На­все­гда пер­вый

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Иван ДОВГАНИЧ

К 65-ле­тию ле­ген­дар­но­го укра­ин­ско­го аль­пи­ни­ста Вла­ди­сла­ва Тер­зы­ула, пер­во­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве аль­пи­ни­ста, по­ко­рив­ше­го все 14 «вось­ми­ты­сяч­ни­ков» пла­не­ты

Бла­го­да­ря Тер­зы­улу флаг Укра­и­ны был во­дру­жен на всех са­мых вы­со­ких пи­ках Ко­ро­ны Зем­ли. По­гиб в мае 2004 г. во вре­мя спус­ка со сво­е­го по­след­не­го «вось­ми­ты­сяч­ни­ка» — Ма­ка­лу (8485 м).

Укра­ин­ская ги­ма­лай­ская экс­пе­ди­ция 2001 г. на Ма­на­слу (8163 м), по прав­де го­во­ря, шан­сов на успех не име­ла. И де­ло бы­ла не в аль­пи­ни­стах — на­ци­о­наль­ная ко­ман­да со­сто­я­ла из эли­ты са­мых силь­ных и опыт­ных вы­сот­ни­ков. Не бы­ло осо­бых про­блем да­же с ма­те­ри­аль­ным обес­пе­че­ни­ем: гла­ва Фе­де­ра­ции аль­пи­низ­ма и ска­ло­ла­за­ния Укра­и­ны Ва­лен­тин Си­мо­нен­ко су­мел долж­ным об­ра­зом эки­пи­ро­вать экс­пе­ди­цию, обес­пе­чить ее всем необ­хо­ди­мым и до кон­ца за­ни­мал­ся ма­лей­ши­ми ее по­треб­но­стя­ми. В том чис­ле обес­пе­чи­вал ди­пло­ма­ти­че­ские кон­так­ты с ко­ро­лев­ским до­мом Не­па­ла. Но аль­пи­ни­стам ме­шал фак­тор, ре­шить ко­то­рый невоз­мож­но, да­же до­го­во­рив­шись с мо­нар­ха­ми, ибо да­же им по­го­да непод­власт­на. А она на Го­ре на вре­мя при­бы­тия укра­ин­ской ко­ман­ды сто­я­ла ужас­ная. Вер­ши­ну Ма­на­слу со всех сто­рон оку­та­ли тя­же­лые ту­чи — бу­ше­ва­ли снеж­ные ура­га­ны при ну­ле­вой ви­ди­мо­сти. Услож­ня­ли так­же за­да­чу опас­ная снеж­но-ле­до­вая об­ста­нов­ка на скло­нах и вы­со­кая ве­ро­ят­ность схож­де­ния мощ­ных ла­вин. О по­ко­ре­нии «вось­ми­ты­сяч­ни­ка» в та­ких усло­ви­ях не мог­ло быть и ре­чи — это ста­ло по­нят­но сра­зу, ед­ва аль­пи­ни­сты при­ле­те­ли в Не­пал и при­бы­ли на вы­бран­ное для ба­зо­во­го ла­ге­ря ме­сто.

Вы­сот­ный аль­пи­низм — спорт не юно­ше­ский. В аль­пи­низ­ме на­сто­я­щие опыт, ма­стер­ство, ре­зуль­та­ты, а с ни­ми и пра­во вой­ти в на­ци­о­наль­ную сбор­ную при­об­ре­та­ют­ся де­ся­ти­ле­ти­я­ми. И успех при­хо­дит к аль­пи­ни­сту ча­ще все­го в воз­расте, ко­гда ат­ле­ты в дру­гих ви­дах спор­та дав­но уже за­вер­ши­ли свою ка­рье­ру. И вот эти зре­лые, силь­ные лю­ди, ко­то­рые, го­то­вясь к Ма­на­слу, ме­ся­ца­ми не ви­де­ли сво­их се­мей, по­то­му что на­хо­ди­лись на сбо­рах и в ак­кли­ма­ти­за­ци­он­ных по­хо­дах, ока­за­лись под Го­рой пе­ред ре­аль­ным шан­сом вер­нуть­ся в Укра­и­ну ни с чем. Го­ра их к се­бе яв­но не пус­ка­ла. До­сад­но? Бо­лее чем.

До­сад­но, осо­бен­но ес­ли вспом­нить, что у укра­ин­ских аль­пи­ни­стов к Ма­на­слу дав­но уже бы­ли свои во­про­сы. По­то­му что имен­но на этот «вось­ми­ты­сяч­ник» на­це­ли­ва­лась и пер­вая укра­ин­ская ги­ма­лай­ская экс­пе­ди­ция еще в 1991 г. То­гда она то­же по­па­ла в слож­ные по­год­ные усло­вия и глав­ной це­ли не до­стиг­ла. Хо­тя оте­че­ствен­ные аль­пи­ни­сты и су­ме­ли осу­ще­ствить вир­ту­оз­ный про­ход тра­вер­за мас­си­ва Ма­на­слу, по­ра­жав­ше­го во­об­ра­же­ние про­фес­си­о­на­лов. Это в неко­то­рой сте­пе­ни ком­пен­си­ро­ва­ло неуда­чу, но Го­ра оста­ва­лась непо­ко­рен­ной. И это для на­ци­о­наль­ной ко­ман­ды бы­ло до­пол­ни­тель­ным сти­му­лом взять непо­кор­ный пик спу­стя де­сять лет.

Имен­но по­это­му экс­пе­ди­цию 2001 г. го­то­ви­ли очень тща­тель­но. Фе­де­ра­ция вклю­чи­ла к сбор­ную луч­ших из луч­ших, а глав­ным тре­не­ром ко­ман­ды на­зна­чи­ла зна­ме­ни­то­го Мсти­сла­ва Гор­бен­ко. Опыт­но­го одес­ско­го аль­пи­ни­ста и вы­да­ю­ще­го­ся ор­га­ни­за­то­ра аль­пи­нист­ско­го дви­же­ния аль­пи­ни­сты меж­ду со­бой до сих пор на­зы­ва­ют «мар­ша­лом Жу­ко­вым ги­ма­лай­ских экс­пе­ди­ций». Под его ру­ко­вод­ством план по­ко­ре­ния Ма­на­слу раз­ра­ба­ты­вал­ся за­ра­нее, еще в Укра­ине, и, без пре­уве­ли­че­ния, как мас­штаб­ная во­ен­ная опе­ра­ция.

От ка­ких-ли­бо эле­мен­тов аван­тюр­но­сти ре­ши­ли от­ка­зать­ся, и штаб одоб­рил са­мую осто­рож­ную и на­деж­ную в усло­ви­ях Ги­ма­ла­ев «об­лож­ную тактику»: аль­пи­ни­сты не идут сра­зу на штурм вер­ши­ны, а слов­но бе­рут Го­ру в оса­ду, по­сте­пен­но про­дви­га­ясь вы­ше и вы­ше, обо­ру­дуя по пу­ти си­сте­му про­ме­жу­точ­ных ла­ге­рей и про­ве­ши­вая марш­рут, осо­бен­но в опас­ных ме­стах, «пе­ри­ла­ми». И уже из са­мо­го вы­со­ко­го штур­мо­во­го ла­ге­ря, устро­ен­но­го по воз­мож­но­сти бли­же к пи­ку, вы­сот­ни­ки в бла­го­при­ят­ный мо­мент долж­ны бы­ли ид­ти на ре­ша­ю­щий штурм вер­ши­ны.

Вдо­воль на­смот­рев­шись на оку­тан­ную ту­ча­ми Ма­на­слу, аль­пи­ни­сты обу­стро­и­ли ба­зо­вый ла­герь и на­ча­ли ра­бо­тать со­глас­но раз­ра­бо­тан­но­му так­ти­че­ско­му пла­ну. Об этой стра­ни­це в ис­то­рии укра­ин­ско­го аль­пи­низ­ма на­пи­са­ны кни­ги, о ней рас­ска­зы­ва­ет­ся в де­сят­ках ста­тей и ин­тер­вью непо­сред­ствен­ных участ­ни­ков экс­пе­ди­ции. И все они как один от­ме­ча­ют бес­пре­це­дент­ные да­же для них по­год­ные усло­вия, в ко­то­рых при­шлось ра­бо­тать укра­ин­ским аль­пи­ни­стам. Го­ра тре­бо­ва­ла край­не­го на­пря­же­ния фи­зи­че­ских и мо­раль­ных сил, но к се­бе пус­ка­ла очень неохот­но. И тем бо­лее не обе­ща­ла по­ко­рить­ся.

Впро­чем, на­стой­чи­вость бе­рет свое, и на скло­нах Ма­на­слу по оче­ре­ди по­яви­лось шесть про­ме­жу­точ­ных ла­ге­рей, в ко­то­рые вы­сот­ни­ки за­нес­ли на се­бе за­па­сы про­ви­ан­та и го­рю­че­го. В кон­це кон­цов, по­сле про­дол­жи­тель­но­го об­суж­де­ния раз­ных марш­ру­тов и ва­ри­ан­тов вы­хо­да на пик, глав­ный тре­нер дал доб­ро груп­пе, в ко­то­рую вхо­ди­ли В.тер­зы­ул, В Леон­тьев, С.ко­ва­лев и С.пу­га­чев. Хо­тя, как со­зна­вал­ся позд­нее Мсти­слав Мсти­сла­во­вич, по­год­ная об­ста­нов­ка на Го­ре бы­ла та­кая, что фор­маль­но он имел все ос­но­ва­ния вер­нуть аль­пи­ни­стов вниз. Но чув­ство­вал, что ли­дер груп­пы — Вла­ди­слав Тер­зы­ул — ре­ши­тель­но на­стро­ен на штурм, пред­ла­га­ет ра­зум­ный ва­ри­ант об­хо­да наи­бо­лее опас­ных мест, и груп­па ему ве­рит. В та­кой мо­мент важ­но бы­ло дать ре­бя­там мо­раль­ный тол­чок и под­дер­жать их ве­ру в успех.

Итак, штур­мо­вая груп­па до­ло­жи­ла о вы­хо­де на марш­рут, и ра­дио­связь с аль­пи­ни­ста­ми на­дол­го ис­чез­ла. Си­ту­а­ция бы­ла штат­ная. В ба­зо­вом ла­ге­ре зна­ли, что вы­сот­ни­ки бу­дут про­хо­дить мерт­вую зо­ну, где не бу­дет ра­дио­свя­зи. Од­на­ко мол­ча­ние в эфи­ре в та­кие дра­ма­ти­че­ские мо­мен­ты жут­кое. Лишь на сле­ду­ю­щий день в ра­дио­при­ем­ни­ке экс­пе­ди­ции, на­ко­нец, по­слы­шал­ся сла­бый сиг­нал, и ед­ва Вла­ди­слав Тер­зы­ул

слыш­ный го­лос Ва­ди­ма Леон­тье­ва сквозь ра­дио­по­ме­хи со­об­щил: «Груп­па на­хо­дит­ся в па­лат­ке на вы­со­те бо­лее 7500 мет­ров, идет снег, ви­ди­мо­сти нет, что де­лать — не зна­ем...» — «Сто­ять на ме­сте!» — успел ско­ман­до­вать Гор­бен­ко, и связь сно­ва пре­рва­лась.

И сно­ва по­тя­ну­лись ча­сы тре­вож­но­го ожи­да­ния, по­ка ра­дио­при­ем­ник не ожил го­ло­сом Тер­зы­ула: «По­го­да хо­ро­шая, идем на штурм, а вы иди­те в мо­на­стырь и дер­жи­те по­го­ду». — «Ка­кой мо­на­стырь? Не тро­нул­ся ли он, слу­чай­но, умом?» — по­ду­мал да­же Гор­бен­ко, и тут же вспом­нил, как на­ка­нуне сам об­щал­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми Вер­хов­но­го ла­мы Не­па­ла, ко­то­рый как раз был с ви­зи­том в од­ном из вы­со­ко­гор­ных монастырей. Мо­на­хам сроч­но по­на­до­би­лось сде­лать зво­нок в Кат­ман­ду по спут­ни­ко­во­му те­ле­фо­ну. По­гру­жен­ный в тяж­кие раз­ду­мья Гор­бен­ко поз­во­лил им вос­поль­зо­вать­ся экс­пе­ди­ци­он­ным те­ле­фо­ном, а ко­гда они спро­си­ли, сколь­ко долж­ны за пять ми­нут раз­го­во­ра, лишь от­мах­нул­ся: «Да ка­кие день­ги! Луч­ше пе­ре­дай­те Вер­хов­но­му ла­ме на­шу прось­бу — пусть в мо­на­сты­ре по­мо­лят­ся за на­ших ре­бят на вер­шине».

И, на­ко­нец, дол­го­ждан­ный миг, о ко­то­ром и сам глав­ный тре­нер, и все, кто на­хо­дил­ся то­гда в ба­зо­вом ла­ге­ре укра­ин­ской экс­пе­ди­ции, не мо­гут вспо­ми­нать без вол­не­ния. При­ем­ник ожил, и сквозь ра­дио­по­ме­хи про­зву­чал осип­ший, уста­лый, но счаст­ли­вый го­лос Вла­ди­сла­ва Тер­зы­ула: «По­свя­ща­ем свое вос­хож­де­ние 10-ле­тию неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны!»

Это был мо­мент на­сто­я­ще­го сча­стья, ко­гда су­ро­вые и му­же­ствен­ные лю­ди ра­ду­ют­ся, как де­ти, и не пря­чут мок­рых глаз, — по­бе­да! Аль­пи­нист­ская экс­пе­ди­ция счи­та­ет­ся успеш­ной, ес­ли хо­тя бы од­но­му из чле­нов ко­ман­ды уда­лось дой­ти до вер­ши­ны. А тут аж трое — Сер­гей Ко­ва­лев, Ва­дим Леон­тьев и их непре­ре­ка­е­мый ли­дер, че­ло­век-энер­гия Вла­ди­слав Тер­зы­ул.

По вос­по­ми­на­ни­ям кол­лег и дру­зей Тер­зы­ула, та­кая по­бе­да ста­ла воз­мож­ной бла­го­да­ря его уни­каль­ной да­же в сре­де аль­пи­ни­стов си­ле во­ли и це­ле­устрем­лен­но­сти. По фи­зи­че­ским дан­ным, все чле­ны сбор­ной по аль­пи­низ­му при­мер­но оди­на­ко­вы — силь­ные и вы­нос­ли­вые, спо­соб­ные ра­бо­тать в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях вы­со­ко­го­рья. Од­на­ко у каж­до­го есть свой пре­дел, и ра­но или позд­но че­ло­век чув­ству­ет, что даль­ше ид­ти ему не по си­лам. Тер­зы­ул же был спо­со­бен ид­ти к це­ли да­же то­гда, ко­гда осталь­ные те­ря­ли на­деж­ду.

«Я все­гда Сла­ве это го­во­рил, и не сты­дил­ся это­го: «Рав­но­го Сла­ве нет». Он был аль­пи­нист-вы­сот­ник от Бо­га. У него все бы­ло для это­го. Мог де­лать то, че­го не мог­ли дру­гие: уми­рать, но ид­ти. Это ос­нов­ное», — вспо­ми­на­ет о Тер­зы­уле его кол­ле­га по мно­гих экс­пе­ди­ци­ям, в част­но­сти и на Ма­на­слу в 2001 г., Игорь Ча­п­лин­ский.

Экс­пе­ди­ция на Ма­на­слу — лишь один из эпи­зо­дов бо­га­той при­клю­че­ни­я­ми и спор­тив­ны­ми по­дви­га­ми жиз­ни Вла­ди­сла­ва Тер­зы­ула. Ко­то­рый, впро­чем, при­шел в аль­пи­низм до­воль­но позд­но и да­ле­ко не сра­зу стал при­знан­ным ли­де­ром укра­ин­ских вы­сот­ни­ков. Но це­ле­устрем­лен­ность, го­тов­ность ра­бо­тать и вы­пол­нять чер­но­вую ра­бо­ту, ве­се­лый, об­щи­тель­ный ха­рак­тер быст­ро за­во­е­ва­ли Тер­зы­улу сим­па­тии кол­лег. А со спор­тив­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми при­шли при­зна­ние и ав­то­ри­тет.

Вла­ди­слав Тер­зы­ул ро­дил­ся 18 июня 1953 г. в При­мор­ском крае и был, по его соб­ствен­ным сло­вам, «си­би­ря­ком с укра­ин­ски­ми кор­ня­ми». В 1980 г. пе­ре­ехал с се­мьей в го­род Юж­ное Одес­ской об­ла­сти. По спе­ци­аль­но­сти ин­же­нер вод­но­го транс­пор­та, ра­бо­тал дис­пет­че­ром в мест­ном пор­ту. А вме­сте с тем бо­лел го­ра­ми. За­ни­мал­ся в альп­клу­бе, с ко­то­рым ез­дил на Кав­каз, и вско­ре стал ин­струк­то­ром по гор­ным лы­жам. Раз­вал СССР, а с ним и всей си­сте­мы аль­пи­нист­ской под­го­тов­ки, долж­ны бы­ли, по идее, по­ста­вить крест на меч­тах Тер­зы­ула о боль­ших го­рах. Но вы­шло на­обо­рот, ибо лю­бое пре­пят­ствие на пу­ти к це­ли Вла­ди­слав Алек­сан­дро­вич вос­при­ни­мал как вы­зов и брал­ся его пре­одо­ле­вать с утро­ен­ной энер­ги­ей. Од­на­ко де­лал это, не сле­дуя сле­по сво­им же­ла­ни­ям: на пер­вом ме­сте у Тер­зы­ула, как у каж­до­го на­сто­я­ще­го муж­чи­ны, бы­ла се­мья. С ко­то­рой ему неве­ро­ят­но по­вез­ло, по­то­му что и же­на, и до­че­ри с по­ни­ма­ни­ем от­но­си­лись к увле­че­нию от­ца. «Я люб­лю сво­их де­ву­шек, — го­во­рил Тер­зы­ул, — а они пла­тят мне вза­им­но­стью».

Та­лант­ли­вый че­ло­век та­лант­лив во всем. Вла­ди­слав Тер­зы­ул су­мел по­стро­ить соб­ствен­ный биз­нес и со­здал ком­па­нию по про­мыш­лен­но­му аль­пи­низ­му, ко­то­рая успеш­но ра­бо­та­ет и по сей день. За­ло­жен­ные Тер­зы­улом прин­ци­пы де­ло­вой чест­но­сти и по­ря­доч­но­сти ста­ли для нее на­деж­ным фун­да­мен­том и ви­зит­ной кар­точ­кой.

А еще он ока­зал­ся та­лант­ли­вым ви­део­опе­ра­то­ром. Сде­лан­ные Вла­ди­сла­вом вы­сот­ные ви­део­съем­ки во­ис­ти­ну уни­каль­ны и во­шли в со­кро­вищ­ни­цу оте­че­ствен­но­го аль­пи­низ­ма и укра­ин­ской до­ку­мен­та­ли­сти­ки. Ко­гда-ни­будь, ко­гда о спор­тив­ных до­сти­же­ни­ях Тер­зы­ула бу­дут сни­мать ху­до­же­ствен­ные филь­мы (а та­кое вре­мя, бес­спор­но, на­сту­пит), ре­жис­се­ры смо­гут ис­поль­зо­вать и сня­тую им до­ку­мен­таль­ную ки­но­хро­ни­ку. Вла­ди­слав по­за­бо­тил­ся и об этом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.