Ток­сич­ность ин­гре­ди­ен­тов кон­сти­ту­ци­он­но­го ме­ню

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Вик­тор МУСИЯКА,

про­фес­сор права, на­уч­ный кон­суль­тант по пра­во­вым во­про­сам Цен­тра Ра­зум­ко­ва

В 2015 го­ду мы на­ча­ли кон­сти­ту­ци­он­ный про­цесс уско­рен­ной кор­рек­ции Ос­нов­но­го За­ко­на: в ча­сти де­цен­тра­ли­за­ции, в ча­сти пра­во­су­дия, в ча­сти прав и сво­бод.

Ес­ли в ра­бо­те над из­ме­не­ни­я­ми в Кон­сти­ту­цию в ча­сти прав и сво­бод че­ло­ве­ка до сих пор за­ин­те­ре­со­ва­на ис­клю­чи­тель­но ра­бо­чая груп­па Кон­сти­ту­ци­он­ной ко­мис­сии во гла­ве с про­фес­со­ром В.бут­ке­ви­чем, то два пер­вых на­прав­ле­ния из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию бы­ли ин­тен­сив­но обес­пе­че­ны со­от­вет­ству­ю­щи­ми за­ко­но­про­ек­та­ми в те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев.

Впер­вые за ис­то­рию кон­сти­ту­ци­он­но­го про­цес­са со дня при­ня­тия Ос­нов­но­го За­ко­на раз­ра­бот­чи­ки этих про­ек­тов и субъ­ект за­ко­но­да­тель­ной ини­ци­а­ти­вы, пре­зи­дент, не про­ни­ка­лись ка­че­ством со­дер­жа­ния и фор­мы, си­стем­ной со­гла­со­ван­но­стью с дру­ги­ми раз­де­ла­ми Кон­сти­ту­ции. Бо­лее то­го, из­ме­не­ния в Кон­сти­ту­цию со­дер­жа­ли ан­ти­кон­сти­ту­ци­он­ные по­ло­же­ния. За­ко­но­про­ект о де­цен­тра­ли­за­ции по­да­вал­ся от­кро­вен­но «сы­рым», но, снаб­жен­ный зло­ве­щим пунк­том 18 Пе­ре­ход­ных по­ло­же­ний (от­но­си­тель­но спе­ци­аль­но­го ста­ту­са от­дель­ных рай­о­нов До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей), все же был «освя­щен» Кон­сти­ту­ци­он­ным су­дом и одоб­рен пар­ла­мен­том на фоне жиз­ни и кро­ви на­ци­о­наль­ных гвар­дей­цев.

Стре­мясь со­хра­нить пер­спек­ти­ву окон­ча­тель­но­го при­ня­тия этих из­ме­не­ний в за­ви­си­мо­сти от раз­ви­тия со­бы­тий в Дон­бас­се, Кон­сти­ту­ци­он­ный суд, во­пре­ки здра­во­му смыс­лу и дей­стви­тель­но­му со­дер­жа­нию ста­тей 156 и 158 Кон­сти­ту­ции, объ­явил сле­ду­ю­щей оче­ред­ной сес­си­ей пар­ла­мен­та лю­бую сес­сию, иду­щую за той, на ко­то­рой был одоб­рен про­ект из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд и в сле­ду­ю­щих из­ме­не­ни­ях в Кон­сти­ту­цию (в ча­сти пра­во­су­дия) не уви­дел ни од­но­го по­ло­же­ния, ко­то­рое не от­ве­ча­ло бы тре­бо­ва­ни­ям ста­тей 157 и 158 Кон­сти­ту­ции, хо­тя та­кие по­ло­же­ния в про­ек­те бы­ли, те­перь они ста­ли по­ло­же­ни­я­ми Кон­сти­ту­ции. Это по­ло­же­ния о «мо­но­по­лии» ад­во­ка­ту­ры, об уста­нов­ле­нии права на кас­са­ци­он­ное об­жа­ло­ва­ние су­деб­но­го ре­ше­ния толь­ко в слу­ча­ях, опре­де­лен­ных за­ко­ном, об изъ­я­тии из прин­ци­пов су­до­про­из­вод­ства «за­кон­но­сти». Власть про­дол­жа­ет де­мон­стри­ро­вать ин­диф­фе­рент­ное от­но­ше­ние к кон­сти­ту­ци­он­но­сти по­ло­же­ний из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию, а по­сле их вне­се­ния в текст Ос­нов­но­го За­ко­на — и к со­от­вет­ствию са­мим се­бе от­дель­ных ее частей. Этот про­цесс, по­хо­же, ни­ко­им об­ра­зом не бес­по­ко­ит субъ­ек­тов кон­сти­ту­ци­он­ных из­ме­не­ний — пре­зи­ден­та и на­род­ных де­пу­та­тов. По­ка­за­те­лен про­цесс ре­а­ли­за­ции идеи ли­ше­ния де­пу­та­тов пар­ла­мент­ско­го им­му­ни­те­та пу­тем вне­се­ния из­ме­не­ний в ста­тью 80 Кон­сти­ту­ции.

По­ло­жи­тель­ные заключения Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да на за­ко­но­про­ект ста пя­ти­де­ся­ти вось­ми на­род­ных де­пу­та­тов и от­дель­но пре­зи­ден­та об от­мене де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти сви­де­тель­ству­ют о го­тов­но­сти ини­ци­а­то­ров кон­сти­ту­ци­он­ных из­ме­не­ний, преж­де все­го — пре­зи­ден­та, до­ве­сти за­ду­ман­ное до по­бед­но­го за­вер­ше­ния. Для де­пу­та­тов — ав­то­ров про­ек­та го­тов­ность к са­мо­лик­ви­да­ции за­щит­но­го эле­мен­та де­пу­тат­ско­го ста­ту­са — при­ми­тив­ный пред­вы­бор­ный пи­ар. Для пре­зи­ден­та, кро­ме до­пол­ни­тель­ных пред­вы­бор­ных бо­ну­сов «за то, что по­сле­до­ва­тель­ный», уни­что­же­ние де­пу­тат­ско­го им­му­ни­те­та — пер­спек­ти­ва по­лу­че­ния уступ­чи­во­го бу­ду­ще­го пар­ла­мен­та в слу­чае из­бра­ния на сле­ду­ю­щий пре­зи­дент­ский срок. Зная чув­стви­тель­ные зо­ны дей­ству­ю­ще­го со­ста­ва Вер­хов­ной Ра­ды, гла­ва го­су­дар­ства пред­ло­жил де­пу­та­там невин­ную по­ли­ти­че­скую взят­ку: де­пу­тат­ский им­му­ни­тет ис­чез­нет 1 ян­ва­ря 2020 го­да, ко­гда под ку­пол пар­ла­мен­та зай­дут сле­ду­ю­щие де­пу­та­ты. Этот кре­а­тив­ный ход мо­жет най­ти от­зыв в де­пу­тат­ской сре­де, тем бо­лее что про­го­ло­со­вать за пре­зи­дент­ский за­ко­но­про­ект они мо­гут, «учи­ты­вая об­ще­ствен­ные на­стро­е­ния».

В са­мом де­ле, за де­сят­ки лет де­пу­тат­ская непри­кос­но­вен­ность по­сле­до­ва­тель­но об­ре­та­ла в об­ще­стве нега­тив­ное вос­при­я­тие. Оно фор­ми­ро­ва­лось под вли­я­ни­ем це­ле­на­прав­лен­ной дис­кре­ди­та­ции пар­ла­мен­та и ста­ту­са на­род­но­го де­пу­та­та все­ми пре­зи­ден­та­ми, с ши­ро­ким и уме­лым фор­ми­ро­ва­ни­ем со­от­вет­ству­ю­щих об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний че­рез сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Это­му спо­соб­ство­ва­ли дей­ствия и по­ступ­ки от­дель­ных на­род­ных де­пу­та­тов, по­яв­ле­ние в пар­ла­мен­те с каж­дым из­би­ра­тель­ным цик­лом все боль­ше­го ко­ли­че­ства пред­ста­ви­те­лей круп­но­го биз­не­са и неод­но­знач­ная ре­пу­та­ция этих лиц. Кста­ти, де­пу­та­та­ми они ста­но­вят­ся обыч­но при со­дей­ствии дей­ству­ю­щей вла­сти.

Кон­сти­ту­ци­он­ный суд уже вы­нес три­на­дцать за­клю­че­ний от­но­си­тель­но вне­се­ния из­ме­не­ний в ста­тью 80 Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны о де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти, де­сять раз без­услов­но при­знав их от­ве­ча­ю­щи­ми тре­бо­ва­ни­ям ста­тей 157 и 158 Кон­сти­ту­ции, в част­но­сти не преду­смат­ри­ва­ю­щи­ми «от­ме­ны или огра­ни­че­ния прав и сво­бод че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на». Стран­ным на этом фоне ка­жет­ся предо­сте­ре­же­ние, ко­то­рое де­ла­ет в за­клю­че­нии этот же Суд: «при­ни­мая ре­ше­ние об от­мене де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти, необ­хо­ди­мо учесть со­сто­я­ние по­ли­ти­че­ской и пра­во­вой си­сте­мы Укра­и­ны — ее спо­соб­ность в слу­чае пол­но­го от­сут­ствия ин­сти­ту­та де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти обес­пе­чить бес­пре­пят­ствен­ное и эф­фек­тив­ное осу­ществ­ле­ние на­род­ны­ми де­пу­та­та­ми Укра­и­ны сво­их пол­но­мо­чий, функ­ци­о­ни­ро­ва­ние пар­ла­мен­та как та­ко­во­го, а так­же ре­а­ли­за­цию кон­сти­ту­ци­он­но­го прин­ци­па раз­де­ле­ния вла­сти». Из­ло­жен­ная по­зи­ция сви­де­тель­ству­ет, по мень­шей ме­ре, о неуве­рен­но­сти Су­да в пра­виль­но­сти сво­е­го окон­ча­тель­но­го заключения. Это впе­чат­ле­ние уси­ли­ва­ет­ся в свя­зи со сле­ду­ю­щи­ми ссыл­ка­ми на преды­ду­щие соб­ствен­ные ре­ше­ния и заключения Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии. Упо­ми­на­ют­ся ре­ше­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, в ко­то­рых он под­чер­ки­вал, что «непри­кос­но­вен­ность на­род­ных де­пу­та­тов Укра­и­ны не яв­ля­ет­ся лич­ной при­ви­ле­ги­ей… а но­сит пуб­лич­но-пра­во­вой ха­рак­тер; она на­прав­ле­на на за­щи­ту на­род­но­го де­пу­та­та Укра­и­ны от неза­кон­но­го вме­ша­тель­ства в его де­я­тель­ность, на обес­пе­че­ние бес­пре­пят­ствен­но­го и эф­фек­тив­но­го осу­ществ­ле­ния им сво­их функ­ций и над­ле­жа­ще­го (нор­маль­но­го) функ­ци­о­ни­ро­ва­ния пар­ла­мен­та». Упо­мя­ну­то так­же предо­сте­ре­же­ние Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии, что «в по­ли­ти­че­ской си­сте­ме с уяз­ви­мой де­мо­кра­ти­ей, та­кой, как в Укра­ине, пол­ная от­ме­на непри­кос­но­вен­но­сти мо­жет быть опас­ной для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и ав­то­но­мии пар­ла­мен­та».

Та­ким об­ра­зом, заключения Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да сви­де­тель­ству­ют, что де­пу­тат­ский и пре­зи­дент­ский за­ко­но­про­ек­ты «О вне­се­нии из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию Укра­и­ны (в ча­сти от­ме­ны де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти)» со­зда­дут ре­аль­ные пре­пят­ствия эф­фек­тив­но­му осу­ществ­ле­нию на­род­ны­ми де­пу­та­та­ми сво­их пол­но­мо­чий, сни­мут предо­сте­ре­же­ния про­тив неза­кон­но­го вме­ша­тель­ства в их де­я­тель­ность и в це­лом в де­я­тель­ность пар­ла­мен­та. Эти об­сто­я­тель­ства не поз­во­лят на­род­ным де­пу­та­там дей­ство­вать со­глас­но при­ся­ге (ста­тья 79 Кон­сти­ту­ции) — «ис­пол­нять свои обя­зан­но­сти в ин­те­ре­сах всех со­оте­че­ствен­ни­ков». Ре­аль­ным след­стви­ем это­го ста­нет та­кая де­я­тель­ность на­род­ных де­пу­та­тов, ко­то­рая бу­дет со­про­вож­дать­ся «от­ме­ной или огра­ни­че­ни­ем прав и сво­бод че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на».

На­род­ным де­пу­та­там сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние на еще од­ну осо­бен­ность за­ко­но­про­ек­та (ско­рее все­го — пре­зи­дент­ско­го), за ко­то­рый им бу­дет пред­ло­же­но про­го­ло­со­вать. В ста­тье 80 Кон­сти­ту­ции про­ек­та­ми из­ме­не­ний (в этом они иден­тич­ны) изъ­яты пер­вая и тре­тья ча­сти и остав­ле­на неиз­мен­ной часть вто­рая: «На­род­ные де­пу­та­ты не несут юри­ди­че­ской от­вет­ствен­но­сти за ре­зуль­та­ты го­ло­со­ва­ния или вы­ска­зы­ва­ния в пар­ла­мен­те и его ор­га­нах, за ис­клю­че­ни­ем от­вет­ствен­но­сти за оскорб­ле­ние или кле­ве­ту». Ко­гда при­ни­ма­лась Кон­сти­ту­ция, «оскорб­ле­ние» и «кле­ве­та» бы­ли уго­лов­ны­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми (ста­тьи 125 и 126 Уго­лов­но­го ко­дек­са). В 2001 го­ду их де­кри­ми­на­ли­зи­ро­ва­ли, изъ­яли из Уго­лов­но­го ко­дек­са. Те­перь преду­смот­ре­на воз­мож­ность при­вле­че­ния к граж­дан­ско-пра­во­вой от­вет­ствен­но­сти за «по­ся­га­тель­ство на честь, до­сто­ин­ство или де­ло­вую ре­пу­та­цию». По­пыт­ка в ян­ва­ре 2014 го­да вос­ста­но­вить от­вет­ствен­ность за оскорб­ле­ние и кле­ве­ту вы­зва­ла рез­кое об­ще­ствен­ное со­про­тив­ле­ние. Жур­на­ли­сты, сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции за­яв­ля­ли, что это сред­ство огра­ни­че­ния сво­бо­ды сло­ва.

Со­хра­не­ние в тек­сте из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию по­ло­же­ний, яв­ля­ю­щих­ся пра­во­вой ар­ха­и­кой, са­мо по се­бе сви­де­тель­ству­ет о юри­ди­че­ской сла­бо­сти ав­то­ров пред­ла­га­е­мых из­ме­не­ний. Но есть дру­гой ас­пект этой си­ту­а­ции. Все пра­во­вые ка­те­го­рии, в дан­ном слу­чае — ви­ды пре­ступ­ле­ний, упо­мя­ну­тые в тек­сте Кон­сти­ту­ции, обя­за­тель­но долж­ны быть обес­пе­че­ны ме­ха­низ­ма­ми их при­ме­не­ния или ре­а­ли­за­ции. Ес­ли на­зван­ный текст бу­дет про­го­ло­со­ван как из­ме­не­ние в Кон­сти­ту­цию, пар­ла­мент бу­дет обя­зан вне­сти со­от­вет­ству­ю­щие из­ме­не­ния в Уго­лов­ный ко­декс, сфор­му­ли­ро­вав со­от­вет­ству­ю­щие со­ста­вы на­зван­ных пре­ступ­ле­ний.

Та­кие по­след­ствия «борь­бы» с кон­сти­ту­ци­он­но опре­де­лен­ной де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­стью вполне ре­аль­ны.

Все эти стра­сти раз­бу­же­ны, не­смот­ря на на­ли­чие аб­со­лют­но ре­аль­но­го ме­ха­низ­ма при­вле­че­ния к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти по­тен­ци­аль­ных де­пу­та­тов-пре­ступ­ни­ков. В сво­ем ре­ше­нии от 27 ок­тяб­ря 1999 г. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд пред­ста­вил яс­ное и чет­кое тол­ко­ва­ние по­ло­же­ний ча­сти тре­тьей ста­тьи 80 Кон­сти­ту­ции (от­но­си­тель­но де­пу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти). Сре­ди про­че­го, в ре­ше­нии Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да от­ме­че­но: «Привле­че­ние к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти… на­чи­на­ет­ся с мо­мен­та предъ­яв­ле­ния ли­цу об­ви­не­ния в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния». Со­гла­сие Вер­хов­ной Ра­ды Укра­и­ны на привле­че­ние на­род­но­го де­пу­та­та Укра­и­ны к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти долж­на быть по­лу­че­но до предъ­яв­ле­ния ему об­ви­не­ния в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, со­глас­но дей­ству­ю­ще­му Уго­лов­но­му про­цес­су­аль­но­му ко­дек­су Укра­и­ны.

Тща­тель­ный ана­лиз на­зван­но­го ре­ше­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да под­во­дит к вы­во­ду: пре­град для про­ве­де­ния след­ствен­ных дей­ствий в от­но­ше­нии на­род­но­го де­пу­та­та нет, в це­лом де­пу­тат и граж­да­нин рав­ны. По­сле озна­ком­ле­ния де­пу­та­та (со­глас­но УПК) с об­ви­ни­тель­ным ак­том необ­хо­ди­мо по­лу­чить со­гла­сие пар­ла­мен­та на привле­че­ние на­род­но­го де­пу­та­та к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти пе­ред пе­ре­да­чей его в суд. Та­кое же со­гла­сие пар­ла­мен­та, ес­ли по­на­до­бит­ся до­су­деб­ное рас­сле­до­ва­ние, нуж­но по­лу­чить для за­дер­жа­ния или аре­ста на­род­но­го де­пу­та­та. Пре­зи­ден­ту, на­род­ным де­пу­та­там и ге­не­раль­но­му про­ку­ро­ру не ме­ша­ло бы ру­ко­вод­ство­вать­ся Кон­сти­ту­ци­ей и этим за­клю­че­ни­ем Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, ини­ци­и­ро­вав, меж­ду про­чим, вне­се­ние со­от­вет­ству­ю­щих из­ме­не­ний в Уго­лов­ный про­цес­су­аль­ный ко­декс. То­гда не при­шлось бы изоб­ра­жать бес­ком­про­мисс­ную борь­бу с де­пу­тат­ским им­му­ни­те­том, ко­то­рый «пре­вра­тил­ся в га­ран­тию без­на­ка­зан­но­сти».

«Иг­нор» Кон­сти­ту­ции субъ­ек­та­ми вла­сти ор­га­нич­но ре­а­ли­зу­ет­ся и в про­цес­сах им­пле­мен­та­ции вне­сен­ных из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию. Всем юри­стам из­вест­но, что ос­но­во­по­лож­ный за­кон для фор­ми­ро­ва­ния су­деб­ной си­сте­мы — За­кон Укра­и­ны «О су­до­устрой­стве и ста­ту­се су­дей» — име­ет при­зна­ки некон­сти­ту­ци­он­но­сти толь­ко по фак­ту и про­це­ду­ре его при­ня­тия: до вне­се­ния из­ме­не­ний в Кон­сти­ту­цию (от­но­си­тель­но пра­во­су­дия). По­че­му это бы­ло сде­ла­но осо­знан­но, со вре­ме­нем ста­но­вит­ся по­нят­но. По­ло­же­ния о Выс­ших спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных су­дах, окруж­ных граж­дан­ских и уго­лов­ных (обыч­ных) су­дах, стран­ном Вер­хов­ном Су­де и дру­гие тре­бо­ва­ли бы со­от­вет­ству­ю­щих объ­яс­не­ний, ко­то­рых до сих пор нет. В лю­бой мо­мент этот за­кон мо­жет быть от­прав­лен в Кон­сти­ту­ци­он­ный суд, ко­то­рый не смо­жет под­твер­дить его кон­сти­ту­ци­он­ность. На се­го­дняш­ний день этот за­кон — ле­ги­тим­ный и дей­ству­ю­щий, во­пре­ки яв­ной его некон­сти­ту­ци­он­но­сти, по­ка не бу­дет при­знан не от­ве­ча­ю­щим Кон­сти­ту­ции. Со­глас­но это­му за­ко­ну со­зда­ны су­деб­ные ин­сти­ту­ты, вклю­чи­тель­но с Вер­хов­ным Су­дом, на­зна­ча­ют­ся и осво­бож­да­ют­ся судьи. Ав­то­ри­тет и ле­ги­тим­ность су­деб­ной вла­сти, в слу­чае при­зна­ния за­ко­на «О су­до­устрой­стве и ста­ту­се су­дей» некон­сти­ту­ци­он­ным, бу­дет по­став­лен под со­мне­ние. За два го­да ни пре­зи­дент, ни пар­ла­мент не спо­до­би­лись сде­лать эле­мен­тар­ное — при­ве­сти этот за­кон в со­от­вет­ствие с Кон­сти­ту­ци­ей, под­го­то­вив и при­няв но­вую его ре­дак­цию.

По­хо­жая ис­то­рия с ря­дом про­цес­су­аль­ных ко­дек­сов, в ко­то­рые бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния в свя­зи с из­ме­не­ни­я­ми в Кон­сти­ту­цию.

На­уч­но-экс­перт­ное и юри­ди­че­ское управ­ле­ние по­да­ли к этим про­ек­там за­ме­ча­ния, в де­вя­но­ста из них речь шла о некон­сти­ту­ци­он­но­сти кон­крет­ных по­ло­же­ний. С та­ки­ми за­ме­ча­ни­я­ми за­ко­но­про­ек­ты нель­зя при­ни­мать во вто­ром чте­нии и на­до от­прав­лять на до­ра­бот­ку. По­чти все за­ме­ча­ния этих про­фес­си­о­наль­ных пар­ла­мент­ских учре­жде­ний бы­ли про­игно­ри­ро­ва­ны, а за­ко­но­про­ек­ты — окон­ча­тель­но про­го­ло­со­ва­ны.

Све­жий при­мер — За­кон «О Выс­шем ан­ти­кор­руп­ци­он­ном су­де». По­бед­ные ре­ля­ции по слу­чаю его при­ня­тия от пре­зи­ден­та, де­пу­та­тов, МВФ, Ев­ро­со­ю­за, США, Со­ве­та Ев­ро­пы, Ве­не­ци­ан­ской ко­мис­сии, ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ак­ти­ви­стов. Мож­но по­нять меж­ду­на­род­ные фи­нан­со­вые учре­жде­ния, США, Со­вет Ев­ро­пы, да­же ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ак­ти­ви­стов, на ко­то­рых не ле­жит от­вет­ствен­ность за со­блю­де­ние Кон­сти­ту­ции в про­цес­се ини­ци­и­ро­ва­ния и при­ня­тия за­ко­нов. Но о ка­ком «брил­ли­ан­те в ар­хи­тек­ту­ре» его борь­бы с кор­руп­ци­ей го­во­рит гла­ва го­су­дар­ства? Этот за­кон некон­сти­ту­ци­он­ный в за­ро­ды­ше.

Что­бы убрать ос­но­ва­ния для та­ко­го вы­во­да, из Кон­сти­ту­ции необ­хо­ди­мо изъ­ять ряд по­ло­же­ний: часть ше­стую ста­тьи 125: «Соз­да­ние чрез­вы­чай­ных и осо­бых су­дов не до­пус­ка­ет­ся»; ста­тью первую: «Укра­и­на яв­ля­ет­ся су­ве­рен­ным и неза­ви­си­мым, де­мо­кра­ти­че­ским, со­ци­аль­ным го­су­дар­ством»; ста­тью 22: «Кон­сти­ту­ци­он­ные права и сво­бо­ды не мо­гут быть от­ме­не­ны»; ста­тью 24: «от­но­си­тель­но прав и недо­пу­ще­ния огра­ни­че­ний по лю­бым при­зна­кам». Это при том, что мож­но со­здать нор­маль­ную кон­сти­ту­ци­он­ную си­сте­му спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ан­ти­кор­руп­ци­он­ных су­дов, и «у них есть свой план», но це­на ему — на­зва­на вы­ше.

При­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать на­ка­нуне два­дцать вто­рой го­дов­щи­ны Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны: де­гра­да­ция идеи вер­хо­вен­ства Кон­сти­ту­ции при­ве­ла к де­гра­да­ции все­го кон­сти­ту­ци­он­но-пра­во­во­го по­ля го­су­дар­ства и его ин­сти­ту­тов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.