Те­одор Ко­стюк: «Астро­фи­зи­че­ские ис­сле­до­ва­ния — это ин­ве­сти­ции в бу­ду­щее»

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ли­дия СУРЖИК

На­уч­ный мир жи­во об­суж­да­ет пла­ны США о по­ле­тах на Лу­ну и Марс.

И хо­тя фан­та­сти­че­ские про­ек­ты меж­пла­нет­ных пу­те­ше­ствий и по­се­ле­ние на Крас­ной пла­не­те по­ра­жа­ют во­об­ра­же­ние ря­до­во­го зем­ля­ни­на, — в про­фес­си­о­наль­ной сре­де счи­та­ют по­лет на Марс ре­аль­ным, при­чем уже в бли­жай­шие го­ды.

На­ша бе­се­да с аст­ро­фи­зи­ком Цен­тра кос­ми­че­ских по­ле­тов им. Год­дар­да — глав­ной на­уч­ной ла­бо­ра­то­рии На­ци­о­наль­но­го управ­ле­ния США по аэро­нав­ти­ке и ис­сле­до­ва­нию кос­ми­че­ско­го про­стран­ства (НАСА) док­то­ром Те­одо­ром Ко­стю­ком со­сто­я­лась по­сле его встре­чи со сту­ден­та­ми и пре­по­да­ва­те­ля­ми в Ки­ев­ском уни­вер­си­те­те бан­ков­ско­го де­ла. Лю­бо­зна­тель­ная мо­ло­дежь да­же по­сле пре­зен­та­ции не да­ва­ла про­хо­да уче­но­му (это я к то­му, что неко­то­рые на­ши про­фес­со­ра на­ре­ка­ют на инерт­ность сту­ден­тов). — Г-н Ко­стюк, по­че­му сфе­рой ва­ших на­уч­ных ин­те­ре­сов ста­ла аст­ро­фи­зи­ка? Ваш отец — из­вест­ный ли­те­ра­ту­ро­вед и пуб­ли­цист Гри­го­рий Ко­стюк — ис­сле­до­вал кос­мос че­ло­ве­че­ской ду­ши, а сын — ис­сле­до­ва­тель звезд во Все­лен­ной. Или, мо­жет, в этом есть ка­ка­я­то род­ствен­ность ин­те­ре­сов? — Ве­ро­ят­но, да. Я рос в звезд­ном окру­же­нии. Мо­и­ми крест­ны­ми от­ца­ми бы­ли име­ни­тые ли­те­ра­то­ры и пи­са­те­ли Юрий Ше­вел¸в и Улас Сам­чук. Мои крест­ные ма­мы — Ев­до­кия Гу­мен­ная, од­на из наи­бо­лее пло­до­твор­ных укра­ин­ских пи­са­те­лей в эми­гра­ции, и Ан­на Ше­рей, из­вест­ная пе­ви­ца ка­пел­лы «Дум­ка». У нас до­ма ча­сто бы­ва­ли пи­са­те­ли Иван Ба­гря­ный, Улас Сам­чук, Ев­до­кия Гу­мен­ная, ли­те­ра­то­ры Юрий Ше­вел¸в и Юрий Лаври­нен­ко (они с от­цом оста­ва­лись близ­ки­ми дру­зья­ми в те­че­ние всей жиз­ни), та­лант­ли­вый по­эт и пе­ре­вод­чик То­дось Ось­мач­ка, дру­гие твор­че­ские лич­но­сти, во­лей судь­бы ока­зав­ши­е­ся в эми­гра­ции. Эти лю­ди, еще на­хо­дясь в Гер­ма­нии, в 1945 г. ор­га­ни­зо­ва­ли «Ми­сте­ць­кий українсь­кий рух» (МУР).

Мо­жет, та­кая твор­че­ская среда и пе­ре­жи­ва­ния в юные го­ды под­толк­ну­ли ме­ня в мою на­уч­ную сфе­ру.

С на­ча­ла 1990-х, ко­гда Украина об­ре­ла неза­ви­си­мость, при­ез­жа­ли укра­ин­ские уче­ные, пи­са­те­ли, по­ли­ти­ки, ко­то­рые по­се­ща­ли мо­е­го от­ца. У ме­ня со­хра­ни­лось мно­го фо­то­гра­фий, на ко­то­рых за­пе­чат­ле­ны па­мят­ные мо­мен­ты этих встреч. — С неза­ви­си­мо­стью укра­ин­цы от­кры­ли для се­бя мощ­ный пласт ли­те­ра­тур­но­го на­сле­дия пи­са­те­лей-эми­гран­тов, про­из­ве­де­ния ко­то­рых не под­верг­лись цен­зу­ре. Это, в част­но­сти, двух­том­ник вос­по­ми­на­ний Гри­го­рия Ко­стю­ка «Зустрічі і про­щан­ня»… — Вос­по­ми­на­ния от­ца бы­ли из­да­ны в 1987-м и 1997-м Ка­над­ским ин­сти­ту­том укра­ин­ских ис­сле­до­ва­ний, а пе­ре­из­да­ны в Укра­ине в 2008-м из­да­тель­ством «Смо­лос­кип»). Чи­та­ют­ся они как ро­ман. Это исто­рия са­мо­го тра­гич­но­го пе­ри­о­да ли­те­ра­тур­но­го про­цес­са (1920– 1930 гг.), ко­то­рый в СССР ни­кто не изу­чал и не знал.

Мой отец был оче­вид­цем ста­лин­ской рас­пра­вы над твор­че­ской ин­тел­ли­ген­ци­ей. В на­ча­ле 1930-х он пе­ре­ехал из Ки­е­ва в Харь­ков, где пре­по­да­вал ис­то­рию укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ры в пе­да­го­ги­че­ском ин­сти­ту­те про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния, за­ни­мал­ся ли­те­ра­тур­ной де­я­тель­но­стью, вхо­дил в груп­пу Ми­ко­лы Хвы­ле­во­го. С на­ча­ла 1934-го ра­бо­тал в Лу­ган­ском ин­сти­ту­те на­род­но­го об­ра­зо­ва­ния, но уже в кон­це то­го же го­да его уво­ли­ли «за на­ци­о­на­ли­сти­че­ские про­яв­ле­ния в лек­ци­ях» и «ис­ка­же­ние про­грам­мы», а поз­же аре­сто­ва­ли и со­сла­ли на пять лет в конц­ла­герь в Вор­ку­те, где он ко­пал уголь. В 1940 г. Гри­го­рия Ко­стю­ка вы­пу­сти­ли на сво­бо­ду, и он, со­глас­но пред­пи­са­нию НКВД, по­се­лил­ся в Сла­вян­ске. Там встре­тил мою ма­му — Ра­и­су Бут­ко. В 1944-м су­пру­ги эми­гри­ро­ва­ли на За­пад.

Я ро­дил­ся в том же го­ду в Гер­ма­нии (г. Плау­эн), там на­чал хо­дить в шко­лу. В 1952 г. на­ша се­мья эми­гри­ро­ва­ла в США. Пом­ню, как труд­но было по­на­ча­лу, без соб­ствен­но­го жи­лья, зна­ния язы­ка, жи­ли очень скром­но, но, не­смот­ря на это, наш дом все­гда был го­сте­при­им­ным, в нем бур­ли­ла ли­те­ра­тур­но-ху­до­же­ствен­ная жизнь. Отец ра­бо­тал в Ис­сле­до­ва­тель­ском цен­тре Ко­лум­бий­ско­го уни­вер­си­те­та, дру­гих учре­жде­ни­ях. Его ли­те­ра­тур­ный за­дел про­сто необъ­ятен: на­уч­ные ра­бо­ты, ис­сле­до­ва­ние ли­те­ра­тур­ной жиз­ни в диас­по­ре, твор­че­ства В.вин­ни­чен­ко и из­да­ние его про­из­ве­де­ний, кни­ги вос­по­ми­на­ний; под­го­то­вил к из­да­нию два то­ма «Що­ден­ни­ка» В.вин­ни­чен­ко, пя­ти­том­ник М.хвы­ле­во­го, про­из­ве­де­ния Г.ку­ли­ша, М.драй-хма­ры и др.

Впро­чем, од­ним из са­мых боль­ших сво­их до­сти­же­ний отец считал спа­се­ние и со­хра­не­ние на­сле­дия Вла­ди­ми­ра Вин­ни­чен­ко, пи­са­те­ля ми­ро­во­го уров­ня, ко­то­ро­го в го­ды со­вет­ской вла­сти вы­черк­ну­ли из укра­ин­ской ли­те­ра­ту­ры. Гри­го­рий Алек­сан­дро­вич при­ло­жил мно­го уси­лий к пе­ре­воз­ке ар­хи­ва В.вин­ни­чен­ко по­сле его смер­ти из Фран­ции в Укра­ин­скую сво­бод­ную ака­де­мию на­ук (УСАН). Же­на Вла­ди­ми­ра Ки­рил­ло­ви­ча Ро­за­лия Яко­влев­на вы­ска­за­ла по­же­ла­ние, что­бы то­гда, ко­гда Украина ста­нет неза­ви­си­мым де­мо­кра­ти­че­ским го­су­дар­ством, ар­хив пе­ре­да­ли в Ин­сти­тут ли­те­ра­ту­ры им. Т.шев­чен­ко НАН Укра­и­ны. К со­жа­ле­нию, это­го по­ка что не уда­лось сде­лать. По раз­ным при­чи­нам. Но ху­до­же­ствен­ный ар­хив В.вин­ни­чен­ко — де­сят­ки ху­до­же­ствен­ных по­ло­тен — в 2000 г. УСАН пе­ре­да­ла Укра­ине. До сих пор ма­ло кто, кро­ме спе­ци­а­ли­стов, знал, что пер­вый укра­ин­ский пре­мьер и та­лант­ли­вый пи­са­тель был еще и ху­дож­ни­ком. — С чем свя­зан ваш ны­неш­ний

при­езд в Укра­и­ну? — Не­по­сред­ствен­ным по­во­дом к по­езд­ке по­слу­жи­ло че­ство­ва­ние 115-й го­дов­щи­ны со дня рож­де­ния Гри­го­рия Ко­стю­ка, ко­то­рое со­сто­я­лось на ро­дине пи­са­те­ля, в Ка­ме­нец-по­доль­ском. По­бы­вал я и в дру­гих го­ро­дах, в част­но­сти в Харь­ко­ве, где в свое вре­мя ра­бо­тал мой отец. Харь­ков­чане долж­ны вско­ре из­дать вос­по­ми­на­ния Юрия Ше­вел¸ва. В Ки­е­ве я встре­чал­ся с уче­ны­ми, в част­но­сти ака­де­ми­ка­ми Яро­сла­вом Яц­ки­вом, Ни­ко­ла­ем Жу­лин­ским, с ко­то­ры­ми нас объ­еди­ня­ют на­уч­ные ин­те­ре­сы и ис­крен­няя друж­ба. Оба неод­но­крат­но бы­ва­ли у нас, встре­ча­лись с мо­им от­цом. Кста­ти, по­чти весь ар­хив Гри­го­рия Ко­стю­ка хра­нит­ся в Ин­сти­ту­те ли­те­ра­ту­ры им. Т.шев­чен­ко. Уже вы­шел пер­вый сбор­ник его ста­тей, го­то­вит­ся к пе­ча­ти пе­ре­пис­ка меж­ду Г.ко­стю­ком и Ю.ше­вел¸вым. — По ин­фор­ма­ции из Ви­ки­пе­дии, вы — ру­ко­во­ди­тель про­грам­мы раз­ра­бот­ки кос­ми­че­ских ап­па­ра­тов НАСА (от­дел изу­че­ния Сол­неч­ной си­сте­мы). Ка­кие это ап­па­ра­ты, ка­кое их назна­че­ние? — В 1990-е я ра­бо­тал в глав­ном шта­бе НАСА, от­ве­чал за про­грам­му раз­ра­бот­ки ап­па­ра­тов и при­бо­ров для ис­сле­до­ва­ния объ­ек­тов Сол­неч­ной си­сте­мы. В на­шей ла­бо­ра­то­рии в цен­тре Год­дар­да было несколь­ко до­сти­же­ний в этой сфе­ре. На­при­мер, сей­час на Мар­се на­хо­дит­ся зонд НАСА (Curiosity), ко­то­рый ис­сле­ду­ет по­верх­ность и близ­кую ат­мо­сфе­ру пла­не­ты. Глав­ный ап­па­рат для та­ких ис­сле­до­ва­ний со­здан в на­шей ла­бо­ра­то­рии. Вы,

В об­сер­ва­то­рии на Ма­у­на-кеа несо­мнен­но, зна­е­те о гран­ди­оз­ном про­ек­те «Кас­си­ни», пред­на­зна­чен­ном для изу­че­ния Са­тур­на и его спут­ни­ков, ко­то­рый ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­нил на­ши зна­ния об этой от­да­лен­ной пла­не­те. Ин­фра­крас­ный спек­тро­метр для это­го ап­па­ра­та та­к­же со­здан в на­шей ла­бо­ра­то­рии. Раз­ра­бо­тан­ная на­ши­ми уче­ны­ми и ин­же­не­ра­ми тех­ни­че­ская ап­па­ра­ту­ра ис­сле­ду­ет «кос­ми­че­скую по­го­ду». Лич­но я за­ни­ма­юсь ис­сле­до­ва­ни­ем ат­мо­сфе­ры пла­нет, ис­поль­зуя уни­каль­ную ин­фра­крас­ную спек­тро­ско­пию для из­ме­ре­ния со­ста­ва ат­мо­сфе­ры, тем­пе­ра­ту­ры и вет­ров (на Ве­не­ре, Мар­се, Юпи­те­ре, Са­турне и спут­ни­ке Ти­тане), изу­чаю ин­фра­крас­ное излучение, ав­ро­ры (по­ляр­ные си­я­ния) и еще мно­гое неиз­ве­дан­ное в да­ле­ких ми­рах.

Дол­жен уточ­нить: я уже вы­шел на пен­сию и не за­ни­ма­юсь бю­ро­кра­ти­че­ски­ми про­це­ду­ра­ми, как было на ру­ко­во­дя­щей долж­но­сти. Как пен­си­о­нер те­перь мо­гу за­ни­мать­ся ис­клю­чи­тель­но на­у­кой. — В чем суть ва­ше­го от­кры­тия, свя­зан­но­го с ат­мо­сфе­рой Мар­са? — Яв­ле­ние при­род­но­го ла­зе­ра

в ат­мо­сфе­ре Мар­са уда­лось от­крыть с по­мо­щью ап­па­ра­ту­ры (ин­фра­крас­но­го ге­те­ро­ди­на), ко­то­рую мы раз­ра­бо­та­ли. Это поз­во­ли­ло с очень боль­шой раз­ре­ши­тель­ной спо­соб­но­стью из­ме­рять излучение из Мар­са уг­ле­кис­ло­го га­за. Ат­мо­сфе­ра Мар­са и Ве­не­ры пре­иму­ще­ствен­но со­сто­ит из чи­сто­го Под дей­стви­ем сол­неч­ных лу­чей струк­ту­ра мо­ле­ку­лы уг­ле­кис­ло­го га­за ме­ня­ет­ся так, что он из­лу­ча­ет не толь­ко обыч­ный свет, но и уси­лен­ный. И в вы­сот­ных сло­ях ат­мо­сфе­ры Мар­са и Ве­не­ры уг­ле­кис­лый газ из­лу­ча­ет ча­стич­но ла­зер­ный свет (т.н. при­род­ный ла­зер). Прин­цип аб­со­лют­но тот же, ко­то­рый до­сти­га­ет­ся и в ла­бо­ра­то­рии, толь­ко в ла­бо­ра­то­рии нуж­но по­дать элек­три­ку, что­бы «раз­драз­нить» мо­ле­ку­лы а в ат­мо­сфе­ре пла­нет эту энер­гию да­ет Солн­це. — Что, на ваш взгляд, яв­ля­ет­ся наи­боль­шим до­сти­же­ни­ем в аст­ро­фи­зи­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях по­след­не­го вре­ме­ни? — Недав­но аме­ри­кан­ские уче­ные по­лу­чи­ли Но­бе­лев­скую пре­мию за от­кры­тие гра­ви­та­ци­он­ных волн, что под­твер­ди­ло тео­рию Аль­бер­та Эйн­штей­на о су­ще­ство­ва­нии та­ких волн. Тех­но­ло­ги­че­ски об­на­ру­жить из­ме­не­ние гра­ви­та­ци­он­но­го по­ля было очень слож­но. Это от­кры­тие рас­ши­ря­ет диа­па­зон зна­ний о со­бы­ти­ях вне на­шей Сол­неч­ной си­сте­мы, поз­во­ля­ет смот­реть глубже в фор­ми­ро­ва­ние Все­лен­ной. — Год на­зад ушел из жиз­ни из­вест­ный укра­ин­ский аст­ро­ном Клим Чу­рю­мов. По­сад­ку спуск­но­го ап­па­ра­та на ко­ме­ту Чу­рю­мо­ва—ге­ра­си­мен­ко (в рам­ках про­ек­та Ев­ро­пей­ско­го кос­ми­че­ско­го агент­ства «Ро­зет­та») на­зва­ли на­уч­ным про­ры­вом в осво­е­нии кос­мо­са. — Я был близ­ко зна­ком с Кли­мом, неод­но­крат­но встре­чал­ся с ним на меж­ду­на­род­ных кон­фе­рен­ци­ях, а та­к­же в Ки­е­ве. В ин­тер­вью по слу­чаю успе­ха «Ро­зет­ты» я ска­зал, что по­сад­ка на ко­ме­ту Чу­рю­мо­ва—ге­ра­си­мен­ко — сви­де­тель­ство то­го, что укра­ин­ские уче­ные до­стиг­ли зна­чи­тель­ных успе­хов в ми­ро­вой на­у­ке, и я как аме­ри­кан­ский укра­и­нец гор­жусь сво­и­ми укра­ин­ски­ми кол­ле­га­ми. Ведь на­до было иметь неза­у­ряд­ный та­лант, что­бы от­крыть но­вую ко­ме­ту то­гда, ко­гда еще не было та­кой тех­ни­ки, как се­год­ня. — Со­вре­мен­ные кос­ми­че­ские про­ек­ты тре­бу­ют огром­ных фи­нан­со­вых за­трат. Тот же «Кас­си­ни» сто­ил НАСА око­ло 4 млрд долл. Да­же для бо­га­тых стран это зна­чи­тель­ные сум­мы. Сей­час на­ко­пи­лось мно­го зем­ных про­блем, и ча­сто мож­но услы­шать: а нуж­но ли тра­тить боль­шие день­ги на аст­ро­но­ми­че­ские ис­сле­до­ва­ния, ка­кая поль­за с то­го, что уче­ные узна­ют, из ка­ко­го ма­те­ри­а­ла ко­ме­та, или ка­кие вет­ры ду­ют на Ве­не­ре? — Ко­неч­но, го­лод­но­му аст­ро­но­мия и да­ле­кий кос­мос неин­те­рес­ны, у него мыс­ли о хле­бе на­сущ­ном. Но для об­ще­ства, его раз­ви­тия та­кие фун­да­мен­таль­ные зна­ния очень важ­ны. И сред­ства, ко­то­рые вкла­ды­ва­ют­ся в аст­ро­но­ми­че­ские ис­сле­до­ва­ния и кос­ми­че­ские про­ек­ты, — это ин­ве­сти­ции в бу­ду­щее че­ло­ве­че­ства.

В каж­дом здо­ро­вом об­ще­стве в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства бы­ла та­кая наука, ко­то­рая в то вре­мя ему бы­ла не нуж­на. Фун­да­мен­таль­ные зна­ния не сра­зу на­хо­дят прак­ти­че­ское при­ме­не­ние, но без них невоз­мо­жен про­гресс. Общество, не име­ю­щее фун­да­мен­таль­ной на­у­ки, неиз­беж­но при­хо­дит в упа­док.

Ме­ня очень тре­во­жит то, что та­лант­ли­вая на­уч­ная мо­ло­дежь по­ки­да­ет стра­ну в по­ис­ках луч­ших воз­мож­но­стей для са­мо­ре­а­ли­за­ции. Ду­маю, это од­на из тра­ге­дий для Укра­и­ны. Есть спо­со­бы, как за­дер­жать та­ких мо­ло­дых лю­дей. В свое вре­мя Ки­тай смог это сде­лать и в ре­зуль­та­те осу­ще­ствил тех­но­ло­ги­че­ский про­рыв. В Аме­ри­ке на фи­зи­че­ских фа­куль­те­тах было пол­но сту­ден­тов из Ки­тая. Ки­тай­ское пра­ви­тель­ство опла­чи­ва­ло их уче­бу в уни­вер­си­те­тах США. По­сколь­ку их об­ра­зо­ва­ние фи­нан­си­ро­ва­ло го­су­дар­ство, они бы­ли обя­за­ны вер­нуть­ся на­зад, им создали усло­вия для от­да­чи по­лу­чен­ных зна­ний.

Об­ща­ясь с ува­жа­е­мы­ми людь­ми в Укра­ине, в част­но­сти и чле­на­ми пра­ви­тель­ства, я го­во­рил о важ­но­сти та­кой про­грам­мы. Ко­неч­но, на это нуж­ны сред­ства, но они не та­кие уж и зна­чи­тель­ные, осо­бен­но ес­ли учесть неоце­ни­мые по­те­ри для бу­ду­ще­го го­су­дар­ства от от­то­ка моз­гов. В це­лом это хо­ро­шо, что де­ти из Укра­и­ны едут по­лу­чать хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние в за­ру­беж­ные уни­вер­си­те­ты, од­на­ко, как пра­ви­ло, они не воз­вра­ща­ют­ся. А ес­ли бы го­су­дар­ство сти­му­ли­ро­ва­ло их воз­вра­ще­ние, они бы при­вез­ли но­вый опыт, но­вое ви­де­ние, но­вые зна­ния, что да­ло бы тол­чок к раз­ви­тию. Я ду­маю, это од­но из упу­ще­ний укра­ин­ской го­су­дар­ствен­ной вла­сти.

Все преды­ду­щие дви­же­ния в Укра­ине ини­ци­и­ро­ва­ли пи­са­те­ли. Но этот пе­ри­од про­шел. По­ра уже воз­гла­вить это лю­дям с боль­шим фи­нан­со­вым, эко­но­ми­че­ским, тех­но­ло­ги­че­ским опы­том, биз­не­сме­нам. Что­бы они не вы­во­зи­ли ка­пи­та­лы, ре­сур­сы, а по­мо­га­ли рас­ти эко­но­ми­ке, вкла­ды­ва­ли их в раз­ви­тие сво­е­го го­су­дар­ства. Как это в свое вре­мя де­ла­ли аме­ри­кан­ские биз­не­сме­ны. — До­жи­вет ли, по ва­ше­му мне­нию, че­ло­ве­че­ство до то­го мо­мен­та, ко­гда смо­жет си­лой ра­зу­ма осво­ить кос­ми­че­ское про­стран­ство для продолжения жиз­ни, за­се­ле­ния дру­гих пла­нет? О том, что на Мар­се бу­дут яб­ло­ни цве­сти, пе­ли на­ши ро­ди­те­ли и де­ды… — Нет со­мне­ния, что до­жи­вем. И ду­маю, что пер­вые вы­сад­ки зем­лян на Марс про­изой­дут уже в при­бли­жен­ной пер­спек­ти­ве, мо­жет да­же при мо­ей жиз­ни.

Че­ло­век — уни­каль­ное соз­да­ние, его воз­мож­но­сти по­ра­зи­тель­ные. Мы ви­дим, как уско­рен­но раз­ви­ва­ет­ся тех­ни­че­ский про­гресс. За по­след­ние 10 лет про­изо­шло боль­ше тех­но­ло­ги­че­ских из­ме­не­ний, чем за преды­ду­щие два де­ся­ти­ле­тия. С тех пор как че­ло­ве­че­ство вы­рва­лось в кос­мос, тех­но­ло­ги­че­ские из­ме­не­ния при­об­ре­ли экс­по­нент­ный ха­рак­тер. — По оцен­кам спе­ци­а­ли­стов, сто­и­мость от­прав­ки че­ло­ве­ка на Марс — 10 млрд долл. И хо­тя аме­ри­кан­ский биз­нес­мен Илон Маск, ос­но­ва­тель ком­па­нии Spacex, ко­то­рая вы­пус­ка­ет ра­ке­ты и кос­ми­че­ские ко­раб­ли, ищет спо­со­бы уде­ше­вить про­ект, при­вле­кая на Крас­ной пла­не­те. Есть та­кой хо­ро­ший фильм «Мар­си­а­нин», ко­то­рый ре­а­ли­стич­но по­ка­зы­ва­ет, как мож­но вы­жить на Мар­се. (На­уч­ным кон­суль­тан­том при его со­зда­нии был мой друг, ди­рек­тор пла­нет­ных на­ук из НАСА Джим Грин (Jim Green). Об этом меч­тал Карл Са­ган (Carl Sagan) — из­вест­ный аме­ри­кан­ский уче­ный-аст­ро­ном, пи­са­тель и по­пу­ля­ри­за­тор на­у­ки. Кста­ти, его мать — льво­вян­ка, а отец — из Ка­ме­нец-по­доль­ско­го, что та­к­же нас сбли­жа­ло. Он ис­сле­до­вал воз­мож­ность вне­зем­ной жиз­ни и пред­ло­жил спо­соб при­вне­се­ния в ат­мо­сфе­ру Мар­са кис­ло­ро­да с по­мо­щью неко­то­рых рас­те­ний. Я ве­рю, что в бу­ду­щем лю­ди при­ду­ма­ют, как сде­лать Крас­ную пла­не­ту при­год­ной для жиз­ни. Мы ви­дим, как ме­ня­ет­ся кли­мат на Зем­ле, и не зна­ем, че­го ожи­дать в даль­ней­шем. Се­год­ня мы ис­сле­ду­ем по­го­ду на дру­гих пла­не­тах, и это да­ет нам важ­ную ин­фор­ма­цию, по­сколь­ку срав­ни­тель­ная наука поз­во­ля­ет луч­ше по­нять ат­мо­сфер­ные про­цес­сы на­шей пла­не­ты.

И еще. Наш мир толь­ко вре­мен­ный. Ко­гда-то, в за­об­лач­ной пер­спек­ти­ве, че­ло­ве­че­ство бу­дет вы­нуж­де­но оста­вить род­ную Зем­лю. По­то­му что Солн­це как звез­да ста­ре­ет, рас­ши­ря­ет­ся и со вре­ме­нем пре­вра­тит­ся в крас­ный ги­гант. Ско­рее все­го, он по­гло­тит Зем­лю, а по­том — и Марс. Но Ти­тан — круп­ней­ший спут­ник Са­тур­на — при­мер­но в 10 раз даль­ше от Солн­ца, и мо­жет слу­чить­ся так, что лю­ди в бу­ду­щем смо­гут най­ти там се­бе при­ста­ни­ще. Но Марс бли­же…

Т.ко­стюк с К. Чу­рю­мо­вым на Дне­пре в Ки­е­ве. 2010 г. част­ных парт­не­ров и — Недав­но НАСА по­ка­за­ло эн­ту­зи­а­стов, НАСА, не­смот­ря ани­ма­ци­он­ное ви­део те­сто­во­го на со­труд­ни­че­ство с этой пус­ка ко­раб­ля Orion ком­па­ни­ей, по­ка что с осто­рож­но­стью для по­ле­тов на Лу­ну и от­но­сит­ся к мис­сии Марс, за­пла­ни­ро­ван­но­го на Меж­ду­на­род­ной кос­ми­че­ской ап­рель 2019 г. Пер­вый за­пуск стан­ции на Мар­се. сверх­тя­же­лой ра­ке­ты — Ко­неч­но, ре­а­ли­за­ция та­ко­го с этим меж­пла­нет­ным ко­раб­лем про­ек­та тре­бу­ет огром­ных пред­по­ла­га­ет­ся уже средств. Мы еще во вре­ме­на пре­зи­дент­ства че­рез два-три го­да. Мо­же­те Бу­ша-стар­шо­го пла­ни­ро­ва­ли ли ска­зать, ка­кая до­ля в по­бы­вать на Мар­се. И этом гран­ди­оз­ном про­ек­те я ду­маю, что Аме­ри­ка та­ки бу­дет част­но­го биз­не­са? — Круп­ные кос­ми­че­ские про­ек­ты пре­иму­ще­ствен­но фи­нан­си­ру­ет го­су­дар­ство. Хо­тя оно та­к­же вы­де­ля­ет неко­то­рые бюд­жет­ные сред­ства на фун­да­мен­таль­ные ис­сле­до­ва­ния част­ным учре­жде­ни­ям.

При пре­зи­ден­те Оба­ме го­су­дар­ствен­ная ад­ми­ни­стра­ция боль­ше про­ни­ка­лась про­бле­ма­ми охра­ны окру­жа­ю­щей сре­ды, из­ме­не­ни­ем кли­ма­та, то­гда как аст­ро­но­ми­че­ским на­у­кам от­во­ди­лось мень­ше вни­ма­ния. Ны­неш­няя власть не ви­дит сре­ди пер­вых при­о­ри­те­тов как на­ук о Зем­ле, так и аст­ро­но­ми­че­ских на­ук, по­это­му мож­но ожи­дать, что их фи­нан­си­ро­ва­ние мо­гут уре­зать. От од­ной ад­ми­ни­стра­ции к дру­гой при­о­ри­те­ты в на­у­ке ме­ня­ют­ся, как и уро­вень фи­нан­си­ро­ва­ния на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний. Обыч­но НАСА пред­ла­га­ет на рас­смот­ре­ние Кон­грес­са и пра­ви­тель­ства про­грам­му ис­сле­до­ва­ний и по­сле из­ме­не­ний и ее утвер­жде­ния по­лу­ча­ет свой бюд­жет. Су­ще­ству­ет си­сте­ма за­ка­зов част­ным ком­па­ни­ям, ко­то­рым, по ре­зуль­та­там тен­де­ра, че­рез НАСА вы­де­ля­ют­ся сред­ства. Соб­ствен­но, все до­пол­ни­тель­ные ма­те­ри­а­лы, ап­па­ра­ту­ру для кос­ми­че­ской стан­ции и на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний из­го­тов­ля­ют цен­тры НАСА, а та­к­же част­ные на­уч­ные учре­жде­ния и ком­па­нии. За та­кие за­ка­зы боль­шая кон­ку­рен­ция. Бо­лее то­го, част­ный биз­нес ста­ра­ет­ся при­ва­ти­зи­ро­вать кос­ми­че­ские по­ле­ты. Ра­зу­ме­ет­ся, это вклю­ча­ет и кос­ми­че­ский ту­ризм. — О чем вы ду­ма­е­те, гля­дя на

звезд­ное небо? — Каж­дый раз ме­ня охва­ты­ва­ет бла­го­го­ве­ние пе­ред кра­со­той и ве­ли­чи­ем звезд­но­го неба. Не­за­бы­ва­е­мое впе­чат­ле­ние оста­лось от по­се­ще­ния об­сер­ва­то­рии на го­ре Ма­у­на-кеа (Га­вайи) на вы­со­те бо­лее 4000 мет­ров. Тем­ное небо, а на нем — звезд­ные об­ла­ка (так их мно­го). Млеч­ный путь — та­кое яр­кое зре­ли­ще, ко­то­рое про­сто невоз­мож­но опи­сать. Со­вре­мен­ные су­пер­те­ле­ско­пы вгля­ды­ва­ют­ся в тем­ную глубь Все­лен­ной, а там бес­ко­неч­но — звез­ды. И они не все звез­ды, боль­шин­ство из них — га­лак­ти­ки, та­кие как Млеч­ный путь. Они не та­кие яр­кие, по­то­му что до них огром­ное рас­сто­я­ние. От са­мой от­да­лен­ной га­лак­ти­ки, от­кры­той аст­ро­но­ма­ми, свет звезд до­сти­га­ет Зем­ли при­бли­зи­тель­но че­рез 13,5 млрд све­то­вых лет. — «Мы все де­ти звезд. В каж­дом из нас есть ато­мы пер­вых звезд Все­лен­ной. По­это­му кос­мос вле­чет всех лю­дей» — эти сло­ва при­над­ле­жат Кли­му Чу­рю­мо­ву. — И по­это­му у че­ло­ве­че­ства звезд­ное бу­ду­щее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.