. Тре­тий — раз­мы­ва­ние ре­ли­ги­оз­но-идео­ло­ги­че­ских «кар­ка­сов», удер­жи­вав­ших об­ще­ства про­шло­го в опре­де­лен­ных рам­ках по­ве­де­ния.

Про­шлые об­ще­ства всю свою ис­то­рию ле­ле­я­ли ра­ци­о­наль­ный под­ход, в ос­но­ве ко­то­ро­го бы­ли зна­ния и про­све­ще­ние. Се­го­дняш­ние об­ще­ства, на­обо­рот, стро­ят­ся на эмо­ци­ях и раз­вле­че­ни­ях. До­ба­вив сю­да при­о­ри­тет ви­зу­аль­но­сти, мож­но по­нять как по­те­рю кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния, так и за­ме­ну ро­ма­нов те­ле­се­ри­а­ла­ми в ка­че­стве ха­рак­тер­ной чер­ты на­ше­го вре­ме­ни.

Ин­фор­ма­ци­он­ная вой­на име­ет два прин­ци­пи­аль­но раз­ных пред­став­ле­ния, сто­я­щих на раз­ных «ки­тах». Это — ин­фор­ма­ци­он­но-тех­ни­че­ская и ин­фор­ма­ци­он­но-гу­ма­ни­тар­ная мо­де­ли. При­ме­ром пер­вой яв­ля­ют­ся ки­бе­р­ата­ки, при­ме­ром вто­рой — опе­ра­ции вли­я­ния. И то, и дру­гое на­прав­ле­но на управ­ле­ние на­ми, но раз­ны­ми спо­со­ба­ми.

Тех­ни­че­ское пред­став­ле­ние об ин­фор­ма­ци­он­ной войне дик­ту­ет нам ба­зо­вость «за­щи­ты» в ви­де сте­ны, не поз­во­ля­ю­щей вра­гу при­бли­зить­ся к на­шим ре­сур­сам. Да­же юри­ди­че­ски уже вы­ра­бо­та­но пра­во на во­ору­жен­ный от­вет на ки­бе­р­ата­ку, ес­ли она при­ве­ла к че­ло­ве­че­ским жерт­вам. Но ос­нов­ные дей­ствия ба­зи­ру­ют­ся имен­но на при­оста­нов­ке враж­деб­ной ком­му­ни­ка­ции.

Гу­ма­ни­тар­ное пред­став­ле­ние об ин­фор­ма­ци­он­ной войне ста­вит во гла­ву уг­ла кон­тент. Гу­ма­ни­тар­ная мо­дель не мо­жет ба­зи­ро­вать­ся на стро­и­тель­стве «сте­ны», по­сколь­ку от ин­фор­ма­ции и зна­ний прак­ти­че­ски невоз­мож­но за­крыть­ся в пуб­лич­ном про­стран­стве, а имен­но оно яв­ля­ет­ся аре­ной ин­фор­ма­ци­он­ной вой­ны в со­вре­мен­ном ми­ре.

В свое вре­мя Д.арк­вил­ла, ра­бо­тая на тот мо­мент в кор­по­ра­ции РЭНД, пред­ло­жил раз­ли­чать в ин­фор­ма­ции два ас­пек­та, ко­то­рые се­го­дня и про­яви­лись в ви­де раз­ных ва­ри­ан­тов ин­фор­ма­ци­он­ной вой­ны: ас­пект пе­ре­да­чи, иду­щий от мо­де­ли Шен­но­на—уи­ве­ра, и ас­пект струк­ту­ры, под ко­то­рым он по­ни­мал зна­че­ния, ле­жа­щие в ос­но­ве струк­ту­ры. Ко­гда мы ме­ня­ем та­кие ба­зо­вые зна­че­ния, в ре­зуль­та­те ме­ня­ет­ся и струк­ту­ра. При этом каж­дая струк­ту­ра име­ет та­кой ба­зо­вый на­бор, ле­жа­щий в ее ос­но­ве. Пе­ре­строй­ка ме­ня­ла, на­при­мер, та­кие ба­зо­вые зна­ния, что­бы иметь воз­мож­ность пе­рей­ти к иной струк­ту­ре.

Се­го­дня Укра­и­на за­кры­ла свои ин­фор­ма­ци­он­ное (Ин­тер­нет) и вир­ту­аль­ное (ки­но) про­стран­ства от рос­сий­ско­го вли­я­ния, что­бы уй­ти от чу­жих ин­тер­пре­та­ций се­го­дняш­них со­бы­тий и чу­жих по­ни­ма­ний со­бы­тий про­шло­го, ко­то­рые всту­па­ют в кон­фликт со сво­и­ми ин­тер­пре­та­ци­я­ми и по­ни­ма­ни­я­ми. Но она при­ме­ни­ла для это­го ин­стру­мен­та­рий из ино­го ти­па вой­ны — ин­фор­ма­ци­он­но-тех­ни­че­ско­го, по­сколь­ку «сте­на» как ин­стру­мен­та­рий при­хо­дит имен­но от­ту­да.

Это вы­зы­ва­ет опре­де­лен­ное на­пря­же­ние, ко­то­рое на се­го­дня оправ­да­но во­ен­ной си­ту­а­ци­ей. Но на лю­бом сле­ду­ю­щем эта­пе, ко­гда вой­ны не бу­дет, этот ин­стру­мен­та­рий уже не бу­дет ра­бо­тать, по­сколь­ку ста­нет неадек­ват­ным.

Лю­бая стра­на в сво­ем пуб­лич­ном по­ле кон­тро­ли­ру­ет функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ин­фор­ма­ци­он­но­го и вир­ту­аль­но­го про­странств и жест­ки­ми, и мяг­ки­ми фор­ма­ми. Пуб­лич­ное про­стран­ство, как нетех­ни­че­ское, кон­тро­ли­ру­ет­ся со­зда­ни­ем сво­е­го соб­ствен­но­го вир­ту­аль­но­го и ин­фор­ма­ци­он­но­го про­дук­та, что поз­во­ля­ет «от­тес­нить» чу­жой про­дукт на пе­ри­фе­рию, ес­ли он кон­флик­ту­ет с этой ба­зой. На­при­мер, Ки­тай, Из­ра­иль, Рос­сия име­ют под­раз­де­ле­ния (во­ен­ные и граж­дан­ские), ко­то­рые за­пол­ня­ют со­ци­аль­ные ме­диа «пра­виль­ны­ми» со­об­ще­ни­я­ми. Го­су­дар­ства со­зда­ют мощ­ные ин­тер­пре­та­ци­он­ные ма­ши­ны, ко­то­рые мо­гут «пе­ре­ва­ри­вать» лю­бой факт в свою поль­зу. Се­го­дня в этой ро­ли вы­сту­па­ет те­ле­ви­де­ние, ре­ин­тер­пре­ти­руя так­ти­че­ские фак­ты в поль­зу стра­те­ги­че­ско­го их по­ни­ма­ния.

Че­ло­век, по­пав­ший в спле­те­ние ин­фор­ма­ци­он­ных и вир­ту­аль­ных по­то­ков, не спо­со­бен им про­ти­во­сто­ять. Ес­ли рань­ше его дер­жа­ла за ру­ку сна­ча­ла ре­ли­гия, по­том идео­ло­гия, то те­перь его дер­жит за две ру­ки ин­фор­ма­ция, ко­то­рая под­тал­ки­ва­ет его к пра­виль­но­му по­ве­де­нию, де­лая вид, что это его соб­ствен­ное ре­ше­ние. Со­ци­аль­ные ме­диа и те­ле­се­ри­а­лы на­пол­ня­ют его эмо­ци­я­ми, де­лая это столь же си­стем­но, хо­тя и неза­мет­но для него, как это про­ис­хо­ди­ло при на­пол­не­нии его ин­фор­ма­ци­ей и зна­ни­я­ми в школь­ный и уни­вер­си­тет­ский пе­ри­о­ды. Со­ци­аль­ные ме­диа и те­ле­се­ри­а­лы ста­ли ма­ши­на­ми эмо­ций, ко­то­рые вклю­чи­ли че­ло­ве­ка в ин­ду­стри­аль­ный про­цесс их по­лу­че­ния. Ин­ди­ви­ду­аль­ные про­цес­сы по­лу­че­ния эмо­ций не мо­гут кон­ку­ри­ро­вать с ин­ду­стри­аль­ны­ми, по­сколь­ку ин­ди­ви­ду­аль­ные — сла­бые и нечет­кие, а ин­ду­стри­аль­ные — яркие и мощ­ные. Те­перь мы ду­ма­ем оди­на­ко­во не по­то­му, что так про­по­ве­ду­ет ре­ли­гия или идео­ло­гия, а по­то­му что так дик­ту­ет те­ле­се­ри­ал или «те­ле­по­ли­то­лог» с экра­на.

Че­ло­век ви­дит мир так, как ему дик­ту­ют опре­де­лен­ные ин­фор­ма­ци­он­ные ре­шет­ки. Это — язык, вы­де­ля­ю­щий зна­чи­мые ас­пек­ты ми­ра. Это и ком­му­ни­ка­ции, рас­ска­зы­ва­ю­щие о со­бы­ти­ях это­го ми­ра то, что важ­но для ком­му­ни­ка­то­ра. Но са­мым зна­чи­мым для се­го­дняш­не­го дня ста­ло объ­еди­не­ние ин­фор­ма­ции с эмо­ци­я­ми, как это де­ла­ют, в част­но­сти, те­ле­се­ри­а­лы. «Кар­точ­ный домик», на­при­мер, стал учеб­ни­ком то­го, как де­ла­ет­ся по­ли­ти­ка. Имен­но по­это­му В.пу­тин со­ве­то­вал С.шойгу по­смот­реть се­ри­ал. То есть непра­виль­ное по­ве­де­ние ста­но­вит­ся пра­виль­ным, ес­ли так его за­да­ет ин­фор­ма­ци­он­ная ре­шет­ка, сквозь ко­то­рую нам по­ка­зы­ва­ют мир.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.