Пять при­чин па­ра­ли­ча го­су­дар­ства в рас­сле­до­ва­нии пре­ступ­ле­ний

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Алек­сандр БАНЧУК

(Центр по­ли­ти­ко-пра­во­вых ре­форм)

2017 г. мо­жет стать раз­ру­ши­тель­ным для всей си­сте­мы оте­че­ствен­ных ор­га­нов до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния.

Пар­ла­мент при­нял ряд необ­ду­ман­ных ре­ше­ний, ко­то­рые создали и даль­ше бу­дут углуб­лять про­бле­мы в де­я­тель­но­сти ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка, фак­ти­че­ски па­ра­ли­зуя их ра­бо­ту. Опас­ность для ря­до­вых укра­ин­цев в том, что ука­зан­ные про­бле­мы го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов од­но­мо­мент­но ста­но­вят­ся про­бле­ма­ми для тех, кто об­ра­ща­ет­ся за за­щи­той к го­су­дар­ству от пре­ступ­ных по­ся­га­тельств на их жизнь, сво­бо­ду или соб­ствен­ность.

По­это­му есть боль­шая ве­ро­ят­ность то­го, что по­тер­пев­шие, ко­то­рые не по­лу­чат за­щи­ты от го­су­дар­ства, все ча­ще бу­дут пы­тать­ся ре­шить свои про­бле­мы, не при­вле­кая го­су­дар­ство со­всем, в част­но­сти при­бе­гая к са­мо­су­ду.

Хро­но­ло­гия необос­но­ван­ных огра­ни­че­ний в де­я­тель­но­сти го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та име­ет та­кой вид.

Во-пер­вых, 21 де­каб­ря 2016 г. при­ня­ты из­ме­не­ния На­ло­го­во­го ко­дек­са от­но­си­тель­но улуч­ше­ния ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та, ко­то­ры­ми пар­ла­мент по ошиб­ке изъ­ял из Ко­дек­са це­лый раз­дел XVIII-2, ре­гу­ли­ро­вав­ший де­я­тель­ность на­ло­го­вой ми­ли­ции.

Как след­ствие — уже год име­ем в го­су­дар­стве неопре­де­лен­ную си­ту­а­цию с ор­га­ном, ко­то­рый упол­но­мо­чен рас­сле­до­вать на­ло­го­вые пре­ступ­ле­ния. У нас нет учре­жде­ния, ко­то­рое сто­ит на стра­же фи­нан­со­вых ин­те­ре­сов го­су­дар­ства.

Ре­шить эту про­бле­му мог бы но­вый за­кон о та­ком след­ствен­ном ор­гане. Но даль­ше раз­го­во­ров де­ло не идет. Все топ-участ­ни­ки этой дис­кус­сии (и гла­ва го­су­дар­ства, и пре­мьер-ми­нистр, и ми­нистр внут­рен­них дел, и ми­нистр фи­нан­сов) вы­сту­па­ют ка­те­го­ри­че­ски за та­кой за­кон, но ни­че­го не де­ла­ют для его при­ня­тия. По­след­няя «но­ва­тор­ская» идея от пред­се­да­те­ля про­филь­но­го пар­ла­мент­ско­го ко­ми­те­та Н.южа­ни­ной — со­здать лишь ана­ли­ти­че­ский орган, ко­то­рый не бу­дет иметь пол­но­мо­чий до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний.

А край­ни­ми в этой си­ту­а­ции оста­ют­ся пред­при­ни­ма­те­ли, стра­да­ю­щие от зло­упо­треб­ле­ний сбор­щи­ков на­ло­гов, и осталь­ные граж­дане, по­сколь­ку бюд­жет стра­ны недо­по­лу­чит зна­чи­тель­ные сред­ства из-за неэф­фек­тив­ной де­я­тель­но­сти ны­неш­ней на­ло­го­вой служ­бы.

Во-вто­рых, в тот же день (21 де­каб­ря 2016 г.) За­ко­ном о Выс­шем со­ве­те пра­во­су­дия преду­смот­ре­ли соз­да­ние в Ми­ни­стер­стве юс­ти­ции след­ствен­ных под­раз­де­ле­ний для рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний, со­де­ян­ных в тюрь­мах. В этом слу­чае речь идет о же­ла­нии ми­ни­стра юс­ти­ции П.пет­рен­ко иметь соб­ствен­ный орган след­ствия в до сих пор граж­дан­ском, не ми­ли­та­ри­зо­ван­ном ор­гане ис­пол­ни­тель­ной вла­сти (Ми­ню­сте), что­бы дру­гие струк­ту­ры бы­ли ли­ше­ны воз­мож­но­сти кон­тро­ли­ро­вать его де­я­тель­ность, в том чис­ле непра­во­мер­ную. След­стви­ем та­ких дей­ствий ста­ло то, что уже с на­ча­ла 2017 г. по­ли­ция ли­ше­на воз­мож­но­сти рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния, со­де­ян­ные в ме­стах ли­ше­ния сво­бо­ды, а но­вых сле­до­ва­те­лей в Ми­ню­сте не по­яви­лось. И про­цесс их от­бо­ра до сих пор не за­вер­шен.

Ре­зуль­тат это­го ре­ше­ния ка­та­стро­фи­чен — на­при­мер, ле­том 2017 г. ничто не мог­ло предот­вра­тить мас­со­вое из­би­е­ние лиц в Одес­ском СИЗО как ак­ции за­пу­ги­ва­ния со сто­ро­ны пе­ни­тен­ци­ар­ной служ­бы. А ор­га­на, ко­то­рый мо­жет объ­ек­тив­но и неза­ви­си­мо уста­но­вить фак­ты пре­ступ­ле­ний, со­де­ян­ных в ме­стах несво­бо­ды, нет.

В-тре­тьих, 3 ок­тяб­ря 2017 г. при­ня­ты в це­лом все про­цес­су­аль­ные ко­дек­сы (22 но­яб­ря их под­пи­сал пре­зи­дент). В Уго­лов­ный про­цес­су­аль­ный ко­декс (УПК) пе­ред вто­рым чте­ни­ем за­ко­но­про­ек­та бы­ла вклю­че­на по­прав­ка 109, ав­то­ром ко­то­рой яв­ля­ет­ся на­род­ный де­пу­тат А. Ло­зо­вой. Пред­ло­жен­ные из­ме­не­ния — это насто­я­щая контр­ре­во­лю­ция в сфе­ре уго­лов­но­го про­цес­са, пра­ви­ла ко­то­ро­го бы­ли при­ве­де­ны в со­от­вет­ствие с ев­ро­пей­ски­ми стан­дар­та­ми в 2012 г. (в ре­зуль­та­те при­ня­тия но­во­го УПК).

От­дель­ные, опас­ней­шие, из­ме­не­ния в УПК (в част­но­сти от­но­си­тель­но сро­ков рас­сле­до­ва­ния) в окон­ча­тель­ной ре­дак­ции уда­лось снять. Но оста­лись дру­гие со­мни­тель­ные «но­ва­ции».

Так, из­ме­не­ния в ст. 303 и 307 преду­смат­ри­ва­ют воз­мож­ность об­жа­ло­вать и от­ме­нить со­об­ще­ние о по­до­зре­нии в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния. Это пра­ви­ло ана­ло­гич­но быв­шей прак­ти­ке (до 2012 г.) от­ме­ны по­ста­нов­ле­ний о на­ру­ше­нии уго­лов­ных дел, ко­гда де­ла ча­сто за­кры­ва­ли за взят­ки.

А меж­ду тем си­сте­мы ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка в лю­бой стране со­зда­ют­ся имен­но для то­го, что­бы рас­сле­до­вать фак­ты со­вер­ше­ния уго­лов­ных дей­ствий и вы­дви­гать по­до­зре­ния и об­ви­не­ния опре­де­лен­ным ли­цам. А су­ды упол­но­мо­че­ны кон­тро­ли­ро­вать за­кон­ность огра­ни­че­ния кон­сти­ту­ци­он­ных прав граж­дан (на лич­ную непри­кос­но­вен­ность, соб­ствен­ность, тай­ну част­ной жиз­ни и т.п.) со сто­ро­ны ор­га­нов рас­сле­до­ва­ния. Од­на­ко ни сам факт рас­сле­до­ва­ния, ни со­об­ще­ние о по­до­зре­нии или вы­дви­же­нии об­ви­не­ния не огра­ни­чи­ва­ет кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва ли­ца, и по­то­му здесь во­об­ще не мо­жет быть су­деб­но­го кон­тро­ля ре­ше­ний ор­га­нов след­ствия и про­ку­ро­ров. И в стра­нах Ев­ро­пы, ко­неч­но, та­ко­го кон­тро­ля нет.

Ни­кто не мо­жет вме­ши­вать­ся в про­цесс при­ня­тия су­деб­но­го ре­ше­ния — это глав­ный прин­цип не­за­ви­си­мо­сти су­да. Та­к­же ни­кто не мо­жет вме­ши­вать­ся в де­я­тель­ность ор­га­нов рас­сле­до­ва­ния и об­ви­не­ния (про­ку­ра­ту­ры) от­но­си­тель­но уста­нов­ле­ния фактов про­ти­во­прав­ных дей­ствий и со­об­ще­ния о по­до­зре­нии со­от­вет­ству­ю­щим ли­цам.

А наш за­ко­но­да­тель фак­ти­че­ски за­пре­тил ор­га­нам пра­во­по­ряд­ка уста­нав­ли­вать опре­де­лен­ные со­бы­тия или фак­ты (на­при­мер, со­вер­ше­ние пре­ступ­ле­ния), со­об­щать опре­де­лен­ным ли­цам о по­до­зре­нии в со­вер­ше­нии ими дей­ствий или вы­дви­гать уже об­ви­не­ние.

Из­ме­не­ния в ст. 132 УПК преду­смат­ри­ва­ют, что хо­да­тай­ства сле­до­ва­те­лей и про­ку­ро­ров об аре­сте иму­ще­ства, за­дер­жа­ние ли­ца, лич­ном обя­за­тель­стве, за­ло­ге, до­маш­нем аре­сте, со­дер­жа­нии под стра­жей и пр. долж­ны по­да­вать­ся след­ствен­но­му су­дье су­да, где за­ре­ги­стри­ро­ван орган рас­сле­до­ва­ния как юри­ди­че­ское ли­цо.

В этом слу­чае де­пу­та­ты «би­ли по НАБУ» с це­лью па­ра­ли­зо­вать его ра­бо­ту вслед­ствие рас­смот­ре­ния всех хо­да­тайств во всех про­из­вод­ствах в од­ном Со­ло­мен­ском рай­он­ном су­де г. Ки­е­ва. Но пар­ла­мен­та­рии за­од­но по­па­ли в по­ли­цию, ко­то­рая рас­сле­ду­ет око­ло 96% всех уго­лов­ных про­из­водств в стране. Ведь тер­ри­то­ри­аль­ные под­раз­де­ле­ния по­ли­ции функ­ци­о­ни­ру­ют лишь на уровне об­ласт­ных цен­тров. Это озна­ча­ет, что все сле­до­ва­те­ли рай­он­ных от­де­лов и участ­ков по­ли­ции те­перь бу­дут вы­нуж­де­ны каж­дый ра­бо­чий день ез­дить в об­ласт­ной центр за де­сят­ки и да­же сот­ни ки­ло­мет­ров (или про­во­дить там все свое ра­бо­чее вре­мя), что­бы лишь по­дать хо­да­тай­ство след­ствен­но­му су­дье. А в это вре­мя в рай­о­нах неко­му бу­дет рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния. Та­к­же и след­ствен­ные судьи этих су­дов бу­дут за­ва­ле­ны ра­бо­той и не смо­гут свое­вре­мен­но рас­смат­ри­вать та­кие хо­да­тай­ства.

А из­ме­не­ния в ст. 242–244 УПК уста­нав­ли­ва­ют, что те­перь толь­ко суд смо­жет на­зна­чать экс­пер­ти­зу. Как след­ствие — сто­ро­на об­ви­не­ния про­дол­жи­тель­ное вре­мя бу­дет вы­нуж­де­на ожи­дать раз­ре­ше­ния су­да, что­бы про­ве­сти нуж­ную экс­пер­ти­зу, в част­но­сти для уста­нов­ле­ния при­чи­ны смер­ти.

Кро­ме то­го, по­ка по­тер­пев­шие до­ждут­ся ре­ше­ния су­да о при­вле­че­нии су­деб­но-ме­ди­цин­ско­го экс­пер­та для сня­тия по­вре­жде­ний, при­зна­ки на те­ле ис­чез­нут, а сле­до­ва­тель­но, все де­ла об их из­би­е­нии, ис­тя­за­нии и т.п. бу­дут рас­сы­пать­ся на гла­зах.

При этом мо­но­по­лию в осу­ществ­ле­нии су­деб­ных экс­пер­тиз бу­дут иметь лишь го­су­дар­ствен­ные спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные учре­жде­ния, и они бу­дут за­ва­ле­ны ма­те­ри­а­ла­ми про­из­водств, ко­то­рые необ­хо­ди­мо ис­сле­до­вать и под­го­то­вить вы­во­ды. А за­тя­ги­ва­ние с экс­перт­ны­ми вы­во­да­ми при­ве­дет к за­тя­ги­ва­нию с при­ня­ти­ем при­го­во­ров.

В-чет­вер­тых, 16 но­яб­ря 2017 г. при­нят за­кон о вне­се­нии из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты от­но­си­тель­но обес­пе­че­ния со­блю­де­ния прав участ­ни­ков уго­лов­но­го про­из­вод­ства пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми во вре­мя осу­ществ­ле­ния до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния, ко­то­рый на­зва­ли «за­ко­ном про­тив ма­сок-шоу» (еще не под­пи­сан пре­зи­ден­том). Пар­ла­мент при­нял его за ос­но­ву и сра­зу в це­лом без со­дер­жа­тель­но­го об­суж­де­ния и со­блю­де­ния со­от­вет­ству­ю­щей про­це­ду­ры го­ло­со­ва­ния.

Под­дер­жи­вая в це­лом идею до­пол­ни­тель­но за­щи­тить пред­при­ни­ма­те­лей от зло­упо­треб­ле­ний со сто­ро­ны ор­га­нов рас­сле­до­ва­ния, об­ра­щу вни­ма­ние на непро­ду­ман­ность по­ло­же­ния от­но­си­тель­но необ­хо­ди­мо­сти за­крыть про­из­вод­ство, ес­ли рань­ше его за­кры­вал сле­до­ва­тель или про­ку­рор.

За­кон преду­смат­ри­ва­ет, что в слу­чае су­ще­ство­ва­ния неупразд­нен­но­го по­ста­нов­ле­ния о за­кры­тии де­ла орган рас­сле­до­ва­ния или про­ку­рор, ко­то­рые на­ча­ли это про­из­вод­ство, обя­за­ны сра­зу же за­крыть де­ло. Та­кое огра­ни­че­ние обу­слов­ле­но су­ще­ство­ва­ни­ем нега­тив­ной прак­ти­ки, ко­гда ор­га­ны вла­сти неод­но­крат­но за­кры­ва­ли и от­кры­ва­ли про­из­вод­ство по од­но­му и то­му же фак­ту, от че­го стра­да­ли в первую оче­редь пред­ста­ви­те­ли биз­не­са.

Но ука­зан­ное пра­ви­ло мо­жет за­бло­ки­ро­вать лю­бое рас­сле­до­ва­ние и при­ве­сти к мас­со­во­му на­ру­ше­нию прав по­стра­дав­ших, по­сколь­ку лю­бое де­ло, ко­то­рое без­осно­ва­тель­но за­кры­ва­ли рань­ше, не мо­жет быть пе­ре­да­но в суд или рас­смот­ре­но в нем. Не за­бы­ва­ем, что мно­го май­да­нов­ских дел сна­ча­ла за­кры­ва­ли, а поз­же по этим фактам сно­ва на­чи­на­ли про­из­вод­ство.

Мо­гут та­к­же на­чать мно­жить­ся фак­ты «про­цес­су­аль­ных ди­вер­сий», ко­гда для оста­нов­ки до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния под­став­ные за­яви­те­ли бу­дут об­ра­щать­ся в мест­ные про­ку­ра­ту­ры, рай­он­ные от­де­лы по­ли­ции, ко­то­рые по кор­руп­ци­он­ным до­го­во­рен­но­стям бу­дут за­кры­вать уго­лов­ные про­из­вод­ства. И та­кие ре­ше­ния о за­кры­тии ста­нут непре­одо­ли­мым ба­рье­ром для продолжения рас­сле­до­ва­ния, да­же ес­ли по­явят­ся но­вые фак­ты от­но­си­тель­но пре­ступ­ле­ния.

Бу­дет на­ру­шать­ся и об­щий прин­цип ав­то­ма­ти­че­ско­го на­ча­ла до­су­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния, ко­то­рый вве­ден УПК еще в 2012 г. Вме­сто то­го что­бы ав­то­ма­ти­че­ски вно­сить све­де­ния, сле­до­ва­тель или про­ку­рор вы­нуж­ден бу­дет про­ве­рять на­ли­чие неупразд­нен­ных по­ста­нов­ле­ний от­но­си­тель­но ана­ло­гич­ных фактов. Оче­вид­но, что прак­ти­че­ски невоз­мож­но пе­ред вне­се­ни­ем све­де­ний в Еди­ный ре­естр до­су­деб­ных рас­сле­до­ва­ний в пол­ной ме­ре вы­яс­нить, ка­са­ет­ся ли по­ста­нов­ле­ние о за­кры­тии имен­но то­го фак­та, по по­во­ду ко­то­ро­го об­ра­ща­ет­ся за­яви­тель. Вве­де­ние этой нор­мы мо­жет при­ве­сти к за­тя­ги­ва­нию с ре­а­ги­ро­ва­ни­ем на уго­лов­ное пра­во­на­ру­ше­ние, а та­к­же к по­яв­ле­нию за­кон­но­го ос­но­ва­ния для от­ка­за по­стра­дав­шим и за­яви­те­лям в ре­ги­стра­ции уго­лов­но­го про­из­вод­ства.

В-пя­тых, с 20 но­яб­ря 2017 г. след­ствен­ные ор­га­ны про­ку­ра­ту­ры ли­ше­ны пол­но­мо­чий ре­ги­стри­ро­вать уго­лов­ные про­из­вод­ства и про­во­дить след­ствен­ные (ро­зыск­ные) дей­ствия. До это­го долж­но было на­чать свою ра­бо­ту Го­су­дар­ствен­ное бю­ро рас­сле­до­ва­ний, но на се­го­дняш­ний день его еще нет (22 но­яб­ря пре­зи­дент на­зна­чил лишь ди­рек­то­ра бю­ро — Р.тру­бу). И те­перь все про­цес­су­аль­ные дей­ствия в де­лах про­тив пуб­лич­ных слу­жа­щих вы­нуж­де­ны со­вер­шать толь­ко про­ку­ро­ры. Речь идет об уго­лов­ных про­из­вод­ствах, на­ча­тых от­но­си­тель­но лю­бо­го пре­ступ­но­го дей­ствия (кро­ме под­след­ствен­но­го НАБУ), со­де­ян­но­го по­ли­ти­ка­ми, го­су­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми, су­дья­ми, про­ку­ро­ра­ми, по­ли­цей­ски­ми, дру­ги­ми слу­жа­щи­ми ор­га­на пра­во­по­ряд­ка, а та­к­же во­ен­но­слу­жа­щи­ми.

Круп­ней­шие по­ли­ти­че­ские си­лы про­дол­жи­тель­ное вре­мя (бо­лее 1,5 го­да) не мог­ли до­го­во­рить­ся о кан­ди­да­ту­ре ру­ко­во­ди­те­ля ГБР, а след­стви­ем та­кой по­ли­ти­че­ской неопре­де­лен­но­сти стал па­ра­лич го­су­дар­ства и в этой сфе­ре. Так что и сфе­ра пуб­лич­ной служ­бы оста­лись без эф­фек­тив­но­го кон­тро­ля со сто­ро­ны ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка.

В ито­ге мы по­лу­чи­ли си­ту­а­цию, ко­гда фи­нан­со­вая сфе­ра, сфе­ра де­я­тель­но­сти пуб­лич­ных слу­жа­щих и ис­пол­не­ния уго­лов­ных на­ка­за­ний оста­лись без долж­но­го кон­тро­ля со сто­ро­ны упол­но­мо­чен­ных ор­га­нов рас­сле­до­ва­ния.

На­сто­я­щие при­чи­ны это­го оста­ют­ся до кон­ца непо­нят­ны­ми. Это недо­смотр на­род­ных де­пу­та­тов и чле­нов пра­ви­тель­ства, что по­вто­ря­лось пять (!) раз в те­че­ние го­да, или спла­ни­ро­ван­ная ди­вер­сия про­тив внут­рен­ней без­опас­но­сти укра­ин­ско­го го­су­дар­ства и об­ще­ства? Од­на­ко последствия та­ких ре­ше­ний очень ско­ро мо­гут стать ка­та­стро­фич­ны­ми: мы по­лу­чим па­ра­ли­зо­ван­ный го­су­дар­ствен­ный ап­па­рат, раз­гул пре­ступ­но­сти и по­стра­дав­ших граж­дан, ко­то­рые, не до­ждав­шись за­щи­ты от го­су­дар­ства, вме­сто то­го что­бы со­блю­дать пра­ви­ла уго­лов­но­го про­цес­са, ре­шат вер­нуть до­и­сто­ри­че­ский прин­цип — пра­ви­ло та­ли­о­на, со­глас­но ко­то­ро­му «око за око, зуб за зуб».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.