«Он по­да­рил мне цве­ты…»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ал­ла КОТЛЯР

Око­ло 60% укра­и­нок ре­гу­ляр­но стра­да­ют от фи­зи­че­ско­го насилия, под­вер­га­ясь опас­но­сти не толь­ко в ноч­ное вре­мя на ули­це, но и в соб­ствен­ных до­мах.

Та­ко­вы дан­ные до­кла­да ПРООН «Без­опас­ность и пра­во­су­дие в Укра­ине». До­маш­нее на­си­лие — пре­ступ­ле­ние осо­бой ка­те­го­рии, тре­бу­ю­щее спе­ци­фи­че­ских под­хо­дов, по­сколь­ку в 85% слу­ча­ев про­ис­хо­дит меж­ду ин­тим­ны­ми парт­не­ра­ми, име­ю­щи­ми эмо­ци­о­наль­ную связь.

«Он по­да­рил мне цве­ты… по­то­му что вче­ра у нас бы­ла ссо­ра, он толк­нул ме­ня, и я уда­ри­лась го­ло­вой о сте­ну. Но он не хо­тел, по­это­му из­ви­нил­ся и по­да­рил мне цве­ты…

…Он по­да­рил мне се­го­дня цве­ты, по­то­му что вче­ра у нас бы­ла ссо­ра, и он из­бил ме­ня. Но это бы­ли эмо­ции. Да, дру­зья и род­ствен­ни­ки го­во­рят, что­бы я ушла от него. Но ку­да я пой­ду? У нас — дети, и мне с ни­ми негде жить…

…Дети при­нес­ли мне цве­ты. И по­ло­жи­ли их на мою мо­ги­лу…»

С это­го ви­део­ро­ли­ка, по сло­вам стар­ше­го ин­спек­то­ра по осо­бым по­ру­че­ни­ям де­пар­та­мен­та пат­руль­ной по­ли­ции Ан­дрея Тка­че­ва, на­чи­на­ет­ся обу­че­ние но­вич­ков на од­ном из пер­вых кур­сов для по­ли­цей­ских по про­ти­во­дей­ствию на­си­лию в се­мье: «Что­бы они по­ни­ма­ли: ес­ли не бо­роть­ся с до­маш­ним на­си­ли­ем, оно бу­дет рас­ти и мно­жить­ся».

До­маш­нее на­си­лие не уни­каль­ная укра­ин­ская про­бле­ма. Оно су­ще­ству­ет во всех со­ци­аль­ных груп­пах, неза­ви­си­мо от уров­ня до­хо­дов, об­ра­зо­ва­ния и по­ло­же­ния в об­ще­стве. Од­на­ко в Укра­ине вы­яв­ля­ет­ся лишь незна­чи­тель­ная часть слу­ча­ев до­маш­не­го насилия — из-за ма­лой осве­дом­лен­но­сти на­се­ле­ния, недо­ве­рия к пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам и от­сут­ствия эф­фек­тив­ных за­ко­но­да­тель­ных ин­стру­мен­тов по про­ти­во­дей­ствию это­му яв­ле­нию.

С це­лью ис­пра­вить обост­ря­ю­щу­ю­ся вой­ной си­ту­а­цию и со­здать эф­фек­тив­ную си­сте­му вы­яв­ле­ния, ре­а­ги­ро­ва­ния и про­ти­во­дей­ствия МВД ини­ци­и­ро­ва­ло пи­лот­ный про­ект «По­ли­цей­ская сеть про­ти­во­дей­ствия до­маш­не­му на­си­лию» — ПО­ЛИ­НА. С 12 июня 2017 го­да он ра­бо­та­ет в Дар­ниц­ком р-не Ки­е­ва, Ма­ли­нов­ском р-не Одес­сы и в Се­ве­ро­до­нец­ке.

Три столь раз­ных ре­ги­о­на, по сло­вам зам­ми­ни­стра внут­рен­них дел Укра­и­ны по во­про­сам ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции Ана­ста­сии Де­е­вой, бы­ли вы­бра­ны, «что­бы по­смот­реть, как лю­ди, соц­служ­бы и мест­ные вла­сти вос­при­мут про­ект, луч­ше уви­деть ошиб­ки, по­нять, как их ис­пра­вить и как мас­шта­би­ро­вать­ся».

До кон­ца го­да про­ект пла­ни­ру­ют рас­про­стра­нить на Но­во­ка­дац­кий р-н Дне­пра, Су­во­ров­ский р-н Одес­сы и Ле­во­бе­реж­ный р-н Ма­ри­у­по­ля. В пер­вом квар­та­ле 2018-го про­ект ПО­ЛИ­НА дол­жен за­ра­бо­тать в Ки­е­ве, Ль­во­ве и Хмель­ниц­ком, а к кон­цу го­да, воз­мож­но, по­кро­ет 90% тер­ри­то­рии Укра­и­ны.

В мо­биль­ные груп­пы ПОЛИНЫ вхо­дят пред­ста­ви­те­ли раз­ных под­раз­де­ле­ний по­ли­ции: ин­спек­то­ры юве­наль­ной пре­вен­ции, участ­ко­вые офи­це­ры, след­ствен­ные под­раз­де­ле­ния.

«Каж­дый слу­чай до­маш­не­го насилия ин­ди­ви­дуа­лен и име­ет ка­кую-то при­чи­ну, — го­во­рит Ан­дрей Тка­чев. — Ко­гда мы толь­ко ре­а­ги­ру­ем, то на­це­ле­ны лишь на вер­хуш­ку айс­бер­га. По­это­му со­труд­ни­ков, вхо­дя­щих в груп­пу ПО­ЛИ­НА, мы обу­ча­ем ис­кать при­чи­ну».

Мо­биль­ные груп­пы ра­бо­та­ют по прин­ци­пу за­кры­то­го цик­ла. По­ли­ция — один из ком­по­нен­тов, ко­то­рый вза­и­мо­дей­ству­ет со все­ми при­част­ны­ми струк­ту­ра­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми: го­ря­чая ли­ния «Ла Стра­ды» (те­ле­фон 386), служ­ба «102» и со­ци­аль­ные служ­бы. Они по­мо­га­ют разо­брать­ся, как дей­ство­вать пра­виль­но в усло­ви­ях несо­вер­шен­ства ин­фра­струк­ту­ры (ес­ли нет воз­мож­но­сти раз­ме­стить жерт­ву в при­юте или в со­ци­аль­ной квар­ти­ре и ока­зать бо­лее дли­тель­ную пси­хо­ло­ги­че­скую ре­а­би­ли­та­цию и по­мощь) и за­ко­но­да­тель­ства (пар­ла­мент до сих пор не при­нял за­кон о про­ти­во­дей­ствии до­маш­не­му на­си­лию и за­кон, поз­во­ля­ю­щий ра­ти­фи­ци­ро­вать Стам­буль­скую кон­вен­цию).

Бо­лее чем за че­ты­ре ме­ся­ца работы ПОЛИНЫ в тер­ри­то­ри­аль­ные под­раз­де­ле­ния по­ли­ции, где ра­бо­та­ет пи­лот, по­сту­пи­ло 1451 об­ра­ще­ние по по­во­ду насилия в се­мье. Бы­ло осу­ществ­ле­но 1411 вы­ез­дов мо­биль­ных групп, в 91 из ко­то­рых при­ни­ма­ли уча­стие со­труд­ни­ки соц­служб. По ре­зуль­та­там работы бы­ло со­став­ле­но 419 ад­мин­про­то­ко­лов, вы­не­се­но 186 офи­ци­аль­ных пре­ду­пре­жде­ний, про­ве­де­но 363 проф­бе­се­ды, при­ня­то 480 за­яв­ле­ний от по­тер­пев­ших, а так­же воз­буж­де­но 22 уго­лов­ных про­из­вод­ства про­тив обид­чи­ков.

«Про­гресс ПОЛИНЫ — в за­ра­зи­тель­но­сти по­зи­тив­ных при­ме­ров, — счи­та­ет Ана­ста­сия Де­е­ва. — Ко­гда лю­ди, пре­одо­лев свои стра­хи, об­ра­ти­лись за по­мо­щью и по­лу­чи­ли ее».

Од­на­ко не все за­ви­сит толь­ко от по­ли­цей­ских. «Ме­ня ча­сто по­ра­жа­ет ре­ак­ция об­ще­ства, — от­ме­ча­ет ру­ко­во­ди­тель юве­наль­ной по­ли­ции Нац­по­ли­ции Укра­и­ны Ла­ри­са Зуб. — Ко­гда ни­кто не ви­дит и не слы­шит, как в со­сед­ней квар­ти­ре из­де­ва­ют­ся над ре­бен­ком, а вос­пи­та­тель в дет­са­ду или класс­ный ру­ко­во­ди­тель в шко­ле пред­по­чи­та­ют не за­ме­чать оче­вид­ные сле­ды по­бо­ев. Про­ти­во­дей­ствие до­маш­не­му на­си­лию — ком­плекс­ная ра­бо­та. Мы долж­ны ре­а­ги­ро­вать все вме­сте — не толь­ко полицейский, соц­ра­бот­ник или врач. Каж­дый из нас не дол­жен оста­вать­ся без­раз­лич­ным к та­ким си­ту­а­ци­ям».

По ста­ти­сти­ке, 83% по­стра­дав­ших от до­маш­не­го насилия — жен­щи­ны, 11% — муж­чи­ны и 6% — дети. 99% тех, кто стал жерт­вой до­маш­не­го насилия в дет­стве, по­вто­ря­ют ту же мо­дель в сво­ей взрос­лой жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.