«Ко­мен­дант» Вто­рой Ре­чи Пос­по­ли­той

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей МАХУН

Поль­ский ис­то­рик Ме­чи­слав Пру­шин­ский от­ме­чал: «Пил­суд­ский за­во­е­вал се­бе та­кую сла­ву, ка­кая в Поль­ше, ско­рее все­го, уже не вы­па­дет ни­ко­му в те­че­ние сле­ду­ю­щей па­ры ве­ков».

В ис­то­рии Поль­ши лич­ность мар­ша­ла Юзе­фа Кле­мен­са Пил­суд­ско­го (1867–1935) за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто. Имен­но он ре­а­ли­зо­вал идею вос­ста­нов­ле­ния го­су­дар­ствен­ной не­за­ви­си­мо­сти по­сле бо­лее чем 120 лет нево­ли и тщет­ных по­пы­ток на­ции до­быть сво­бо­ду в борь­бе. По­сле трех раз­де­лов Ре­чи Пос­по­ли­той в кон­це XVIII ве­ка по­ля­ки ока­за­лись в жест­ких рам­ках аб­со­лю­тист­ских мо­нар­хий — Рос­сий­ской им­пе­рии, ко­ро­лев­ства Прус­сии (кай­зе­ров­ской Гер­ма­нии с 1871 г.) и габс­бург­ской Ав­стрии (с 1867 го­да — Ав­ст­ро­вен­грии).

Чем нам, укра­ин­цам, се­год­ня ин­те­ре­сен фе­но­мен Пил­суд­ско­го?

Во-пер­вых, он был ха­риз­ма­тич­ным ли­де­ром, ко­и­ми, вне за­ви­си­мо­сти от их по­ли­ти­че­ских взгля­дов, изоби­ло­ва­ла меж­во­ен­ная Ев­ро­па (То­маш Гар­риг Ма­са­рик в Че­хо­сло­ва­кии, Карл Густав Ман­нер­гейм в Фин­лян­дии, Бе­ни­то Мус­со­ли­ни в фа­шист­ской Ита­лии, Жорж Кле­ман­со во Фран­ции, Густав Штре­зе­ман в Вей­мар­ской Гер­ма­нии…). Увы, но в Укра­ине лич­но­сти та­ко­го мас­шта­ба у ру­ля вла­сти во вре­мя На­ци­о­наль­ной ре­во­лю­ции 1917–1921 гг. не ока­за­лось. Это од­на из мно­гих при­чин по­ра­же­ния на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ной борь­бы укра­ин­цев.

Во-вто­рых, от 5 до 6 млн укра­ин­цев Во­лы­ни, Га­ли­чи­ны, По­ле­сья, Холм­щи­ны и Под­ля­шья бы­ли граж­да­на­ми Вто­рой Ре­чи Пос­по­ли­той (1918–1939). И они в пол­ной ме­ре ощу­ти­ли все «пре­ле­сти» по­ли­ти­ки уни­тар­но­го Поль­ско­го го­су­дар­ства. Вар­ша­ва от­но­си­лась к «во­сточ­ным кре­сам», на­се­лен­ным пре­иму­ще­ствен­но укра­ин­ца­ми и бе­ло­ру­са­ми, как к сво­ей ис­то­ри­че­ской ко­ло­нии. «Ни­ко­гда меж­во­ен­ная Поль­ша не бы­ла, по су­ще­ству, ин­те­гри­ро­ван­ной стра­ной. Все­гда в ней бы­ла Поль­ша «А» и Поль­ша «Б». Это ка­са­лось не толь­ко эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки го­су­дар­ства, но и по­зи­ции всех по­ли­ти­че­ских сил. Все они иг­но­ри­ро­ва­ли в сво­ей де­я­тель­но­сти во­сточ­ные окра­и­ны...» — пи­сал поль­ский пуб­ли­цист Збигнев За­лу­с­кий в эс­се «Пу­ти к до­сто­вер­но­сти».

В-тре­тьих, ныне от­но­ше­ния Поль­ши и Укра­и­ны омра­че­ны це­лой че­ре­дой скан­да­лов, име­ю­щих «ис­то­ри­че­скую ос­но­ву». Ко­то­рые свои ис­то­ки в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ве­дут из эпо­хи все­вла­стия Юзе­фа Пил­суд­ско­го, яв­ляв­ше­го­ся в те­че­ние мно­гих лет фак­ти­че­ским дик­та­то­ром Ре­чи Пос­по­ли­той. Ав­то­ри­тар­ные тен­ден­ции, ко­то­рые вид­ны нево­ору­жен­ным гла­зом в со­вре­мен­ной Поль­ше, та­к­же не упа­ли с неба. На со­всем недав­нем празд­но­ва­нии 11 но­яб­ря Дня не­за­ви­си­мо­сти в Вар­ша­ве марш на­ци­о­на­ли­стов собрал де­сят­ки ты­сяч участ­ни­ков, ко­то­рые вы­шли на ули­цу с гро­мад­ным бан­не­ром «Пом­ним про Ль­вов и Виль­но». Этот факт с пол­ным ос­но­ва­ни­ем мож­но ква­ли­фи­ци­ро­вать как по­пыт­ку пе­ре­смот­ра ча­стью об­ще­ства и пра­вя­ще­го по­ли­ти­ку­ма все­го по­сле­во­ен­но­го ми­ро­устрой­ства в Во­сточ­ной Ев­ро­пе. В чем уже, кста­ти, нема­ло пре­успел и ны­неш­ний хо­зя­ин Кремля. Го­ло­са ре­ван­ши­стов-«кар­то­гра­фов» ста­но­вят­ся в Поль­ше, еще недав­но счи­тав­шей­ся «ад­во­ка­том» Укра­и­ны в Ев­ро­пе, все бо­лее гром­ки­ми. Так, на про­шлой неде­ле в вар­шав­ском аэро­пор­ту несколь­ко дней ви­сел бан­нер со стран­ной кар­той Ре­чи Пос­по­ли­той — в гра­ни­цах по­сле за­клю­че­ния Риж­ско­го до­го­во­ра с боль­ше­ви­ка­ми в 1921 г. на во­сто­ке (с За­пад­ной Укра­и­ной, За­пад­ной Бе­ла­русью, Во­сточ­ной Лит­вой с Виль­ню­сом) и… ча­стью Во­сточ­ной Прус­сии, По­ме­ра­ни­ей, Си­ле­зи­ей, то­гда еще при­над­ле­жав­ши­ми Гер­ма­нии…

Юзеф Пил­суд­ский ро­дил­ся 5 де­каб­ря 1867 го­ду в име­нии Зу­лов (на Ви­лен­щине, ныне За­ла­вас — совр. Литва), в ста­рин­ной шля­хет­ской се­мье. Пил­суд­ские и Би­ле­ви­чи (Бил­ле­ви­чи) — эли­та на­ции, они нема­ло по­слу­жи­ли Ре­чи Пос­по­ли­той, в том чис­ле и на по­ле бра­ни. Би­ле­ви­чи бы­ли по­том­ка­ми Ве­ли­ко­го кня­зя Ли­тов­ско­го и ко­ро­ля Лит­вы Мин­дов­га, пра­вив­ше­го в XIII ве­ке. Пил­суд­ские та­к­же бы­ли пред­ста­ви­те­ля­ми опо­ля­че­ной ли­тов­ско-бе­ло­рус­ской шлях­ты, на­зы­ва­е­мой в Ре­чи Пос­по­ли­той «лит­ви­на­ми».

В 1874 г. отец «Зю­ка», Юзеф Вин­цент Пил­суд­ский, фак­ти­че­ски ра­зо­рил­ся, по­сле то­го как сго­ре­ло его по­ме­стье. Се­мья пе­ре­еха­ла в Виль­но. Сын по­сту­пил в Ви­лен­скую гим­на­зию, где обу­че­ние ве­лось ис­клю­чи­тель­но на рус­ском язы­ке. За раз­го­во­ры на поль­ском маль­чи­ка да­же от­прав­ля­ли в кар­цер. На­силь­ствен­ная ру­си­фи­ка­ция на тер­ри­то­рии быв­шей Ре­чи Пос­по­ли­той бы­ла в са­мом раз­га­ре. Но по­ля­ки все­ми си­ла­ми пы­та­лись ей про­ти­во­сто­ять. Еще бы­ли жи­вы в их па­мя­ти со­бы­тия неудач­но­го Поль­ско­го вос­ста­ния 1863–1864 гг. Им­пе­рия Ро­ма­но­вых за­кру­чи­ва­ла гай­ки в борь­бе со все­ми «ино­род­ца­ми».

Фак­ты био­гра­фии Пил­суд­ско­го из­вест­ны се­год­ня прак­ти­че­ски всем. Уче­ба на ме­ди­цин­ском фа­куль­те­те в Харь­ков­ском уни­вер­си­те­те, связь с на­ро­до­воль­ца­ми. Стар­ший брат Юзе­фа Бро­ни­слав стал участ­ни­ком под­го­тов­ки по­ку­ше­ния на Алек­сандра III. Юзеф же вы­пол­нял мел­кие по­ру­че­ния и не был по­свя­щен в пла­ны на­ро­до­воль­цев. По­сле рас­кры­тия за­го­во­ра его участ­ни­ков аре­сто­ва­ли. Бро­ни­слав, как и стар­ший брат Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва (Ле­ни­на) Алек­сандр, был при­го­во­рен к смерт­ной каз­ни. Впро­чем, Бро­ни­сла­ву казнь за­ме­ни­ли пят­на­дца­ти­лет­ней ка­тор­гой. А Юзеф по­лу­чил пять лет ссыл­ки в Си­би­ри. Да­лее по­сле­до­ва­ла мно­го­лет­няя кон­спи­ра­тив­ная де­я­тель­ность, аре­сты, уча­стие в тер­ак­тах и ли­хих экс­про­при­а­ци­ях, ли­дер­ство в Поль­ской пар­тии со­ци­а­ли­стов, неод­но­знач­ная связь с япон­ской раз­вед­кой во вре­мя Рус­ско­я­пон­ской вой­ны 1904–1905 гг., ру­ко­вод­ство по­лу­ле­галь­ны­ми на­ци­о­наль­ны­ми во­ору­жен­ны­ми от­ря­да­ми ле­ги­о­не­ров… Дан­ные фак­ты и со­зда­ва­ли тот ши­ро­кий фон, на ко­то­ром лю­бой со­оте­че­ствен­ник Пил­суд­ско­го мог най­ти свой соб­ствен­ный об­раз во­ждя.

Да­рья и То­маш На­ленч в кни­ге «Юзеф Пил­суд­ский. Ле­ген­ды и фак­ты» от­ме­ча­ли: «Бо­га­тая и та­ин­ствен­ная био­гра­фия Пил­суд­ско­го да­ва­ла ши­ро­кие воз­мож­но­сти для раз­лич­но­го ро­да ин­тер­пре­та­ций». От­ме­тим та­кой не столь уж ши­ро­ко из­вест­ный факт био­гра­фии бу­ду­ще­го «Ко­мен­дан­та»: в сен­тяб­ре 1908 го­да со­сто­я­лось ограб­ле­ние поч­то­во­го по­ез­да на стан­ции Без­да­ны близ Виль­но.

В хо­де опе­ра­ции бо­е­ви­ков Поль­ской пар­тии со­ци­а­ли­стов (ре­во­лю­ци­он­ная фрак­ция, от­ка­зав­ша­я­ся участ­во­вать в ле­галь­ной де­я­тель­но­сти) был убит один рус­ский сол­дат, пя­те­ро ра­не­ны. До­бы­чей тер­ро­ри­стов ста­ла ги­гант­ская по тем вре­ме­нам сум­ма — 200 812 руб­лей и 61 ко­пей­ка. День­ги по­шли в пар­тий­ную кас­су: Пил­суд­ский, скром­ный и непри­тя­за­тель­ный в бы­ту, по-преж­не­му был бе­ден, как цер­ков­ная мышь. В опе­ра­ции участ­во­ва­ли че­ты­ре бу­ду­щих пре­мьер-ми­ни­стра Вто­рой Ре­чи Пос­по­ли­той — Юзеф Пил­суд­ский, То­маш Ар­ци­шев­ский, Алек­сандр При­стор и Ва­ле­рий Сла­век, а та­к­же вто­рая су­пру­га «Ко­мен­дан­та» — Алек­сандра Щер­бин­ская.

С пер­вой же­ной — Ма­ри­ей Юш­ке­вич — Юзеф Пил­суд­ский про­жил по­чти во­семь лет, с 1899 го­да; об­щих де­тей у них не было. Ма­рия мно­гие го­ды не да­ва­ла раз­вод сво­е­му су­пру­гу. Вто­рой брак ока­зал­ся счаст­ли­вым, в нем ро­ди­лись две доч­ки — Ван­да и Ядви­га. Ядви­га ста­ла из­вест­ной лет­чи­цей, сра­жа­лась с на­ци­ста­ми в со­ста­ве ВВС Ве­ли­ко­бри­та­нии во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны.

К 1914 г. Пил­суд­ский стал ши­ро­ко из­вест­ным нон­кон­фор­ми­стом, един­ствен­ной це­лью ко­то­ро­го было за­во­е­ва­ние не­за­ви­си­мо­сти Поль­ши. Глав­ным вра­гом по­ля­ков он считал Рос­сий­скую им­пе­рию, от­нюдь не ка­зав­шу­ю­ся то­гда ко­лос­сом на гли­ня­ным но­гах. С на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой Пил­суд­ский по­ста­вил на Цен­траль­ные дер­жа­вы — Гер­ман­скую и Ав­ст­ро-вен­гер­скую им­пе­рии. Еще до на­ча­ла кон­флик­та, в Га­ли­чине, при­над­ле­жав­шей Габс­бур­гам, он со­здал це­лую сеть во­е­ни­зи­ро­ван­ных стрел­ко­вых со­ю­зов — про­об­раз бу­ду­щих ле­ги­о­нов, сыг­рав­ших важ­ней­шую роль в 1918 го­ду во вре­мя воз­рож­де­ния Поль­ши.

В но­яб­ре 1914 го­да Пил­суд­ский со­зда­ет Поль­скую вой­ско­вую ор­га­ни­за­цию (POW), ко­то­рая бу­дет про­во­дить ак­ции са­бо­та­жа и ди­вер­сии на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской им­пе­рии. Ко­мен­дан­том Цен­траль­но­го на­ци­о­наль­но­го ко­ми­те­та POW стал Пил­суд­ский. Имен­но то­гда дан­ная долж­ность ста­ла на­ри­ца­тель­ной, как позд­нее и На­чаль­ник го­су­дар­ства. В на­ро­де уже по­сле за­во­е­ва­ния не­за­ви­си­мо­сти Пил­суд­ско­го еще лас­ко­во на­зы­ва­ли Дзя­дек.

Позд­нее он по­де­лил­ся сво­им ви­де­ни­ем си­ту­а­ции (и ока­зал­ся прав, бу­дучи весь­ма про­ни­ца­тель­ным по­ли­ти­ком): «Я утвер­ждал с са­мо­го на­ча­ла, во­пре­ки всем, что вой­на про­длит­ся зна­чи­тель­но доль­ше, чем мно­гие пред­по­ла­га­ли. В ре­зуль­та­те обе сто­ро­ны, по­бе­ди­тель и по­беж­ден­ный, бу­дут ис­то­ще­ны и ослаб­ле­ны… Я не де­лал ни­ка­ких пред­по­ло­же­ний — эти, или те… Я срав­ни­вал на­шу за­да­чу с бе­га­ми. Ко­ни мчат­ся к фи­ни­шу, мы же, как му­ха, усе­лись на ухе од­но­го из них. В мо­мент при­бли­же­ния к фи­ни­шу му­ха уле­та­ет с обес­си­лев­ше­го ко­ня и при­хо­дит пер­вой» (из ин­тер­вью под­пол­ков­ни­ку С.ля­у­дань­ско­му, 1924 г.).

У Юзе­фа Пил­суд­ско­го был по­сто­ян­ный ан­та­го­нист, та­к­же бо­ров­ший­ся за неза­ви­си­мость Поль­ши, — на­ци­о­нал-де­мо­крат («эн­дек»), тео­ре­тик поль­ско­го ин­те­граль­но­го на­ци­о­на­лиз­ма и ярый ан­ти­се­мит Ро­ман Дмов­ский. Очень схо­жей ока­за­лась си­ту­а­ция и в Че­хии, а да­лее — в на­рож­дав­шей­ся Че­хо­сло­ва­кии, где два ува­жа­е­мых ли­де­ра-ан­та­го­ни­ста — ле­во­цен­трист То­маш Гар­риг Ма­са­рик и на­ци­о­нал-де­мо­крат Ка­рел Кра­марж, убеж­ден­ный ру­со­фил и пан­сла­вист — бо­ро­лись за осво­бож­де­ние от вла­сти Габс­бур­гов (по­дроб­нее см. «ТГМ: «и один в по­ле во­ин», ZN.UA, № 34(330) — 16.09.2017 г.).

Р.дмов­ский, опыт­ный по­ли­тик, быв­ший де­пу­та­том II и III Го­су­дар­ствен­ной Ду­мы, а та­к­же ли­де­ром нефор­маль­но­го пар­ла­мент­ско­го клу­ба «Поль­ское ко­ло» в Го­с­ду­ме и Го­су­дар­ствен­ном Со­ве­те Рос­сий­ской им­пе­рии, «по­ста­вил» в на­ча­ле Пер­вой ми­ро­вой на им­пе­рию Ро­ма­но­вых. В на­ча­ле вой­ны он при­зы­вал по­ля­ков ис­пол­нить долг ло­яль­ных граж­дан. Лишь в 1917 го­ду, по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции, он пе­ре­ори­ен­ти­ро­вал­ся на стра­ны За­па­да (Фран­цию и Ве­ли­ко­бри­та­нию). Но было уже позд­но. По­езд Пил­суд­ско­го уже ушел. Кста­ти, ши­ро­ко из­вест­но вы­ра­же­ние: «Ко­мен­дант» со­шел с по­ез­да «со­ци­а­лизм» на стан­ции «неза­ви­си­мость».

Ку­да бо­лее про­ни­ца­тель­ный Ю.пил­суд­ский все­гда ока­зы­вал­ся на один-два хо­да впе­ре­ди Р.дмов­ско­го; он был, ес­ли мож­но так ска­зать, прак­ти­ком неле­галь­ной борь­бы, и по­то­му поль­зо­вал­ся у со­оте­че­ствен­ни­ков Юзеф Пил­суд­ский и ге­не­ра­лы – участ­ни­ки ан­ти­пра­ви­тель­ствен­но­го мя­те­жа на ули­цах Вар­ша­вы, 31 мая 1926 г.

ку­да боль­шей по­пу­ляр­но­стью. О су­ти спо­ра двух по­ли­ти­ков: об уни­тар­ном или фе­де­ра­тив­ном ха­рак­те­ре Поль­ско­го го­су­дар­ства — чуть ни­же.

В июле 1917 го­да, убе­див­шись в опе­ре­точ­ной, по су­ти, не­за­ви­си­мо­сти Ко­ро­лев­ства Поль­ско­го, со­здан­но­го Гер­ма­ни­ей на ок­ку­пи­ро­ван­ных рос­сий­ских тер­ри­то­ри­ях, Пил­суд­ский бросает вы­зов Бер­ли­ну и Вене: от­ка­зы­ва­ет­ся с боль­шин­ством ле­ги­о­не­ров при­ся­гать на вер­ность им­пе­рии Го­ген­цол­лер­нов. В ре­зуль­та­те он был аре­сто­ван и от­прав­лен в Маг­де­бург­скую кре­пость, а ча­сти ле­ги­о­нов на Во­сто­ке), хо­те­ли, на­сколь­ко воз­мож­но, при­мер­но на­ка­зать по­вер­жен­ные Цен­траль­ные го­су­дар­ства. Они со­зда­ва­ли сво­е­го ро­да бу­фер­ную зо­ну меж­ду за­ра­жен­ной боль­ше­виз­мом Рос­си­ей и Гер­ма­ни­ей. Со­юз­ни­ки со­зна­ва­ли, что Гер­ма­ния ра­но или позд­но при­сту­пит к ре­а­ли­за­ции про­грам­мы ре­ван­ша. В пра­ви­тель­ствен­ных ка­би­не­тах Лон­до­на, Па­ри­жа и Ва­шинг­то­на на­ча­лась под­го­тов­ка пла­нов по пе­ре­устрой­ству Ев­ро­пы и все­го ми­ро­во­го по­ряд­ка. Где про­иг­рав­шим (не на по­лях сра­же­ний, а в си­лу сло­жив­шей­ся по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции) от­во­ди­лось ме­сто из­го­ев. Это бы­ли пер­вые рост­ки бу­ду­щей Вер­саль­ской си­сте­мы, очень ско­ро по­ка­зав­шей свою несо­сто­я­тель­ность.

…К на­ча­лу 1919 г. на тер­ри­то­рии быв­шей Рос­сий­ской им­пе­рии уже год про­дол­жа­лась Граж­дан­ская вой­на. О сво­ем пра­ве на неза­ви­си­мость та­к­же за­яви­ли мно­го­чис­лен­ные на­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ные дви­же­ния «тюрь­мы на­ро­дов». В 1919 г. в Ба­ва­рии и Вен­грии вспых­ну­ли ком­му­ни­сти­че­ские ре­во­лю­ции, по­топ­лен­ные в кро­ви. Про­шли граж­дан­ские вой­ны в стра­нах При­бал­ти­ки и в Фин­лян­дии, ко­то­рые за­кон­чи­лись по­бе­дой на­ци­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных элит. Тер­рор и «крас­ных», и «бе­лых» стал обы­ден­ным яв­ле­ни­ем в Во­сточ­ной Ев­ро­пе…

Поль­ша же «от­ме­ти­лась» це­лой се­ри­ей кон­флик­тов со сво­и­ми со­се­дя­ми. Так, уже в но­яб­ре 1918 го­да на­ча­лись бо­е­вые дей­ствия прак­ти­че­ски на всех на­прав­ле­ни­ях еще не уни­фи­ци­ро­ван­ных, не утвер­жден­ных тор­же­ству­ю­щей Ан­тан­той гра­ниц.

Пер­вая, весь­ма кро­во­про­лит­ная вой­на раз­ра­зи­лась в Во­сточ­ной Га­ли­чине, где укра­ин­цы со­став­ля­ли аб­со­лют­ное боль­шин­ство на­се­ле­ния. Впро­чем, в го­ро­дах и ме­стеч­ках в ос­нов­ном про­жи­ва­ли по­ля­ки и евреи. О поль­ско-укра­ин­ском про­ти­во­сто­я­нии в За­пад­ной Укра­ине в 1918– 1919 гг. и его ис­то­ках пи­сал поль­ский пуб­ли­цист Ян Лип­ский: «...Ху­же все­го было с укра­ин­ца­ми. Пер­вой вой­ной II Ре­чи Пос­по­ли­той бы­ла — не каж­дый пом­нит — поль­ско-укра­ин­ская вой­на в Во­сточ­ной Га­ли­ции. 31 ок­тяб­ря 1918 го­да (в ночь на 1 но­яб­ря укра­ин­ские ча­сти без бо­ев за­хва­ти­ли власть во Ль­во­ве — так на­зы­ва­е­мый Ли­сто­па­до­вый чин. — С.М.) за­вя­за­лась борь­ба по­ля­ков и укра­ин­цев за Ль­вов. Укра­ин­ские от­ря­ды за­ня­ли тер­ри­то­рию во­сточ­нее р. Сан — бы­ла про­воз­гла­ше­на За­пад­но-укра­ин­ская На­род­ная рес­пуб­ли­ка (ЗУНР). За­пад­ная Украина, пе­ред ли­цом пре­вос­хо­дя­щих сил по­ля­ков, об­ра­ти­лась за по­мо­щью к ки­ев­ско­му пра­ви­тель­ству Си­мо­на Пет­лю­ры. Но вско­ре он в без­на­деж­ной си­ту­а­ции «усту­пил» Поль­ше пра­во на За­пад­ную Укра­и­ну за по­мощь про­тив Со­вет­ской Рос­сии. Па­рад польсь­ких войск во Ль­во­ве

разору­же­ны и ин­тер­ни­ро­ва­ны. Арест нема­ло со­дей­ство­вал со­зда­нию оре­о­ла ли­де­ра и от­ца поль­ской на­ции. Из по­соб­ни­ка од­них ок­ку­пан­тов он в од­но­ча­сье пре­вра­тил­ся в их жерт­ву.

«Поль­ский вопрос» вновь ока­зал­ся в цен­тре вни­ма­ния в са­мом на­ча­ле но­яб­ря 1918 го­ду. Ре­во­лю­ция в Гер­ма­нии окон­ча­тель­но пе­ре­ло­ми­ла си­ту­а­цию в хо­де Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Ка­та­стро­фи­че­ское по­ра­же­ние Цен­траль­ных дер­жав ста­ло свер­шив­шим­ся фак­том. 10 но­яб­ря кай­зер Гер­ма­нии Виль­гельм II Го­ген­цол­лерн от­пра­вил­ся в из­гна­ние, а Пил­суд­ский вы­шел из тю­рем­ной ка­ме­ры, что­бы на сле­ду­ю­щий день утром при­быть в Вар­ша­ву. Уже в ран­ге на­ци­о­наль­но­го ге­роя.

В этот же день, 11 но­яб­ря 1918 го­да, в Ком­пьен­ском ле­су было под­пи­са­но пе­ре­ми­рие, озна­чав­шее без­ого­во­роч­ную ка­пи­ту­ля­цию Гер­ма­нии. «Вой­на ги­ган­тов за­кон­чи­лась, на­ча­лась вой­на пиг­ме­ев», — так нели­це­при­ят­но оце­нил си­ту­а­цию сра­зу же по окон­ча­нию Пер­вой ми­ро­вой бу­ду­щий пре­мьер-ми­нистр Ве­ли­ко­бри­та­нии Уин­стон Чер­чилль. Он как ни­кто ви­дел опас­ные тен­ден­ции, став­шие за­ло­гом бу­ду­ще­го ми­ро­во­го кон­флик­та — Вто­рой ми­ро­вой вой­ны. На ру­и­нах им­пе­рий (Гер­ман­ской, Ав­ст­ро-вен­гер­ской, Рос­сий­ской и Осман­ской), как гри­бы по­сле до­ждя, ста­ли по­яв­лять­ся неза­ви­си­мые го­су­дар­ства, ко­то­рые в той или иной ме­ре под­дер­жи­ва­лись стра­на­ми Ан­тан­ты. Укра­и­ну, впро­чем, дер­жа­вы За­па­да счи­та­ли не субъ­ек­том, а объ­ек­том ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са.

А вот Поль­ша вы­тя­ну­ла «счаст­ли­вый би­лет»: и Ве­ли­ко­бри­та­ния на пер­вом эта­пе, и осо­бен­но Фран­ция (за­ин­те­ре­со­ван­ная в силь­ном со­юз­ни­ке

Ль­вов, го­род, в ко­то­ром поль­ское на­се­ле­ние яв­но пре­вы­ша­ло укра­ин­ское, срос­ся в те­че­нии ве­ков с ис­то­ри­ей и куль­ту­рой Поль­ши до та­кой сте­пе­ни, что труд­но было се­бе во­об­ра­зить в то вре­мя от­каз от него. Ре­ши­ла де­ло си­ла...» («Две ро­ди­ны — два пат­ри­о­тиз­ма»).

К кон­цу июля 1919 го­да поль­ские вой­ска при под­держ­ке, в первую оче­редь, Фран­ции ок­ку­пи­ро­ва­ли тер­ри­то­рию ЗУНР. Ни УНР, ни ЗУНР так и не смог­ли кон­со­ли­ди­ро­вать свои уси­лия на пу­ти к не­за­ви­си­мо­сти. Да и внеш­не­по­ли­ти­че­ская конъ­юнк­ту­ра для Укра­и­ны ока­за­лась крайне небла­го­при­ят­ной. Ар­гу­мен­ты укра­ин­цев о необ­хо­ди­мо­сти по­стро­е­ния соб­ствен­но­го неза­ви­си­мо­го го­су­дар­ства про­сто от­ме­та­лись стра­на­ми За­па­да. В си­ту­а­ции меж­ду­на­род­ной изо­ля­ции про­ти­во­сто­ять как крас­ным, так и бе­лым рос­си­я­нам, а та­к­же воз­рож­да­ю­щей­ся Поль­ше было прак­ти­че­ски невоз­мож­но…

«Поль­ша ни­ко­гда не ок­ку­пи­ро­ва­ла Укра­и­ну. Неко­то­рые тер­ри­то­рии се­го­дняш­ней укра­ин­ской дер­жа­вы вхо­ди­ли в со­став Ре­чи Пос­по­ли­той на ос­но­ве меж­ду­на­род­но­го пра­ва», — от­ме­тил бук­валь­но на днях гла­ва МИД Поль­ши Ви­тольд Ва­щи­ков­ский. Из­вест­ный укра­ин­ский пуб­ли­цист и ис­то­рик Алек­сандр Зин­чен­ко в свою оче­редь про­ци­ти­ро­вал сло­ва Юзе­фа Пил­суд­ско­го (из ин­струк­ции ге­не­ра­лу Та­де­ушу Ро­зва­дов­ско­му от 28.11.1918 г.): «…един­ствен­ным вы­хо­дом яв­ля­ет­ся уста­нов­ле­ние во­ен­ной ок­ку­па­ции на тер­ри­то­рии Во­сточ­ной Га­ли­чи­ны, за­ня­той на­ши­ми вой­ска­ми». Как ви­дим, Ко­мен­дант все пре­крас­но по­ни­мал. Для него поль­ский пат­ри­о­тизм за­кан­чи­вал­ся имен­но там, где бы­ли гра­ни­цы ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий, на ко­то­рые, по его мне­нию, Вар­ша­ва име­ла «ис­то­ри­че­ское пра­во». Из на­ции угне­тен­ной по­ля­ки в од­но­ча­сье на гро­мад­ных тер­ри­то­ри­ях ста­ли на­ци­ей гос­под­ству­ю­щей. В по­ли­ти­че­ской куль­ту­ре прак­ти­че­ски всех поль­ских пар­тий II Ре­чи Пос­по­ли­той не было ме­ста то­ле­рант­но­сти к на­ци­о­наль­ным мень­шин­ствам (укра­ин­цам, бе­ло­ру­сам, ев­ре­е­ям, нем­цам, ли­тов­цам). «Эн­дек» Ро­ман Дмов­ский на­ста­и­вал на ин­кор­по­ра­ции и ас­си­ми­ля­ции (в том чис­ле и на­силь­ствен­ной) укра­ин­цев и бе­ло­ру­сов на во­сто­ке. Од­но­вре­мен­но он был сто­рон­ни­ком экс­пан­сии на за­пад (немец­кие Си­ле­зия и По­ме­ра­ния).

В свою оче­редь, ле­вые пар­тии и сам Пил­суд­ский на сло­вах под­чер­ки­ва­ли необ­хо­ди­мость фе­де­ра­ли­за­ции дер­жа­вы. Раз­да­ва­лись да­же го­ло­са о фе­де­ра­ции че­ты­рех на­ро­дов — по­ля­ков, ли­тов­цев, укра­ин­цев и бе­ло­ру­сов. Аме­ри­кан­ский ис­то­рик поль­ско­го про­ис­хож­де­ния П¸тр Ван­дич в кни­ге «Це­на сво­бо­ды» пи­сал: «Спор меж­ду Дмов­ским и Пил­суд­ским по по­во­ду поль­ской во­сточ­ной по­ли­ти­ки не оста­вал­ся вне вни­ма­ния ве­ли­ких дер­жав, хо­тя они, как и при­гра­нич­ные на­ции, счи­та­ли, что оба те­че­ния бы­ли лишь при­кры­ти­ем поль­ских им­пе­ри­а­ли­сти­че­ских пла­нов».

Пил­суд­чи­ки не мог­ли до­пу­стить се­рьез­но­го обостре­ния от­но­ше­ний с Бер­ли­ном, их боль­ше ин­те­ре­со­ва­ло про­дви­же­ние на во­сток, опять же на «ис­кон­но поль­ские» зем­ли. Прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но с ши­ро­ко­мас­штаб­ной вой­ной в Во­сточ­ной Га­ли­чине поль­ские во­ин­ские ча­сти и доб­ро­воль­цы ввя­за­лись на за­па­де в кон­флик­ты с немец­ки­ми ча­стя­ми, воз­вра­щав­ши­ми­ся с фрон­тов Пер­вой ми­ро­вой (т.н. фрай­ко­ры) — на Познан­щине и Верх­ней Си­ле­зии. Там про­шла че­ре­да вос­ста­ний поль­ско­го на­се­ле­ния, тре­бу­ю­ще­го при­со­еди­не­ния к воз­рож­ден­ной Поль­ше. Лишь к июлю 1922 г. бы­ла уста­нов­ле­на окон­ча­тель­ная гра­ни­ца меж­ду Поль­шей и Гер­ма­ни­ей. Вар­ша­ва по­лу­чи­ла вы­ход к Бал­тий­ско­му мо­рю («Поль­ский ко­ри­дор», разъ­еди­нив­ший Во­сточ­ную Прус­сию и осталь­ную часть Гер­ма­нии), Познан­щи­ну и треть Верх­ней Си­ле­зии (на всех этих тер­ри­то­ри­ях про­жи­ва­ло от 30 до 20% нем­цев). На­се­лен­ный на 95% нем­ца­ми Дан­циг стал «Воль­ным го­ро­дом» под управ­ле­ни­ем Ли­ги На­ций. Но Вар­ша­ва по­сле слож­ных пе­ре­го­во­ров со стра­на­ми Ан­тан­ты по­лу­чи­ла ряд пре­фе­рен­ций, обес­пе­чив се­бе воз­мож­ность вли­ять на по­ли­ти­ку Дан­ци­га — та­мо­жен­ный со­юз, во­ен­ная ба­за и поль­ская поч­та яв­ля­лись эле­мен­та­ми при­сут­ствия Поль­ши в этом важ­ном мик­ро­ре­ги­оне на Бал­ти­ке. И имен­но Дан­циг и «Поль­ский ко­ри­дор» яв­ля­лись кам­нем пре­ткно­ве­ния в от­но­ше­ни­ях меж­ду Поль­шей и Гер­ма­ни­ей — сна­ча­ла Вей­мар­ской, а по­том на­цист­ской.

Та­к­же по­ля­ки всту­пи­ли в кон­фликт с ли­тов­ца­ми и че­ха­ми. По­сле ли­хо­го ка­ва­ле­рий­ско­го брос­ка ге­не­ра­ла Лю­ци­а­на Же­ли­гов­ско­го в ок­тяб­ре 1920 г. уда­лось за­хва­тить Виль­но (Виль­нюс), на все меж­во­ен­ные го­ды ис­пор­тив от­но­ше­ния с Лит­вой. Ка­у­нас не при­зна­вал ан­нек­сию Ви­лен­ско­го края, на­се­лен­но­го, впро­чем, в боль­шин­стве сво­ем по­ля­ка­ми, ев­ре­я­ми и бе­ло­ру­са­ми. В 1922 г. ква­зи­го­су­дар­ство «Сре­дин­ная Литва» было про­сто при­со­еди­не­но к Поль­ше. Борь­ба за Це­шин (пол. Те­шин) с Че­хо­сло­ва­ки­ей за­вер­ши­лась по­ра­же­ни­ем Вар­ша­вы, вы­нуж­ден­ной усту­пить эту бо­га­тую уг­лем и стра­те­ги­че­ски важ­ную для Пра­ги тер­ри­то­рию под дав­ле­ни­ем Ан­тан­ты и в си­ту­а­ции стре­ми­тель­но­го на­ступ­ле­ния боль­ше­ви­ков на Вар­ша­ву...

С 14 но­яб­ря 1918-го по 9 де­каб­ря 1922 г. Юзеф Пил­суд­ский яв­лял­ся фак­ти­че­ски дик­та­то­ром, по­лу­чив долж­ность На­чаль­ни­ка го­су­дар­ства Поль­ско­го. Вс¸ это вре­мя он был в цен­тре вни­ма­ния и на­жил се­бе нема­ло вра­гов в сре­де по­ли­ти­че­ской эли­ты. Пил­суд­ский в слож­ней­ших си­ту­а­ци­ях опи­рал­ся на ле­ги­о­не­ров. Имен­но они, про­шед­шие бо­е­вую вы­уч­ку в го­ды Пер­вой ми­ро­вой, разору­жи­ли в но­яб­ре 1918 г. в круп­ней­ших го­ро­дах Поль­ши «за­ра­жен­ных» боль­ше­вист­ски­ми ба­цил­ла­ми и рас­те­ряв­ших­ся в усло­ви­ях по­ра­же­ния нем­цев. А по­том ста­ли ос­но­вой сил, от­ра­зив­ших при ми­ни­маль­ной по­мо­щи Ан­тан­ты на­ше­ствие боль­ше­ви­ков. «За­пад­ные дер­жа­вы стре­ми­лись со­хра­нить на­пря­жен­ность в гер­ма­но-поль­ских и поль­ско-со­вет­ских от­но­ше­ни­ях, что­бы оста­вить в сво­их ру­ках ры­ча­ги дав­ле­ния на Германию, Поль­шу, боль­ше­вист­скую Рос­сию, а гео­по­ли­ти­че­ская на­прав­лен­ность по­ли­ти­ки пил­суд­чи­ков спо­соб­ство­ва­ла осу­ществ­ле­нию их на­ме­ре­ний», — пи­сал рос­сий­ский ис­то­рик Вик­тор Зу­ба­чев­ский.

Советская Рос­сия к ав­гу­сту 1920 го­да до­би­лась было боль­ших успе­хов, вы­тес­нив поль­ские и укра­ин­ские ча­сти из Пра­во­бе­реж­ной Укра­и­ны и Бе­ло­рус­сии. Крас­ные ка­ва­ле­рий­ские ча­сти сто­я­ли уже под Вар­ша­вой и Тору­нем. И ко­гда на Вис­ле ре­ша­лась судь­ба дер­жа­вы, все по­ли­ти­че­ские си­лы (от ле­вых со­ци­а­ли­стов до крайне пра­вых на­ци­о­на­ли­стов, кро­ме при­е­хав­ших в обо­зе из Рос­сии боль­ше­ви­ков) вста­ли на ее за­щи­ту. По­ля­ки ощу­ти­ли смер­тель­ную угро­зу за­ро­див­шей­ся го­су­дар­ствен­но­сти. «Сна­ча­ла неза­ви­си­мая Поль­ша, а уж по­том по­смот­рим, ка­кая», — го­во­рил в эти дни Юзеф Пил­суд­ский. В «Чу­де на Вис­ле» важ­ную роль сыг­ра­ли и укра­ин­ские ча­сти во гла­ве с ге­не­рал-хо­рун­жим Мар­ком Без­руч­ко…

Во вре­мя Па­риж­ской мир­ной кон­фе­рен­ции 1919–1920 гг., в ко­то­рой при­ни­ма­ли уча­стие ис­клю­чи­тель­но по­бе­ди­те­ли в Пер­вой ми­ро­вой войне, «…иде­ал Вуд­ро Виль­со­на о са­мо­опре­де­ле­нии на­ции все­це­ло под­дер­жа­ли, но во­пло­ща­ли его в жизнь непо­сле­до­ва­тель­но и неспра­вед­ли­во… Смесь ме­сти и ци­низ­ма, ко­то­рая про­сту­па­ла в дей­стви­ях по­бе­див­ших со­юз­ни­ков, не пред­ве­ща­ла добра» (Нор­ман Дэ­вис. «Исто­рия. Ев­ро­па»).

Нель­зя ска­зать, что Пил­суд­ский с ка­кой-то лег­ко­стью по­ко­рил по­ли­ти­че­ский Олимп. «На­чаль­ник го­су­дар­ства» по­сте­пен­но при­хо­дит к по­ни­ма­нию то­го, что стране необ­хо­дим клас­си­че­ский ва­ри­ант дик­та­ту­ры. Он ста­рал­ся ди­стан­ци­ро­вать­ся и от ле­вых, и от пра­вых, опи­ра­ясь на «об­ще­ствен­ные» ор­га­ни­за­ции.

В де­каб­ре 1922 го­да Пил­суд­ский офи­ци­аль­но сло­жил пол­но­мо­чия «На­чаль­ни­ка го­су­дар­ства». Пер­вым пре­зи­ден­том Поль­ши стал Га­б­ри­эль На­ру­то­вич, при­шед­ший к вла­сти бла­го­да­ря го­ло­сам ле­вых, цен­три­стов и пред­ста­ви­те­лей нац­мень­шинств. На­ци­о­нал-де­мо­кра­ты, так и не сми­рив­шись с по­ра­же­ни­ем, под­ня­ли вол­ну тер­ро­ра в стране, и уже на пя­тый день по­сле ина­у­гу­ра­ции уль­тра­пра­вый тер­ро­рист уби­ва­ет пре­зи­ден­та. Вско­ре по­сле пар­ла­мент­ских вы­бо­ров к вла­сти при­хо­дит ко­а­ли­ция «Эн­де­ков» и Поль­ской кре­стьян­ской пар­тии «Пяст».

Пил­суд­ский вре­мен­но ухо­дит с по­ли­ти­че­ской аре­ны и уез­жа­ет в свое по­ме­стье Су­ле­ю­век. Ис­поль­зуя ошиб­ки по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов в усло­ви­ях некон­тро­ли­ру­е­мой ин­фля­ции и эко­но­ми­че­ской раз­ру­хи, а та­к­же кор­руп­ции бук­валь­но на всех уров­нях, Пил­суд­ский шаг за ша­гом го­то­вил три­ум­фаль­ное воз­вра­ще­ние в сто­ли­цу.

Он при­ни­ма­ет мно­го­чис­лен­ные де­ле­га­ции сто­рон­ни­ков, ис­под­воль влияя на их на­стро­е­ния. А «Пя­тая ко­лон­на» (в ли­це пре­дан­ных Мар­ша­лу ле­ги­о­не­ров из офи­цер­ско­го кор­пу­са) скру­пу­лез­но го­то­ви­ла во­ен­ный пе­ре­во­рот. В сек­рет­ной ди­рек­ти­ве в на­ча­ле 1926 г. он пи­сал: «Спа­сти го­су­дар­ство от упад­ка, от­сто­ять честь на­ро­да, со­хра­нить его нрав­ствен­ное здо­ро­вье те­перь уже мож­но было толь­ко с ору­жи­ем в ру­ках, прой­дя че­рез кро­во­про­ли­тие. Эту тя­же­лей­шую от­вет­ствен­ность взва­лил на се­бя Пил­суд­ский». Не боль­ше и не мень­ше...

Во­ен­ный ми­нистр Лю­ци­ан Же­ли­гов­ский в на­ча­ле мая 1926 го­да под пред­ло­гом ма­нев­ров со­би­ра­ет в ку­лак лич­но пре­дан­ные Пил­суд­ско­му ди­ви­зии и, неожи­дан­но для за­кон­ной вла­сти, на­прав­ля­ет их к сто­ли­це. В свою оче­редь, же­лез­но­до­рож­ни­ки, По­хо­ро­ны Юзе­фа Пил­суд­ско­го. Вар­ша­ва, 18 мая 1935 г. при­дер­жи­вав­ши­е­ся ле­вых взгля­дов, не про­пу­сти­ли со­ста­вы с вер­ны­ми пра­ви­тель­ству вой­ска­ми. По­сле трех дней во­ору­жен­ной борь­бы на ули­цах Вар­ша­вы с 12 по 14 мая 1926 го­да пут­чи­сты по­бе­ди­ли. На­ча­лась эра ре­жи­ма «са­на­ции» (оздо­ров­ле­ния). Недо­воль­ные офи­це­ры бы­ли тут же ре­прес­си­ро­ва­ны. Це­лый ряд ге­не­ра­лов эми­гри­ро­ва­ли или от­пра­ви­лись в тю­рем­ные ка­ме­ры. Мар­шал уме­ло кон­тро­ли­ро­вал си­ту­а­цию в сре­де во­ен­ных, ис­поль­зо­вал «по­ли­ти­ку кну­та и пря­ни­ка», и вме­сте с по­ли­ци­ей и ле­ги­о­не­ра­ми ар­мия вско­ре ста­ла сфе­рой его ис­клю­чи­тель­но­го вли­я­ния. Ни се­нат, ни пра­ви­тель­ство да­же и по­ду­мать не мог­ли о кон­тро­ле над во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми. С этих пор в стране пра­ви­ли фак­ти­че­ски во­ен­ные и по­ли­ция.

По­чти в это же вре­мя, 25 мая 1926 го­да, в Па­ри­же был убит Си­мон Пет­лю­ра — Гла­ва Ди­рек­то­рии и Глав­ный Ата­ман войск УНР. Ес­ли бы он про­жил еще несколь­ко лет, то на­гляд­но бы убе­дил­ся, на­сколь­ко опро­мет­чи­вым был его «со­юз» с Ю.пил­суд­ским в 1920 го­ду. Для Пил­суд­ско­го За­пад­ная Украина все­гда оста­ва­лась ко­ло­ни­ей. Ес­ли го­во­рить о «ре­ал­по­ли­тик», то для Мар­ша­ла те­ма не­за­ви­си­мой Укра­и­ны бы­ла лишь шир­мой. Хо­тя всем из­вест­ны его мно­го­чис­лен­ные вы­ска­зы­ва­ния, в ко­то­рых он се­ту­ет о несбыв­ших­ся на­деж­дах о фе­де­ра­ли­за­ции Ре­чи Пос­по­ли­той и не­за­ви­си­мо­сти Укра­и­ны…

По­ло­ни­за­ция Укра­и­ны по­сле по­бе­ды пил­суд­чи­ков при­ня­ла са­мые урод­ли­вые фор­мы. На­ци­о­наль­ные и куль­тур­ные нуж­ды укра­ин­цев пол­но­стью иг­но­ри­ро­ва­лись. «Ра­ди­ка­ли­за­ция укра­ис­ко­го дви­же­ния в 1930-х го­дах бы­ла об­рат­ной сто­ро­ной все боль­ше­го от­хо­да поль­ско­го ре­жи­ма от де­мо­кра­тии, на­рас­та­ния су­деб­но­го и по­ли­цей­ско­го про­из­во­ла», — пи­сал укра­ин­ский ис­то­рик Яро­слав Гри­цак. Эта ра­ди­ка­ли­за­ция та­к­же бы­ла от­ве­том на по­чти по­го­лов­ное за­кры­тие укра­ин­ских школ, куль­тур­ных и эко­но­ми­че­ских ор­га­ни­за­ций (в первую оче­редь, ко­опе­ра­ти­вов); во­е­ни­зи­ро­ван­ные от­ря­ды поль­ских ко­ло­ни­стов при по­мо­щи по­ли­ции вры­ва­лись в укра­ин­ские се­ла и гро­ми­ли укра­ин­ские «Про­світи», за­став­ля­ли се­лян пе­ре­хо­дить из пра­во­сла­вия в ка­то­ли­цизм. Пра­во­слав­ные церк­ви раз­ру­ша­лись или же пре­вра­ща­лись на Во­лы­ни в ко­сте­лы. «Поль­ско-укра­ин­ские от­но­ше­ния 1930-х го­дов спо­ра­дич­но пре­вра­ща­лись на по­чти пар­ти­зан­скую вой­ну, ко­то­рая ха­рак­те­ри­зо­ва­лась, с од­ной сто­ро­ны, убий­ства­ми поль­ских по­ли­ти­ков, чи­нов­ни­ков и ко­ло­ни­стов, а с дру­гой — дра­ко­нов­ской во­ен­ной бру­таль­но­стью и «за­ми­ре­ни­ем» (па­ци­фи­ка­ци­ей» — С.М.) укра­ин­ских сел, — пи­сал аме­ри­кан­ский ис­то­рик Джо­зеф Рот­шильд.

На из­де­ва­тель­ства над за­клю­чен­ны­ми-укра­ин­ца­ми в Бе­ре­зе Кар­туз­ской бо­е­ви­ки-на­ци­о­на­ли­сты из ОУН от­ве­ча­ли убий­ства­ми вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков пра­ви­тель­ства, но гиб­ли и невин­ные лю­ди — учи­те­ля, уче­ные... Сре­ди жертв ока­зы­ва­лись та­к­же пред­ста­ви­те­ли ле­галь­ных укра­ин­ских ор­га­ни­за­ций, со­труд­ни­чав­ших с вла­стя­ми. 15 июня 1934 го­да в сто­лич­ном ре­сто­ране бо­е­ви­ка­ми ОУН был смер­тель­но ра­нен ми­нистр внут­рен­них дел Поль­ши Бро­ни­слав Пе­рац­кий, ру­ко­во­див­ший «па­ци­фи­ка­ци­я­ми». Имен­но по­сле это­го убий­ства и был от­крыт конц­ла­герь в Бе­ре­зе Кар­туз­ской (совр. Бе­ла­русь).

В 1930 го­ду Пил­суд­ский (ему ор­га­ни­че­ски пре­ти­ли лю­бые фор­мы пар­ла­мен­та­риз­ма, о чем он не раз го­во­рил) раз­го­ня­ет Сейм и да­же фор­маль­но уни­что­жа­ет остат­ки де­мо­кра­ти­че­ских сво­бод. По­ли­ти­че­ские про­тив­ни­ки ока­зы­ва­лись на ска­мье под­су­ди­мых, из­би­ва­лись, ин­тер­ни­ро­ва­лись, ссы­ла­лись. Ав­то­ри­тар­ная власть фа­шист­ско­го ти­па (срод­ни ре­жи­му Мус­со­ли­ни в Ита­лии, Хор­ти в Вен­грии) все боль­ше эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла к край­ним уль­тра­пра­вым. В ре­зуль­та­те Поль­ша ока­за­лась в по­чти пол­ной изо­ля­ции, осо­бен­но по­сле смер­ти Юзе­фа Пил­суд­ско­го от ра­ка пе­че­ни 12 мая 1935 го­да. Его по­хо­ро­ны мож­но было срав­нить с по­хо­ро­на­ми Ле­ни­на, Ста­ли­на. На­ци­о­наль­ный тра­ур па­ра­ли­зо­вал стра­ну.

Че­рез че­ты­ре с неболь­шим го­да, в сен­тяб­ре 1939-го, Поль­ша бу­дет раз­гром­ле­на сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми на­цист­кой Гер­ма­нии и ста­лин­ско­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. Де­ти­ще Дзя­де­ка не уй­дет в небы­тие. Оно про­дол­жит свою жизнь уже в Тре­тьей Ре­чи Пос­по­ли­той, по­сле па­де­ния ком­му­ни­сти­че­ской си­сте­мы в Ев­ро­пе. И, жест­ко оце­ни­вая ре­жим «са­на­ции», имев­ший яр­ко вы­ра­жен­ные ав­то­ри­тар­ные, ан­ти­де­мо­кра­ти­че­ские чер­ты, мы все же от­ме­тим: Юзеф Пил­суд­ский в со­зна­нии по­ля­ков был и бу­дет оли­це­тво­ре­ни­ем не­за­ви­си­мо­сти, вос­со­здан­ной из пеп­ла бо­лее чем ве­ко­вой нево­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.