Порт по­след­ней на­деж­ды

Zerkalo Nedeli - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Сер­гей КУЮН

Укра­и­на об­ла­да­ет уни­каль­ным пре­иму­ще­ством — вы­хо­дом к мо­рю. Это страху­ет от про­блем с по­став­ка­ми ши­ро­кой груп­пы то­ва­ров, вклю­чая та­кие стра­те­ги­че­ские по­зи­ции, как энер­го­ре­сур­сы. На­при­мер, им­порт­ная нефть по­след­ние че­ты­ре го­да по­сту­па­ет ис­клю­чи­тель­но по мо­рю. По­сле на­ча­ла вой­ны мо­ре ста­ло ос­нов­ным ис­точ­ни­ком и марш­ру­том по­ста­вок авиа­ци­он­но­го ке­ро­си­на, ко­то­рый ра­нее пре­иму­ще­ствен­но шел из Рос­сии и Бе­ла­ру­си. Но, как по­ка­зы­ва­ют рас­че­ты, су­ще­ству­ю­щая «мор­ская» и со­от­вет­ству­ю­щая транс­порт­ная ин­фра­струк­ту­ра не в пол­ной ме­ре го­то­ва к воз­мож­ным кри­зис­ным си­ту­а­ци­ям.

Опе­ра­ции с неф­те­на­лив­ны­ми гру­за­ми ве­дут во­семь укра­ин­ских пор­тов. В от­дель­ных из них есть по несколь­ко «пе­ре­ва­лоч­ных» пред­при­я­тий. На­при­мер, в Одес­ском пор­ту это «Син­тез Ойл», «Одес­неф­те­про­дукт» и «Эк­сим­неф­те­про­дукт». В Юж­ном — неф­те­пе­ре­ва­лоч­ный ком­плекс гос­ком­па­нии «Укр­транс­наф­та» и «част­ный» «Сти­ви­до­ринг и Ко». Пе­ре­вал­ка неф­те­про­дук­тов про­ис­хо­дит так­же в Хер­соне, Ни­ко­ла­е­ве, Из­ма­и­ле, Ре­ни, Чер­но­мор­ске, Оча­ко­ве. Важ­ным эле­мен­том это­го спис­ка до ан­нек­сии Кры­ма бы­ла го­су­дар­ствен­ная Фе­одо­сий­ская неф­те­ба­за — клю­че­вой ак­тив дер­жа­вы на этом стра­те­ги­че­ском на­прав­ле­нии неф­те­про­дук­то­обес­пе­че­ния.

Тран­зит ми­нус

Про­ект­ная мощ­ность укра­ин­ских пор­тов на­мно­го пре­вы­ша­ет по­треб­но­сти — бо­лее 52 млн т по сы­рью и топ­ли­ву, то­гда как объ­ем по­треб­ле­ния всех жид­ких неф­те­про­дук­тов ед­ва пре­вы­ша­ет 10 млн т в год. Ха­рак­тер­но, что сум­мар­ная про­ект­ная мощ­ность укра­ин­ских НПЗ то­же 52 млн т, толь­ко ра­бо­та­ет из се­ми два пред­при­я­тия, а объ­ем их пе­ре­ра­бот­ки в про­шлом го­ду со­ста­вил 2,8 млн т.

Ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция и с пе­ре­вал­ка­ми: в 2017 г. пор­ты об­ра­бо­та­ли 1,85 млн т неф­те­на­лив­ных гру­зов (рис. 1), за­груз­ка со­ста­ви­ла 2%. В этих циф­рах учте­ны как им­порт, так и экс­порт, а так­же тран­зит. На де­ле ре­аль­ная за­груз­ка вы­ше, так как за­яв­лен­ная про­ект­ная мощ­ность в ос­нов­ном и близ­ко не от­ве­ча­ет ре­аль­ным воз­мож­но­стям укра­ин­ских пе­ре­ва­лок. Де­ло не толь­ко в них, но и в огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стях смеж­ни­ков, в част­но­сти, же­лез­но­до­рож­ни­ков (об этом мы еще по­го­во­рим ни­же).

По­че­му за­груз­ка столь низ­ка? Экс­порт неф­те­про­дук­тов за­ви­сит от неф­те­пе­ре­ра­бот­ки, ко­то­рая стагни­ру­ет. На­ра­щи­ва­ние внут­рен­ней пе­ре­ра­бот­ки бы­ло бы для пор­тов на­сто­я­щим джек-по­том: по­став­ки неф­ти воз­мож­ны толь­ко с мо­ря, как и экс­порт ос­нов­но­го объ­е­ма по­лу­чен­ных из этой неф­ти топ­ли­ва, в част­но­сти, ма­зу­та.

Опре­де­лен­ное «тран­зит­ное» ожив­ле­ние в 2016–2017 гг. бы­ло свя­за­но с про­ек­том ком­па­нии «Со­кар Трей­динг» в Одес­ском пор­ту. Трей­дер сво­зил в Одес­су ма­зу­ты из Бе­ла­ру­си, Укра­и­ны и рос­сий­ских пор­тов, где хо­тел их сме­ши­вать в ре­зер­ву­а­рах «Эк­сим­неф­те­про­дук­та» и от­прав­лять за­каз­чи­кам в Сре­ди­зем­но­мо­рье. Несмот­ря на до­го­во­рен­но­сти о под­держ­ке про­ек­та на уровне пре­зи­ден­тов Укра­и­ны и Азер­бай­джа­на, по ис­те­че­нии го­да про­ект ти­хо за­крыл­ся. Азер­бай­джан­ская ком­па­ния объ­яс­ни­ла уход вы­со­ки­ми пор­то­вы­ми сбо­ра­ми, ко­то­рые, во­пре­ки обе­ща­ни­ям укра­ин­ской сто­ро­ны, сни­же­ны не бы­ли, а так­же несо­вер­шен­ством укра­ин­ско­го та­мо­жен­но­го за­ко­но­да­тель­ства, за­пре­ща­ю­ще­го сме­ше­ние раз­ных ма­рок ма­зу­та в ре­жи­ме тран­зи­та. Кро­ме то­го, в про­цес­се ра­бо­ты от­ли­чи­лись и та­мож­ня, и Ген­про­ку­ра­ту­ра, ко­то­рая от­кры­ла уго­лов­ное де­ло про­тив пе­ре­ва­лоч­но­го ком­плек­са. Ин­вест­кли­мат рас­крыл­ся во всей кра­се. Спу­стя год пор­то­вые сбо­ры Ка­б­мин та­ки сни­зил, но не на 50%, как обе­щал, а на 20%, в ре­зуль­та­те че­го за­тра­ты трей­де­ров в укра­ин­ских пор­тах оста­ют­ся бо­лее вы­со­ки­ми, чем у кол­лег в пор­тах Черного, Сре­ди­зем­но­го и Бал­тий­ско­го мо­рей (рис. 2). Ре­зуль­тат — в 2018 г. «неф­тя­ной» тран­зит в укра­ин­ских пор­тах об­ну­лил­ся (ес­ли не счи­тать 13 тыс. т).

Ра­нее мы транс­пор­ти­ро­ва­ли в ре­жи­ме тран­зи­та до 1 млн т ма­зу­тов и ва­ку­ум­но­го га­зой­ля из Бе­ла­ру­си, но «муд­рая» та­риф­ная политика «Укр­за­ліз­ни­ці», при­прав­лен­ная кор­руп­ци­он­ны­ми ап­пе­ти­та­ми ее клер­ков, по­ста­ви­ла крест и на этом на­прав­ле­нии. Те­перь на бе­ло­рус­ских неф­те­про­дук­тах за­ра­ба­ты­ва­ют ли­тов­ская, лат­вий­ская и эс­тон­ская же­лез­ные до­ро­ги, а так­же та­мош­ние неф­те­пе­ре­ва­лоч­ные ком­плек­сы.

Пер­вы­ми же свои гру­зы за­бра­ли рос­си­яне, ре­а­ли­зо­вав­шие про­грам­му от­ка­за от тран­зи­та по чу­жим тер­ри­то­ри­ям. Нем­но­гим поз­же ушли и ка­за­хи, ко­то­рых, го­во­рят на рын­ке, ос­но­ва­тель­но «при­де­ла­ли» в Одес­ском пор­ту.

На меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции Black Sea Petroleum Trading 2018, про­шед­шей в Одес­се в кон­це июня, и Ад­ми­ни­стра­ция мор­ских пор­тов Укра­и­ны, и «Укр­за­ліз­ни­ця» убеж­да­ли, что го­то­вы к са­мым сме­лым и гиб­ким пе­ре­го­во­рам с ре­сур­со­дер­жа­те­ля­ми. Но по­езд, а точ­нее, тан­кер ушел. Во вся­ком слу­чае, по­ка.

И снова о бро­не­по­ез­де

В 2017-м в раз­гар от­пуск­но­го се­зо­на в Ка­зах­стане раз­ра­зил­ся кри­зис — ост­рая нехват­ка авиа­ци­он­но­го ке­ро­си­на. Ис­точ­ник по­ста­вок это­го топ­ли­ва один — Россия, снаб­жа­ю­щая дру­гие стра­ны по оста­точ­но­му прин­ци­пу по­сле обес­пе­че­ния сво­их по­треб­но­стей. Бы­ло так и в Укра­ине. В 2013 г. из Рос­сии бы­ло по­став­ле­но 139 тыс. т авиа­топ­ли­ва, или 78% от все­го импорта, ко­то­рый то­гда шел ис­клю­чи­тель­но че­рез се­вер­ные гра­ни­цы стра­ны. В 2015-м Россия вве­ла эм­бар­го на по­став­ку авиа­топ­ли­ва как то­ва­ра двой­но­го на­зна­че­ния, про­ва­ли­лись по­став­ки и из дру­же­ствен­ной Бе­ла­ру­си…

Ко­нец? Нет! На­ча­лись по­став­ки с мо­ря, по­на­ча­лу де­лая круг­лы­ми гла­за ви­дав­ших ви­ды трей­де­ров. Се­год­ня мо­ре ста­ло ос­нов­ным ис­точ­ни­ком ке­ро­си­на: в 2017 г. че­рез пор­ты им­пор­ти­ро­ва­но 217 тыс. т, или 40% рын­ка (еще око­ло 45% — это внут­рен­нее про­из­вод­ство на «Укр­тат­наф­те»). Тем са­мым бы­ла раз­ру­ше­на за­ви­си­мость от рос­сий­ских по­ста­вок, и это луч­ший об­ра­зец ди­вер­си­фи­ка­ции укра­ин­ско­го топ­лив­но­го рын­ка.

Воз­вра­ща­ясь к «неф­тя­ной» но­мен­кла­ту­ре укра­ин­ских пор­тов, от­ме­тим, что ос­нов­ной объ­ем неф­те­гру­зов при­хо­дит­ся на им­порт. Ке­ро­син дал ра­бо­ту двум пе­ре­вал­кам — в Юж­ном и Ни­ко­ла­е­ве, но наи­бо­лее мас­со­вой по­зи­ци­ей оста­ет­ся ди­зель­ное топ­ли­во. Как и про­гно­зи­ро­ва­ло ZN.UA в про­шло­год­нем об­зо­ре мор­ской неф­те­пе­ре­вал­ки, им­порт че­рез пор­ты в 2017 г. сни­зил­ся. При­чи­на оче­вид­на — рас­ту­щие по­став­ки с се­ве­ра и, в первую оче­редь, из Рос­сии. Здесь глав­ную роль иг­ра­ет, пре­жде все­го, ос­нов­ной фак­тор энер­го­рын­ка — ло­ги­сти­ка. Нефть и неф­те­про­дук­ты в на­шем ре­ги­оне движутся с во­сто­ка на за­пад, а раз­во­рот это­го те­че­ния сто­ит де­нег. Так и «мор­ские» по­став­ки все­гда до­ро­же «су­хо­пут­ных». В на­ших ре­а­ли­ях это озна­ча­ет, что ди­зель­ное топ­ли­во из Ко­ро­сте­ня или Но­во­град-во­лын­ско­го, где рас­та­мо­жи­ва­ют­ся, со­от­вет­ствен­но, бе­ло­рус­ские и рос­сий­ские неф­те­про­дук­ты, с даль­ней­шей по­став­кой в Одес­су бу­дет де­шев­ле, чем при­ве­зен­ное в ту же Одес­су по мо­рю.

Но да­же «мерт­вое» мо­ре яв­ля­ет­ся ре­гу­ля­то­ром рын­ка и дер­жит цены на рос­сий­ские и бе­ло­рус­ские по­став­ки в уз­де. Трей­де­ры неред­ко ло­вят мо­мен­ты про­ва­ла цен в Сре­ди­зем­но­мо­рье и за­во­зят пар­тии неф­те­про­дук­тов че­рез пор­ты, успеш­но кон­ку­ри­руя с «же­лез­но­до­рож­ны­ми» по­став­ка­ми, пус­кай и толь­ко в при­мор­ских об­ла­стях.

«Ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ная мо­дель неф­те­про­дук­то­обес­пе­че­ния Укра­и­ны, а так­же раз­но­об­ра­зие ло­ги­сти­че­ских марш­ру­тов поз­во­ля­ют в сжа­тые сро­ки ор­га­ни­зо­вать лю­бые по­став­ки. В 2015 г. мы ак­тив­но ра­бо­та­ли по мо­рю, с 2016-го пре­иму­ще­ствен­но про­да­ем по тру­бо­про­во­ду, но ин­тен­сив­ность меж­ду­на­род­ных трей­дин­го­вых опе­ра­ций в Чер­но­мор­ском и Сре­ди­зем­но­мор­ском бас­сей­нах оста­ет­ся весь­ма вы­со­кой», — го­во­рят в ком­па­нии Proton Energy Group S.A., ко­то­рая про­дол­жа­ет снаб­жать свое «авиа­ци­он­ное» под­раз­де­ле­ние в Укра­ине авиа­ке­ро­си­ном че­рез порт Из­ма­и­ла.

В поль­зу жиз­не­спо­соб­но­сти мор­ских по­ста­вок го­во­рит опыт ком­па­нии «Турк­мен Пет­ро­ле­ум», ко­то­рая с по­мо­щью укра­ин­ских (WOG, «Оранж Ойл») и меж­ду­на­род­ных трей­де­ров (Skywalk Trading) на­ла­ди­ла по воде ста­биль­ные по­став­ки дизтоп­ли­ва из Турк­ме­ни­ста­на. Пред­ста­ви­тель «Турк­мен Пет­ро­ле­ум» Чер­кез Ход­жи­ев за­явил на BSPT 2018, что в 2017–2018 гг. ком­па­ния от­пра­ви­ла в Укра­и­ну 120 тыс. т дизтоп­ли­ва и пла­ни­ру­ет удер­жи­вать та­кой уро­вень и в даль­ней­шем.

Сла­бые ме­ста

Про­ве­ден­ные «Кон­сал­тин­го­вой груп­пой А-95» рас­че­ты по­ка­зы­ва­ют, что укра­ин­ские неф­те­пе­ре­вал­ки спо­соб­ны в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции — при пре­кра­ще­нии по­ста­вок из Рос­сии и Бе­ла­ру­си — обес­пе­чить необ­хо­ди­мый стране объ­ем топ­ли­ва с мо­ря. А это око­ло 4 млн т ДТ. Но эти сце­на­рии пест­рят мас­сой рис­ков.

Ос­нов­ная на­груз­ка при­дет­ся на Одес­ский порт. Мощ­ность при­ча­лов не вы­зы­ва­ет опа­се­ний, в от­ли­чие от железной до­ро­ги. Бу­дут ли ва­го­ны? А ло­ко­мо­ти­вы? «Укр­за­ліз­ни­ця» утвер­жда­ет, что труд­ные вре­ме­на по­за­ди, но мно­го­чис­лен­ные «же­лез­но­до­рож­ные» фа­ка­пы по­ка за­став­ля­ют от­но­сить­ся к этим сло­вам на­сто­ро­жен­но. Во вре­мя про­шло­год­не­го кри­зи­са на рын­ке сжи­жен­но­го га­за для вы­во­за ре­сур­са из пор­тов сна­ча­ла ис­ка­ли ва­го­ны, по­том теп­ло­во­зы, за­тем топ­ли­во к ним. Бы­ли слу­чаи, ко­гда трей­де­ры за­прав­ля­ли по­движ­ной со­став за свой счет.

Да­лее, в слу­чае ис­чез­но­ве­ния рос­сий­ских и бе­ло­рус­ских по­ста­вок по­ряд­ка 50% рын­ка ока­жет­ся в ру­ках груп­пы «При­ват», вла­де­ю­щей кре­мен­чуг­ской «Укр­тат­наф­той», а так­же мощ­ней­ши­ми пе­ре­вал­ка­ми в Одес­се и Чер­но­мор­ске. Как тех­ни­че­ски, так и стра­те­ги­че­ски риск весь­ма вы­сок. Сни­зить его мож­но с по­мо­щью со­зда­ния мощ­но­стей на ба­зе гос­пред­при­я­тий. На се­го­дняш­ний день го­су­дар­ство пред­став­ле­но в этой сфе­ре Хер­сон­ским неф­те­пе­ре­ва­лоч­ным ком­плек­сом и мор­ским неф­тя­ным тер­ми­на­лом «Юж­ный» ПАО «Укр­транс­наф­та». Пер­вый пре­бы­ва­ет в ста­ту­се ве­щ­до­ка в де­ле Кур­чен­ко и бук­валь­но гни­ет на гла­зах, ли­шен­ный воз­мож­но­сти ин­ве­сти­ро­вать в тех­ни­че­ское осна­ще­ние. Мощ­но­сти «Укр­транс­наф­ты» рас­счи­та­ны толь­ко на тру­бо­про­вод­ную пе­ре­вал­ку неф­ти. При­ни­мать с мо­ря неф­те­про­дук­ты и гру­зить их на же­лез­но­до­рож­ный и ав­то­транс­порт ком­па­ния не мо­жет. За­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ПАО «Укр­транс­наф­та», ди­рек­тор фи­ли­а­ла «Юж­ные ма­ги­страль­ные неф­те­про­во­ды» Свя­то­слав Да­цик за­явил на BSPT 2018, что ком­па­ния про­ра­ба­ты­ва­ет ва­ри­ан­ты рас­ши­ре­ния мощ­но­стей МНТ «Юж­ный» по пе­ре­вал­ке свет­лых неф­те­про­дук­тов. Учли тру­бо­про­вод­чи­ки и рис­ки, со­пря­жен­ные с железной до­ро­гой.

«Как один из ва­ри­ан­тов рас­смат­ри­ва­ет­ся по­строй­ка в ко­ри­до­ре неф­те­про­во­да Одесса–бро­ды про­дук­то­про­во­да про­пуск­ной спо­соб­но­стью по ди­зель­но­му топ­ли­ву и бен­зи­нам до 1,5 млн т в год», — со­об­щил С.да­цик. По его сло­вам, су­ще­ству­ю­щие тех­но­ло­гии поз­во­ля­ют про­ве­сти эти ра­бо­ты в от­но­си­тель­но ко­рот­кие сро­ки. На дан­ный мо­мент про­ект мо­дер­ни­за­ции тер­ми­на­ла на­хо­дит­ся на ста­дии со­гла­со­ва­ния с ак­ци­о­не­ром — НАК «Наф­то­газ Укра­и­ны».

Пла­ны по со­зда­нию го­су­дар­ствен­ной «мор­ской» ин­фра­струк­ту­ры хо­ро­шо сты­ку­ют­ся с еще од­ним про­ек­том, ко­то­рый крайне необ­хо­дим стране. Речь о ми­ни­маль­ных за­па­сах неф­ти и неф­те­про­дук­тов. Это­го тре­бу­ет как гар­мо­ни­за­ция с ЕС, так и здра­вый смысл. По сло­вам гла­вы Го­су­дар­ствен­но­го агент­ства ре­зер­ва Ва­ди­ма Мо­сий­чу­ка, со­от­вет­ству­ю­щий за­ко­но­про­ект бу­дет вне­сен в Вер­хов­ную Ра­ду уже ны­неш­ней осе­нью. Се­год­ня есть во­прос ем­ко­стей для хра­не­ния ре­зер­ва, и новые го­су­дар­ствен­ные мощ­но­сти бу­дут очень кста­ти.

Как ви­дим, воз­мож­но­стей для ре­ше­ния стра­те­ги­че­ских за­дач и за­ра­бот­ка на мо­ре оста­ет­ся бо­лее чем до­ста­точ­но, нуж­но лишь гра­мот­но ими вос­поль­зо­вать­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.